Содержимое

Введение

Актуальность темы исследования. Современный Север России – это конгломерат регионов, представляющих значительную часть территории нашей страны. Именно на Севере сосредоточены внушительные запасы природных ресурсов, многие из которых имеют стратегическое значение. Нельзя преуменьшить сегодня и геополитическое значение Российского Севера.
Становится все более бесспорным, что значение «арктического фасада» России и тяготеющих к нему ареалов будет возрастать уже в обозримой исторической перспективе.
Однако обретение Российским Севером того положения в структуре экономических, социальных, политических и иных отношений, которого он объективно заслуживает, возможно только при условии преодоления современного депрессивного, кризисного состояния северных субъектов Российского государства. Затратный характер организации производств на Севере, приводивший к высокой себестоимости продукции; недостаточное развитие социально-бытовых комплексов, приведших к слабой закрепляемости трудовых ресурсов и высокой миграционной активности населения; разрушение хрупких экосистем, достигавших порой масштабов экоцида и т.д. – вот то наследство, которое было оставлено северным территориям прежней государственной политикой, и те тенденции, которые сохраняются в настоящее время.
Поэтому именно сегодня, когда определяются основные векторы дальнейшей эволюции производственной и социальной инфраструктуры Севера России как территорий с устойчивой экономикой и высоким уровнем жизни населения, особенно важно преодолеть те противоречия, которые возникают при осуществлении государственно-правовой политики в отношении народонаселения Севера. Совершенствовать законодательство и приближать его к реалиям жизни там.
Целью исследования является комплексный анализ правовых и финансовых проблем государственных гарантий и компенсаций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера.
Для детального изучения данной цели следует выделить следующие задачи для раскрытия темы:
– проанализировать государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях;
– выявить особенности пенсионного обеспечения лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях: вопросы правового регулирования;
– определить тенденции и противоречия законодательства, регулирующие гарантии трудовых прав работников крайнего севера;
– проанализировать судебную практику реализации гарантий и компенсаций работникам Крайнего Севера в судебной практике.
Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с реализацией государственных гарантий и компенсаций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера.
Предметом исследования являются правовые нормы, регламентирующие порядок предоставления государственных гарантий и компенсаций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера.
Методологическую базу исследования составили диалектический метод научного познания, предполагающий изучение явлений в их развитии и взаимосвязи, а также частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический.
В исследовании использован и конкретно-социологический метод научного анализа, включающий анкетирование, интервьюирование, анализ документов.
Структура и объем работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения и списка литературы общим объемом 40 стр.

Глава 1. Состояние законодательного регулирования в сфере гарантий и компенсаций лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям

1.1. Государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях

1.2. Особенности пенсионного обеспечения лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях: вопросы правового регулирования

В соответствии с Законом РФ «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» (далее – Закон № 4520-1) сотрудникам бюджетных учреждений, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, предоставляются льготы и компенсации.
Рассмотрим сложные ситуации, с которыми приходится сталкиваться работникам, а также сотрудникам бухгалтерии и отдела кадров при осуществлении расчетов с работниками и выплате компенсаций.
Пример 1.
Казенное учреждение осуществляет свою деятельность в районах Крайнего Севера. Локальным нормативным актом в данном учреждении установлено, что работникам стоимость топлива при проезде к месту использования отпуска компенсируется на основании чеков автозаправочной станции, но не выше норм расхода топлива, установленных распоряжением Минтранса России от 14.03.2008 № АМ-23-р .
Правомерно ли данное условие локального нормативного акта? Если локальным нормативным актом в казенном учреждении установлено, что компенсируются расходы на топливо в пределах, не превышающих суммы, рассчитанной с применением норм расхода топлива, установленных Методическими рекомендациями, утвержденными распоряжением Минтранса России от 14.03.2008 № АМ-23-р (далее – Распоряжение № АМ-23-р) «О введении в действие методических рекомендаций «Нормы расхода топлив и смазочных материалов на автомобильном транспорте» (далее – Методические рекомендации), поскольку данные нормы установлены компетентным органом, владеющим информацией, касающейся автотранспорта, оснований сомневаться в обратном не имеется.
Кроме того, данное положение локального нормативного акта не нарушает прав работников, поскольку в нем не указано, на основании каких норм расхода топлива рассчитывается предельный размер компенсации за топливо при использовании личного автомобиля. Если в Методических рекомендациях не имеется норм расхода топлива, то расчет компенсации производится исходя из норм, разработанных научной организацией по заявлению руководителя организации по установленной методике.
Нормами ч. 1 ст. 325 Трудового кодекса РФ (ТК РФ) установлено, что лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда в пределах территории РФ к месту использования отпуска и обратно любым видом транспорта (за исключением такси), в том числе личным, а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 кг. Право на компенсацию указанных расходов возникает у работника одновременно с правом на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации.
Следовательно, работник имеет право на оплату стоимости топлива, если он решил воспользоваться личным автомобилем при проезде к месту использования отпуска и обратно .
Из норм ч. 1 ст. 8 ТК РФ следует, что работодатели, за исключением работодателей – физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права (далее – локальные нормативные акты), в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.
Соответственно, работодатель может издавать локальные нормативные акты.
Частью 4 ст. 8 ТК РФ установлено, что нормы локальных нормативных актов, ухудшающие положения работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, а также локальные нормативные акты, принятые без соблюдения установленного ст. 372 ТК РФ порядка учета мнения представительного органа работников, не подлежат применению. В таких случаях применяются трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, коллективный договор, соглашения. Очевидно, что нормы, не ухудшающие положения работников, не противоречат закону.
Как следует из норм п. 8 Правил компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в федеральных органах государственной власти (государственных органах) и федеральных казенных учреждениях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей (далее – Правила компенсации), утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12.06.2008 № 455 «О порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в федеральных органах государственной власти (государственных органах) и федеральных казенных учреждениях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей» (далее – Постановление № 455), компенсация расходов при проезде работника учреждения и членов его семьи к месту использования отпуска и обратно личным транспортом производится при документальном подтверждении пребывания работника и членов его семьи в месте использования отпуска в размере фактически произведенных расходов на оплату стоимости израсходованного топлива, подтвержденных чеками автозаправочных станций, но не выше стоимости проезда, рассчитанной на основе норм расхода топлива, установленных для соответствующего транспортного средства, и исходя из кратчайшего маршрута следования.
В приведенной норме не оговорено, какие именно нормы расхода топлива применяются в данном случае. Методическими рекомендациями установлены нормы расхода топлива для определенных моделей автомобилей. Однако ввиду положений п. 1 Методических рекомендаций они предназначены для автотранспортных предприятий, организаций, занятых в системе управления и контроля, предпринимателей и других, независимо от форм собственности, эксплуатирующих автомобильную технику и специальный подвижной состав на шасси автомобилей на территории РФ. Соответственно, данные нормы не являются обязательными в силу закона для расчета компенсации стоимости топлива, так как работник использует личный автомобиль.
Пунктом 3 Методических рекомендаций установлено, что норма расхода топлив и смазочных материалов применительно к автомобильному транспорту подразумевает установленное значение меры его потребления при работе автомобиля конкретной модели, марки или модификации. По смыслу данной нормы можно сделать обоснованный вывод, что установленные нормы являются рациональными и основаны на определенного рода анализе информации и оценки факторов, влияющих на расход топлива автомобилями разных моделей.
Нормами п. 6 Методических рекомендаций установлено, что на период действия данного документа для моделей, марок и модификаций автомобильной техники, поступающей в автопарк страны, на которую Минтрансом России не утверждены нормы расхода топлив (отсутствующие в данном документе), руководители местных администраций регионов и предприятий могут вводить в действие своим приказом нормы, разработанные по индивидуальным заявкам в установленном порядке научными организациями, осуществляющими разработку таких норм по специальной программе-методике.
Соответственно, для расчета размера компенсации организация в лице руководителя может обратиться к научной организации для разработки норм расхода топлива на указанный автомобиль.
Законодательство не содержит норм, которые бы указывали, на каком праве работник использует автомобиль.
Необходимо иметь в виду, что ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 01.09.2008 № А42-9025/2006 указал, что при наличии документов, подтверждающих проведение отпуска в другой местности, расходы возмещаются, исходя из наименьшей стоимости проезда кратчайшим путем, т. е. независимо от вида используемого транспорта и от того, кому он принадлежит. Аналогичная позиция содержится и в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 24.10.2005 № А42-12019/04 .
По мнению автора, если локальным нормативным актом в казенном учреждении установлено, что компенсируются расходы на топливо в пределах, не превышающих суммы, рассчитанной с применением норм расхода топлива, установленных Методическими рекомендациями, поскольку данные нормы установлены компетентным органом, владеющим информацией, касающейся автотранспорта, оснований сомневаться в обратном не имеется.
Пример 2.
Работник учреждения, финансируемого из средств федерального бюджета и осуществляющего свою деятельность в районах Крайнего Севера, воспользовался своим правом на компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска. Часть пути работник преодолел на автомобиле, который был передан работнику в аренду организацией, осуществляющей деятельность по сдаче в аренду транспортных средств .
Работник подал заявление, в котором требовал компенсацию стоимости горючего, исходя из кратчайшего пути к месту проведения отпуска. Чеков АЗС не предоставлено. Организацией, передавшей автомобиль в аренду, выдан документ, в котором указана марка и модель автомобиля. Должна ли организация компенсировать стоимость проезда по кратчайшему маршруту к месту проведения отпуска в данной ситуации? Несмотря на то, что указанная категория работников в соответствии с нормами ч. 1 ст. 325 ТК РФ, Постановлением № 455 имеет право на компенсацию стоимости проезда на личном автотранспорте, учреждение не обязано компенсировать работнику стоимость топлива, приобретенного для автомобиля, взятого в аренду, при следовании к месту проведения отпуска, поскольку расходы не подтверждены чеками АЗС.
Пример 3.
Налоговый орган начислил учреждению, находящемуся в районах Крайнего Севера и финансируемому из федерального бюджета, суммы НДФЛ. Основанием послужил тот факт, что учреждение выплатило работнику, воспользовавшемуся правом на компенсацию стоимости проезда, сумму указанной компенсации. Однако работник подал заявление о предоставлении компенсации за 2 дня до начала отпуска, поскольку находился в периоде временной нетрудоспособности, ввиду чего он не имел права на выплаченную компенсацию.
То есть она была выплачена вне рамок гарантий, установленных государством. Правомерно ли доначисление НДФЛ? Доначисление НДФЛ неправомерно, так как непредставление заявления не влечет утраты права на компенсацию стоимости проезда. Кроме того, можно обоснованно заключить, что подача заявления направлена на обеспечение интересов работника путем предоставления ему денежных сумм, выдаваемых авансом, для осуществления передвижения к месту проведения отпуска. В силу норм ч. 4 ст. 325 ТК РФ оплата стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника и членов его семьи и обратно производится по заявлению работника не позднее, чем за три рабочих дня до отъезда в отпуск, исходя из примерной стоимости проезда. Окончательный расчет производится по возвращении из отпуска на основании предоставленных билетов или других документов. Соответственно, законодательством установлен минимальный срок, в течении которого должно быть подано заявление.
Как следует из норм абз. 9 п. 3 ст. 217 НК РФ , не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) все виды установленных действующим законодательством РФ, законодательными актами субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством РФ), связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов).
Исходя из норм п. 11 Правил компенсаций, письменное заявление о компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно представляется работником учреждения не позднее чем за 2 недели до начала отпуска. Следовательно, законодательством установлен минимальный срок для предоставления заявления о компенсации стоимости проезда.
Необходимо отметить, что нормы законодательства прямо не указывают на тот факт, что непредставление в срок заявления, влечет утрату права на компенсацию стоимости проезда.
Из приведенного выше следует, что доначисление НДФЛ неправомерно, так как непредставление заявления не влечет утрату права на компенсацию стоимости проезда. Кроме того, можно обоснованно заключить, что подача заявления направлена на обеспечение интересов работника путем предоставления ему денежных сумм, выдаваемых авансом, для осуществления передвижения к месту проведения отпуска.
Пример 4.
Работник организации, финансируемой из средств федерального бюджета и осуществляющей свою деятельность в районах Крайнего Севера, находился в периоде временной нетрудоспособности, что подтверждается листком временной нетрудоспособности установленного образца. Работник вышел на работу и в соответствии с графиком отпусков через 4 дня должен уйти в отпуск. Правом на компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска работник за последние 2 года не пользовался, до периода временной нетрудоспособности работник заявления о компенсации стоимости проезда не подавал. Должна ли организация компенсировать стоимость проезда к месту проведения отпуска, если соответствующее заявление было подано не за 2 недели, а за 2 дня? Если работник находился в периоде временной нетрудоспособности, в связи с чем не смог предоставить заявление о компенсации ему стоимости проезда к месту проведения отпуска, то в данной ситуации организация несет обязанность по компенсации работнику стоимости проезда. В противном случае отказ от компенсации стоимости проезда нарушит права работника, которые гарантированы ему федеральным законодательством. Кроме того, законодательством четко не установлено, что непредставление заявления в двухнедельный срок влечет утрату права на компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска.
В соответствии со ст. 123 ТК РФ очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации не позднее, чем за две недели до наступления календарного года в порядке, установленном ст. 372 ТК РФ для принятия локальных нормативных актов. Соответственно, график отпусков является надлежащим документом для определения очередности предоставления отпусков. Из норм ч. 2 ст. 123 ТК РФ следует, что график отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника.
Норма ч. 4 ст. 325 ТК РФ четко указывает, что работник должен предоставить заявление о компенсации ему стоимости проезда к месту проведения отпуска. Однако, необходимо отметить, что нормы законодательства прямо не указывают, что если работник не предоставил заявление о компенсации ему стоимости проезда, то он теряет право на выплату ему данной компенсации.
По мнению автора, поскольку работник находился в периоде временной нетрудоспособности, в связи с чем не смог предоставить заявление о компенсации ему стоимости проезда к месту проведения отпуска, то в данной ситуации организация несет обязанность компенсировать работнику стоимость проезда, так как в противном случае отказ от компенсации стоимости проезда нарушит права работника, которые ему гарантированы федеральным законодательством. Фактически, подача заявления за 2 недели направлена на реализацию права работника на получении заранее денежных средств на проезд до самого факта поездки.

1.2. Особенности пенсионного обеспечения лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях: вопросы правового регулирования

В силу экстремальных климатических условий граждане, проживающие и работающие на территории Крайнего Севера и в приравненной к ней местности, имеют право на получение определенных льгот и компенсаций. Ниже рассмотрим их виды и условия.
Гражданам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также гражданам, ранее работавшим в таких районах, независимо от места нынешнего проживания, предоставлено право: – на досрочное назначение трудовой пенсии по старости – на увеличение фиксированного базового размера страховой части (далее – ФБР) трудовой пенсии по старости, либо на увеличение ФБР трудовой пенсии по инвалидности, либо на увеличение ФБР трудовой пенсии по случаю потери кормильца. Такое право предоставляется:
– мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж не менее 25 и 20 лет соответственно.
Гражданам, работавшим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, трудовая пенсия устанавливается за 15 календарных лет работы на Крайнем Севере. При этом каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера .
Гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, трудовая пенсия назначается с уменьшением общеустановленного пенсионного возраста (60 лет – для мужчин и 55 лет – для женщин) на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах.
Гражданам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера или менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеющим необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости страховой стаж и стаж на соответствующих видах работ, возраст, установленный для досрочного назначения указанной пенсии, уменьшается на пять лет.
– женщинам, родившим двух и более детей, по достижении возраста 50 лет, если они имеют страховой стаж не менее 20 лет и проработали не менее 12 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 17 календарных лет в приравненных к ним местностях;
– мужчинам по достижении возраста 50 лет, женщинам по достижении возраста 45 лет, постоянно проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, проработавшим не менее 25 и 20 лет соответственно в качестве оленеводов, рыбаков, охотников-промысловиков.
Особенности назначения «северянам» досрочных пенсий состоят: в снижении пенсионного возраста за длительную работу на Севере, поскольку продолжительность жизни «северян» на 5-6 лет меньше, чем в среднем по России; в льготном порядке исчисления общего трудового стажа, что связано с отрицательным воздействием на организм работника неблагоприятных природно-климатических условий; в начислении районных коэффициентов к пенсиям, а также к компенсационым выплатам, связанных с высокой стоимостью жизни в северных районах.
Одной из основных льгот, предоставляемых данной категории работников, является районный коэффициент. Согласно ст. 315 ТК РФ оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате. В соответствии с ч. 1 ст. 316 ТК РФ размер районного коэффициента и порядок его применения устанавливаются Правительством РФ. Но на сегодняшний день такой порядок не установлен.
В Постановлении от 17.04.2006 № 216 «О районных коэффициентах, применяемых при установлении страховых пенсий и пенсий по государственному пенсионному обеспечению лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в районах с тяжелыми климатическими условиями» поясняется, что до установления размера районного коэффициента и порядка его применения для расчета заработной платы северянам используются районные коэффициенты к заработной плате, введенные решениями органов государственной власти СССР или федеральных органов государственной власти.
В свою очередь, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления вправе за счет средств своих бюджетов устанавливать более высокие размеры районных коэффициентов, но только для учреждений, финансируемых соответственно из средств бюджетов субъектов РФ и муниципальных бюджетов (ст. 316 ТК РФ).
Районные коэффициенты, действующие в настоящее время для рабочих и служащих производственных отраслей районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, установлены отдельными нормативными актами для каждого субъекта или его административно-территориальной единицы. Для непроизводственных отраслей они установлены в централизованном порядке и приведены в информационных письмах Минтруда РФ от 09.06.2003 № 1199-16, от 19.05.2003 № 670-9 и в Письме ПФ РФ от 09.06.2003 № 25-23/5995 .

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Анализ проблем правового регулирования государственных гарантий и компенсаций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1. Гарантии трудовых прав работников крайнего севера: тенденции и противоречия законодательства

В течение ряда лет формировалось законодательство России, устанавливающее государственные гарантии и компенсации по возмещению дополнительных материальных и физиологических затрат гражданам в связи с работой и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях Севера. Совокупность норм Закона о Крайнем Севере были своеобразным кодексом, регулирующим социальные и трудовые отношения в этой территории. Формировалась соответствующая судебная практика .
Однако обеспечение провозглашенных льгот и гарантий ложилось тяжелым бременем на федеральный бюджет (северные территории были и остаются дотационными), и такие обязательства зачастую оказывались невыполнимыми.
В связи с реформированием федерального законодательства и приближением его к современным реалиям возникла необходимость и в сфере труда более четко разграничить полномочия между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, определить границы деятельности территориальных органов исполнительной власти, четко установить уровни финансового обеспечения трудовых прав работников бюджетных и внебюджетных организаций.
Федеральным законом от 22.08.04 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 22.08.04 г.) внесены изменения в 152 федеральных закона, в том числе в 37 статей ТК РФ.
Непосредственно связаны с изменениями в гл. 50 ТК РФ корректировка и отмена отдельных статей Закона о Крайнем Севере. Из 38 статей 25 признаны утратившими силу, а 11 изложены в новой редакции. Изменения, внесенные в статью 1, помимо терминологической правки, определили общую концепцию закона в измененной редакции – гарантии и компенсации для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, после 1 января 2005 г. устанавливают те органы и организации, за счет средств которых финансируется деятельность соответствующих организаций и учреждений.
Если для организаций, финансируемых из федерального бюджета, действуют прямо предусмотренные в ТК РФ, федеральных законах и подзаконных актах РФ нормы, то в иных организациях действуют бланкетные нормы, установленные нормативными актами субъектов РФ, органов местного самоуправления, социального и индивидуального партнерства: соглашениями, коллективными договорами, другими локальными нормативными актами и трудовыми договорами. Понятно желание законодателя стимулировать в организациях развитие этого партнерства, ориентировать на четкое планирование доходов и расходов (так сказать, «жить по доходам»). Однако не всегда это встречает понимание со стороны работников и более того создает предпосылки для злоупотреблений таким правом работодателями.
Первая реакция со стороны работающих по трудовым договорам была откровенно негативная. Распространилось мнение, что законодатель лишил их гарантированных преимуществ. Для работодателей стала очевидна относительная свобода в выборе модели правового регулирования труда в организации. Служащие федеральных контрольно-надзорных органов не могли однозначно толковать новеллы трудового законодательства.
Однако смысл этих нововведений во многом сводился к тому, что размер, условия и порядок предоставления льгот и гарантий определяется теперь работодателем соответствующего уровня бюджетирования исходя из финансовых возможностей .
В самом ущемленном положении оказались работники, работающие у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере. Ярким и болезненным примером стала практика применения в таких организациях статьи 325 «Компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно» ТК РФ.
Ориентируясь на формулировку последнего абзаца данной статьи при определении размера, условий и порядка компенсации указанных расходов работодатель может предусмотреть оплату проезда только, например, до г. Москва, один раз в три года, и, при условии приобретения билетов по льготным тарифам, после второго года непрерывной работы у данного работодателя, без предоставления подобного права неработающим членам семьи. Если своевременно не урегулировать данный вопрос, может случиться так, что работодатель станет оплачивать стоимость железнодорожных билетов до места отдыха, не обращая внимание на то, что в некоторые районы Севера только самолетом можно долететь. Это явно дискриминирует работников по принципу принадлежности к бюджету организации, с которой заключен трудовой договор.
Так, в соответствии с первым абзацем той же статьи, лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно любым видом транспорта, в том числе личным, а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов. Право на компенсацию указанных расходов возникает у работника одновременно с правом на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации. Организации, финансируемые из федерального бюджета, оплачивают также стоимость проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника и обратно неработающим членам его семьи (мужу, жене, несовершеннолетним детям, фактически проживающим с работником) независимо от времени использования отпуска. Однако данного вида дискриминации законодателем прямо не предусмотрено. Подобные недостатки действующего законодательства порождают массовые случаи обращения работников в судебные органы.
С другой стороны, в наличии подобных норм явна стимулирующая функция. Так, законодатель гарантирует работодателю право целесообразного планирования расходов, их экономии, относительную защиту от недобросовестных работников и злоупотреблений правом работниками. Например, работник, получивший авансом компенсацию расходов на оплату стоимости проезда, может по окончании отпуска не приступить к работе. Можно было бы говорить о взысканиях при расчете, однако стоимость проезда часто покрывает суммы расчета .
На первый взгляд, гарантии для северян по-прежнему сохранены. Но фактически они применяются в отношении тех категорий работников, которые осуществляют свою деятельность на благо федерального бюджета и отчасти, в рамках финансирования, других бюджетов. Гарантирование исполнения в полном объеме такого же объема льгот работающим во внебюджетных организациях по трудовому договору остается пока декларацией.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3 . Гарантии и компенсации работникам Крайнего Севера в судебной практике: проблемные вопросы

В соответствии с трудовым законодательством отдельным категориям работников установлены гарантии и компенсации в связи с выполнением работы в условиях, отклоняющихся от нормальных. К таким категориям относятся и работники районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.1 В преамбуле Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993г. № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» указывается, что данный закон устанавливает государственные гарантии и компенсации по возмещению дополнительных материальных и физиологических затрат гражданам в связи с работой и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях Севера .
В гл. 50 ТК РФ предусмотрены особенности правового регулирования социально-трудовых отношений работников северных районов страны, применение которых вызывает многочисленные дискуссии в научной среде. Это связано с разграничением полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Федерации, органами местного самоуправления и работодателями небюджетной сферы финансирования по вопросам предоставления гарантий, установленных ст. 325 и 326 ТК РФ. Этими статьями предусмотрена компенсация расходов, связанных с оплатой проезда к месту использования отпуска и обратно, и компенсация при переезде работника и членов его семьи к новому месту жительства.
Наиболее спорными являются вопросы разграничения полномочий в этой сфере между федеральными органами государственной власти и работодателями небюджетной сферы финансирования, которые в своих локальных актах должны устанавливать указанные гарантии.
При этом положения ст. 325 и 326 ТК РФ сформулированы таким образом, что они вступили в противоречие с другими статьями ТК РФ и продолжают вызывать споры по их применению.
Поскольку в трудовом законодательстве отсутствуют положения, обосновывающие однозначное и единообразное решение вопросов применения указанных статей, большое значение в правоприменении имеет складывающаяся судебная практика, которая также не однозначна.
В качестве примера обратимся к постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положения части восьмой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И. Г. Труновой» , которое представляется нам особенно интересным. И.Г. Трунова, обращаясь в суд, указала, что «ч. 8 ст. 325 ТК РФ не гарантирует равным образом всем лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, компенсацию расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно и в силу своей неопределенности позволяет работодателям, не относящимся к бюджетной сфере финансирования, не предусматривать ее в коллективных договорах, локальных нормативных актах, трудовых договорах и соответственно не предоставлять».
Суд, рассматривая дело о проверке конституционности положения ч. 8 ст. 325 ТК РФ, сделал ряд выводов, которые нам представляются весьма спорными с правовой точки зрения. Попытаемся обосновать свою позицию. Так, в п. 3 постановления суд отмечает, что проживание и осуществление трудовой деятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях оказывают негативное воздействие на здоровье человека и связаны с риском преждевременной утраты трудоспособности, поэтому в ТК РФ предусматриваются особенности регулирования труда лиц, работающих в этих районах и местностях.
Именно эти обстоятельства и явились основанием для дифференциации норм трудового права и обязательством государства предоставить гарантии и компенсации, поскольку работа там протекает в условиях, отклоняющихся от нормальных.
Суд указывает, что диверсификация источников финансирования основывается на объективно существующих различиях между работодателями-организациями, финансируемыми из бюджета, и работодателями, не относящимися к бюджетной сфере.
Однако о каком виде дифференциации идет речь, непонятно. Негативное воздействие на организм человека природно-климатических условий, которые лежат в основании дифференциации норм трудового права, не изменились от объективно существующих различий между работодателями-организациями, финансируемыми из бюджета, и работодателями, не относящимися к бюджетной сфере. Тогда почему суд вычленяет одну группу работников из государственного правового регулирования на основании иных факторов дифференциации? В данном случае речь может идти о нескольких факторах дифференциации :
1) объективном, который обусловлен экстремальными природно-климатическими условиями;
2) дополнительном – источнике финансирования работодателя.
В науке трудового права не установлена дифференциация в предоставлении правовых гарантий и компенсаций по признаку «бюджетное – небюджетное финансирование», поскольку этот признак не имеет под собой объективных или субъектных особенностей, обусловливающих их установление.
Такая дифференциация является дискриминацией и нарушает положения ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации и ст. 3 ТК РФ.
Выполнение работы в одинаковых экстремальных условиях должно обеспечиваться равными правовыми гарантиями на уровне стандарта трудовых прав, которых ТК РФ не предусматривает.
Крайне противоречивой выглядит ссылка суда на то, что, устанавливая для работодателей небюджетной сферы обязательства по возмещению установленных ТК РФ компенсаций, федеральный законодатель преследовал цель защитить таких работодателей от непосильного обременения и обеспечить участие работников в решении этих вопросов.
Между тем в настоящее время работодателей небюджетной сферы финансирования большинство. И такая «забота» государства предопределила печальный исход для малого и среднего бизнеса на Крайнем Севере страны, который и до этого испытывал большие трудности. Если федеральный законодатель преследовал цель защитить работодателей небюджетной сферы финансирования от непосильного бремени, то почему вменил им в обязанность предоставление гарантий и компенсаций, которые в силу объективных причин (природных условий) должны обеспечиваться государством? Далее аналогичная ситуация может сложиться и для работников вредных, тяжелых и опасных условий труда, которые выполняют работу у работодателей различных источников финансирования .
В постановлении суда и представленных особых мнениях судей, последовавших за ним, часто упоминается сочетание государственного и договорного регулирования социально-трудовых отношений, при помощи которого достигается баланс интересов граждан, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и их работодателей. Но в ст. 325 и 326 ТК РФ для работников небюджетной сферы финансирования государственное регулирование исключено, поэтому о каком балансе интересов может идти речь? Выявляя правовую природу компенсации оплаты проезда граждан, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, к месту отдыха и обратно, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что применительно к правам пенсионеров по старости и инвалидности эта компенсация является разновидностью государственной поддержки в виде льготы, носящей компенсационный характер. Причем применительно к работающим гражданам это дополнительная гарантия реализации ими своего права на ежегодный оплачиваемый отпуск, предоставление которой непосредственно из Конституции Российской Федерации не следует.
Однако из Основного закона не вытекают и единство, и дифференциация социально-трудовых отношений, и многие другие вопросы, касающиеся исключительных особенностей той или иной отрасли права. Но это не значит, что априори их не может быть. Наоборот, каждая отрасль отличается не только предметом, но и способами правового регулирования, в том числе отрасль трудового права. Из положений ст. 2, 6 и 313 ТК РФ следует, что именно на федеральном уровне должны быть установлены государственные гарантии и компенсации работникам районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Поэтому не о дополнительной, а о государственной гарантии прав работников идет речь .
Выполняя работу в условиях труда, отклоняющихся от нормальных, испытывая негативное воздействие природной среды, дискомфортные условия проживания в районах, порой не имеющих никаких средств сообщения с другими территориями, кроме воздушного транспорта, работники и их дети оказались заложниками Севера.
По меньшей мере странным представляется вывод суда о том, что Конституция Российской Федерации, гарантируя равенство прав и свобод человека и гражданина, не препятствует федеральному законодателю предусматривать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, если такие различия являются оправданными, обоснованными и соответствуют конституционно значимым целям. Из многих аналогичных выводов следует, что в Основном законе страны необходимо закрепить все особенности правового регулирования. Видимо, он должен содержать не основополагающие принципы, а нормы права.
При этом не приводится ни одного оправданного и обоснованного вывода, основанного на нормах права, об исключении части работников из государственного регулирования социально-трудовых отношений. Различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, действительно могут быть установлены. Но в данном случае все работники Крайнего Севера выполняют трудовую функцию в условиях труда, отклоняющихся от нормальных – в экстремальных природно-климатических условиях. В связи с этим разделение их по признаку финансирования работодателя представляется не просто необоснованным, но и незаконным, так как такие различия в теории трудового права не являются оправданными и обоснованными и не соответствуют конституционно значимым целям .
Далее в постановлении отмечается, что закрепление в ТК РФ равных для всех работодателей так же, как и для всех работников, прав и обязанностей не препятствует законодателю устанавливать особенности регулирования труда работников, если эти особенности обусловлены объективными различиями в правовом статусе работодателей, с которыми они состоят в трудовых отношениях. Но ведь речь идет о выполнении работы в особых условиях, которые лежат в основании дифференциации и которые могут быть лишь дополнены иными признаками, но не могут его исключить.
Никто не оспаривает возможность дифференцированного подхода, основанного на таких объективных факторах, как экономические и организационные характеристики работодателя, включая способ финансирования, что не может исключать часть работников особых условий труда из государственного регулирования.
Нет никакого объективного оправдания этому исключению, именно поэтому следует говорить о нарушении требований ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации. Законодатель не вправе использовать дифференцированный подход для однородной группы отношений, не обоснованный в теории трудового права и исключающий часть работников из государственного регулирования по тому или иному признаку, который является второстепенным по отношению к основному.
Выполнение работы в экстремальных условиях Севера является основным признаком дифференциации социально-трудовых отношений, имеющим объективные обстоятельства. Все иные возможности дифференциации являются или сопутствующими этой дифференциации (выполнение работы в районах Крайнего Севера во вредных, тяжелых, опасных условиях труда), или второстепенными, каким является источник финансирования работодателя .
Смешение правовых понятий, неправомерное определение критериев дифференциации и как следствие «подгонка» норм права под политические решения, которой явился Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»«, разграничивший полномочия по предоставлению гарантий и компенсаций работникам северных районов страны, обусловили нерегулируемую миграцию населения и опустение российской территории в тысячи квадратных километров. Материалы парламентских слушаний по вопросу «Проблемы законодательного обеспечения реализации демографической политики государства в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», которые прошли 30 ноября 2011 г. в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, свидетельствуют об этом.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение

Таким образом, проведя исследование на тему «Правовые и финансовые проблемы государственных гарантий и компенсаций для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера», следует сделать следующие выводы.
В настоящее время вопросы, касающиеся труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, урегулированы гл. 50 ТК РФ и Законом РФ от «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». Действие последнего Закона распространено на лиц, работающих по найму постоянно или временно в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от форм собственности, и лиц, проживающих в указанных районах и местностях (ст. 1 Закона № 4520-1). Кроме того, в части, не противоречащей указанным выше Законам, действует Приказ Минтруда РСФСР от 22.11.1990 № 2 «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами».
Следует помнить, что ст. 313 ТК РФ допускает установление законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами дополнительных гарантий и компенсаций рассматриваемой категории работников. В соответствии с этим в ст. 3 Закона № 4520-1 указано, что данным Законом, а также иными нормативными правовыми актами РФ устанавливаются гарантии и компенсации:
– для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и являющихся работниками организаций, финансируемых из федерального бюджета;
– лиц, обучающихся в высших учебных заведениях, учреждениях начального и среднего профессионального образования, финансируемых из федерального бюджета;
– для граждан, относящихся к малочисленным народам Севера;
– для граждан, получающих пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам за счет средств ФСС;
– для неработающих граждан, получающих трудовую пенсию или пенсию по государственному пенсионному обеспечению за счет средств Пенсионного фонда и федерального бюджета;
– для военнослужащих, уволенных по возрасту или в связи с сокращением Вооруженных Сил РФ.
Гарантии и компенсации для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и являющихся работниками организаций, финансируемых из бюджетов субъектов РФ, а также лиц, получающих пособия, стипендии и компенсации за счет средств бюджета субъекта РФ, устанавливаются законами субъектов РФ. Для рассматриваемой категории лиц, являющихся работниками организаций, финансируемых из местных бюджетов, а также лиц, получающих пособия, стипендии и компенсации за счет средств местных бюджетов, гарантии и компенсации устанавливаются соответственно нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Однако напомним: такие правовые акты не должны противоречить ТК РФ и иным федеральным законам, а нормативные правовые акты органов местного самоуправления не должны противоречить и нормативным правовым актам субъектов РФ (ст. 5 ТК РФ).


Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации.
2. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ.
3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 05.08.2000 № 117-ФЗ (ред. от 06.04.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.05.2015).
4. Федеральный закон от 22.08.2004 № 122-ФЗ (ред. от 02.05.2015) «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
5. Закон РФ от 19.02.1993 № 4520-1 (ред. от 31.12.2014) «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».
6. Распоряжение Правительства РФ от 25.05.2004 № 707-р (ред. от 04.11.2004) «Об утверждении перечней субъектов Российской Федерации и отдельных районов субъектов Российской Федерации (в существующих границах), относящихся к территориям с низкой либо с высокой плотностью населения».
7. Постановление Правительства РФ от 12.06.2008 № 455 (ред. от 16.10.2014) «О порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в федеральных государственных органах, государственных внебюджетных фондах Российской Федерации, федеральных государственных учреждениях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей».
8. Постановление Правительства РФ от 17.04.2006 № 216 (ред. от 09.04.2014) «О районных коэффициентах, применяемых при установлении страховых пенсий и пенсий по государственному пенсионному обеспечению лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в районах с тяжелыми климатическими условиями».
9. Постановление Правительства РФ от 07.10.1993 № 1012 «О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера».
10. Постановление Правительства РФ от 21.03.2006 № 153 (ред. от 18.02.2013) «О некоторых вопросах реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 – 2015 годы» (вместе с «Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 – 2015 годы»).
11. Распоряжение Минтранса России от 14.03.2008 № АМ-23-р (ред. от 14.05.2014) «О введении в действие методических рекомендаций «Нормы расхода топлив и смазочных материалов на автомобильном транспорте».
12. Приказ Минтруда РСФСР от 22.11.1990 № 2 (ред. от 11.07.1991, с изм. от 12.04.2012) «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами»
Научная литература
13. Агафонов В. А. Право социального обеспечения [Текст]: учебник для бакалавров: для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» (030501 – специалист, 030500-62 – бакалавр, 030500-68 – магистр) / [Агафонов В. А. и др.]; под ред. В. Ш. Шайхатдинова; Уральская гос. юридиче. Москва: Юрайт, 2012.
14. Агашев Д.В. Право социального обеспечения [Текст]: курс лекций / Д.В. Агашев; М-во образования и науки Российской Федерации, Томский гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники (ТУСУР), [Фак. дистанционного обучения]. Томск: Эль Контент, 2013.
15. Барбаков, О.М. Социальное обеспечение россиян: теория и практика [Текст] : учебное пособие для студентов, обучающихся по направлениям 080200.68 «Менеджмент», 081100.68 «Государственное и муниципальное управление» (квалификация (степень) – магистр) / [О.М. Барбаков и др.] ; М-во образования и науки. Тюмень: ТюмГНГУ, 2013.
16. Благодир А. Л. Право социального обеспечения: система законодательства [Текст]: [монография] / А. Л. Благодир; Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Московская гос. юридическая акад.» им. О. Е. Кутафина, Ин-т (фил.) МГЮА им. О. Е. Кутафина в г. Кирове. Киров: Изд-во Вятского гос. гуманитарного ун-та, 2012.
17. Буянова М.О. Право социального обеспечения [Текст]: учебное пособие для студентов ВПО, обучающихся по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция», квалификация «бакалавр» / О.М. Буянова, С.И. Кобзева, З.А. Кондратьева. Москва: КноРус, 2014.
18. Галаганов В. П. Право социального обеспечения [Текст]: учебник для использования в учебном процессе образовательных учреждений, реализующих ФГОС СПО по специальности 030912 «Право и организация социального обеспечения», ПМ.01. «Обеспечение реализации прав граждан в сфере пенсионного об. Москва: Академия, 2012.
19. Костян И.А. Актуальные вопросы судебной и иной защиты прав работников на стабильную занятость и справедливую оплату труда / Правовое регулирование труда и социального обеспечения в XXI веке: актуальные проблемы юридической теории, правотворчества и правоприменения. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию Саратовской государственной академии права (Саратов, 29-30 сентября 2011 года) / Под ред.: Абалдуев В.А. – Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Сарат. гос. юр. акад.», 2012.
20. Куренной А.М. Некоторые проблемы развития трудового законодательства на современном этапе / Научные новации трудового права и права социального обеспечения: сборник материалов участников секции трудового права и права социального обеспечения / Отв. ред.: Крылов К.Д., Тучкова Е.Г., Шевченко О.А. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2014.
21. Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения [Текст]: учебник для бакалавров: учебник для студентов высших учебных заведений / Е.Е. Мачульская. Москва: Юрайт: ИД Юрайт, 2014.
22. Назаров, Е.Г. Социальное обеспечение граждан в субъекте Российской Федерации. Вопросы компетенции органов государственной власти: теория и практика / Е.Г. Назаров, Р.С. Гарипов ; Уральская акад. гос. службы, Информационно-аналитический вестник Уральской акад. гос. службы «ЧиновникЪ», Вопросы компетенции органов государственной власти: теория и практика. Екатеринбург: Редакционно-издательский отдел УрАГС, 2013.
23. Сулейманова Г.В. Право социального обеспечения [Текст]: учебник для бакалавров: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юридическим специальностям / Г.В. Сулейманова. Москва: Юрайт, 2014.
24. Хамов В.Л. Право социального обеспечения [Текст]: учебное пособие / В. Л. Хамов; Федеральное агентство по образованию, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования Российский гос. социальный ун-т (фил. в г. Каменске-Шахтинском). Новочеркасск: Лик, 2014.
Материалы судебной практики
25. Постановление Конституционного Суда РФ от 09.02.2012 № 2-П «По делу о проверке конституционности положения части восьмой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.Г. Труновой».
26. Определение Конституционного Суда РФ от 06.07.2010 № 1083-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Жариковой Татьяны Геннадьевны на нарушение ее конституционных прав положениями части восьмой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации и части седьмой статьи 33 Закона Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».
27. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.09.2008 по делу № А42-9025/2006.
28. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.10.2005 по делу № А42-12019/04.
29. Интернет-источники
30. Информационно- справочный сайт www.consultant.ru
31. Информационно- справочный сайт www.garant.ru
32. Официальный сайт «Российской газеты» http://www.rg.ru/.
33. Официальный сайт Министерства труда и социальной защиты РФ http://www.rosmintrud.ru.



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.