“Чем выше летает чайка, тем дальше она видит”
Что мы вспоминаем, когда слышим слово “птица”?
“Отчего люди не летают!.. Я говорю: отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела”.
Почему эти строки, знакомые с детства, так волнуют и тревожат? Мы восхищаемся смелым Соколом, который в последние секунды жизни хотел вновь ощутить радость полёта, сочувствуем крику боли Нины Заречной: “Я — чайка”, повторяем вслед за героем очерка Короленко «Парадокс»: “Человек создан для счастья, как птица для полёта”. Почему мы признаём это как аксиому: полёт — счастье? Может быть, потому, что только в полёте мы представляем себе абсолютную свободу, сияние бескрайних небес и пьяняще-чистый холодный воздух?
Существует легенда о Джонатане-чайке. Как-то Ричард Бах, прогуливаясь однажды по туманному берегу канала Белмонт Шор в штате Калифорния, услышал Голос, который произнес загадочные слова: «Чайка Джонатан Ливингстон». Повинуясь Голосу, он сел за письменный стол и запечатлел видение, которое прошло перед его мысленным взором наподобие кинофильма.
Но история удивительной чайки оборвалась так же внезапно, как и началась. Сколько ни старался Бах досочинить ее своими силами, ничего не получалось, пока лет восемь спустя в один прекрасный день ему таким же образом не привиделось продолжение.
Первое, что бросается в глаза при чтении повести, это имя чайки – Джонатан Ливингстон. Остальные чайки названы обобщенно – Стая. Причем имена даны только Чайкам- Изгнанникам. Можно предположить, что только те чайки, которые восстали против устоявшихся традиций, имеют право на имя, поскольку они тем самым приобретают индивидуальность и бессмертную душу.
Сколько ни перечитываешь эту маленькую повесть, каждый раз поражаешься глубине её содержания и законченности формы. О чём она? Внешний событийный ряд прост: попытки Чайки освоить фигуры высшего пилотажа, достичь совершенства в полёте и передать своё знание истины ученикам.
Но сквозь простоту сюжета просвечивают вечные проблемы. На первом месте здесь стоит проблема поиска «смысла жизни». Джонатан с детства отличался от своей Стаи, он стремился в небеса, для него «скорость – это мощь, скорость – это радость, скорость – это незамутненная красота».

Foxford

Маленькая белоснежная чайка по имени Джонатан Ливингстон просто хотела свободы, одуряющий глоток которой, однажды испытанный, забыться уже не мог. Жажду свободы Чайки можно сравнить с неутолимым желанием раба избавиться от цепей, сковывающих не только его тело, но и душу. Раба держат оковы, а Джонатана – обычаи и устои Стаи. Но однажды оковы пали, и Джонатан оказался один, свободный и счастливый. Счастье всей его жизни – скорость, в которой и таилось для него совершенство.
Необычайно глубокой в этом плане является мысль Чайки Чианг о том, что «истинное “я”, совершенное, как ненаписанное число, живет одновременно в любой точке пространства в любой момент времени».
Путь к достижению совершенства труден, как труден подъем в горы в разреженной атмосфере. Для многих потребуются тысячи жизней, чтобы понять, что жизнь не исчерпывается едой, борьбой и властью в Стае. Тысячи жизней, чтобы ощутить тягу к совершенству. А можно прожить хоть сто тысяч жизней, и все равно наивно находить смысл всей жизни в удовлетворении потребности в еде.
Тысячью жизней может стать и одна жизнь, только если каждое свое изменение к лучшему ты будешь считать одной из ступеней к совершенству.
А можно прожить тысячу жизней за один миг, поскольку в этот миг столько прекрасных мыслей пролетят в твоей голове, что ты очнешься уже совершенно другим человеком.
В наставление читателям через всю повесть проходит мысль о необходимости постоянно совершенствоваться, не останавливаться на достигнутом. Остановишься – в следующей жизни все будет таким же, как и в предыдущей, т.е. шаг окажется сделанным не вперед, а на том же месте.
По-моему, в своей повести автор хочет показать, что в каждой Чайке где-то внутри живет это непреодолимое желание прекрасного. Ведь сколько чаек пошли за Джонатаном – тысячи! А поначалу, помните, как сомневался Джонатан в правоте своих убеждений. Он едва не покорился Стае, но жажда знания взяла верх, и вот – он уже преодолевает тысячи миль в час, переносится силой мысли в любую точку пространства, взрывает представления Стаи о возможностях чаек.
Джонатан в одной из частей с гордостью произносит: «Я – Чайка»! Эта фраза вырастает из той же параллели, что и «Я – Человек». «Я – Человек» тоже должно звучать гордо. Но не каждый из нас сможет произнести эту фразу, вложив в нее весь свой огонь, всю душу, всю свою неутолимую жажду познания. Многие из названных понятий сегодня не только не знакомы, но и просто неприемлемы. Большинство людей, как и члены Стаи, считают, что рождены для того, чтобы есть, пить, обладать властью, наживать деньги и прочее в том же роде. И если найдется среди нас такой вот один Джонатан Ливингстон, то его тотчас заклюют, как гадкого утенка, поскольку он нарушает испокон веков сложившийся порядок. Но, конечно же, таких, как Джонатан Ливингстон, довольно много. Не будь их, не было бы ни моральных ценностей, ни искусства, ни прогресса.
Подтверждением мысли о том, что Чайка и Человек соотносимы, звучит посвящение: «Невыдуманному Джонатану Чайке, который живет в каждом из нас». Своей притчей автор пытается разбудить спящие души человеческие, направить их к свету, к празднику, радости, счастью.
Стремление к счастью характерно для каждого, с той лишь разницей, что каждому счастье видится в чем-то своем.
Для Джонатана счастье – это свободный полет, порыв подняться высоко-высоко, к Небесам, причём «небеса — это не место и не время. Это достижение совершенства». Счастье для него – это и возможность передать свои знания другим, научить их тому, что уже умеешь сам, позвать их за собой в необъятную высь, туда, где только и возможно ощутить пьянящий восторг совершенства.

Postupi.online

И для каждого человека счастье ощущается или как легкое парение в воздухе, или как резкий всплеск вверх. Если спросить любого человека: «Что вы чувствуете, когда счастливы?» – то многие ответят: «Я летаю, мне легко-легко».
Всем строем своего художественного произведения Ричард Бах подводит читателя к главной мысли: “Жизнь не исчерпывается едой, борьбой и властью в Стае”, “смысл жизни в том, чтобы достигнуть совершенства и рассказать об этом другим”.
«Чайку» читали и продолжают читать до сих пор. И, наверное, ещё долго будут читать, быть может, просто потому, что идея высокого назначения человека, заложенная в этой романтической повести о птице, не может не найти отклика в сердцах людей, пробуждая Джонатана-Чайку, “который живёт в каждом из нас”.
Закончить свое рассуждение мне хочется следующими строками, которые, по-моему, отражают высший смысл жизни Чайки:
И быть может в темной дали
Зажгутся свечи Обетованной земли.
И день настанет, и час пробьет,
Когда каждый, каждый из нас поймет,
Что жизнь – не рутина, жизнь – это рай,
Только скорей его открывай!
И не отставай от Чайки Великой
По имени Джонатан!

>

Доступа нет, контент закрыт

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

Доступа нет, контент закрыт



Тинькофф Мобайл - Платящий клиент[sale]

Доступа нет, контент закрыт


Совкомбанк карта рассрочки Халва [cards][sale]



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.