Содержимое

Введение

В последнее десятилетие XX века в России происходит масштабный процесс трансформации политической и экономической системы, совпавший по времени со становлением постиндустриальной системы хозяйства. Важным проявлением этого является резкое изменение структуры общественного производства. Вместе с тем, в отличие от развитых стран, структурные сдвиги в экономике России носят специфический характер, вызванный в первую очередь рыночной трансформацией.

Трансформация российского общества и переход экономики к рыночным принципам хозяйствования привели к колоссальному спаду производства. В особо сложном положении в связи с особыми природно-климатическими условиями, удаленностью от центральной части страны оказались регионы Сибири. Многие из них получили статус депрессивных регионов.

Кризис в экономике России носил, в первую очередь, структурный характер, хотя на этот счет имеются и другие точки зрения. Так, А. Илларионов отрицает влияние на темпы экономического роста имеющуюся структуру производства и занятости (структурный фактор). Он считает, что основным фактором, тормозящим экономический рост в России ХХ веке, была централизованно планируемая экономика (ЦПЭ). По его мнению, страны с ЦПЭ развивались, как правило, значительно медленнее, чем страны с рыночной экономикой. Кроме того, более высокие темпы экономического роста наблюдались в странах, проводящих более либеральную экономическую политику и имевших более низкие показатели государственных расходов и бюджетного дефицита, нормированные по уровню экономического развития и, наоборот, самыми низкими темпами экономического роста отличались страны с наиболее высокой государственной фискальной нагрузкой на экономику.

В некоторые периоды времени централизованная экономика способна продуцировать высокие темпы роста (российская индустриализация в 30-е годы). В то же время обвальная либерализация экономики России в 90-е годы породила небывалый спад производства.

Для эффективной структурной перестройки экономики сила инициирующих прогрессивных сдвигов должна быть достаточной, чтобы сломить силу сопротивления противостоящих им регрессивных антисдвигов. Отсюда следует, что существует минимально необходимый размер инвестиций в структурные сдвиги, которые способны инициировать поступательное структурное развитие экономики.

Однако, кредиты МВФ как по объему, так и по структуре явно недостаточны, чтобы произвести глубокую структурную перестройку экономики России.

Анализируя все вышесказанное можно сделать вывод об актуальности данной темы на сегодняшний день.

Цель работы – рассмотреть сущность структурных сдвигов в экономике России.

Для реализации поставленной цели следует решить следующие задачи:

– рассмотреть сущность структурных сдвигов;

– рассмотреть проблемы международной интеграции сдвигов в структуре российской экономике.

Структурно работа состоит из 2мглав, введения и заключения.

Материалом для исследования послужил разнообразный монографический материал, а также данные периодической печати.

1. Сущность структурных сдвигов

1. Структурные сдвиги как основа экономического роста в России

Существует минимально необходимый размер инвестиций в структурные сдвиги, которые способны инициировать поступательное структурное развитие экономики.

Рассмотрим сценарии и экономические меры, предлагаемые для России МВФ, парижским и лондонским клубами кредиторов и поддерживаемые рядом российских экономистов ортодоксального направления. Оценка монетаристских методов как недостаточных уже прозвучала в нашем предыдущем исследовании. Помимо этого, зададимся вопросом: способны ли кредиты МВФ и других международных финансовых институтов существенно улучшить структуру экономики России и ее состояние в целом?

Исследование взаимодействия структурных сдвигов в экономике показало, что для того, чтобы быть эффективными, объемы капитальных ресурсов, направляемых на структурную перестройку, должны быть сопоставимыми с массой негативных сдвигов в структуре экономики (разницей между регрессивными и прогрессивными структурными сдвигами), то есть, как мы покажем дальше, с размерами всего валового внутреннего продукта (ВВП) России.

По данным Госкомстата реальный ВВП российской экономики (включая виртуальный) в 2003 г. составлял приблизительно 182 млрд. долларов США. Ориентируясь на разработанную матрицу структурных сдвигов в экономике России, можно подсчитать, что масса совокупных прогрессивных структурных сдвигов составляет примерно 20 процентных пунктов, в то время, как масса регрессивных сдвигов равняется 208 процентным пунктам (соотношение 1 к 10). Исходя из этого, совокупные инвестиционные вливания в структурную перестройку российской экономики должны быть не менее 145 млрд. долларов США. Е. Ф. Авдокушин приводит примерно такую же цифру – 150 млрд. долларов. Но это намного больше всех возможных источников финансирования, включая кредиты МВФ.

Взаимодействие индустриальных структурных сдвигов с доиндустриальными и постиндустриальными может дать негативный эффект с точки зрения наложения разнонаправленных сдвигов в экономической структуре. Во всяком случае, на первоначальном этапе осуществления структурной перестройки российской экономики возможно торможение экономического развития и определенный спад.

В России, в условиях отсутствия необходимых по объему инвестиций и невозможности активизировать сдвиги в интересах на новом уровне, единственно возможный путь осуществления структурной перестройки – порождение волны структурного обновления с использованием максимального эффекта мультипликатора путем точечных инвестиционных вливаний в относительно замкнутые экономические системы (предприятия, производственные объединения) – последовательно от локальных ко все более глобальным.

Так как экономические интересы предприятий, отраслей и регионов взаимосвязаны, есть возможность искусственно создать волну необходимых структурных сдвигов в отраслевом или территориальном разрезе с наибольшим эффектом мультипликатора по принципу цепной реакции. Для этого необходимо установить коэффициенты корреляции желаемых структурных сдвигов по предприятиям, регионам или отраслям народного хозяйства страны.

Правительству РФ придется решать сложную дилемму: осуществлять ли стратегию экономического роста на основе прогрессивных структурных сдвигов в направлении развития экономики постиндустриального общества, либо на основе сдвигов в направлении реликтового и традиционного промышленного технологических укладов, а уже затем приступить к постиндустриальным преобразованиям.

Важная закономерность современного экономического роста – его неравномерный характер, обусловленный процессом периодического замещения технологических укладов, целостных комплексов технологически сопряженных производств, связанных с ключевыми научно-техническими разработками и нововведениями на определенном этапе времени. В ходе каждого структурного кризиса экономики, сопровождающего смену доминировавших технологических укладов, открываются новые возможности экономической динамики. Страны, лидировавшие в предшествующий период, сталкиваются с обесценением капитала и утратой квалификации занятых в отраслях устаревающих укладов, в то время как страны, успевшие создать заделы в формировании производственно-технологической системы нового уклада, становятся центрами притяжения капитала, уходящего из традиционных производств.

Страны, заблаговременно наращивающие свой научно-технический, инвестиционный и производственный потенциал в перспективных направлениях становления новых технологических укладов, обретают принципиальное конкурентное преимущество. Вовремя произведенный структурный маневр в заключительной фазе структурного кризиса позволяет выйти на траекторию опережающего экономического роста.

Страны, осуществляющие структурный прорыв, получают шанс “перегнать не догоняя”, то есть, осуществляя прогрессивные структурные сдвиги на основе расширяющихся конкурентных преимуществ.

В противном случае, в случае неспособности своевременно “оседлать” новую волну структурного обновления экономики, экономике России. По мнению Д.С. Львова, экономический рост, наметившийся в России в 1999 – 2000 г.г. носит экстенсивный характер, а его источники уже исчерпаны или близки к исчерпанию. Это подтверждается возникшей вдруг в последнее время хронической нехваткой топливно-энергетических ресурсов. Участились перебои в снабжении потребителей электроэнергией, газом и теплом. По расчетам Д.С. Львова для того, чтобы обеспечить в ближайшие годы запланированный Правительством РФ темпы роста ВВП на уровне 5% в год, необходимо обеспечить ежегодный рост отраслей ТЭК на 15 – 20%.

Наблюдаемый нами экономический рост происходит за счет загрузки простаивающих производственных мощностей. Напомним, что по данным Госкомстата РФ в 1998 г. ВВП России составлял 57,7% к уровню 1990 г. Современный экономический рост инспирирован загрузкой временно простаивающих производственных мощностей, снижением скрытой и структурной безработицы в результате валютно-финансового кризиса 1998 г., обесценения российской валюты и последующего процесса импортозамещения, а также роста цен на углеводородные энергоносители. Поэтому современный рост в российской экономике носит экстенсивный характер при общем ухудшении экономической структуры. Но даже при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре, достичь показателей 1990 г. все равно не удастся, так как часть имевшихся основных фондов полностью изношена, а темпы ввода нового оборудования существенно отстают от темпов их выбытия.

Все это подчеркивает возрастающую роль государства в осуществлении структурных преобразований в современной экономике.

В последние годы сложилось значительное отставание России в освоении новых технологических укладов, особенно в области развития информационной экономики и интерактивных экономических отношений. В промышленно развитых странах до 90% экономического роста достигается за счет внедрения новейших достижений научно-технического прогресса. В России в 1990 году доля НТП в экономическом росте страны составляла 65%, в 2000 году, по оценкам экспертов, не доходит и до 5%.

В промышленности России имеет место опасная тенденция ускоренной деградации наукоемких отраслей. Если общее падение объемов производства в промышленности по данным Госкомстата РФ в 1990 – 1999 годы составило 54%, то в наукоемких отраслях – 80%. Замедлились темпы научно-технического развития в экономике. Отмечаются существенные проблемы в формировании структурных сдвигов на основе научно-инновационных факторов роста.

Экспертная оценка современных структурных сдвигов в экономике России показывает, что шестой технологический уклад не формируется, доля технологий пятого уклада (в военно-космической технике, средствах связи) составляет примерно 10%, четвертого – свыше 50%, третьего (преобладавшего в развитых странах в 20 – 30 годы XX века) – около 30%, реликтовых укладов – почти 20%. Отсюда следует, что Россия отстает от промышленных стран на целое поколение техники.

Степень отставания наглядно прослеживается при анализе показателей емкости и структуры доходов российского рынка программных продуктов. Мировой объем продаж в 1997 году достиг 5 млрд. долл., между тем, как в России – всего 20,5 млн. долл., причем доля отечественных производителей не превышала 2,2 млн. долл. В результате проводимых экономических реформ скорость инновационного обновления производства не только не возросла, но напротив, недопустимо упала. Из-за утраты позиций и потери времени нарастают структурные диспропорции и противоречия. Так, по удельному весу в общемировой величине Россия имеет 12% ученых и 22 – 28% минеральных ресурсов, но доля страны на мировом рынке наукоемкой продукции (он оценивается примерно в 2,3 трлн. долл. в год) составляет всего 0,3%. Между тем уровень инновационной активности в России продолжает снижаться. Число предприятий, осуществляющих разработку и внедрение технологических инноваций в промышленности, с 1995 по 1998 годы сократилось на 14%, доля таких предприятий в общем числе не превышала 5%.

Сократилось число организаций, составляющих научно-техническую сферу страны. В 1992 году к этой сфере относилось 2,9 тысяч научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, 495 проектных и проектно-изыскательских организаций, 400 научно-исследовательских подразделений на промышленных предприятиях. К 1998 году многие научно-исследовательские учреждения были закрыты, некоторые из них перепрофилированы, практически прекратилась научно-исследовательская деятельность на предприятиях. Общее число занятых в научно-технической сфере по данным Госкомстата РФ сократилось с 1990 по 2000 годы в 2,5 раза (с 2 млн. до 800 тысяч человек).

Упадок производства привел к тому, что разработки талантливых ученых и специалистов в области программирования и производства высоких технологий не были востребованы, из-за чего люди или изменили профиль работы, или выехали работать за рубеж. По имеющимся данным за годы реформ из России эмигрировало 100 тыс. ученых, вследствие чего ежегодные потери страны приблизительно равны 10 млрд. долл.

Объем научно-исследовательских разработок за период с 1990 по 1998 годы сократился в 2 раза. В 1998 году уровень изобретательской активности составлял 10% от уровня 1987 года. Если в 1988 году около 70% фундаментальных и прикладных разработок соответствовали мировому уровню, а 20% его превышали, то к концу 90-х годов эти показатели снизились соответственно до 25% и 7%.

Кроме того, отмечаются неблагоприятные сдвиги в области образования. В нашей стране сокращается количество граждан, получающих высшее образование и ученую степень. Если в 1993 году Россия имела 57 место и находилась среди стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала, то в 1994 году она отошла на 67 место, в группу стран со средним уровнем развития, а в 1995 передвинулась на 72 место. По данным Госкомстата РФ в 1999 году по сравнению с 1991 годом государственные расходы на образование сократились на треть. Иными словами, в последнее десятилетие XX века страна теряет интеллектуальный потенциал, без которого невозможно осуществление прогрессивных структурных преобразований.

Таким образом, с одной стороны в последние годы в экономике России наблюдается определенный экономический рост, с другой стороны имеют место негативные сдвиги, ведущие к деградации наиболее прогрессивных элементов экономической структуры. Выявленные тенденции образуют специфическое противоречие, присущее развитию структурных сдвигов в современной экономике России.

Одним из способов его разрешения могло бы стать становление интерактивных экономических отношений на основе развития глобальных информационных сетей. В начале 1998 года в России зарегистрировано 600 – 800 тысяч пользователей сети Интернет, а в конце 1999 года ими было уже 7,8 млн. россиян (почти десятикратный рост за два года).

Проведенное исследование показало противоречивость экономического роста в современной российской экономике. Ресурсы его близки к исчерпанию. Стимулирование экстенсивного роста на основе развития традиционных и реликтовых технологических укладов оттягивает ресурсы от прогрессивных структурных сдвигов, которые в будущем могут стать источниками интенсивного экономического роста.

Современный кризис в России носит в первую очередь структурный характер. Отсюда вытекает несколько принципиальных положений:

  • рассмотрение сценариев и экономических мер, предлагаемых для России МВФ, международными клубами кредиторов и поддерживаемые рядом российских экономистов, показало явную недостаточность монетаристских методов выхода из кризиса;
  • этой точки зрения обеспеченности инвестиционными ресурсами, более предпочтительны инвестиции в мелкие и средние предприятия и в отрасли последнего передела, выпускающие продукцию конечной обработки, потребительские товары; в пищевую промышленность, сферу услуг;
  • в России, в условиях отсутствия необходимых по объему инвестиций, один из возможных путей осуществления структурной перестройки – порождение волны структурного обновления с использованием максимального эффекта мультипликатора путем точечных инвестиционных вливаний в относительно замкнутые экономические системы – последовательно от локальных ко все более глобальным;
  • исследование структурных сдвигов в экономике современной России с помощью разработанной нами матрицы “качество/рост” показало, что существует несколько направлений их дальнейшего развития на пути к постиндустриальному обществу. Наиболее предпочтительным является одновременное и пропорциональное осуществление структурной перестройки и экономического роста;
  • стимулирование экстенсивного роста на основе развития традиционных и реликтовых технологических укладов оттягивает ресурсы от прогрессивных структурных сдвигов, которые в будущем могут стать источниками интенсивного экономического роста.
  • разрешение объективного противоречия между сегодняшним экономическим ростом и осуществлением прогрессивных сдвигов в структуре экономики невозможно без соответствующей общенациональной стратегии структурных сдвигов, целями которой должно быть не количественное увеличение основных экономических показателей, а качественный сдвиг в структуре технико-экономических и социально-экономических отношений;
  • необходимо генерировать инвестиционный и интеллектуальной потенциал, достаточный для глубокого структурного обновления экономики на основе внедрения новейших достижений научно-технического прогресса.

1.2. Стратегия структурных сдвигов в экономике России

Существует, по крайней мере, два способа инициации первосдвига:

  • путем инвестиционных вливаний извне;
  • в условиях отсутствия внешних источников инвестиций – путем мобилизации внутренних ресурсов, активизации экономических интересов на наноуровне, то есть на уровне физических лиц (подобным образом, на волне почти одного энтузиазма, были созданы индустриальные гиганты первых пятилеток в СССР).

Проблема разработки стратегии структурных сдвигов связана не только с инициацией прогрессивных импульсов развития экономической структуры, но и с нейтрализацией регрессивных. Закономерности взаимодействия сдвигов показывают, что остановить регрессивный сдвиг в структуре экономики можно только одинаковым по массе, но противоположным по направлению прогрессивным.

Построим на основании данных Госкомстата РФ матрицу коэффициентов корреляции сдвигов в отраслевой структуре экономики России в 1990 – 1997 годах (см. таблицу 1). Отдельно рассмотрим стоящие особняком – специфические: кризисный 1998 год и послекризисные 1999 и 2000 годы.

Рассчитанная нами матрица перекрестных коэффициентов корреляции сдвигов в отраслевой структуре экономики России на первый взгляд дала совершенно неожиданные результаты. Так, согласно ей наибольшим коэффициентом корреляции по отношению к другим отраслям и к ВВП обладает пищевая промышленность (0,774 и 0,85 соответственно).

Далее идут: химия и нефтехимия (0,773 и 0,84); машиностроение и металлообработка (0,77 и 0,77); топливная промышленность (0,68 и 0,86); сельское хозяйство (0,66 и 0,83); черная (0,69 и 0,8) и цветная (0,59 и 0,84) металлургия; лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность (0,75 и 0,64); производство стройматериалов (0,72 и 0,65) и легкая (0,7 и 0,67) промышленность. Но самое интересное, что наименьшим коэффициентом корреляции, а значит и наименьшим влиянием на другие отрасли и ВВП в целом обладает электроэнергетика (0,65 и 0,55).

На самом деле подобным выводам есть простые и логичные объяснения. Пищевая промышленность действительно обладает наибольшим эффектом мультипликатора в силу того, что за годы реформ в результате галопирующей инфляции и роста цен произошло резкое сокращение реальных доходов населения. В этих условиях сдвиги в структуре потребительского спроса наименьшими темпами происходили на товары, обладающие минимальной эластичностью, то есть продукты питания.

Кроме того, в условиях России увеличение массы пищевой промышленности в структуре экономики ведет к снижению цен на продукты питания, увеличению совокупного спроса, а значит и совокупной занятости в результате снижения стоимости рабочей силы.

Высокий коэффициент корреляции и эффект мультипликатора химии и нефтехимии, а также топливной промышленности объясняется экспортной ориентацией данных отраслей, являющихся основными слагаемыми наполнения ВВП России. При этом ТЭК и другие добывающие отрасли необходимо сделать своеобразной “дойной коровой” структурного обновления экономики России. Эти отрасли должны больше работать на экономику страны в целом, не превращаясь в источник обогащения узкой группы людей.

Низкий коэффициент корреляции структурных сдвигов по сравнению с другими отраслями и ВВП электроэнергетики объясняется тем, что как мы показали ранее, она является наиболее виртуальной из всех отраслей экономики. Доля просроченной задолженности в электроэнергетике составляет более 40%. При такой виртуальной вздутости реальное влияние электроэнергетики на экономику не так велико, как кажется.

Таблица 1. Матрица перекрестных коэффициентов корреляции сдвигов в отраслевой структуре экономики России в 1990 – 1999 годах

Электро

энергетика

Топливная Черная металлургия Цветная метал

лургия

Химия и нефтехимия Машинос

троение и метало

обработка

Лесная, деревообраба-тывающая и ц/б Производство стройма

териалов

Легкая Пищевая Сельское хозяйство Средний отраслевой коэффициент ВВП  

 

 

Max

k

Электроэнергетика 1,0 0,54 0,50 0,27 0,61 0,77 0,71 0,73 0,77 0,75 0,53 0,65 0,55 8
Топливная промышленность 0,54 1,0 0,90 0,88 0,86 0,63 0,57 0,52 0,45 0,63 0,50 0,68 0,86 3
Черная металлургия 0,50 0,90 1,0 0,84 0,96 0,64 0,66 0,62 0,37 0,66 0,42 0,69 0,80 4
Цветная металлургия 0,27 0,88 0,84 1,0 0,78 0,41 0,43 0,51 0,30 0,59 0,44 0,59 0,84 5
Химия и нефтехимия 0,61 0,86 0,96 0,78 1,0 0,78 0,82 0,77 0,58 0,76 0,58 0,773 0,84 2
Машиностроение и металлообработка 0,77 0,63 0,64 0,41 0,78 1,0 0,90 0,73 0,89 0,88 0,84 0,77 0,77 3
Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная 0,71 0,57 0,66 0,43 0,82 0,90 1,0 0,88 0,85 0,78 0,66 0,75 0,64 6
Производство

Стройматериалов

0,73 0,52 0,62 0,51 0,77 0,73 0,88 1,0 0,80 0,79 0,61 0,72 0,65 7
Легкая 0,77 0,45 0,37 0,30 0,58 0,89 0,85 0,80 1,0 0,83 0,86 0,70 0,67 7
Пищевая 0,75 0,63 0,66 0,59 0,76 0,88 0,78 0,79 0,83 1,0 0,84 0,774 0,85 1
Сельское хозяйство 0,53 0,50 0,42 0,44 0,58 0,84 0,66 0,61 0,86 0,84 1,0 0,66 0,83 4

С другой стороны, данная отрасль служит своеобразным буфером, смягчающим частые отраслевые и ценовые перекосы в экономике России, хотя впрочем, сама во многом порождает их.

Таким образом, приоритетным на наш взгляд является развитие структурных сдвигов в сторону увеличения доли машиностроения, пищевой и легкой промышленности, а также сферы услуг. Особенность современного этапа развития экономики России состоит в том, что структурные сдвиги необходимо осуществлять с двух направлений: со стороны инвестиционного и потребительского комплексов, работающих как на интенсивный экономический рост, так и на стимулирование совокупного спроса.

Теперь обратимся к новым тенденциям в структуре экономики России, проявившимся в последние годы. Изменение динамики производства ВВП в России, начавшееся после валютно-финансового кризиса 17 августа 1998 г., заставляет по-новому взглянуть на перспективы осуществления структурных сдвигов в российской экономике. Речь идет о том, что в 1999 г. по данным Госкомстата РФ произошел рост ВВП на 3,2% и рост промышленного производства на 8,1%. Еще большие темпы роста зафиксированы в 2000 году.

Указанный рост российской экономики произошел благодаря чрезвычайно благоприятной мировой конъюнктуре, сложившейся в последние годы на рынке углеводородных энергоносителей. Кроме того, по данным Г. Куранова и А. Михайлова, данный рост на 25% был обязан процессу импортозамещения, то есть замены импортируемой продукции на товары отечественного производства вследствие почти четырехкратного падения курса рубля по отношению к доллару США.

С точки зрения прогрессивного развития экономики России, не всякий экономический рост может сопровождаться положительными сдвигами в ее структуре. Возможен как рост за счет увеличения доли добывающих, индустриальных, так и постиндустриальных отраслей и производств в структуре экономики. Наиболее оптимальным для нас было бы развитие последних. Однако пока процесс импортозамещения идет по пути замены импорта собственным производством наименее технологичной продукции и продуктов питания.

Именно так, от производства продуктов питания и наиболее простых изделий потребительского спроса до выпуска какой-то части необходимых для их производства средств производства происходили импортозамещающие структурные сдвиги в экономике ряда стран. В дальнейшем пути развития процесса импортозамещения данных стран разошлись. Проанализировав структуру экспорта этих стран за двадцатипятилетний период, А. Эльянов пришел к выводу, что государства, которые наращивали свой экспорт одновременно с процессом импортозамещения, добились наибольших успехов.

В одном случае, на передний план выдвигается создание всеобъемлющих промышленных комплексов, призванных насытить и структурировать внутренний рынок с помощью изделий местного производства и только потом развернуть их экспорт. В другом – во главу угла ставится международная промышленная специализация и кооперация, с развитием которых связываются надежды и на насыщение внутреннего рынка, и на его структурирование. Первый путь обречен на постоянное “догоняющее” развитие: импорт новых техники и технологий из развитых стран. Второй позволяет постепенно, на основе перманентного облагораживания экспорта добиться не только ускоренной индустриализации, но и сделать определенные шаги в направлении постиндустриального развития структуры экономики.

В соответствии с этими путями, на наш взгляд, можно выделить два варианта импортозамещающей стратегии структурных сдвигов в экономике:

  • внутриориентированный – освоение внутреннего рынка промышленных и продовольственных товаров, в первую очередь порождающий структурные сдвиги в экономике России в направлении ее дальнейшей индустриализации;
  • внешнеориентированный – нацеленный на продвижение российских изделий на мировой рынок, способный порождать сдвиги в структуре экономики в направлении ее постиндустриального развития.

Первая стратегия ведет к самодостаточности, структурной замкнутости, прежде всего в сфере технологического и научно-технического сотрудничества. Структура экономики как бы варится в собственном котле, структурные сдвиги могут происходить в направлениях, отличных от общемировых тенденций. Структурная распыленность и безудержная диверсификация обуславливают огромные потери экономики на масштабе предприятий и производств. Возникает необходимость во внешних займах и иностранной помощи. Складывается порочный круг: обращение к внешним займам, не обеспеченное необходимым прогрессивным приростом в структуре производства и экспорта, лишь увеличивает потребность в новых займах – отсюда дальнейшее сокращение темпов экономического роста, увеличение финансовой, технологической и товарной зависимости экономики.

Вторая стратегия посредством структурного взаимодействия экономики России и развитых стран постоянно отслеживает прогрессивные тенденции развития структурных сдвигов, согласует направление внутренних структурных сдвигов в соответствие с ними.

На пути осуществления подобной стратегии возникает ряд проблем. Во-первых, это сырьевая ориентация российского экспорта. Сегодня на природные ресурсы и продукты их переработки приходится до 80% всего объема экспорта. По мнению В. Загашвили, сырьевая специализация страны, унаследованная от советских времен, все более закрепляется.

Если экспорт состоит преимущественно из сырья, как в России, то ориентация структурных сдвигов на экспорт равносильна ориентации на развитие сырьевого комплекса в ущерб обрабатывающему, поскольку добывающие отрасли переманивают к себе трудовые, финансовые и технологические ресурсы страны, оттягивают на себя приток инвестиций из-за рубежа.

Здесь мы не согласны с А. Эльяновым, жестко связывающим увеличение экспортной квоты в ВВП и темпы экономического роста в стране. Так, в России увеличение доли чистого экспорта в ВВП с 1994 по 1996 г. с 4,6 до 5,5% (по данным Госкомстата РФ) было связано с периодом сильнейшего спада в экономике. Экспорт сырья может оказать стимулирующее влияние на экономический рост лишь при условии, что заработанные средства будут вложены в развитие высокотехнологичных производств, сферы услуг, всего того, что называется экономикой постиндустриального общества. Внешнеориентированная стратегия осуществления структурных сдвигов на основе импортозамещения неразрывно связана с повышением конкурентоспособности отечественных производителей товаров и услуг.

Отсюда вытекает следующая проблема – места и роли государства при осуществлении импортозамещающей стратегии структурных сдвигов. Очевидно, что основные экспортеры сырья – негосударственные компании, отстаивая свои узкокорпоративные интересы, вряд ли будут добровольно направлять экспортную выручку на осуществление структурной перестройки экономики России. Нужна всесторонне продуманная, хорошо сформулированная экономическая политика государства, нацеленная на масштабное импортозамещение при одновременном стимулировании экспорта всего того, что уже конкурентоспособно и становится таковым благодаря импортозамещению.

Необходимо согласиться с А. В. Бузгалиным в том, что необходим контроль за экспортом, “централизация экспорта”, подчинение экспорта сырья и природных ресурсов “задаче получения максимальных валютных поступлений на общенациональном уровне”. В противовес политике либерального монетаризма во внешней торговле нужна политика разумного протекционизма, не допуская ее сочетание с финансовыми вливаниями в устаревшие доиндустриальные, добывающие и сырьевые отрасли.

Третья проблема – это проблема первого этапа осуществления внешнеориентированной импортозамещающей стратегии структурных сдвигов. Она заключается в том, что мировой рынок уже насыщен простейшими товарами или близок к насыщению, тем более что за новыми индустриальными странами уже выстроилась очередь претендентов на те рыночные ниши, которые им приходится высвобождать в связи с развитием техники, технологий и ростом стоимости рабочей силы. При этом они располагают более дешевой, чем Россия рабочей силой.

В решении этой и предыдущих проблем может помочь умелое использование генетических экономических преимуществ России:

  • высокая квалификация рабочей силы при относительно низкой ее цене;
  • большой образовательный и научный потенциал;
  • наличие развитой индустриальной базы и высокотехнологичных производств (особенно в отраслях ВПК, ракетнокосмической и авиационной промышленности);
  • высокий сырьевой потенциал России;
  • огромное количество неиспользуемых земель, в том числе производственного, сельскохозяйственного назначения;
  • стратегическое геополитическое положение России как связующего моста между западной и восточной цивилизациями.

Кроме того, нельзя не воспользоваться последствиями недавнего валютно-финансового кризиса, когда курс рубля, катастрофически обвалившись в 1998 г., больно ударив по жизненному уровню россиян, одновременно создал солидные предпосылки для импортозамещения. Именно заниженный курс национальной валюты ряда восточноазиатских и латиноамериканских стран во многом способствовал успеху индустриализации национальной экономики на основе экспортоориентированного процесса импортозамещения.

При осуществлении подобной стратегии структурных сдвигов в России необходимо, как мы указывали ранее, пройти несколько стадий. Первая – реализация структурных сдвигов в трудоемких отраслях экономики, производящих продукты питания и простейшие промышленные товары. Основной упор необходимо сделать на развитие нефтеперерабатывающей и химической промышленности с перспективой постепенной замены экспорта сырого топлива продуктами его переработки. Нужно повысить долю торговли “промежуточными” и конечными промышленными изделиями или услугами, товарами инвестиционного спроса. При реализации первой стадии внешнеориентированной импортозамещающей стратегии структурных сдвигов большое подспорье могут оказать доходы от развитого сырьевого экспорта, чего не было, например, у восточноазиатских новых индустриальных стран обладающих скудными природными ресурсами.

Вторая стадия осуществления стратегии прогрессивных структурных сдвигов – капиталоемкая – требующая больших инвестиций в развитие высокотехнологичных отраслей, определяющих постиндустриальное будущее России.

Переход к самоподдерживаемому экономическому росту сопряжен с налаживанием взаимоусиливающегося динамического (мультипликативного) взаимодействия между импортозамещающими структурными сдвигами и сдвигами в структуре экспорта, сбережений и инвестиций. Необходима постоянная конвертация доходов от экспорта и импортозамещающих структурных сдвигов в сбережения и далее в эффективные инвестиции.

На современном этапе, когда национальные сбережения крайне ограничены, весома доля инвестиций за счет внешних источников, необходим жесткий контроль со стороны государства за распределением имеющихся доходов с целью приоритетного направления их на структурную перестройку экономики России. Со временем, благодаря осуществлению внешнеориентированной импортозамещающей стратегии структурных сдвигов разрыв между сбережениями и инвестициями сократится.

Современное состояние внешней торговли характеризуется следующими показателями – в 1999 г. по данным Госкомстата РФ экспорт составил 64,8, а импорт – 36,8 млрд. долларов США, по отношению к 1998 г. соответственно – 96,9 и 66,2 %. При росте реального ВВП налицо положительный структурный сдвиг в сторону импортозамещения ранее ввозимой продукции. С другой стороны, снижение объема экспорта и повышение в нем сырьевой составляющей – структурный сдвиг, явно противоречащий стратегии внешнеориентированного импортозамещения.

В этих условиях приоритетными задачами внешнеориентированной импортозамещающей стратегии структурных сдвигов в России являются:

  • развитие импортозамещающих отраслей промышленности, сельского хозяйства и сферы услуг;
  • гармоничная конверсия ВПК при одновременном наращивании экспорта вооружений;
  • стимулирование экспорта готовой продукции и полуфабрикатов в противовес экспорту сырья и природных ресурсов;
  • валютное и другое необходимое регулирование с точки зрения перераспределения экспортной выручки для инвестирования внешнеориентированных импортозамещающих структурных сдвигов, в первую очередь в сторону увеличения доли высоких технологий, финансирования НИОКР, сферы образования и всего того, что определяет будущее постиндустриальное развитие России;
  • создание полноценного рынка земли, в том числе производственного назначения путем законодательного закрепления частной собственности либо продажи “прав длительной аренды” на землю, как в КНР.

С этих позиций незаслуженно мало внимания в последние годы уделялось развитию экономических связей со странами СНГ, бывшими органическими частями некогда единого экономического пространства. Хотя вследствие экспансии международного капитала многие некогда твердые позиции России в этих странах утрачены, технологическая, транспортная, кадровая и др. взаимозависимости во многом сохранились.

Внешнеориентированная импортозамещающая стратегия структурных сдвигов, вытесняющих с национального рынка импортные изделия, оплаченная выручкой от сырьевого экспорта, способна обеспечить не только экстенсивный экономический рост, но и качественное обновление российской экономики на пути движения к постиндустриальному обществу.

Рассмотрение вопросов формирования стратегии структурных сдвигов в экономике России позволяет сформулировать следующие выводы:

  • проблема инициации структурных сдвигов, способных дать максимальный импульс развитию экономической системы заключается в поиске структурного сдвига с наибольшим эффектом мультипликатора, то есть с наибольшим коэффициентом корреляции в сопоставлении с каждым из взаимодействующих сдвигов в определенной экономической структуре;
  • согласно рассчитанной нами матрицы перекрестных коэффициентов корреляции сдвигов в отраслевой структуре экономики России, наибольшим коэффициентом корреляции по отношению к другим отраслям и к ВВП обладает пищевая промышленность. Далее идут: химия и нефтехимия; машиностроение и металлообработка; топливная промышленность; сельское хозяйство; черная и цветная металлургия; лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность; производство стройматериалов и легкая промышленность. Наименьшим коэффициентом корреляции, а значит и наименьшим влиянием на другие отрасли и ВВП в целом обладает электроэнергетика;
  • наибольший эффект мультипликатора отраслей потребительского сектора экономики объясняется тем, что в результате резкого снижение реального объема ВВП по сравнению с номинальным, а также реальных доходов населения, согласно кейнсианской теории экономическая динамика всецело зависит от показателя совокупного спроса, по преимуществу формирующегося на потребительском рынке России. Высокий коэффициент корреляции и эффект мультипликатора химии и нефтехимии, а также топливной промышленности объясняется экспортной ориентацией данных отраслей, являющихся основными слагаемыми наполнения ВВП России. Низкий коэффициент корреляции структурных сдвигов по сравнению с другими отраслями и ВВП электроэнергетики объясняется тем, что как мы показали ранее, она является наиболее виртуальной из всех отраслей экономики и служит своеобразным буфером, смягчающим частые отраслевые и ценовые перекосы в экономике России, хотя впрочем, сама во многом порождает их;
  • особенность современного этапа развития экономики России состоит в том, что структурные сдвиги необходимо осуществлять с двух направлений: со стороны инвестиционного и потребительского комплексов, работающих как на интенсивный экономический рост, так и на стимулирование совокупного спроса;
  • наметившийся в последние годы экономический рост во многом обязан процессу импортозамещения, то есть замены импортируемой продукции на товары отечественного производства. С точки зрения прогрессивного развития экономики России, не всякий экономический рост может сопровождаться положительными сдвигами в ее структуре. Возможен как рост за счет увеличения доли добывающих, индустриальных, так и постиндустриальных отраслей и производств в структуре экономики. В России процесс импортозамещения идет пока по пути замены импорта собственным производством наименее технологичной продукции и продуктов питания;
  • по нашему мнению, необходимым условием развития прогрессивных структурных сдвигов в экономике России является наращивание экспорта одновременно с процессом импортозамещения. Данный путь позволяет постепенно, на основе перманентного облагораживания экспорта добиться не только ускоренной индустриализации, но и сделать определенные шаги в направлении постиндустриального развития структуры экономики;
  • внешнеориентированная стратегия структурных сдвигов, нацеленная на продвижение российских изделий на мировой рынок, способна порождать сдвиги в структуре экономики в направлении ее постиндустриального развития. В этом случае посредством структурного взаимодействия экономики России и развитых стран постоянно отслеживаются прогрессивные тенденции развития структурных сдвигов, согласуется направление внутренних структурных сдвигов в соответствие с ними;
  • при формировании стратегии структурных сдвигов в российской экономике большим подспорьем являются генетические экономические преимущества России: высокая квалификация рабочей силы при относительно низкой ее цене; большой образовательный и научный потенциал; наличие развитой индустриальной базы и высокотехнологичных производств; высокий сырьевой потенциал России; огромное количество неиспользуемых земель, в том числе производственного, сельскохозяйственного назначения;
  • при осуществлении внешнеориентированной импортозамещающей стратегии структурных сдвигов необходимо пройти несколько стадий. Первая – реализация структурных сдвигов в трудоемких отраслях потребительского сектора экономики. Вторая стадия осуществления стратегии прогрессивных структурных сдвигов – капиталоемкая – требующая больших инвестиций в развитие высокотехнологичных отраслей, определяющих постиндустриальное будущее России. Данные сдвиги во многом должны быть оплачены выручкой от экспорта сырья и энергоносителей;

2. Проблемы международной интеграции сдвигов в структуре российской экономике

2.1. Соотношение структурных сдвигов в Российской Экономке и структурных сдвигов в мире

Рассмотрим проблему соответствия структурных сдвигов в России и в мире, как в развитых, так и в развивающихся странах. “Вместо задач индустриализации и сохранения независимости в империалистическом мире – пишет Л. Гордон, – на первый план вышли проблемы постиндустриального перехода к международному взаимодействию в рамках всеобъемлющей глобализации”.

Обострение противоречия типа “сдвиг-антисдвиг” между структурой национальных хозяйств приводит к тому, что увеличение ВВП одной из стран приводят к относительному снижению ВВП других, то есть основное противоречие структурных сдвигов в рамках относительно замкнутой системы мирового хозяйства разрешается в форме вытеснения. В качестве примера приведем данные по некоторым странам (см. таблицу 2).

Таблица 2.

Основные экономические показатели некоторых стран

Показатель США Россия Китай
1997 2001 1997 2001 1997 2001
Численность населения (млн. чел.) 250 270 148 147 1155 1243
ВВП (млрд. USD) 6000 7075 990 447 1765 3670
ВВП на душу населения (тыс. USD) 24,0 26,2 6,7 3,0 1,5 3,0
Производство промышленной продукции (млрд. USD) 1200 1500 315 272 550 1330
Доля в мировом промышленном производстве (%) 17,4 16,6 4,6 3,2 8,0 15,3

Источник: Кормнов Ю. Кооперация как фактор преодоления кризиса // Экономист. 2001. № 7. С. 28.

Таблица 3 показывает, что за период с 1990 по 1997 годы доля России в мировом промышленном производстве снизилась с 4,6% до 3,2% в то время, как доля, например, Китая выросла с 8% до 15,3%. С точки зрения деления общественно-экономического развития на доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное видны огромные несоответствия динамики национальных хозяйств. В результате этого экономика России может превратиться либо в структурно-сырьевой придаток развитых стран, либо в своеобразный мостик между экономической структурой развитых и развивающихся стран.

В первом случае при развитии негативных структурных тенденций в экономике России – увеличении доли отраслей ТЭК, добывающей промышленности при деградации индустриальных и значительном отставании в постиндустриальных отраслях неизбежен рост технологической и финансовой зависимости, тем более, что современная структура внешней торговли и платежного баланса России подтверждают наши худшие опасения. С другой стороны, при проведении продуманной целенаправленной структурной политики, инициации прогрессивных структурных сдвигов Россия, используя свое геополитическое положение, уже в ближайшие годы может превратиться в важнейшее связующее звено между развивающимися и развитыми странами, Востоком и Западом.

С одной стороны, для инициации прогрессивных структурных сдвигов необходима протекционистская таможенная политика государства. С другой стороны, она может привести к консервации регрессивных сдвигов в структуре экономики, что только увеличит структурный разрыв.

Необходим импорт технологий и капитала для инициации собственных прогрессивных сдвигов в структуре экономики. В любом случае должна быть накоплена определенная критическая масса положительного структурного потенциала и прогрессивных структурных сдвигов для дальнейшего экономического (в том числе и структурного) роста российской экономики.

С нашей точки зрения, необходимо сделать структуру экономики России своеобразным передаточным звеном для реэкспорта: с одной стороны, технологий и капитала – с Запада на Восток (из развитых в развивающиеся страны), с другой стороны, материальных и трудовых ресурсов – с Востока на Запад (из развивающихся в развитые страны), при этом всемерно обогащая экономическую структуру самой России.

Особая роль в предлагаемой схеме отводится восстановлению во многом утраченных связей с государствами бывшего СССР (ныне СНГ). Политика свертывания связей с бывшими республиками СССР, ввиду их отсталости, не оправдала себя. Государства СНГ объективно в силу территориальных, национальных и конфессиональных причин связаны с основными контрагентами России по цепи структурных сдвигов (особенно в странах Азии). Кроме того, они сами представляют собой обширный сырьевой и сбытовой рынок для России. В советское время на долю межреспубликанских связей приходилось 2/3 товарооборота РСФСР. Разрыв межреспубликанских связей обусловил до 30% экономического спада в России. Из-за пренебрежительного отношения товарооборот в 1991 – 1997 годах с независимыми государствами бывшего СССР сократился в 8 раз.

2.2. Цель международной стратегии структурных сдвигов

Стратегической целью международной стратегии структурных сдвигов является ассимиляция локальных экономических структур бывших стран СНГ вокруг России, а затем и структур ближайших соседей и дальнего зарубежья (Китай, Индия, Ближний Восток, Япония, Западная Европа, Африка, Латинская Америка, США, Канада и др.). При этом необходимо использовать все имеющиеся инструменты, в том числе потенциал русских и других национальных диаспор (США, Израиль), территориальные споры (Япония), старые экономические связи (Египет, Китай) и т.п.

В указанных целях необходимо развитие структурных сдвигов в экономике по нескольким направлениям:

1. Инфраструктурные сдвиги, прежде всего в разрезе транспортной инфраструктуры. Все чаще в литературе обсуждается проект так называемого Евразийского моста, существенную роль в реализации которого наряду с Россией могут сыграть страны Запада и Юго-Восточной Азии. Создание новых трансконтинентальных магистралей существенно помогло бы освоить обширные ныне экономически “безжизненные” пространства России. Привлечение ресурсов для трансконтинентальных магистралей наших ближайших соседей является крайне выгодным для них делом. Немалую роль в осуществлении данного проекта могут сыграть и страны СНГ, что послужило бы мощным стимулом к интеграции, формированию прочного союза, к созданию единого экономического пространства на территории стран Содружества.

2. Сдвиги в структуре внешней торговли России в сторону уменьшения сырьевой направленности экспорта и увеличения технологической составляющей импорта. Современные сдвиги в структуре экспорта и импорта характеризуются таблицей 3.

Таблица 3.

Сдвиги в экспортно-импортной структуре (% к итогу)

Статьи Экспорт Импорт
1999 2001 1999 2001
Продтовары и сельхозсырье 2 2 20 22
Промтовары и сырье 1 1 10 16
Продукция машиностроения 18 6 44 38
Топливо и сырье 67 77 20 17
Прочие товары 12 14 6 7

Источник: Яковец Ю.В. История цивилизаций. М.: Владос, 2003. С. 329.

И без того неблагоприятная структура экспорта за время реформ еще более ухудшилась: доля топливно-сырьевых товаров поднялась с 67,3% в 1999 г. до 85% в 2001 г.; доля продукции машиностроения снизилась с 17,6% в 1999 г. до 8,1% в 2001 г.; значительно сократился экспорт вооружений. Это стало дополнительным фактором “утяжеления” структуры экономики в целом, быстрого истощения разрабатываемых месторождений полезных ископаемых. Так, в первой половине 2003 г. выяснилось, что в ближайшее десятилетие Российская экономика будет ощущать перебои в снабжении природным газом и, как следствие, электроэнергией, хотя еще недавно данные ресурсы считались избыточными.

Неблагоприятна и структура импорта, где существенно сократилась доля продукции машиностроения – с 44,3% в 1999 г. до 38,8% в 1998 г. Это подрывает основу для обновления производственной базы и выхода из структурного кризиса, способствует дальнейшему ухудшению технологической структуры. Увеличение доли потребительского сектора в импорте объясняется распадом некогда единого экономического пространства бывшего СССР и переход части экономических взаимосвязей из разряда межрегиональных в разряд межгосударственных.

Крупным стратегическим просчетом внешнеэкономической политики России стал фактический уход с освоенных рынков стран – бывших участниц СЭВ, ряда развивающихся стран и СНГ, а также ориентация на переполненные рынки промышленно-развитых стран, где требования к техническому уровню продукции и конкуренция значительно выше.

Выявленные тенденции говорят о том, что Россия неуклонно превращается в топливно-сырьевой придаток развитых стран: растет капиталоемкость добычи и транспортировки сырья, сокращается база технической реконструкции отраслей потребительского и машиностроительного секторов. Относительное увеличение экспорта нефти и газа во многом произошло за счет сокращения потребления энергоресурсов в начале 90-х годов. Сегодняшнее оживление экономики России вновь повысило спрос на энергоносители, что вкупе с сокращением разведанных запасов и добычи обусловило их нехватку на внутреннем рынке. В этих условиях закономерное стремление внутренних цен на энергоносители к уровню мировых может усугубить и без того значительные структурные диспропорции в российской экономике.

3. Сдвиги в структуре международной собственности и центров экономической власти.

В отличие от сосредоточения собственности на основные звенья производства все более возрастающее значение придается интернационализации собственности и управления предприятиями. Иерархическая централизация все чаще заменяется горизонтальными связями, отдельные звенья производственной цепи передаются самостоятельным специализированным ячейкам. На смену иерархической структуре мировой экономики приходит геодезическая структура, особенно в сфере интерактивных экономических отношений.

Со второй половины ХХ века в структуре мировой экономики господствуют транснациональные корпорации (ТНК) и мировые финансовые центры (МФЦ). Указанные структуры устанавливают новые критерии хозяйственной деятельности, изменяют ее мотивацию и приоритеты в сторону сокращения сроков операций и предпочтения прибыльности всяким иным критериям – отсюда спекуляции в ущерб развитию производства.

Отечественные ТНК и ФПГ могут стать организационно-технологической основой реализации стратегического проекта создания Евразийского моста – новой территориальной инфраструктуры российской экономики. Это откроет путь к неиспользуемым кладовым минеральных ресурсов, которые скрыты огромными непроходимыми пространствами. Всего на 1.09.99 г. в России зарегистрировано 87 финансово-промышленных групп. Из них около 6% являются транснациональными, 9 – межгосударственными, 25 – межрегиональными, примерно 70% – межотраслевыми. Они объединяют более 2000 юридических лиц, в них занято свыше 4 млн. работников. Удельный вес продукции ФПГ составляет 4,4% ВВП и примерно 10% промышленного производства.

4. Сдвиги в структуре международного капитала в сторону большей доли участия России в нем. На сегодня положение здесь наиболее тяжелое. Вывоз капитала за границу в 1996 году достиг 47 млрд. долл. А поступления от него составили всего 1,6 млрд. долл. Только за один год индекс структурного сдвига данных показателей составил 54% и 23% соответственно. По данным Госкомстата РФ сальдо платежного баланса составило в 1996 году -22,1 млрд. долл. (в 1993 году было -10,3 млрд. долл.). Внешний долг вырос с 107,7 млрд. долл. в 1992 году до 150 млрд. долл. в 1998 году. Его обслуживание за этот период увеличилось с 0,7% до 5,2% ВВП.

Изменение места России в структуре мирового капитала возможно только в случае создания условий для его репатриации из-за рубежа и ликвидации его утечки за границу. Кроме того, по мнению специалистов агентства “Эрнст энд Янг” при благоприятном инвестиционном климате в ближайшие 5 – 7 лет прямые иностранные инвестиции в экономику России могут составить 200 – 300 млрд. долларов США.

Для реализации названных направлений развития структурных сдвигов в экономике потребуется новый стратегический курс, как для России, так и для ее партнеров. Суть этого курса – в переориентации структурных сдвигов на укрепление интеграционных связей в рамках СНГ, совместном выступлении на рынках третьих стран; приоритетной поддержке экспорта готовой продукции, импорта современной продукции машиностроения и высоких технологий; перенос центра тяжести с кредитов на прямые и портфельные инвестиции в высокоэффективные предприятия и отрасли, развитие современной рыночной инфраструктуры; переходе от фискально-запретительной таможенной политики к протекционистско-поощрительной для избранных сфер стратегического прорыва, способствующих прогрессивным структурным сдвигам; ориентации на широкое привлечение в эту сферу зарубежного и, особенно, отечественного частного капитала, создании условий для его репатриации при активном ограничении вывоза за пределы страны и нелегального обращения.

Рассмотрение структурных сдвигов в экономике России в связи со сдвигами в структуре мирового хозяйства привело автора к следующим выводам:

  • в современных условиях происходит обострение основного противоречия структурных сдвигов, увеличение ВВП одной из стран приводят к относительному снижению ВВП других, то есть основное противоречие структурных сдвигов в рамках относительно замкнутой системы мирового хозяйства разрешается в форме вытеснения;
  • с точки зрения деления общественно-экономического развития на доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное видны огромные несоответствия динамики национальных хозяйств. В результате этого экономика России может превратиться либо в структурно-сырьевой придаток развитых стран, либо в своеобразный мостик между экономической структурой развитых и развивающихся стран. В первом случае при развитии негативных структурных сдвигов в экономике России – увеличении доли отраслей ТЭК, добывающей промышленности при деградации индустриальных и значительном отставании в постиндустриальных отраслях неизбежен рост технологической и финансовой зависимости. С другой стороны, при проведении продуманной целенаправленной структурной политики, инициации прогрессивных структурных сдвигов Россия, используя свое геополитическое положение, уже в ближайшие годы может превратиться в важнейшее связующее звено между развивающимися и развитыми странами, Востоком и Западом;
  • необходимо сделать структуру экономики России своеобразным передаточным звеном для реэкспорта: с одной стороны, технологий и капитала – с Запада на Восток (из развитых в развивающиеся страны), с другой стороны, материальных и трудовых ресурсов – с Востока на Запад (из развивающихся в развитые страны), при этом всемерно обогащая экономическую структуру самой России;
  • особая роль в предлагаемой схеме отводится восстановлению во многом утраченных связей с государствами бывшего СССР (ныне СНГ). По нашему мнению, государства СНГ должны сыграть роль своеобразного буфера селективного отбора необходимых структурных сдвигов и смягчения их основных противоречий;
  • необходимо развитие структурных сдвигов национального хозяйства России в рамках мировой экономики по нескольким направлениям:
  • инфраструктурные сдвиги (в разрезе транспортной инфраструктуры в рамках реализации проекта так называемого Евразийского моста);
  • сдвиги в структуре внешней торговли России в сторону уменьшения сырьевой направленности экспорта и увеличения технологической составляющей импорта;
  • возрастание доли экономики России в структуре международной собственности и центров экономической власти;
  • сдвиги в структуре международного капитала в сторону большей доли участия России в нем.

Заключение

Кризис в экономике России носил, в первую очередь, структурный характер, хотя на этот счет имеются и другие точки зрения. Так, А. Илларионов отрицает влияние на темпы экономического роста имеющуюся структуру производства и занятости (структурный фактор). Он считает, что основным фактором, тормозящим экономический рост в России ХХ веке, была централизованно планируемая экономика (ЦПЭ).

По данным Госкомстата реальный ВВП российской экономики (включая виртуальный) в 2003 г. составлял приблизительно 182 млрд. долларов США.

В России, в условиях отсутствия необходимых по объему инвестиций и невозможности активизировать сдвиги в интересах на новом уровне, единственно возможный путь осуществления структурной перестройки – порождение волны структурного обновления с использованием максимального эффекта мультипликатора путем точечных инвестиционных вливаний в относительно замкнутые экономические системы (предприятия, производственные объединения) – последовательно от локальных ко все более глобальным.

Важная закономерность современного экономического роста – его неравномерный характер, обусловленный процессом периодического замещения технологических укладов, целостных комплексов технологически сопряженных производств, связанных с ключевыми научно-техническими разработками и нововведениями на определенном этапе времени. В ходе каждого структурного кризиса экономики, сопровождающего смену доминировавших технологических укладов, открываются новые возможности экономической динамики.

Обратимся к новым тенденциям в структуре экономики России, проявившимся в последние годы. Изменение динамики производства ВВП в России, начавшееся после валютно-финансового кризиса 17 августа 1998 г., заставляет по-новому взглянуть на перспективы осуществления структурных сдвигов в российской экономике. Речь идет о том, что в 1999 г. по данным Госкомстата РФ произошел рост ВВП на 3,2% и рост промышленного производства на 8,1%. Еще большие темпы роста зафиксированы в 2000 году.

Выделить два варианта импортозамещающей стратегии структурных сдвигов в экономике:

  • внутриориентированный – освоение внутреннего рынка промышленных и продовольственных товаров, в первую очередь порождающий структурные сдвиги в экономике России в направлении ее дальнейшей индустриализации;
  • внешнеориентированный – нацеленный на продвижение российских изделий на мировой рынок, способный порождать сдвиги в структуре экономики в направлении ее постиндустриального развития.

Обострение противоречия типа “сдвиг-антисдвиг” между структурой национальных хозяйств приводит к тому, что увеличение ВВП одной из стран приводят к относительному снижению ВВП других, то есть основное противоречие структурных сдвигов в рамках относительно замкнутой системы мирового хозяйства разрешается в форме вытеснения.

Россия неуклонно превращается в топливно-сырьевой придаток развитых стран: растет капиталоемкость добычи и транспортировки сырья, сокращается база технической реконструкции отраслей потребительского и машиностроительного секторов. Относительное увеличение экспорта нефти и газа во многом произошло за счет сокращения потребления энергоресурсов в начале 90-х годов. Сегодняшнее оживление экономики России вновь повысило спрос на энергоносители, что вкупе с сокращением разведанных запасов и добычи обусловило их нехватку на внутреннем рынке. В этих условиях закономерное стремление внутренних цен на энергоносители к уровню мировых может усугубить и без того значительные структурные диспропорции в российской экономике.

Список литературы

  1. Баликоев В.З. Общая экономическая теория. М.: ПРИОР. 2002.
  2. Буикина М.К., Семенов В.А. Макроэкономика.- М.: ДИС, 1999.
  3. Гальперин В.М., Гребенников П.И., Мусский А.И., Тарасевич Л.С. Макроэкономика. – СПб., 2001.
  4. Джеффери Д.Сакс, Фелипе Ларрен Б. Макроэкономика. Глобальный подход. – М.: Дело, 1996.
  5. Козырев В.М. Основы современной экономики.- М.: Финансы и статистика, 1998.
  6. Красильников О.Ю. Структурные сдвиги в экономике современной России. Саратов: Научная книга, 2000.
  7. Мамедов О.Ю. Современная экономика.- М..: Феникс, 2002.
  8. Основы экономической теории // Под ред. Камаева В.Д., М., «Владос», 1999.
  9. Пол А. Семюелсон, Вильям Д. Нордгауз. Макроэкономика. – М.: Основы, 1995.
  10. Современная экономика: Учеб. Пособие / Научн. ред. О. Ю. Мамедов. – 2-е изд. доп. – М.: Зевс, 1997.
  11. Шишкин А.Ф. Экономическая теория: в 2-х книгах. Книга I – М.: Гуманит. изд. ВЛАДОС, 1996.
  12. Экономическая теория (политэкономия). /Под ред. Журавлевой Г.П., Видяпина В.И. 2003.
  13. Экономическая теория/ Под ред. И.П.П Николаевой. –М.: ПРОСПЕТ, 1998.
  14. Алексашенко С.. Банковский кризис: туман рассеивается // Вопросы экономики – 2003 – №5.
  15. Глазычев М.. Уровень жизни снизился вдвое // Экономика и жизнь – 2002 – №18.
  16. Давыдов В.М., Боровиков А.В., Теперман В.А.. Локальные кризисы или мировой феномен // ЭКО – 2001 – №7.
  17. Макаревич Л.. Банковский кризис как следствие несостоявшихся реформ // Общество и экономика. – 1998. – №8-9.
  18. Морозов. В. Анатомия кризиса – политика отсроченной инфляции // Вопросы экономики 1998 – №9.
  19. Морозов В.М.. Инфляционные последствия девальвационного кризиса в России и на Украине // Вопросы экономики – 1998 – №9..
  20. Речин В.Д.. Кризис финансовой системы России.// Вопросы экономики – 1998 – №11.
  21. Сержжо А. Росси. Российская экономика в первые 9 месяцев 1999 года // ЭКО – 1999 – №5.
  22. Соколов В.. “Проблема-2000” по-российски // Интерфакс ВРЕМЯ. – 2000 – №6 .
  23. Соколов В. ЭКО-новости. // Интерфакс ВРЕМЯ – 2000 – №6.
  24. Ясин. Е. Поражение или отступление? // Вопросы экономики – 1999 – №2.

 

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.