Содержимое

1. Восточная политика Руси в IX-X веке

Княжения восточных славян представляли собой зародышевую форму государственности. К IX в. процесс разложения первобытно-общинного строя завершился. Племенные княжения то объединялись вместе, то снова перегруппировывались в зависимости от конкретных условий в крупные суперсоюзы, обнаруживавшие черты, присущие раннефеодальной государственности.

Одним из таких объединений был союз племен во главе с Кием (известен с VI в.), ставший в IX в. ядром древнерусского государства. В конце VI—VII в. существовала, согласно византийским и арабским источникам, «держава волынян», являвшаяся союзницей Византии. Новгородское летописание сообщает о старейшине Гостомысле, возглавлявшем в IX в. славянское объединение вокруг Новгорода. Восточные источники позволяют предположить существование накануне образования древнерусского государства трех крупных объединений славянских племен: Куябы, Славии и Артании.

Так, в результате социально-экономического и политического развития у восточнославянских племен начало складываться государство. Быстро обогащавшаяся родоплеменная знать нуждалась в поддержании своего господства над народными массами. Местные князья имели военные дружины, свидетельствовавшие о появлении у восточных славян органов власти.

Странным данное объединение представляется хотя бы потому, что земли, в него вошедшие (новгородские и киевские), не имели общей границы. Мало того, их разделяло несколько сотен километров непроходимых лесов и болот. Сюда следует прибавить уже упоминавшиеся различия в культуре, языке, антропологическом типе и этнической принадлежности населения этих территорий. Естественно, пока не могло быть речи и о единых «экономическом», «правовом» пространствах. Но существовало нечто, реально соединявшее указанные земли, а именно торговые пути между Востоком и Западом, европейским Севером и Югом, проходившие по землям восточных славян. В.Я. Петрухин пишет:

По данным археологии, в IX веке основным международным торговым маршрутом Восточной Европы был путь к Черному морю по Дону, а не Днепру.

Летописец Нестор знал, что путь на Восток, на Каспий и в Хорезм шел по Волге, параллельно Днепровскому пути.

Торговый путь, ведущий на Каспий, был, судя по всему, хорошо известен восточному географу. Маршрут же, по которому русы шли к Румийскому (Средиземному) морю, был ему незнаком: возможно, это первое упоминание Пути из варяг в греки».

Контроль над этим важнейшим торговым путем, видимо, пытался установить Хазарский каганат.

Не исключено, что именно действия хазар в этом направлении подтолкнули скандинавских купцов к поискам новых торговых путей – в обход территорий, которые контролировал Каганат. В Х в. ситуация изменилась. Если прежде торговые караваны, шедшие в Скандинавию с юга, продвигались преимущественно по маршруту: Дон – Ока – Верхнее Поволжье – Балтика, то теперь основной торговой магистралью становился Днепр.

После захвата Киева Олег провел ряд походов. В результате под его власть подпали практически все племена и племенные союзы, населявшие бассейны рек, которые собственно и составляли «Путь из варяг в греки».

Тем самым было заложено основание межплеменного «союза союзов», или «суперсоюза», восточнославянских, а также ряда финно-угорских племен, населявших лесную и лесостепную зоны Восточной Европы.

После захвата Киева Олег держал в своих руках вход в этот путь с Ладожского озера (Ладога) и выход по этому пути из лесной области в степную (Киев). Ольгу нужно было еще обеспечить фланги Днепровского пути. Этим вызваны были его походы на древлян (правый берег среднего течения Днепра); северян и радимичей (левый берег среднего и верхнего течения Днепра). Уже покорение Киева привело варягов к прямому соприкосновению с хазарами. Походами на северян и радимичей Олег вступал в дальнейшую борьбу с хазарской властью.

Устройство Киевского государства и укрепление Днепровского пути заняло весь конец IX века. В начале Х века Олег вышел Днепровским путем в Черное море. В 907 году он подошел к Царьграду с большим войском «на конях и на кораблях». Греки должны были откупиться от Руси большими подарками и заключить с Русью выгодный для последней договор. Текст подтверждения этого договора 911 года хранился в Киеве еще в XI веке и был внесен в летопись, так что дошел и до нашего времени.

«Общеславянский процесс накопления хозяйственных и социальных предпосылок государственности для VIII—IX вв., – пишет Б.А. Рыбаков, -обозначен достаточно ясно; южные лесостепные области безусловно первенствовали, став уже известны-, ми во внешнем мире, но процесс шел и в северной лесной зоне постепенно приближавшейся по уровню развития к более передовому югу. Важен момент скачка из первобытности в феодализм, тот момент, когда веками складывавшиеся предпосылки интегрируются в масштабе союза племен или “союза союзов”, каким стала Русь где-то в VIII—IX вв. Признаком такого перехода в новое качество следует считать “полюдье”, громоздкий институт прямого, внеэкономического принуждения, полувойна, полуобъезд подчиненного населения, в котором в обнаженной форме выступают отношения господства и подчинения, равно как и начальная фаза превращения земли в феодальную собственность».

А.А. Горский полагает, что это объединение точнее было бы называть союзом племенных княжеств.

Формально вхождение в такой суперсоюз было связано с началом выплаты дани киевскому князю. Это объединение, собственно, и принято называть Древнерусским государством, либо Древней или Киевской Русью.

2. Дипломатия княгини Ольги

После смерти князя Игоря остался малолетний сын Святослав; правление приняла вдова Игоря, княгиня Ольга. Правление Ольги продолжалось около 20 лет. Нет никаких известий о том, что в это время Русь предпринимала набеги на восток. Внимание Ольги отвлечено было в сторону Византии. Однако и против Византии Ольга не предпринимала враждебных действий. Ольга испытала на себе глубокое влияние византийской культуры. Она крестилась и лично, затем отправилась в Царьград (957).

Благодаря крещению Ольга входила в круг византийского придворного общества. Она была принята во дворце византийского царя. В «Придворном Уставе» царя Константина Багрянородного сохранилось довольно подробное описание приема Ольги в большом византийском дворце. Ольге присвоен был в Византии титул «архон-тиссы», то есть «начальницы» русов. По понятиям византийского этикета, Ольге устроен был прием не перворазрядный, но все же торжественный.

Не будучи завоевательницей, Ольга была хорошей правительницей; она постоянно объезжала свои владения и соблюдала в них строгий порядок. (О наказании Ольгою убивших ее мужа древлян сложилось целое сказание).

После смерти Игоря его жена Ольга (945 – 964) жестоко отомстила древлянам за убийство мужа. Первое посольство древлян, предлагавшее Ольге взамен Игоря в качестве мужа своего князя Мала, было заживо закопано в землю, второе сожжено в Киеве. Как сообщает летопись, Ольга предложила древлянам дать в качестве дани по несколько птиц с каждого двора. К ногам голубей была привязана зажженная пакля, и, когда те прилетели в свои старые гнезда, в древлянской столице вспыхнул пожар. В результате выгорела столица древлян Искоростень (ныне город Коростень). В огне пожара погибло, по словам летописи, около 5 тыс. человек. Исходя из опыта восстания древлян, Ольга вынуждена была пойти на упорядочение сбора дани. Она установила «уроки» – размер дани и «погосты» – места сбора дани. В княжения Ольги к Киеву были присоединены земли тиверцев, уличей и древлян.

Время ее правления — время собирания сил молодого русского государства. Это была, так сказать, «передышка». Летописец сохранил светлую память о княгине Ольге, называя ее «мудрейшею всех человек».

3. Святослав – дипломат и политик

«Передышкою» правления Ольги воспользовался сын ее Святослав, деятель необычайной энергии и подвижности, одна из самых ярких фигур русской истории. Святослав начал править еще при жизни матери. Его не интересовало внутреннее управление государством, которым Ольга заведовала до своей смерти. Святослав почти не сидел в Киеве и все короткое время своей самостоятельной власти (около 8 лет, с 964 по 972 год) провел в далеких походах. Несмотря на все настояния матери, Святослав не захотел креститься и остался язычником. «Как мне одному переменить веру? – говорил он. – Дружина начнет смеяться надо мною». Святослав любил суровую походную жизнь. По словам летописи, Святослав был храбр и легок, как барс; во время военных походов он не возил за собою обоз; мясо в походах не варил в котлах, но, порезав тонко конину, зверину или говядину, пек ее на углях; шатра также не возил, а подстилал под себя конский потник, под голову клал седло. Когда шел войной против кого, делал это не крадучись, а открыто, заранее посылал сказать «иду на вы».

Правление Святослава (964 – 972) историки оценивали по-разному. Одни считали его талантливым полководцем и государственным деятелем, другие утверждали, что это был князь-авантюрист, видевший цель своей жизни в войне.

Достаточно своеобразной была внешность Святослава. Один византийский автор, современник князя Святослава, так описал его: это был человек среднего роста, стройный, с голубыми глазами и плоским носом. Он брил бороду и голову, оставляя длинный пучок волос на голове и длинные усы. В ухе Святослава блестела золотая серьга с двумя жемчужинами и рубином посередине. Русский летописец сообщает, что Святослав ходил «яко пардус» (как барс). Во время военных походов он спал под открытым небом, положив голову на седло. Отправляясь в походы, в которых он провел фактически всю свою жизнь, Святослав предупреждал своих противников: «Иду на вы».

Отсутствием Святослава в Киеве часто пользовались печенеги, которые появились у южных границ Руси в начале Х в. и постоянно угрожали своими набегами. Перед Святославом стояла задача защищать Русь от набегов кочевников и расчистить торговые пути в другие страны, С этой задачей Святослав справлялся успешно, что позволяет говорить о нем, как о способном государственном деятеле и полководце.

Святослав, подобно Ольгу и Игорю, начал свою деятельность борьбою с хазарами. Сначала он прошел на Оку и покорил своей властью вятичей (хазарских данников).

Потом он бросился непосредственно на хазар и совершенно разграбил Хазарское царство (около 965 года). Главные города хазар; Саркел (Белая Вежа) на Дону и Итиль на Волге взяли русские. Поход Святослава на ха-эар имел совершенно другие цели, чем набеги Игоря. Те были простым грабежом. Святослав же имел намерение прочно обосноваться на Нижней Волге. Опрокинув Хазарское царство, Святослав, несомненно, рассчитывал на развалинах утвердить свою собственную власть. Если бы Святослав остался на Волге, он был бы естественным преемником хазар; тогда в дальнейшем русский князь мог бы принять не христианство, а иудейство или мусульманство.

Однако, когда Святослав получил приглашение византийского императора помочь ему в борьбе с дунайскими болгарами, Святослав оставил Итиль и бросился на Болгарию; надо думать, что на Волге им была оставлена какая-то охрана.

Поход Святослава на дунайских болгар (967) окончился блестящим успехом: Святослав захватил город Переяславец на Дунае и в нем утвердился. «Хочу жить в Переяславце Дунайском; там середина моей земли, там собираются всякие блага: от греков золото, ткани, вина и плоды, от чехов и угров — серебро и кони, из Руси — меха, воск, мед и рабы».

Захватом дунайских болгар Святослав осуществлял широкого размаха политический план: он становился преемником кочевых императоров, использовавших обмен между странами и народами «твердой культуры». Географически империя Святослава достигала в этот момент большего протяжения, чем империя авар (потому что в руках Святослава был не только Нижний Дунай, но и Нижняя Волга) или империя хазар (обратно, не только Волга, но и Дунай). Империя Святослава по своему протяжению может быть сравнима только с Гуннской империей IV-V веков. Только к стихии кочевнического степного государства Святослав прибавил еще стихию лесного государства (Киев-Новгород).

Можно думать, что разгромив хазар, Святослав принял и титул их государя — каган. По крайней мере, преемники Святослава этот титул носили, и в середине XI века митрополит Иларион величал этим титулом как Владимира Святого, так и Ярослава Мудрого*.

Империя Святослава дала трещину на востоке. Как после первого похода Игоря на хазар, так и теперь, после уничтожения хазарского владычества, на юге России подняли голову печенеги. Пользуясь отсутствием самого Святослава и главной русской рати, печенеги напали на Киев и осадили его (968). Святославу пришлось спешно возвращаться с Дуная, чтобы спасти свою мать Ольгу и киевлян. Святослав прогнал печенегов от Киева, но сам долго в Киеве усидеть не мог.

После смерти Ольги (969), Святослав посадил по городам своих сыновей (Ярополка в Киеве, Ольга в Древлянс-кой земле, Владимира в Новгороде), а сам вернулся на Дунай. И на этот раз ему не удалось долго сидеть на Дунае.

Святослав в результате многочисленных походов присоединил земли вятичей, нанес поражение Волжской Болгарии, покорил мордовские племена, разгромил Хазарский каганат, успешно воевал на Северном Кавказе и Азовском побережье, отразил натиск печенегов. Он попытался приблизить границы Руси к Византии и вел упорную борьбу с константинопольским императором за Балканский полуостров. В период успешных военных действий Святослав даже раздумывал о перенесении столицы своего государства на Дунай в город Переяславец, куда, как он считал, будут «сходиться блага из разных стран»: шелк, золото, утварь Византии, серебро и скакуны из Венгрии и Чехии, воск, мед, меха и пленные рабы из Руси.

Однако борьба с Византией окончилась неудачно:

Святослав был окружен стотысячным греческим войском. С большим трудом ему удалось уйти на Русь. Был заключен договор с Византией о ненападении, но дунайские земли пришлось вернуть.

Греки не могли равнодушно смотреть на то, что на Дунае один противник (болгары) сменился другим (русы). Император Иоанн Цимисхий, один из самых блестящих полководцев в истории Византии, лично пошел походом на Святослава, одолел его и запер в крепости Доростоле (Силистрии). Святослав должен был заключить мир на условии удаления из Болгарии (971). Так рушились его дунайские планы.

По дороге в Киев Святослав в 972 г. попал в засаду, которую печенеги устроили у днепровских порогов, и был убит. Печенежский хан приказал сделать из черепа Святослава чащу, окованную золотом. В 30-е годы XX в. при строительстве Днепрогэса на дне Днепра были обнаружены стальные мечи, которые, как предполагают, принадлежали Святославу и его дружинникам.

Список литературы

  1. Вернадский Г.В. Начертание русской истории. СПб.: Лань. 2000.
  2. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков. М.: Аспект Пресс, 1999.
  3. История Отечества: люди, решения. Очерки истории России. Мироненко С.В.: Политиздат. М., 1998.
  4. Пособие по истории России. /Под ред. Орлова А.С., Георгиева В.А., Наумова Н.В., Сивохина Т.А. М.: Высш. шк., 2003.
  5. Российская дипломатия в портретах/ Под редакцией А.В.Игнатьева, И.С.Рыбаченка, Г.А.Санина. М., 1992.

 

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.