Содержимое

Введение

Нынешний мир невозможно представить себе без рынков, а рынки, в свою очередь, невозможно представить без конкуренции. Однако, рынки и, соответственно, конкуренция не одинаковы.

Так, существуют рынки совершенной конкуренции, на которых имеется много продавцов и покупателей, а поэтому ни один отдельно взятый продавец или покупатель не оказывает значительного влияния на цену. Но кроме рынков совершенной конкуренции существуют и рынки несовершенной конкуренции. Такая (несовершенная) конкуренция может существовать в условиях монополии, олигополии, монопсонии, а также на рынке дифференцированных продуктов. Но именно о понятии олигополии (это рыночная структура, при которой в реализации какого-либо товара доминируют очень немного продавцов, а появление новых продавцов затруднено или невозможно, и которая может формироваться как на региональном, так и на местном уровне хозяйствования.

В настоящее время одним из самых распространенных рыночных структур являются монополии и олигополии. Однако в чистом виде монополии сохранились лишь в немногих отраслях экономики. Наиболее же преобладающей формой современной рыночной структуры является олигополия. Именно исследованию олигополии и посвящена настоящая курсовая работа.

Особенностью олигополии является взаимозависимость решений фирм по ценам и объему производства. Ни одно подобное решение не может быть принято без учета и оценки возможных ответных действий со стороны конкурентов.

Действия фирм-конкурентов — это дополнительное ограничение, которое фирмы должны учитывать при определении оптимальных цены и объема производства. Не только издержки и спрос, но и ответная реакция конкурентов обусловливают принятие решений. Поэтому модель олигополии должна отражать все эти три момента.

Все вышесказанное обуславливает актуальность данной темы на сегодняшний день.

Цель данной курсовой работы – рассмотреть теоретические основы олигополии.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– рассмотреть сущность и характерные черты олигополии;

– рассмотреть равновесие в долгосрочном и краткосрочном периоде;

– рассмотреть модели олигополии;

– проанализировать особенности развития олигополии в России.

Цель и задачи курсовой работы определили ее структуру. Структурно работа состоит из содержания, введения, трех глав, заключения и списки литературы.

Материалом для исследования послужили работы отечественных и зарубежных ученых-экономистов, а также данные периодической печати. Журналы – «Экономист», «Финансы», «Вопросы экономики».

1. Олигополия. Сущность и характерные черты

1.1. Понятие и признаки олигополии

Олигополия – особая рыночная структура, при которой на рынке доминирует несколько фирм. Характерная особенность олигополистического рынка – зависимость поведения каждой фирмы от реакции и поведения конкурентов. Крупные размеры и значительный капитал фирм крайне немобильны на рынке, и в этих условиях наибольшие выгоды обещает именно сговор между олигополистическими фирмами в целях поддержания цен и максимизации прибыли. Производители договариваются о сотрудничестве и заключают (иногда открытое и даже оформленное) соглашение о дележе рынка – “картельное соглашение”.[1]

Картель представляет собой соглашение нескольких предприятий, устанавливающее для всех участников объем производства, цены на товар, условия найма рабочей силы, обмена патентами, разграничения рынков сбыта и долю каждого участника в общем объеме производства и сбыта. Его целью является повышение цен (сверх конкурентного уровня), но не ограничение производственной и снабженческо-сбытовой деятельности участников.

Олигополия, как мы увидим ниже, значительно отличается от монополии. Суть ее в сплаве координации и конкуренции. В то же время действует и общее правило : чем меньше фирм в отрасли и чем крупнее каждая из них, тем легче им координировать свои действия и добиваться максимально высоких прибылей, регулируя цены на выпускаемую продукцию. И в этом смысле мы можем говорить о потенциальной опасности монополизации тех или иных отраслей экономики.

Кроме того, чем меньше фирм, тем менее эластичен по цене спрос потребителя на данном рынке. Вследствие этого фирма может повышать цены на свою продукцию, не неся больших потерь в объеме продаж.

Понятие рыночной концентрации тесно связано с количеством фирм-участников рынка, то есть компаний, выпускающих сходный продукт и конкурирующих между собой в борьбе за потребителя. Существуют различные показатели, измеряющие рыночную концентрацию. Отраслевой показатель рыночной концентрации чаще всего рассчитывается как доля продаж 4 или 8 крупнейших фирм в общем объеме отраслевого выпуска ( в процентах ). В таблице 1 показаны значения рыночной концентрации в отдельных отраслях американской промышленности.

Согласно общепринятому критерию, отрасли, в которых на долю четырех крупнейших фирм приходится 59 и более процентов отраслевого выпуска, считаются высококонцентрированными. Для них характерна ситуация сильной олигополии – явное доминирование на рынке нескольких ведущих фирм. К таким отраслям, как мы видим из таблицы 1, относятся автомобилестроение, отрасль по производству фотографического оборудования, самолетостроение, шинная и парфюмерная промышленность и др.

В тех случаях, кода уровень концентрации меньше 25%, считается, что рынок относительно равномерно поделен между отдельными производителями. Поведение фирм на таких рынках в большой степени отвечает либо модели совершенной конкуренции, либо модели монополистической конкуренции. К таким отраслям, в частности, относятся издательское дело, молочная промышленность, производство безалкогольных напитков и др.

Наконец, в отраслях с показателем рыночной концентрации в пределах 25 – 50% могут встречаться различные формы рыночной структуры : как олигополии, так и монополистической конкуренции.

Например, в их число попадают такие разные отрасли, как нефтепереработка, сталелитейная промышленность и пищевая промышленность.

В таблице 1 представлены лишь отдельные наиболее крупные отрасли обрабатывающей промышленности США. Таблица 2 охватывает все отрасли и дает наиболее полную картину степени концентрации производства и сбыта в этом важнейшем секторе. Она, например, показывает, что отрасли, в которых четыре крупнейшие фирмы контролируют от 40 до 100% рынка, составляют 40% от общего числа отраслей обрабатывающей промышленности США. На них приходится больше половины всего объема продаж этого сектора экономики. Очевидно, что олигополия – наиболее распространенная структура данного сектора экономики.

Таблица 1 – Уровень рыночной концентрации в некоторых крупных отраслях обрабатывающей промышленности США

ОТРАСЛЬ Уровень концентрации (%)
Автомобилестроение 92
Производство пива 77
Фотооборудование 72
Самолетостроение 72
Шинная промышленность 66
Парфюмерная промышленность 60
Сельскохозяйственное машиностроение 53
Металлообработка 50
Радио- и телеоборудование 49
Строительные машины 42
Сталелитейная промышленность 42
Электрообогревательное оборудование 34
Пищевая промышленность 32
Нефтепереработка 28
Издательское дело 22
Молочная промышленность 16
Производство безалкогольных напитков 14

Олигополия в значительной степени характерна и для других секторов экономики США. Об этом говорит тот факт, что около 35% национального продукта США производится в отраслях, где доминирует всего несколько компаний. Помимо обрабатывающего сектора компании-гиганты действуют на транспорте, в отраслях связи и коммунального хозяйства, банковской сфере.

Таблица 2 – Классификация отраслей обрабатывающей промышленности США в зависимости от уровня рыночной концентрации

Уровень концентрации (%) Количество отраслей
80 – 100 18
60 – 79 54
40 – 59 120
20 – 39 163
Меньше 20 86
Всего отраслей 441

Крупные корпорации обычно являются многоотраслевыми компаниями, а потому показатель отраслевой рыночной концентрации не в полной мере отражает их место и влияние в экономике. Кроме того, само понятие отрасли весьма условно. Например, если отдельно рассматривать такую отрасль, как производство соли, доля четырех крупнейших компаний в общем объеме продаж соли составит 81%. Если же производство соли мы будем рассматривать в рамках более крупной отрасли, то уровень рыночной концентрации снизится до 23%.

Этот пробел в какой-то степени восполняет агрегатный показатель рыночной концентрации, который показывает долю 100, 200 или 500 крупнейших корпораций США в таких важнейших экономических агрегатах, как национальный продукт, национальный доход, общий объем продаж или общий объем активов промышленности.

Предшествующий анализ показал, что олигополия – наиболее распространенная рыночная структура в США. Данные свидетельствуют о том, что и в других развитых странах Запада наблюдается сходная картина. Рассмотрим подробнее важнейшие характеристики олигополии.

Это, во-первых, экономия от масштабов производства, во-вторых, взаимозависимость фирм друг от друга; в третьих, неценовая конкуренция и негибкость цен, в четвертых устойчивое стремление фирм к слиянию и поглощению, в-пятых, стремление фирм к сговору; в-шестых, высокие барьеры для вхождения на рынок новых фирм.

1.Экономия от масштабов производства. Технико-экономические характеристики отрасли могут быть таковы, что минимальный уровень издержек на единицу продукции может быть достигнут фирмой при очень высоком объеме производства и сбыта продукции. Этот объем бывает столь велик, что способен удовлетворить значительную часть существующего рыночного спроса на данную продукцию.

2.Взаимозависимость фирм на рынке. Фирма-олигополист, так же как и монополист, может свободно устанавливать цены на свою продукцию. Но, в отличие от монополиста, оно старается этого не делать, поскольку последствия ее решения могут быть самыми разными в зависимости от реакции других фирм-участников рынка.

3.Жесткость цен и неценовая конкуренция. Эта неопределенность кривой спроса приводит к принципиально новому виду конкуренции в условиях олигополии. Крупные фирмы, не являющиеся признанными лидерами на рынке, пытаются избегать ценовой конкуренции и ее крайней формы – войны цен. На смену ценовой приходит неценовая конкуренция, направленная на увеличение доли рынка.[2]

В условиях совершенной конкуренции фирме нет смысла бороться за большую долю рынка, поскольку ее объем продаж мал по сравнению с общим объемом производства и сбыта данного товара. Монополисту также нет причин волноваться за свою долю, поскольку ему принадлежит весь рынок. Однако в условиях олигополии борьба за долю на рынке – ядро конкурентной борьбы. Участники олигополии пытаются превзойти друг друга новыми разработками, улучшением продукта, изощренной рекламой, лучшим обслуживанием и т.д. Цель этих методов честной неценовой конкуренции – завоевание большей доли рынка.

4.Слияния и поглощения. Одним из важнейших способов увеличить свою долю рынка являются слияния и поглощения. Они способны значительно поднять рыночную концентрацию в отрасли.

5.Стремление к сговору. Сговор с другими компаниями относительно уровня цен и объема производства является фактором увеличения контроля над рынком. Эта стратегия обычно является выгодной для всех участников сговора. Однако достижение соглашения – весьма трудная задача. Существует ряд условий, которые облегчают прямой сговор: высокие барьеры для входа новых фирм на рынок; небольшое количество фирм на рынке; высокая степень однородности продукции; растущий спрос на отраслевую продукцию; особенности законодательства.

6.Барьеры для вхождения новых фирм на рынок. Высокие барьеры для новых фирм также поддерживают значительный уровень рыночной концентрации и сохранение олигополии.

Экономия на масштабах основанная на известности товаров, является важным барьером для других фирм, желающих работать на данном рынке. Поскольку новая фирма неизвестна, она может претендовать лишь на незначительный спрос и ее объем производства будет меньше, чем у фирм-участников олигополии. Цена же, напротив, в силу более высоких издержек, должна быть больше.

Фирмы-олигополисты, зная, что появление нового конкурента уменьшит их долю рынка, попробуют не допустить этого, воспользовавшись своими преимуществами. Они установят цену ниже Рн , но в силу экономии от масштабов производства и в этом случае ( между Рн и Ро ) будут получать прибыль. Новая же фирма понесет значительные потери и вынуждена будет уйти с рынка (при ценах ниже Рн кривая спроса Dн лежит ниже АТС, и, следовательно, новая фирма не может покрыть своих издержек).

В приведенном примере мы предполагали, что кривые издержек у олигополиста и новой фирмы одинаковы и все дело в том, что фирма-олигополист достигает более низких издержек за счет больших размеров спроса и масштабов производства. В реальной жизни весьма часто у старой и новой фирмы различаются сами кривые издержек.

Между тем сама угроза появления конкурентов меняет поведение фирмы-олигополиста. Если бы старая фирма не боялась потерять свою долю рынка, она, для того чтобы увеличить прибыль, могла бы установить цену на уровне Ро и производить Qо. Однако она устанавливает цену на уровне не выше Р1, поскольку при такой цене потенциальный конкурент будет не в состоянии покрыть свои издержки и откажется от вступления в отрасль. Старая же фирма и при такой цене будет получать прибыль. Цена Р1 часто называется предельной ценой.

Существуют и другие барьеры на пути потенциальных конкурентов:

  1. ограничения, устанавливаемые государством при регистрации компаний и лицензировании того или иного вида деятельности;
  2. высокие затраты на рекламу;
  3. сложность товаров, которая требует разветвленной сети сбыта и последующего обслуживания.

Все эти барьеры затрудняют вступление новых производителей на рынок и поддерживают высокий уровень концентрации.[3]

1.2. Равновесие в краткосрочном периоде

На основании характеристики условия равновесия фирмы в краткосрочном периоде можно определить вид кривой предложения для отдельной фирмы и отраслевого рынка. Вспомним, что кривая предложения выражает функциональную зависимость объема предложения от изменения рыночной цены. При любой цене фирма будет максимизировать свои прибыли или минимизировать убытки, осуществляя производство до точки равновесия, где МС = MR(P). Таким образом, если будет изменяться цена, соответственно будет изменяться и ситуация равновесия, а изменение последней определит изменение равновесного объема производства. Следовательно, зависимость между изменением цены и изменением объема выпуска продукции будет определяться совокупностью точек равновесия, т.е. кривой предельных издержек. Поскольку производство нежелательно при цене, более низкой, чем “точка бегства фирмы с рынка”, кривая рыночного предложения будет совпадать с той частью кривой предельных издержек, которая выше минимума средних переменных издержек.

Таким образом, кривая предложения фирмы в краткосрочном периоде будет совпадать с отрезком кривой предельных издержек, который нежит выше кривой ее средних переменных издержек (выше точки минимума средних переменных издержек). Кривая спроса так, как она видится олигопольно-конкурентной фирме, наклонена вниз. Предположим, что продавец стремиться максимизировать прибыль и его товар отличается от соперничающих по каким-либо характеристикам. Тогда продавец может поднять цену без падения уровня продаж, т.к. найдутся покупатели, готовые платить повышенную цену за этот продукт.(остальное зависит от эластичности спроса на этот товар, т.е. покроет ли прибыль от увеличения цены потери от сокращения продаж или нет).Спрос и предельный доход зависят также от цен, установленных конкурирующими фирмами, т.к. если бы они снизили свои цены, то продавец получил бы меньшую прибыль от понижения / повышения цены. Но ,как уже говорилось ранее, монопольно-конкурентная фирма не учитывает реакцию конкурентов на свои действия.

Максимизирующее прибыль количество товара =Q .Этот выпуск соответствует точке, в которой MR=MC .Чтобы продать это кол-во фирма установит цену, равную Р1, при этой цене кол-во товара, на которое есть спрос, соответствует т. А на кривой предложения и составляет максимизирующий прибыль выпуск. При установлении цены, равной Р1 фирма получает прибыль с единицы товара равную отрезку АВ, а со всего выпуска – равную площади заштрихованного прямоугольника.

1.3. Равновесие в долгосрочном периоде

Кривая предложения фирмы в долгосрочном периоде, так же как и кривая краткосрочного предложения, представляет собой часть ее кривой долгосрочных предельных издержек (МС), расположенную выше точки минимума долгосрочных единичных издержек – точки Е. Если цена опускается ниже точки минимума долгосрочных единичных издержек, фирма не покрывает всех затрат, поэтому ей следует уйти из отрасли.

Рыночная кривая предложения будет получена суммированием объемов долгосрочного предложения отдельных фирм. Однако в отличие от краткосрочного периода в долгосрочном число фирм может меняться.

В связи с этим возможны три варианта изменения отраслевого предложения:

1) цена предложения неизменна;

2) цена предложения увеличивается;

3) цена предложения уменьшается.

Реализация того или иного варианта определяется степенью зависимости между изменением объема выпуска продукции и изменением цены предложения. Уровень цены предложения, в свою очередь, определяется величиной издержек и, следовательно, стоимостью ресурсов.

Но получение прибыли возможно только в краткосрочном периоде, т.к. в долгосрочном в отрасль придут новые фирмы, которые скопируют достижения продавца или продавец сам начнет расширяться и прибыль упадет до нормальной, т.к. по мере роста количества предлагаемого товара, цена за единицу товара, которую может назначить каждый отдельный продавец, будет снижаться. Продавец, который первым выпустил товар на рынок, обнаружит, что как кривая спроса, так и кривая предельного дохода на товар, реализуемый фирмой, будет смещаться вниз. Это означает, что цена и предельный доход ,который фирма может ожидать, упадут в долгосрочном плане из-за возросшего предложения товара. Плюс к этому, спрос на товар каждой отдельной фирмы также будет стремиться стать более эластичным при данной цене, т.к. увеличение числа соперничающих фирм увеличивает число заменителей. Новые фирмы входят на рынок до тех пор, пока не станет невозможным получение прибыли. Следовательно, долгосрочное равновесие на рынке с монополистической конкуренцией похоже на конкурентное равновесие в том, что ни одна фирма не получает прибыль больше нормальной.

Отрасль не может находиться в равновесии, пока фирмы могут запрашивать за товар больше, чем средние затраты при максимизирующем прибыль выпуске, т.е. цена должна быть равна средним затратам на этот выпуск. При долгосрочном равновесии кривая спроса является касательной к долгосрочной кривой средних издержек. Цена, которую надо установить, чтобы продать Q1 товара, составляет Р, соответствует т.А на кривой спроса. При этом средние затраты тоже равны Р за штуку, и, следовательно прибыль равна нулю как с одной штуки, так и в целом. Свободный вход на рынок препятствует фирмам извлекать экономические прибыли в долгосрочном плане. Этот же процесс работает и в обратном направлении. Если бы спрос на рынке снизился бы после достижения равновесия, то фирмы покинули бы рынок, т.к. сокращение спроса сделало бы невозможным покрытие экономических издержек. Как показано на рисунке 3,при выпуске Q1 ,при котором MR=LRMC после сокращения спроса, типичный продавец находит, что цена Р1,которую он должен установить. Чтобы продать это кол-во товара, меньше, чем средние затраты АС1 на его производство. Т.к. при этих обстоятельствах фирмы не могут покрыть свои экономические издержки, они выйдут из отрасли и переместят свои ресурсы в более выгодные предприятия. Когда это произойдет, кривая спроса и кривые предельного дохода остальных фирм сместятся вверх. Это произойдет потому, что сокращение имеющегося в наличие товара увеличит максимальные цены и предельный доход, характерные для любого его выпуска. и которые могли бы получать оставшиеся продавцы. Выход фирм из отрасли будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнуто новое равновесие, при котором кривая спроса опять является касательной к кривой LRAC, а фирмы получают нулевые экономические прибыли. Процесс выхода фирм с рынка мог бы также произойти в результате того, что фирмы завысили бы оценку возможного от продаж на рынке предельного дохода. Избыточное число фирм могло бы сделать товар настолько изобильным, что фирмы на рынке не смогли бы покрыть свои средние издержки при цене, при которой предельный доход равняется предельным затратам.

2. Модели олигополии

2.1. Теория Курно

Впервые попытка объяснить поведение олигополии была предпринята французом А. Курно в 1838 г. Его модель основывалась на следующих предпосылках:

— на рынке присутствуют только две фирмы;

— каждая фирма, принимая свое решение, считает цену и объем производства конкурента постоянными.

Допустим, что на рынке действуют две фирмы: Х и К Как будет определять фирма Х цену и объем производства? Помимо издержек они зависят от спроса, а спрос, в свою очередь, от того, сколько продукции выпустит фирма К Однако что будет делать фирма Y, фирме Х неизвестно, она лишь может предположить возможные варианты ее действий и соответственно планировать собственный выпуск.

Поскольку рыночный спрос есть величина заданная, расширение производства фирмой У вызовет сокращение спроса на продукцию фирмы X. На рис. 4 показано, как сместится график спроса на продукцию фирмы Х (он будет сдвигаться влево), если У начнет расширять продажу. Цена и объем производства, устанавливаемые фирмой Х исходя из равенства предельного дохода и предельных издержек, будут снижаться соответственно от p0 до р1, P2 и от Qо до Q 1, Q2.

Если рассматривать ситуацию с позиции фирмы У, то можно начертить подобный график, отражающий изменение цены и количества выпускаемой продукции в зависимости от действий, предпринятых фирмой X.

Изменение цены и объема выпуска продукции фирмой X при расширении производства фирмой Y: D — спрос; MR — предельный;

доход; МС — предельные издержки

В модели Курно не отражено одно существенное обстоятельство. Предполагается, что конкуренты отреагируют на изменение фирмой цены определенным образом. Когда фирма Y выходит на рынок и отнимает у фирмы Х часть потребительского спроса, последняя “сдается”, вступает в ценовую игру, снижая цены и объем производства. Однако фирма Х может занять активную позицию и, значительно снизив цену, не допустить фирму У на рынок. Такие действия фирмы Х не охватываются моделью Курно.

“Ценовая война” снижает прибыли обеих сторон. Поскольку решения одной из них влияют на решения другой, существуют основания договориться о фиксации цен, разделе рынка с целью ограничения конкуренции и обеспечения высоких прибылей. Поскольку всякого рода сговоры подпадают под антимонопольное законодательство и преследуются государством, то фирмы в условиях олигополии предпочитают от них отказаться.

2.2. Теория “изгибающейся кривой спроса”

Век спустя после Курно, в 1939 году, был сделан еще один важный вклад в теорию олигополии: появилась теория “изгибающейся кривой спроса”, которая была предложена примерно в одно и то же время английскими экономистами Р.Л.Холлом и К.Н.Хитчем и американским экономистом Полом М. Суизи. На рис. 6 изображены кривые спроса и предельного дохода фирмы Х (выделены жирной линией). Если фирма поднимет цену выше ро, то ее конкуренты не станут в ответ повышать цены. В результате фирма Х потеряет своих потребителей. Спрос на ее продукцию при ценах выше Ро очень эластичен. Если же фирма Х установит цену ниже Ро, то конкуренты, скорее всего, последуют за ней, чтобы сохранить свою долю рынка. Поэтому при ценах ниже Ро спрос будет менее эластичным.

Резкое различие в эластичности спроса при ценах выше Ро и ниже Ро приводит к тому, что кривая предельного дохода прерывается, а это значит, что снижение цены не сможет быть компенсировано расширением объема продаж. Модель изогнутой кривой спроса дает ответ на вопрос, почему фирмы в условиях олигополии стремятся поддерживать стабильные цены, перенося конкурентную борьбу в неценовую область.

Существуют и другие модели олигополии, основанные на теории игр. Так, при определении собственной стратегии фирма оценивает вероятные прибыли и убытки, которые будут зависеть от того, какую стратегию выберет конкурент. Предположим, что фирмы А и В контролируют основную долю продаж на рынке. Каждая из них стремится увеличить объем продаж и тем самым обеспечить себе рост прибылей. Достигнуть результата можно снижением цен и привлечением дополнительных покупателей, активизацией рекламной деятельности и т. п.

Однако результат для каждой фирмы зависит от реакции конкурента. Если фирма А начнет снижать цены и фирма В последует за ней, то ни одна из них не увеличит своей доли на рынке, а их прибыли сократятся. Однако если фирма А снизит цены, а фирма В не сделает того же, то прибыли фирмы А увеличатся. Разрабатывая свою стратегию в области цен, фирма А просчитывает возможные варианты ответной реакции со стороны фирмы В.

Стремлением к наименьшим потерям можно объяснить, почему фирмы в условиях олигополии предпочитают тратить значительные средства на рекламу, увеличивая свои издержки и не добиваясь при этом увеличения доли рынка.

2.3.Теория игр и поведение олигополии.

Часто отмечают, что в действительности олигополия – это игра характеров – игра, в которой так же, как в шахматах или в покере, каждый игрок должен предугадать действия соперника – его блеф, контрдействия, контрблеф – настолько, насколько это возможно. Поэтому экономисты, занимающиеся теорией олигополии, были восхищены появлением в 1944 году объемистой и высоко математезированной книги под названием “Теории игр и экономическое поведение”. Могло ли случиться, что Джон фон Нейман и Оскар Моргенштерн решили, наконец, головоломку олигополии? Конечно, Нейман и Моргенштерн сделали большой шаг вперед. Вместо того, чтобы в качестве отправной точки предпринятого ими исследования выдвинуть свое предположение о том, как одна фирма отреагирует на изменения, проводимые другой фирмой, они решили выяснить, какое предположение относительно поведения своих конкурентов оптимально для фирмы.

Суть подхода Неймана-Моргенштерна – можно выразить с помощью простого примера. Представьте себе рынок, где существует только две фирмы – компания Альфа и предприятие Зет. Единица их продукции стоит 1 доллар затрат. Если каждая фирма установит цену 5 долларов и продаст 100 единиц в месяц, то, имея 4 доллара прибыли с единицы, каждая из них получит общий месячный доход в 400 долларов. Если каждая фирма установит 4 доллара за штуку и продаст 120 единиц, то, имея 3 доллара прибыли с единицы, она получит общую месячную прибыль в 360 долларов. Какую цену реально установят эти фирмы? Конечно, 5 долларов – это цена, которая максимизирует их общие доходы, но в условиях олигополии эта цена может не быть стабильно равновесной. На рисунке 3 показано почему это так. Но там представлена ценовая стратегия компании Альфа. Кроме двух уже упомянутых возможностей, Альфа должна учитывать еще две. Первая – снизить цену до 4 долларов, в то время как Зет держит 5 долларов. Это позволит ей забрать у Зет множество потребителей и продать 150 единиц, получив 450 долларов дохода. Вторая – держать цену 5 долларов, в то время как Зет снизит цену до 4. В этом случае Зет заберет у Альфа множество потребителей, оставив ей возможность продать лишь 60 единиц, и получить доход в 240 долларов. Итак, что же произойдет?

Один вариант поиска ответа – рассмотрение различных предположений, которые каждая фирма может сделать о поведении другой. Если Альфа предположит, что Зет спросит 4 доллара, опять-таки лучшим для нее будет держать цену в 4 доллара. Похоже, что Альфе лучше всего держать цену именно в 4 доллара, независимо от того, что делает фирма Зет. Альфа будет также осознавать, что взгляды Зет на эту игру – зеркальное отражение ее собственных. После соизме6рения возможных последствий различных решений, каждая фирма поймет, что наиболее рациональным будет предположить худшее. До тех пор, пока две фирмы не смогут заключить соглашения вместе держать цену 5 долларов (а такие соглашения считаются нарушением правил представленной здесь игры), цена 4 доллара будет равновесной. Равновесие, достигнутое в ситуации, изображенной на рисунке 3, называется равновесием Нэша, в честь американского математика, теоретика игр Джона Нэша.

В условиях равновесия Нэша стратегия каждого игрока оптимальна в условиях стратегии, выбранной его конкурентами. Таким образом, ни у одного игрока нет стимула изменить свою стратегию после выяснения того, какую стратегию выбрал другой игрок. Теория Курно оценивает другой случай равновесия Нэша. В игре Курно каждая фирма первым делом изменяет цены, как только узнает, что сделали ее конкуренты. Тем не менее постепенно цены сходятся к равновесию Нэша. Так как экономисты и математики изобрели более совершенные аналитические приемы, они разработали гораздо более сложные игры по олигополии.

Эти исследования дали много интересных результатов, применимых к отдельным случаям, не приведя к каким-то общим выводам. Некоторые игры разрешаются равновесием Нэша, некоторые нет. Некоторые приближаются к конкурентной модели с увеличением числа фирм, некоторые нет. Некоторые приводят к эффективному разрешению (либо с точки зрения игроков, либо с точки зрения рынка), некоторые нет. Теория игр продолжает оставаться активной областью исследования олигополии.

2.4. Особенности развития олигополии в России

Российская олигополия образовалась на почве согласования интересов между политической бюрократией и представителями крупного бизнеса и финансов. Образовавшийся симбиоз получил выход в самую сердцевину российской политической системы и государственного аппарата, где верхушка новой экономической элиты стала ориентироваться на политические стратегии индивидуального типа (например, борьба с представителями оппозиции и широкая поддержка действующих политических и государственных лидеров). В таком положении представители российской олигополии фактически не нуждаются в каких-либо формах самоорганизации, либо в создании «партии» своих интересов. Их заменила фактическая власть, реализуемая по неформальным каналам через власть официальную.

Развитие олигополии в России свидетельствует о слабой организации государственной власти, преобладании в ней неофициальных связей между властными корпоративными группами, а, следовательно, высокой степени их коррумпированности.

Взаимодействие современной российской олигополии с носителями государственной власти предложено называть «олигархическим корпоративизмом». Во многом его существование обусловлено российской «теневой» экономикой, в которой отечественные олигархи формируют собственную экономическую базу. Взаимодействуя на неформальном уровне с представителями публичной власти и выстраивая с ними обоюдные отношения, олигархи создают кланы в государственно-хозяйственной сфере, финансовых рынках, внешней торговле, не допуская в них какой-либо конкуренции. Таким образом, российская олигополия, обладая колоссальными средствами, достигает своего монопольного положения в государстве и обществе. Олигархов к государственной власти притягивает исключительное желание манипулировать бюджетными средствами и государственной собственностью, максимально используя которые, они баснословно увеличивают свои капиталы. Разлагая бюджетную систему, пропуская ее финансовые потоки через подконтрольные им механизмы «теневой» экономики, олигархи присваивают и наживают огромные средства, изымая их из оборота легальной экономики, компенсировать которые приходится ценой постоянно растущего внутреннего и внешнего долга, практически неконтролируемой приватизацией, сопровождающейся принятием индивидуальных актов приватизации в интересах определенных коммерческих структур.

В России наблюдается олигополизация формирующейся финансово-банковской системы, проявившаяся в создании системы уполномоченных банков, обслуживающих бюджетные финансовые средства и государственные обязательства. В финансовом отношении она совершенно не прозрачна для контроля со стороны общества и государства.

Благосостояние практически всех российских финансовых олигархов зиждется на подобных финансовых институтах, неправомерно пользующихся бюджетными деньгами. В настоящее время меры, принимаемые государством по ликвидации системы уполномоченных банков, не приносят должного эффекта, так как система государственного казначейства и другие аналогичные институты не в состоянии переварить всей бюджетной массы. Кроме того, у коммерческих банков существуют и другие возможности доступа к бюджетным средствам, позволяющие их неправомерное использование, например, приобретение статуса диллера по государственным ценным бумагам.

Таким образом, олигополия представляет собой одну из самых опасных для России форм коррупции, имеющей в своем основании неформальный механизм общения с государственной властью, выявить который крайне трудно в виду скрытного характера и завуалированности коррупционных отношений.

“Инвестиционный голод” 2000-2001 годов угнетающе действует на экономическую самодеятельность населения, и без того ограниченную режимом олигополии. Прежде всего, отказ государства от управления собственностью и “массовая приватизация” хозяйственных объектов в сочетании с определенным уровнем социальных обязательств вынуждает правительство РФ сосредоточиться на жестком налогообложении “белого” сектора экономики. В конечном итоге, жертвой такого курса становится население страны, поскольку за неимением других ресурсов экономика начинает питаться за счет социальной сферы и дешевых природных ресурсов.

Одним из симптомов драматической ситуации, складывающейся в стране под давлением проблемы источников накопления, стал отказ правительства от рентного обложения недропользователей и перекладывание платы за недра на налогоплательщиков (в форме единого налога на добычу полезных ископаемых, включаемого в стоимость товарной продукции). Иными словами, либерализация российской экономики, осуществляемая в интересах олигополий, зашла так далеко, что начинает превращаться в систему всеобщих повинностей и подавлять принципы рыночной экономики как таковой. Уже появились разговоры о необходимости размещения государственных займов развития российской экономики, средства от которых государство могло бы вложить в отечественные компании, тем самым способствуя преодолению инвестиционного голода, испытываемого ими и т.д. Своеобразной формой “латиноамериканизации” страны на этом направлении стало широкое распространение лотерей (скажем, под эгидой того же МЧС проводится “ТВ-Бинго-шоу”, участники которого уже приобретают еженедельно свыше 1 млн. билетов).

Еще одной стороной олигопольной экономики, негативно действующей на социально-политическую стабильность, является, как правило, состояние внутреннего рынка, который складывается в основном за счет импортозамещения второсортными товарами, не имеющими перспектив на внешних рынках. Действуя в духе лозунга “все лучшее — на экспорт”, олигополии существенно ограничивают внутреннее потребление, что служит, как правило, благодатной почвой для роста недовольства.

В силу устойчиво высоких цен на нефть и другие энергоносители российская экономика в своих несырьевых секторах явно входит в коллапс (“голландская болезнь”), что и подчеркивается новым кризисом неплатежей в сфере электроэнергетики. Следствием является переход РАО “ЕЭС России” к политике сплошных отключений потребителей. Линия, которой компания следует с фанатичным упорством, присущим А.Чубайсу, является точным индикатором крайнего экономического неблагополучия, неплатежеспособ-ности и неконкурентности российской обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, неэффективности внутреннего рынка и полной тупиковости сложившейся в стране экономической модели. Российская промышленность не способна оплачивать производственные ресурсы по мировым ценам. Соответственно, в условиях “открытой” экономической политики эти ресурсы откачиваются из страны на мировой рынок. Данное обстоятельство могло бы, в принципе, не нарушать баланса, если бы средства, полученные от распродажи ресурсов, вновь перераспределялись внутри страны в пользу отечественной обрабатывающей промышленности (например, в форме централизованных капиталовложений), расходовались на выравнивание условий производства внутри и вне страны, на повышение конкурентоспособности российской экономики. В реальности, однако, российское государство не способно обеспечить функционирование такого рода обобществленной, “социальной” модели. Средства, полученные от распродажи ресурсов, не перераспределяются ни в пользу отечественной перерабатывающей промышленности, ни в пользу регионов из Центра, где они оседают и расхищаются. (Кстати, нет никаких оснований надеяться, что нынешний цикл российского экономического развития способен внутренне измениться до тех пор, пока не достигнет “дна” социальной катастрофы. Политика реформаторов, попытавшихся наложить на экономику страны заимствованные извне готовые рыночные схемы, породила чудовищную и тупиковую ситуацию, которая воспроизводится на все более сужающейся базе. Трансформировать ее в нечто более продуктивное мешает целый ряд барьеров: частное присвоение прибыли корпорациями, нежелание чиновничества терять источники своих доходов, пренебрежение, которое чиновники вообще приобрели к низкоприбыльному внутреннему производству, а столичные чиновники — к провинции, откровенное расхищение казны,— все это результируется в нежелании элиты, привыкшей к сложившемуся способу производства и потребления, менять экономическую модель.

Между тем, серьезные колебания, неизбежные в экономике, ориентирующейся в основном на экспорт, под влиянием внешнеэкономической конъюнктуры, приводят олигопольные режимы к серьезным и длительным периодам нестабильности (примером могут служить кризисы в Юго-Восточной Азии, серьезно ослабившие Японию, Южную Корею и, особенно, Индонезию).

При этом аналитики констатируют, что олигопольный режим, как при социалистической модели, практически не оставляет пространства для развития мелкого и среднего бизнеса, который фактически вновь превращается во внесистемную деятельность. Это не позволяет сделать экономическую самодеятельность общества амортизатором кризисных потрясений и социальной напряженности, источником политической стабильности. Для решения этих задач усилий гражданского общества оказывается недостаточно, и поэтому интегрирующими каркасами для олигопольных экономических систем являются, как правило, политические режимы четко выраженного авторитарного типа.

В то же время, политический авторитаризм в условиях олигопольного режима не может позволить себе развиваться в сторону милитаризации экономики. Ограничителем подобных тенденций является чрезмерная зависимость экономического режима от притока капиталов извне и ориентация на процессы мирохозяйственной интеграции. Не случайно, например, в олигополиях Юго-Восточной Азии вооруженные силы имеют очень скромные размеры (это и мешает им успешно подавлять волнения в кризисные периоды, как это и имеет место в Индонезии), причем, что немаловажно, даже в условиях повышенной военной опасности. Так, Вооруженные силы Республики Корея в несколько раз меньше армии КНДР, а население Южной Кореи почти в два раза больше, чем население Северной. Эта закономерность связана с тем, что экспортно ориентированная экономика не может позволять себе больших военных затрат, а следовательно, армия остается в “задних рядах” режима олигополии, что полностью противоречит традициям отечественной государственности и требует совершенно отсутствующих у постсоветской бюрократии навыков управления обществом.

Заключение

Заканчивая рассмотрение данной темы можно сделать следующий вывод:

Олигополия – особая рыночная структура, при которой на рынке доминирует несколько фирм. Характерная особенность олигополистического рынка – зависимость поведения каждой фирмы от реакции и поведения конкурентов.

Согласно общепринятому критерию, отрасли, в которых на долю четырех крупнейших фирм приходится 59 и более процентов отраслевого выпуска, считаются высококонцентрированными.

Олигополия – наиболее распространенная рыночная структура в США. Данные свидетельствуют о том, что и в других развитых странах Запада наблюдается сходная картина. Рассмотрим подробнее важнейшие характеристики олигополии.

Это, во-первых, экономия от масштабов производства, во-вторых, взаимозависимость фирм друг от друга; в третьих, неценовая конкуренция и негибкость цен, в четвертых устойчивое стремление фирм к слиянию и поглощению, в-пятых, стремление фирм к сговору; в-шестых, высокие барьеры для вхождения на рынок новых фирм.

Особенностью олигополии является взаимная зависимость решений отдельных фирм в области количества выпускаемой продукции и цены на нее. Вступление новых фирм в отрасль существенно затруднено, а эффект масштаба делает неэффективным существование большого количества производителей.

Существуют разные модели, описывающие поведение олигополистов, в том числе модель Курно и модель изогнутой кривой спроса. Однако единой теории олигополии, которая могла бы объяснить все многообразие поведения фирм, не разработано.

Часто отмечают, что в действительности олигополия – это игра характеров – игра, в которой так же, как в шахматах или в покере, каждый игрок должен предугадать действия соперника – его блеф, контрдействия, контрблеф – настолько, насколько это возможно. Поэтому экономисты, занимающиеся теорией олигополии, были восхищены появлением в 1944 году объемистой и высоко математезированной книги под названием “Теории игр и экономическое поведение”.

В условиях олигополии система сигналов рынка работает поиному, чем при совершенной конкуренции. Фирма-олигополист реагирует на колебания цен на экономические ресурсы. Однако об изменении спроса на готовую продукцию она судит по изменениям продаж при временно фиксированной – “администрируемой” цене. Это означает, что фирмы-олигополисты, назначив цены, не меняют их каждый раз, когда происходит изменение спроса. Изменения спроса проявляются прежде всего в колебании объема продаж этих фирм. Разумеется, фирмы-олигополисты время от времени меняют цены, но это происходит через большие промежутки времени и на достаточно большую величину.

Список литературы

  1. Баликоев В.З. Общая экономическая теория. М.: ПРИОР. 1999. С. 378
  2. Козырев В.М. Основы современной экономики.- М.: Финансы и статистика, 2002. С. 564
  3. Любимов Л.Л., Раннева Н.А. Основы экономических знаний. М.: Вита-Пресс, 2001. С. 387.
  4. Мамедов О.Ю. Современная экономика.- М..: Феникс, 2001. С. 528.
  5. Микроэкономика. Теория и российская практика. Учебник. /Под ред. А.Г. Грязновой и А.Ю. Юданова. – М.: ИТД «КноРус», 1999. С. 445
  6. Нуреев P.M. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 1998 С. 267
  7. Основы экономической теории / Под ред. Камаева В.Д. М.: Владос, 2002. С. 495
  8. Пол А. Семюелсон, Вильям Д. Нордгауз. Макроэкономика. – М.: Основы, 1995. С. 595
  9. Современная экономика: Учеб. Пособие / Научн. ред. О. Ю. Мамедов. – 2-е изд. доп. – М.: Зевс, 2003. С. 342.
  10. Соколов В. ЭКО-новости. // Интерфакс ВРЕМЯ – 2000 – №6 – с. 7.
  11. Шишкин А.Ф. Экономическая теория: в 2-х книгах. Книга I – М.: Гуманит. изд. ВЛАДОС, 2001. С. 463
  12. Экономическая теория (политэкономия). /Под ред. Журавлевой Г.П., Видяпина, В.И. 1997. С. 578
  13. Экономическая теория/ Под ред. И.П.П Николаевой. –М.: ПРОСПЕТ, 2004. С. 385
  14. Ясин. Е. Поражение или отступление? // Вопросы экономики – 1999 – №2. С. 37.
  1. Любимов Л.Л., Раннева Н.А. Основы экономических знаний. М.: Вита-Пресс, 2001. С. 43.
  2. Любимов Л.Л., Раннева Н.А. Основы экономических знаний. М.: Вита-Пресс, 2001. С. 46
  3. Любимов Л.Л., Раннева Н.А. Основы экономических знаний. М.: Вита-Пресс, 2001. С. 49.

 

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.