Содержимое

Внутренняя политика Николая II (1905 – 1917).

На внутреннюю политику Николая II существует множество точек зрения. Вот что пишет С.С. Ольдербург в своей книге «Царствование Императора Николая II»: «За двадцать лет правления Николая II население империи и возросло на пятьдесят миллионов человек – на 40%; естественный прирост населения превысил три миллиона в год. Наряду с естественным приростом … заметно повысился общий уровень благосостояния.

Так потребление сахара с 25 млн. пудов в год (8 фунтов на душу в 1894г.) превысило 80 млн. футов на душу(18 фунтов на душу) 1913. Увеличилось и потребление чая (75 млн. кг. в 1913; 40 млн. в 1890).

Благодаря росту сельскохозяйственного производства, развитию путей сообщения, целесообразной поставке продовольственной помощи «голодные годы» в начале ХХ уже отошли в прошлое. Неурожай более не означал голода: недород в отдельных местностях покрывали производством других районов.

Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы, ячменя), достигавший в начале царствования в среднем, немногим более миллиардов пудов, превысил в 1913-1914 гг. четыре миллиарда.

Удвоилось количество мануфактуры, приходящийся на голову населения: несмотря на то, что производство русской текстильной промышленности увеличилось процентов на сто, ввоз тканей из-за границы также увеличился в несколько раз.

Вклады в государственных кассах возросли с трех миллионов в 1894 г. до двух миллиардов в 1913 г.

О росте народного образования свидетельствуют следующие цифры: к 1914 г. расходы государства, земства и городов на народное образование составили 300 млн. рублей (в начале царствования около 40 млн.)

О числе книг и периодических изданий в России за 1908 год имеются следующие данные: периодических изданий было 2028, в том числе 440 ежедневных. Книг и брошюр издано 23852 названия, 70841000 экземпляров, на сумму 25 млн. рублей.

Хозяйственная самодеятельность широких масс выразилась в беспримерно быстром развитии кооперации. До 1897 года в России было всего около сотни потребительских обществ с небольшим числом участников и несколько сот мелких ссудосберегательных товариществ.

Уже к 1 января 1912 года число потребительских обществ приближалось к семи тысячам. Кредитные кооперативы в 1914 году увеличили в семь раз свой основной капитал по сравнению с 1905 годом и насчитывали до девяти миллионов человек.

На фоне общей картины роста Российской империи особо выделялось развитие ее азиатских владений. За двадцать лет около 4 млн. переселенцев из внутренних губерний нашли себе место в Сибири.

Но на 20-м году царствования императора Николая II Россия достигла еще не виданного в ней уровня материального преуспевания… Происходящую в России перемену отличали иностранцы. В конце 1913 года редактор «Economist Europeen» Эдман Тери, произвел по поручению двух французских министров обследования русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тери заключил: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 года идти также, как они шли с 1900 по 1912 года, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом финансовом отношении».

Есть и другая точка зрения: с начала ХХ века революционная борьба рабочих усилилась. Рабочие устраивали забастовки, выходили на демонстрации и поднимались на борьбу против капиталистов и царского правительства.

За рабочими поднялись и крестьяне. Весной и летом 1902 года на Украине и в Поволжье борьба крестьян охватила больше 300 сел и деревень. Крестьяне уничтожали помещичьи имения, делили между голодными помещичий хлеб, захватывали помещичьи земли.

Против крестьян были посланы войска. В крестьян стреляли, их секли до смерти розгами. Тысячи крестьян арестовали и посадили в тюрьму. Крестьянское движение было подавлено. Крестьяне еще не понимали, что для победы над помещиками нужно, прежде всего, уничтожить царскую власть».

Какая же из этих точек зрения верна?

Посмотрим на жизнь разных социальных слоев в период с 1905 по 1917 годы.

1. Рабочий вопрос

Сначала нужно описать положение рабочего класса в начале XX века: «Взятый страной курс на индустриализацию привел к увеличению численности наемных рабочих. К началу века в России имелось примерно 13 млн. наемных рабочих; из них 2.8 млн. потомственных пролетариев, остальные – пролетарии первого поколения. Среди потомственных пролетариев был высок процент грамотных, они окончательно утратили связь с деревней и являлись носителями городской культуры и образа жизни. Но большинство российского пролетариата формировалась за счет крестьянского населения, беднейших слоев деревни. Они не оторвались еще полностью от деревни, ее культуры и психологии. Среди них было много малограмотных и даже неграмотных. Таких людей, находящихся в промежуточном пограничном состоянии между двумя различными классами, социальными группами, называют маргиналами.

Особенностью России была высокая концентрация рабочих на крупных производственных предприятиях. Это во многом было обусловлено слабой технической оснащенностью производства и экстенсивными способами эксплуатации машин и оборудования. В начале ХХ века около половины рабочих были заняты на предприятиях с числом работающих свыше тысячи человек. Это способствовало росту консолидации рабочего класса, упрощало задачу формирования его классового самосознания.

Вместе с тем превращение пролетариата в мощную революционную силу было обусловлено отсутствием продуманной системы государственных мер в области рабочего законодательства. Специальным законом была установлена максимальная продолжительность рабочего дня для взрослых мужчин – 11,5 часов. Введение 8 – часового рабочего дня стало самым настойчивым требованием русского пролетариата. Государство же выступая в роли совокупного предпринимателя, с не меньшим упорством игнорировало его, полагая, что российский рабочий, в отличие от своего европейского собрата, имеет слишком много выходных дней в течение года.

2 июня 1903 года был опубликован закон «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а также их семей в предприятиях фабрично-заводской и горнозаводской промышленности.» по этому закону владелец предприятия был обязан выплачивать пособие травмированному работнику. Но если несчастный случай произошел по «злому умыслу» или «грубой неосторожности» самого работника, последний лишался вознаграждения.

Эти оговорки открывали широкие возможности для уклонения от выплаты пособий.

Поэтому у рабочих требованиях, все чаще звучало желание иметь государственную систему страхования.

Одним из факторов постоянного недовольства российского рабочего была существовавшая на фабриках система штрафов. Правда, закон о взаимоотношениях фабрикантов и рабочих требовал, чтобы все денежные взыскания, налагаемые на рабочих поступали в специальный фонд, идущий на выплату сумм пособий этим же работникам. А размер вычетов не превышал одной трети заработной платы. Однако закон не регламентировал саму процедуру взимания штрафов, не содержал перечня нарушений, за которые налагался штраф. Взимание штрафов превращалось зачастую в сведение личных счетов мастера с рабочими.

Что касается заработной платы рабочих, то она колебалась в зависимости от пола, и от возраста, и от характера производства, и от профессии рабочего. Например, средняя заработная плата на Путиловском заводе составляла в 1904 году 48 руб. 46 копеек в месяц. При этом рабочие инструментальной мастерской получали 59 рублей 47 копеек, а чернорабочие – только 18 рублей 59 копеек. Прожиточный минимум в столице для одинокого мужчины составлял в этом же году 21 рубль, для одинокой женщины 17 рублей, а для семейных рабочих от 32 до 38 рублей в месяц.

Рабочие проживали, как правило, в помещениях казарменного типа, всю мебель которых составляли двухэтажные нары да уличные обеденные стан и скамейки.

Но особенно возмущало российских рабочих отсутствие у них элементарных гражданских прав. Рабочие были лишены возможности создавать организации даже для защиты своих экономических интересов. А за участие в стычках и забастовках полагалось тюремное заключение от 2 до 8 месяцев».

На положение рабочего класса с 1905 по 1917 годы есть несколько точек зрения.

Вот одна из них: «Неудачная русско-японская война еще больше усилила ненависть народа к царскому правительству. Война не задержала революцию, а ускорила ее.

В начале января 1905 года забастовал в Петербурге большой Путиловский завод.

Вскоре в Петербурге началась всеобщая стачка. На заводах шли бурные сходки и собрания. Рабочие искали выход из своего бедственного и бесправного положения. Они выдвинули требования восьми часового рабочего дня, свободы объединения в союзы, свободы печати и слова. Рабочие требовали также передачи помещичьей земли крестьянам и созыва Учредительного собрания для изменения государственного строя в России.

Для борьбы с рабочим движением за несколько месяцев до стачки царским правительством было создано «Общество рабочих» во главе с провокатором попом Гапоном. Когда началась стачка, Гапон на собраниях своего общества уговаривал рабочих устроить шествие к царю и написать ему прошение (петицию). В эту петицию рабочие включили все требования. Большевики уговаривали рабочих не слушать Гапона. «Свободу и землю добывают не просьбами к царю, – говорили они, – их надо завоевывать с оружием в руках». Но Гапон убедил рабочих пойти с этим прошением к царю. У Гапона было скрытое намерение: устроить кровопролитие рабочих и тем ослабить рабочее движение.

9 января 1905 года ранним морозным утром толпы рабочих с женами и детьми двинулись к Зимнему дворцу. Всего собралось свыше 140 тысяч человек.

Залпами встретили царские войска безоружный народ. Более тысячи людей были убиты, зарублены шашками, задавлено казакскими лошадьми, улицы Петербурга были забиты кровью рабочих.

Рабочие в этот день получили кровавый урок. Для всех стало ясно, что нельзя верить царю и его слугам. Вечером того же дня рабочие начали строить баррикады. На баррикадах развивались красные флаги. Рабочие нападали на офицеров, полицейских и разоружали их. Большевики руководили борьбой рабочих.

Взрыв возмущения кровавых злодеяний царя пронесся по всей стране. Рабочие бросали работу. Выходили на улицу с революционными песнями с лозунгом «Долой царское самодержавие». Революция скоро охватило всю страну. Всю весну продолжались массовые стачки и выступления рабочих.

В мае 1905 года в городе текстильных фабрик – Иваново-Вознесенске – началась особенно упорная стачка. Руководителями рабочих были большевики.

За городом на речке Тальке тысячами собирались рабочие. Они избрали для руководства своей борьбы с царской власти и фабрикантами депутатов, образовавших совет. Это был один из первых советов депутатов в России. Ежедневно собирался на заседания этот Совет окруженный тысячами рабочих. На рабочих собраниях выступали большевики, стоящие во главе Совета. Толпа жадно слушала революционные речи ораторов. Героическая борьба рабочих продолжалась около двух месяцев. Рабочие и их семьи голодали, но не сдавались. По распоряжению царского губернатора войска стали стрелять в рабочих. Наконец у рабочих силы иссякли. По предложению Совета на 40-ка тысячном собрании рабочих было решено стачку прекратить. Стачка закалила рабочих и подготовила их к дальней. Еще более упорной борьбе. К осени 1905 года революционное движение охватило всю страну. С каждым днем ряды стачечников пополнялись рабочими новых фабрик и заводов. На улицах рабочие устраивали собрания и нередко вступали в схватки с разгонявшей их полицией и войсками.

В начале октября на московских железных дорогах началась стачка, вскоре охватившая железные дороги всей страны. Прекратили работу почта и телеграф.

За рабочими стали втягиваться в борьбу учителя, врачи, студенты, профессора. В Харькове и Екатеринославе рабочие начали строить баррикады и, разгромив оружейные магазины, вступали в перестрелку с войсками и полицией.

Под руководством большевиков во многих городах организовались профессиональные союзы (профсоюзы) рабочих. В крупных промышленных центрах создавались советы рабочих депутатов. Это были зародыши новой, революционной власти рабочих и крестьян. Многие Советы рабочих депутатов готовились к восстанию, добывая разными путями оружие, обучая рабочих военному делу, почти на всех больших заводах и фабриках, где были партийные организации большевиков, создавались боевые дружины. Царское правительство отдало приказ войскам – «патронов не жалеть» и беспощадно расстреливать станочников.

В ряде городов войска стреляли в рабочих, разгоняя собрания. Начать вооруженное восстание рабочие еще не моги. Нахватало оружия. Но подавить революционное движение не было силы у царя. В его войсках происходило сильное брожение: солдаты начали явно сочувствовать революции. Этому помогала работа большевиков в армии, где они тайно распространяли свои листовки, призывая солдат примкнуть к революции. Этому также помогла поражение царя в войне с Японией. Перепуганный ростом революции Николай П 17 октября издал манифест. В манифесте он обещал дать народу свободу и созвать Государственную думу из представителей от населения для решения вместе с царем всех государственных дел России. Манифест 17 октября был явным обманом. Царскому правительству надо было выиграть время, чтобы собрать силы и потопить революцию в крови. Несмотря на манифест о свободах, полиция продолжала разгонять собрания, арестовывать и убивать рабочих и их руководителей большевиков.

1 декабря 1905 года в Москве началась всеобщая стачка, быстро перешедшая в вооруженное восстание. В заранее назначенный большевиками час остановились фабрики, заводы, железные дороги, потухло электричество газеты перестали выходить. Рабочие стали вооружаться, росли боевые дружины. Полиция и войска разгоняли собирания рабочих, стреляли в дома, где собирались дружинники.

Рабочие на Бронной, Тверской, у вокзалов, у завода Гупсон начали строить баррикады. Вскоре многие улицы Москвы покрылись баррикадами из телег, вагонов, трамваев, бочек, ящиков, уличных фонарей. Все это валилось посреди улицы, обматывалось телеграфными и трамвайными проводами. Царская кавалерия и конная полиция не могли двигаться через эти заграждения. У многих баррикад боевые дружины рабочих, вооруженные револьверами, обстреливали войска. На улицах Москвы несколько дней шла беспрерывная перестрелка. А площадь Москвы спешили боевые дружины из других мест.

Против восставшего народа в Москве не хватало войск. Царь прислал в Москву два полка солдат. Только при помощи пушек и пулеметов удалось разгромить восставших. Громил Москву генерал Дубасов. 18 декабря боевым дружинам пришлось оставить баррикады и спрятать оружие в тайные склады. В Москве было убито более тысячи человек. В городе несколько дней пылали пожары, вызванные артиллерийским снарядами. На улицах валялись трупы убитых рабочих, женщин и детей. Многие Бойцы революции были настреляны и повешены царскими войсками.

Царский министр Столыпин издал закон о беспощадном уничтожении революционеров. Многие партийные организации большевиков были разгромы, уничтожены Советы рабочих депутатов, закрыты профсоюзы и все крестьянские организации.

Рабочий класс был, конечно, передовой силой революции, но он не был еще единым и сплоченным, так как его партия социал-демократия, была разбита на две группы: на меньшевиков и большевиков. Поэтому то рабочие и вступили в революцию, не всегда дружно и рабочий класс не имел возможности стать настоящим руководителем революции.

Летом 1914 года рабочие Петербурга вновь остановили фабрики и заводы. Они вышли на улицу с крестными знаменами. На нападение полиции и войск рабочие ответили сопротивлением на баррикадах.

Но подъем революции был задержан разразившейся тогда же мировой войной. В этой войне царское правительство вновь искало спасение от революции. В России под руководством большевиков начались массовые стачки. В 1915 году в России уже было 928 стачек, а в январе – феврале 1917 года – 1330 стачек. Рабочие продержали борьбу под лозунгом «Долой войну! Долой царское самодержавие!» рабочие Петрограда (так назывался Петербург с 1914 по 1924 год) боролись в первых рядах. В октябре 1916 года они организовали огромную политическую стачку против войны и царского самодержавия. Они привлекли на свою сторону даже полк солдат».

Есть и другая точка зрения: «3 января 1905 года началась давно готовившаяся стачка на Путиловском заводе в Петербурга. Рабочие потребовали повышения заработной платы, отмены обязательных сверхурочных работ и установление восьмичасового рабочего дня. Их поддержали другие заводы и фабрики Петербурга, и 8 января стачка охватила 111 тыс. рабочих столицы, принимая всеобщий характер. В это время в организации Георгия Гапона созрел план устроить мирное шествие к царю для подачи петиции о нуждах рабочих.

Утром 9 января 140 тысячная толпа мужчин, женщин, стариков и детей, возглавляемых Гапоном с иконами, портретами царя и чтением молитв двинулась к Зимнему дворцу. На Дворцовой площади им перекрыла путь заградительная цепь солдат. Раздалась команда: 2Открыть огонь по толпе». Падали убитые и раненые. Расстрелы и конные атаки казаков на мирные шествия к Зимнему дворцу происходили в других частях города. Весть о расстреле мирной демонстрации в Петербурге вызвала взрыв возмущения во всей стране. Вечером 9 января в Петербурге появились баррикады. Только в январе 1905 года в знак протеста бастовало 440 тыс. рабочих (их них 160 тыс. в Петербурге), больше, чем за все предыдущие десятилетия. День 9 января 1905 года («Кровавое воскресенье») явился началом революции.

Важным событием явилась начавшаяся 12 мая всеобщая стачка рабочих. В крупном текстильном центре страны Иваново-Вознесенске, которая продолжалась 72 дня. Под ее влиянием поднялись рабочие ближайших текстильных городов и поселков – Шуи, Конты, Тейково, Вичуги. В ходе Иваново-Вознесенской стачки был избран совет рабочих, уполномоченных, который не только руководил стачкой, но и фактически превратился в орган рабочей власти в городе. Он создал рабочую милицию для поддержания порядка в городе, закрыл все кабаки, запретил торговцам повышать цены, вел переговоры с фабрикантами и городской администрации. По требованию совета фабриканты на 10% увеличили заработную плату рабочим.

Еще в начале 1905 года под влиянием мощной войны стачечного движение вынуждено было созвать специальную комиссию под председательством министра финансов В.Н. Кокацева для разработки законопроектов по рабочему вопросу. Предложенные ею законопроекты об организации больничных касс, создаваемых на средства рабочих и фабрикантов, смешанных арбитражных комиссий на предприятиях для разрешения конфликтов между рабочими и предпринимателями, о сокращении рабочего дня, о пересмотре статей закона о наказании за забастовки и порядки досрочного рассмотрения договоров о найме были переданы в комитет министров, а после долгого в нем обсуждения в 1912 году внесены в Государственную думу вместе с разработанным в 1908 году министром торговли законопроектом о страховании рабочих. Законы о страховании были введены в 1912 – 1913 гг. на предприятиях создавались кассы из взносов рабочих и предпринимателей, из которых выплачивались пособия по нетрудоспособности и в случае гибели на производстве кормильца семьи. Но эта социальная мера распространялась только на постоянных рабочих, занятых в основных производствах, которые составляли примерно 20% общего числа лиц наемного труда. Рабочий день сократился с 11,5 до 10 часов.

Однако законопроект о ненаказуемости за участие в стачках был отклонен».

2. Крестьянский вопрос

Сначала нужно описать рождение крестьянства в начале ХХ века: «Продолжались начавшиеся после отмены крепостного права изменения в среде русского крестьянства. Усилился процесс экономической дифференциации (расслоения) деревни. Конечно, богатство и бедность были в деревне всегда. Но теперь здесь появились люди, главным источником богатства которых была эксплуатация наемного труда и торгово-растовщическая деятельность. Именно таких людей, а не крепких хозяев называли в русской деревне кулаками.

К концу ХХ века кулаки составляли 2 – 3% крестьянского населения. К ним примыкали примерно 15% зажиточных крестьян. Главным мерилом зажиточности было наличие определенного количества скота – свыше четырех голов лошадей, столько же коров. На другом полюсе деревни – безлошадные хозяйства, примерно 25%; крайним проявлением бедности было отсутствие коровы – таких хозяйств набилось до 10%. Крестьянство, как уже отмечалось, продолжало оставаться под влиянием сельской общины. В нем были очень сильны настроения коллективизма, уравнительной справедливости.

Новым для русской деревни явлением стало возниконовение избыточного населения, составляющего в начале века 23 млн. человек, а в 1914 году – 30 млн. человек. Част из них служила резервной армией для российской преемственности. Однако возможности последней были достаточно ограниченными. Это обстоятельство с одной стороны, заставило крестьян вести хозяйство более рационально, применять удобрения, сельскохозяйственную технику, брать в аренду помещичьи земли, но с другой стороны, все более твердо выдвигать требования передела помещичьей земли».

На этот вопрос существует несколько точек зрения, вот первая из них: «С весны 1905 года начались волнения крестьян. В центре России и в Поволжье крестьяне захватывали земли, лес, вывозили из помещичьих амбаров хлеб и делили его между голодными. Они жгли усадьбы помещиков, требовали раздела, а в ряде мест захватывали помещичьи земли. Испуганные помещики бежали из своих земель под охрану войск и полиции. Царское правительство послало против крестьянсолдат и казаков. Войска расстреливали, сажали в тюрьму и пороли крестьян. Но крестьяне поддерживаемые рабочими в городах, не прекращали борьбы. Крестьянское движение с каждым днем ширилось.

За время революции почти во всей России под влиянием рабочего движения и призывов партии большевиков крестьяне поднимались против своих угнетателей, помещиков. Почти все губернии России были охвачены крестьянским движением. Более 7 тыс. крестьянских революционных выступлений был за три года революционной борьбы. Крестьяне захватывали у помещиков и монастырей земли, рубили помещичьи и монастырские леса, повсеместно нападали на помещичьи усадьбы и сжигали их.

В одной Саратовской губернии осенью и зимой 1905 года крестьяне уничтожили до 300 помещичьих явлений. Крестьяне изгоняли помещиков, сельских старост, властных старшин и устанавливали свою выборную власть. Наиболее передовые крестьяне объединились в крестьянские союзы. Большевики помогали им в этом. Царь и помещики посылали карательные отряды и подавляли восстания крестьян.

Третья Дума утвердила закон царского министра Столыпина о земле. Все земли помещиков оставались за ними. Крестьяне должны были довольствоваться той землей, которой они владели до этого, но только на гновых условиях. Раньше большинство крестьян владело землей сообща и время от времени делила эти общинные земли между собой по числу имевшихся в семьях работников. Столыпинсий закон уничтожал общинное владение землей. Каждому крестьянину предлагалось взять свой надл в личное владение, выделиться из общины и стать хозяином на своем участке. Таких, выделившихся из общины крестьян называли хуторянами или отрубниками. Бедные крестьяне, не имевшие рабочего скота, инвентаря, денег для уплаты налогов продавали свои наделы кулакам – богатым крестьянам. Царское правительство этого и добивалось. Оно хотело из кулаков создать маленьких помещиков, защищающих царскую власть.

Больше миллиона крестьянской бедноты совсем лишилось земли и разорилось. Недовольных крестьян правительство переселяло на земли народов, живших на окраинах России. Местное население силой изгоняли с его родных земель в пустыни и горы.

Есть и другая точка зрения: «Главным вопросом революции был аграрный-крестьянский. Крестьянство составляло свыше 4/5 населения России, а аграрный вопрос в связи с углублением крестьянского малоземелья приобрел к началу ХХ века особую остроту.

6 – 10 ноября 1905 года в Москве состоялся второй Всероссийский съезд Крестьянского союза. В нем приняли участие 187 делегатов от 27 губерний европейской части России. К этому времени европейский крестьянский союз насчитывал в своем составе до 200 тыс. членов, объединенных в 470 волостных и сельских организаций. Он подтвердил основные требования и решения, высказанные еще на первом съезде.

Летом 1905 года, добавив к ним требование введения всеобщего избирательного права и демократизации местного управления. Съезд способствовал пробуждению политического сознания крестьянства. На местах крестьяне стали создавать свои комитеты, стороны выдвигали не только экономические, но и политические требования, сформулированные на съездах всероссийского крестьянского союза. В ряде селений и волостей (например, в местечке Ворочинцах Полтавской губернии или в селе Слободском Вятской губернии.) комитеты крестьянского союза возглавили вооруженные крестьянские восстания.

Кое-где стали возникать и своеобразные «крестьянские республики». в отдельных волостях крестьянам удавалось отстранить местную администрация и на некоторое время захватить в свои руки власть. Примером этого могут служить Мордовская республика, Волоколянском уезде Московской губернии, «Старо-буянская» в Самарской губернии, «Люботинская» в Харьковской области, Новинская волость – Тверская (в октябре –ноябре 1905 года). Однако они существовали не долго и через 2-3 месяца прекращали свою деятельность.

Весной летом 1906 года поднялась новая война аграрного крестьянского движения. Однако, несмотря на свой размах и массивность, крестьянское движение 1906, как и в 1995 г., представляла собой серию разрозненных, локальных бунтов, не имевших между собой практически не какой связи. Всероссийский союз не смог сыграть роль организующего центра движения.

А вот что пишет о реформе П.А. Столпина историк Тюкявкин В.Т. в своей книге «Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа»; «Сколько было крестьян в России? В текущей статистике выделялось две категории населения городов и населения уездов. Второе относят к сельским жителям и часто отождествляют с крестьянством. Но, во-первых, в уездах было много поселков фабрично-заводского типа, где крестьян почти не было, во-вторых, даже селах было много лиц, не занимающимся сельскохозяйственным трудом: лавочники, торговцы, ремесленники и прочие. При этом отмечу, что к крестьянам я отношу не всех сельских жителей, а именно самостоятельных работников, которые жили доходами от земледелия или скотоводства и членов их семей.

1897 – перепись населения оказалось, что сословия крестьян включало 93 млн. чел. (74%), но из них 7 млн. человек (7,5%) жили в городах, где они составляли 43% горожан. Часть из них временно находилась там на заработках, он большинство уже давно порвали с деревней.

Для крестьян земля была подлинной кормилицей, «землей – матушкой», «земелькой», «землицей». О ней народ сложил много пословиц. Землей были созданы надежды наилучшую жизнь, без земли не могло быть хозяина, также как «без хозяина – земля сирота». Когда мужик похал обувь и шел за сохой и плугом босиком, чтобы не повредить землю. Но к концу 19 века осень многим крестьянам земли не хватало, чтобы прокормить семью. Уменьшение средних наделов в России происходило в связи с тем, что по традиции и нормам обычного права земли и имущества семьи после смерти ее главы делить поровну между всеми сыновьями, поэтому в отличии от стран Западной Европы и Японии, где участок земли наследует старший сын, любые наделы через несколько поколений должны были стать недостаточными. Великоросской деревней из древне землю делили поровну между наследниками, как у крестьян, так и у помещиков – дворян. Для дворян власти пытались законодательно ввести отдельные владения, которые должны были передаваться только одному наследнику. Но это были исключения. Причину такого обычая в деревне можно объяснить социальной психологией русского крестьянина, которые не мог нанести такой кровной обиды всем сыновьям в угоду старшего. Против этого восстало врожденное чувство социальной справедливости и чувство любви ко всем детям.

Вопрос о малоземелье крестьян Европейской России на рубежах XX-XIX века неоднократно обсуждался на самом высоком уровне.

В 1899 – 1901 гг. для этого было создано особое совещание. В связи с неурожаем 1901 года была образована указам Николая II Комиссия по исследованию вопроса о движении с 1861 по 1900 гг. благосостояния сельского населения. Среди земельных губерний сравнительно с другими местностями Европейской России», материалы которой были опубликованы в трех выпусках (1903 г в Санкт-Петербурге). Комиссии специально признали «оскудение Центра» и представили большой материал о недостаточности крестьянских наделов большинства общин центральных губерний для прожиточного минимума и уплаты всех платежей. Таким образом большинство малоземельных крестьян Центра было официально признано.

Минимальные размеры прожиточного минимума пытались определить многие авторы, и каждый из них называл разные цифры.: от 8 дес. на двор в черноземной полосе до 30 дес.

О столыпинской аграрной реформе написано много работ и ей даны разные оценки – от прогрессивной до реакционно-черносотенной. О ее результатах можно установить весьма противоречивое заключение. Чаще всего пишут, что она потерпела крах. Противоположные мнения появились во время перестройки от выделения отдельных положительных результатов до полной идеализации реформы.

С первых шагов реформа была «встречена в штыки» представителем оппозиционной партии, революционного лагеря и некоторых правых кругов.

Революция 1905 года состояла не в том, что несколько миллионов человек бастовали, митинговали, громили помещиков. Не делали революцию и массовые террористические акты. Революция произошла в 1905 году потому, что царь, манифестом 17 октября провел крутой и быстрый переворот: изменение государственного строя, введение законодательной Государственной Думы, обновлению Государственного совета, объединенного правительства; введение демократических свобод (свобода слова, собраний, политических партий, печати и т.д.). Это была политическая революция. Не даром П.Н. Милюков позднее писал. Что царь впервые победу революции у них из рук. Но экономического переворота Манифест не обещал.

Пришедшее к власти правительство Витте в лице отдельных министерств понимаю, без серьезных экономических реформ не усмирит бастующих рабочих и крестьян. Особенно нарастающее осенью крестьянское движение и погром поместий. В это врем стало довольно серьезно обсуждаться предложение профессора П.П. Мигулина о передаче крестьянам части (около половины) помещичьих земель за выкуп. записку Мигулина Травпов передал царю. Гореинкин предложил отменить выкупные платежи и срочно расширить продажу крестьянам земель через Крестьянский банк. На более выгодных условиях. Вопрос об уменьшении или сокращении выкупных платежей обсуждали в 193 – 1904 гг, он был подготовлен и уже 3 ноября 1905 года провозглашен царским Мандатом

Только несокрушимая воля, настойчивость и решительность Петра Аркадьевича Столыпина (1862-1911) позволили ему сильно и напористо поставить вопрос о необходимости такой реформы, добиться согласия царя, начать проводить ее по ст. 87 Основных законов. Разогнать две первые думы и изменить виттовский избирательный закон. Без этого реформа не могла бы даже начаться, а затем претвориться в жизнь. Столыпин стал министром внутренних дел 26 апреля 1906 года, когда еще не преступили к главной части намечавшейся реформы – к закону о разрешении выходов из общины. Далеко не все историки признают подготовительность Столыпина к осуществлению аграрной реформы, знания, ни крестьянского вопроса. Так казалось его заместителю (товарищу) генералу В.И. Гурко, который в своих воспоминаниях в 1903 году написал, что Столыпин вначале проявил неопытность, не знал точно что делать, и якобы колебался в первые месяцы. Это мнение поддерживал и К.А. Кривошенко в книге о своем отце, но ссылаясь в основном на Гурко. Конечно, многоопытному в деле составления записок, предложений проектов. Гурко могло так казаться. В действительности Столыпин и как крупный помещик, и как администратор уже много лет сталкивался с крестьянским делом, знакомился с положением крестьян в Западном крае… П.А. Столыпин свою службу начинал именно в департаменте земледелия и сельской промышленности Министерства земледелия. Его записи реформ не ограничиваются только аграрными проблемами, они охватывают вопросы управления государственного слоя, подъема всей экономики, введение гражданского равноправия и т.д.

Роль П.А. Столыпина в разработке ряда сторон ан\грарной реформы, таким образом проявившаяся в формировании у него собственной идеологии реформирования деревни и обновления страны в течение десятилетия накануне 1906 года. В дальнейшем он придал реформе социально-политический характер, наряду с сохранением экономического содержания данная реформа явилась плацем работ многих реформаторов, объединенных в несколько Особых совещаний, Редикуляционной комиссии, министерствами комиссий. Земельустроительная комиссии не представлены отряды землемеров, как их иногда описывают в литературе, а были официальными в уездах и губерниях. Предложение было одобрено полностью, 4 марта 1906 года Николай подписал указ о землеустройстве на 7 месяцев раньше указа. 9 ноября и за месяц до принятия Основных законов Российской империи. Указ вводит: «Временные правила о землеустройстве». Другое важное дополнение касалось вопроса о характере собственности на землю и у тех крестьян, которые имели одновременно участки частные купчии и личные. После споров на голосовании в Думе и Госсовете пришло предложение трудовиков» каждый землехозяин мог по желанию признать свои участки личной или частной владельческой собственностью. Положение 10 марта 1906 года многие исследователи не без основания называют новым переселенческим законом. По нему увеличивались льготы на проезд, переселенцам, а также возросло финансирование всех работ по организации и устройке переселенцев».

Еще одну оценку реформы Столыпина дал В.И. Ленин: «Судьбы буржуазной революции в России, – не только настоящей революции, но возможных в дальнейшем демократических революций, – зависит больше всего от успеха или неуспеха этой политики».

3. Потомственное дворянство

Высшей социальной группой, во многом определявшей экономическое, но еще больше политическое лицо России, являлось потомственное дворянство. В руках помещиков были сосредоточены гигантские средства в виде земельной собственности.

В то же время в начале ХХ века даже крупное землевладение утратило свой чисто дворянский характер. По данным статистики 1905 года более трети крупных поместий принадлежало буржуазии. В еще большей мере этот процесс охватил среднее землевладение, наиболее приспособленное к переводу на капиталистические рельсы. В этой категории (от 100 до 500 десятин) дворян принадлежало лишь 46% имений. Таким образом дворянство постепенно утрачивало многовековую приведению монопольного владения землей.

Лишь незначительная часть дворян-землевладельцев сумела перевести свои хозяйства на капиталистические рельсы, преобразовав их в так называемые образцовые имения, с применением сельскохозяйственных машин и наемного труда сельскохозяйственных рабочих. В 1905 году таких имений было лишь 3%.

Огромная масса помещичьих хозяйств так и не сумела приспособится к новым условиям. Расходы помещиков, как правило, превышали их доходы. Земли закладывались и перезакладывались, распродавались. Разорившиеся помещики пополняли ряды мелких чиновников и интелегенции.

4. Чиновничество. Духовенство. Интеллигенция

«В социальной структуре российского общества выделялась довольно многочисленная армия (более 500 тыс.) чиновников (государственных служащих) различного рода. На содержание бюрократического аппарата уходило 14% , государственного бюджета (в Англии 3%, Франции – 5%, Италии и Германии – 70%)

Ввиду особой роли государства в экономике страны положение высшей бюрократии было также совершенно особенным. Министерские чиновники решали вопросы предоставления государственных кредитов и субсидий. Размещения государственных заказов, закупок на нужды армии и пр. Поэтому честные банки, акционерные компании старались перенанять на должность управляющих больших государственных чиновников, высоко ценя и оплачивая их прежние связи. Нередко крупными финансовыми воротилами становятся ближайшие родственники высших государственных чиновников.

Однако, подавляющая масса российского чиновничества, выполняя роль посредника между населением и государство, влача жалкое существование. Низкие оклады и современное бесправие перед лицом вышестоящего руководства породили свой распространенный тип российского бюрократа-взяточника, вышестоящего на просителях и посетителях неудовлетворенность собственной жизнью.

Довольно представительным социальным слоем явилось православное духовенство. В 1912 году в стране насчитывалось 111 тыс. священников различных уровней и званий; более 1000 монастырей обслуживали почти 100 тыс. монахов и монахинь. В ведении православной церкви 4 духовные академии , 116 –духовных училищ, более 40 тыс. церковно-приходских школ. Церкви принадлежало более 2 млн. десятин земли.

Важную роль в общественной жизни страны играла интеллигенция. Когда речь идет о социальной структуре общества, под интеллигенцией понимают лиц умственного труда высокой квалификации, требующего как правило высшего образования. К началу ХХ века в России насчитывалось около 870 человек, занятым преимущественно умственным трудом – ученых, преподавателей, врачей, лиц свободных профессий (адвокатов, журналистов, писателей, артистов и т.д.)

Однако в России со времен разночинско-народнического периода термин «интеллигенция» употреблялся и как категория политическая. Интеллигент – это тот представитель умственного труда, кто сознательно избрал узел служения народу, кто находится в глубокой оппозиции и готов принять активное участие в борьбе с ним.»

Революция 1905—1907 гг. создала благоприятные условия для образования множества политических партий, как русских, так и национальных. Все они в те годы действовали вполне легально. Число их вместе с ранее возникшими нелегально партиями к исходу революции было более ста. Эти партии являлись выразителями различных социальных, национальных и даже религиозных интересов, что было отражено в их программах. Все политические партии можно свести к трем основным классификационным группам: 1) революционно-демократические партии (социал-демократические и неонароднические), 2) либерально-оппозиционные (в основном партии русской и национальной либеральной буржуазии, а также либеральной интеллигенции) и 3) консервативно-охранительные (правые буржуазно-помещичьи и клерикально-монархические, черносотенные). Ниже речь пойдет о наиболее крупных политических партиях, имевших общероссийское значение.

Среди партий первой группы ведущую роль играли возникшие на рубеже XIX—XX вв. Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) и Партия социалистов-революционеров (эсеры).

Как было указано выше, РСДРП организационно оформилась на II съезде (1903) и тогда же произошел ее раскол на большевиков и меньшевиков. Однако формально (вплоть до марта 1917г.)итеи другие продолжали считаться членами одной партии.

На II съезде РСДРП была принята единая (для большевиков и меньшевиков) программа, состоявшая из двух частей. Первая часть («программа-минимум») предусматривала решение задач буржуазно-демократической революции: свержение самодержавия, введение демократической республики и широкого местного самоуправления, предоставления права самоопределения всем нациям, входящим в состав России, установления 8-часового рабочего дня для лиц наемного труда; в аграрном вопросе — возвращение крестьянам земель, «отрезанных» от их наделов во время проведения реформы 1861 г., отмена выкупных и оброчных платежей за землю, а также возвращение крестьянам ранее выплаченных ими выкупных сумм. В 1906 г. аграрная программа была пересмотрена. Теперь уже выдвигалось требование полной конфискации всех помещичьих, государственных, удельных, церковных и монастырских земель. Это требование, как уже сказано, было заявлено самими крестьянами на двух Всероссийских съездах Крестьянского союза и, естественно, заставило изменить аграрную программу РСДРП на IV ее съезде в апреле 1906г. Однако если крестьяне рассматривали всю землю, в том числе и свою надельную, как общенародное достояние, то аграрной программой РСДРП предусматривалась национализация всех земель. Различие, на первый взгляд терминологическое, имело принципиальное значение. В первом случае хозяином земли становился сам народ, точнее, те, кто ее обрабатывает, при этом распределением земельных участков ведала сама крестьянская община. Во втором —полным собственником земли становилось государство, которое превращалось таким образом в крупнейшего помещика-монополиста со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Аграрная программа меньшевиков была предложена крупным экономистом-аграрником П. П. Масловым. Его поддержал Г. В. Плеханов. Это была программа муниципализации земли. Суть ее заключалась в том, что конфискованные помещичьи, удельные, монастырские и церковные земли предоставлялись в распоряжение органов местного самоуправления (муниципалитетов), которые потом распределяли ее между крестьянами. Предусматривалось сохранение собственности крестьян на их надельную землю. Допускался и переход части земли в руки государства для создания переселенческого фонда. Программа меньшевиков была нацелена против властного вмешательства государства в аграрные отношения. Кроме того, меньшевики указывали, что национализация земли «непомерно усилит государство, превратив его в единственного земельного собственника, усилится и правящая бюрократия».

Вторая часть программы РСДРП («программа-максимум») предусматривала социалистическое переустройство общества после победы пролетарской революции. Однако реализацию этой программы большевики и меньшевики представляли себе по-разному. Большевики ориентировались на немедленное построение социализма после победы пролетарской революции, даже предусматривали возможность непосредственного «перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую», без какого бы то ни было переходного периода. Меньшевики считали утопией насаждение социализма в экономически и культурно отсталой стране. Они полагали, что после буржуазно-демократической революции должен пройти определенный период развития капитализма, который превратит Россию из отсталой в развитую капиталистическую страну с демократическими свободами и учреждениями.

В период революции 1905—1907 гг. численность РСДРП значительно выросла. Если перед революцией в рядах РСДРП состояло 2,5 тыс. членов (по другим данным 8,6 тыс.), то к концу революции — уже 70 тыс. При этом меньшевики составляли большинство (45 тыс.). В большевистском крыле РСДРП русские составляли 89%, в меньшевистском—русские—37%, грузины—29%, евреи — 23%, украинцы —6% и прочие —5%. Кроме того, в России числилось 74 тыс. членов национальных социал-демократических партий: 33 тыс.—еврейского Бунда, 28 тыс.— Польской социалистической партии и 13 тыс. латышских социал-демократов.

Партия эсеров хотя формально и заявила о своем образовании в 19,02 г., но организационно оформилась на Учредительном съезде, состоявшемся 29 декабря 1905 г.— 4 января 1906 г. в Финляндии, на котором были приняты ее программа и устав. Программа эсеров предусматривала: свержение самодержавия и установление демократической республики, автономию областей и общин на федеративных началах, широкое применение федеративных отношений между отдельными нациями, признание за ними безусловного права на самоопределение, введение родного языка во всех местных общественных и государственных учреждениях, всеобщее избирательное право без различия пола, религии и национальности, бесплатное образование, отделение церкви от государства и свободу вероисповедания, свободу слова, печати, собраний, стачек, неприкосновенность личности и жилища, уничтожение постоянной армии и замена ее «народной милицией», введение 8-часового рабочего дня, отмену всех налогов, «падающих на труд», но установление прогрессивного налога на доходы предпринимателей.

Центральное место в эсеровской программе занимал аграрный вопрос. Эсеры требовали изъять землю вообще из частной собственности. Но они выступали не за национализацию ее, а за «социализацию», т. е. передачу земли не государству, а в общенародное достояние. Землей, считали эсеры, должны распоряжаться общины, которые будут распределять ее в пользование по «трудовой» норме среди всех граждан республики, для которых самостоятельный труд на земле является основным источником существования. В перспективе предусматривалось обобществление земледельческого производства путем использования различных форм кооперирования земледельцев. Организация трудовых ассоциаций предусматривалась не только в сфере земледелия. В этом эсеры видели создание социалистической формы хозяйства. Они выступали за сохранение крестьянской общины как основы формирования социалистического характера общественных отношений в деревне. Тактика эсеров предусматривала пропаганду и агитацию, организацию стачек, бойкота и вооруженных акций —вплоть до организации вооруженных восстаний и применение индивидуального политического террора. Впрочем, террор они рассматривали как «крайнее» средство. Им занималась небольшая боевая организация эсеров, которая вначале насчитывала 10—15, а в ходе революции 1905—1907 гг.— 25—30 человек. Руководили ею Евно Азеф и Борис Савинков. Они организовали убийства ряда крупных государственных лиц —министра народного просвещения Н. П. Боголепова (1901), министров внутренних дел Д. С. Сипягина (1902) и В. К. Плеве (1904), генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича (1905).

Еще в конце 1904 г. из Партии социалистов-революционеров выделилась группа, стоявшая на позиции широкого применения террористической борьбы. В конце 1906 г. она оформилась в «Союз социалистов-революционеров-максималистов», который представлял собой крайне левое крыло эсеровского движения и сосредоточил свою деятельность на «экспроприациях» и индивидуальном терроре. Лидером этой группы был М. И. Соколов, казненный в 1906 г. по приговору военно-полевого суда. Группа подвергалась наибольшим полицейским преследованиям и к 1907 г. была практически разгромлена.

Особое место занимала возникшая в 1903 г. группа анархо-коммунистов —последователей П. А. Кропоткина, однако влияние ее было невелико, несмотря на авторитет лидера.

В числе неонароднических социалистических партии, отвергавших насильственные методы борьбы, видное место занимала Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты, или энесы). Она официально заявила о себе в сентябре 1906 г., когда вышел в свет 1-й, программный, выпуск ее бюллетеня «Народно-социалистическое обозрение». Партия окончательно оформилась в ноябре 1906 г. К 1907 г. в ней числилось 56 местных организаций, в которых состояло в общей сложности не более 2 тыс. членов. В основном это городская интеллигенция, земские служащие и незначительное число крестьян. Видными идеологами энесов являлись профессора и публицисты А. В. Пешехонов, В. А. Мякотин, Н. Ф. Анненский, В. И. Семевский, принадлежавшие к «левому флангу» легального народничества.

Исходя из своеобразия российских условий (преобладание крестьянского населения и наличие поземельной общины), энесы выступали за особый для России путь к социализму, минуя капитализм, как наиболее «прямой, естественный и безболезненный», опираясь на развитие общинных начал в русской народной жизни. Их программа предусматривала ликвидацию монархии и введение «демократической республики», замену постоянной армии «народной милицией», отмену сословного строя, утверждение равенства всех граждан перед законом, введение свободы совести, слова, печати, собраний, союзов, неприкосновенности личности и жилища. Высшим органом управления страной должно стать однопалатное Народное представительное собрание, избираемое всеми гражданами, достигшими 20 лет, независимо от пола, национальности и вероисповедания, путем прямого, равного и тайного голосования. Ему должна принадлежать вся полнота законодательной власти. Энесы выступали за повсеместное введение земского, городского и сельского самоуправления, основанного на широких демократических началах. Энесы были убежденными сторонниками права наций на самоопределение. В аграрном вопросе они в качестве первоочередной меры считали конфискацию помещичьих, казенных, удельных, кабинетских, монастырских и церковных земель и передачу их в общенародную собственность. Но конфискация не должна была коснуться крестьянских надельных, а также тех частновладельческих земель, на которых «ведется трудовое хозяйство». В печати энесы активно выступали против столыпинской ломки общины.

Главной либеральной партией, претендовавшей на общенациональное руководство, была Конституционно-демократическая партия (кадеты), которая оформилась на своем I (Учредительном) съезде в Москве 1218 октября 1905 г. Позднее она стала называть себя «партией народной свободы». Она была преимущественно «интеллигентской» партией. В ней состояли главным образом преподаватели высших и средних учебных заведений, врачи, инженеры, адвокаты, писатели, деятели искусства, но также и представители либерально настроенных помещиков и буржуазии, отчасти ремесленники. В свои ряды партия кадетов привлекла также немногих рабочих и крестьян. В кадетской партии состояла элита русской интеллигенции. Членами этой партии были видные ученые — В. И. Вернадский, С. А. Муромцев, В. М. Гессен, С. А. Котляревский, известные историки —А. А. Корнилов, А. А. Кизеветтер, М. О. Гершензон, Ю. В. Готье, экономисты и публицисты — П. Б. Струве, А. С. Изгоев, видные земские деятели Ф. И. Родичев и И. И. Петрункевич, земский врач А. И. Шингарев. Кадеты стремились стать над партиями, объединить вокруг себя или подчинить своему влиянию другие оппозиционные самодержавию партии и течения.

В январе—апреле 1906 г. насчитывалось 274 кадетских комитета, к 1907 г.— свыше 300; общая численность партии колебалась в пределах 50—60 тыс. членов (после поражения революции она сократилась вдвое). Лидером кадетской партии был блестящий оратор и публицист, видный историк П. Н. Милюков. В 1894 г. за участие в освободительном движении он был уволен из Московского университета и выслан в Рязань. По возвращении в 1897 г. из ссылки он был вынужден уехать за границу, где читал лекции по русской истории в Софийском, Бостонском и Чикагском университетах. Вернувшись в 1899 г. в Россию, Милюков вновь занялся политикой и за свои резкие выступления неоднократно подвергался арестам, так что снова был вынужден эмигрировать. В апреле 1905 г. Милюков приехал в Россию и с головой ушел в политическую борьбу.

Главной своей целью кадеты провозгласили введение в стране демократической конституции (отсюда и название партии). Неограниченная монархия, согласно их программе, должна была быть заменена парламентарным демократическим строем (кадеты обходили вопрос о том, будет ли это монархия или республика, но идеалом их была конституционная монархия английского типа). Они выступали за разделение властей — законодательной, исполнительной и судебной, за коренную реформу местного самоуправления и суда, за всеобщее избирательное право, свободу слова, печати, собраний, союзов, за строгое соблюдение «гражданских политических прав личности», за свободу преподавания и бесплатное обучение в школе. Ими предусматривалось введение 8-часового рабочего дня на предприятиях, право рабочих на стачки, на социальное страхование и охрану труда. В программе кадетов были пункты о восстановлении государственной автономии Финляндии и Польши, но в составе России, и культурной автономии других народов. В решении аграрного вопроса кадеты предусматривали частичное «отчуждение» (до 60%) помещичьей земли в пользу крестьян, но «по справедливой оценке» (т. е. по рыночным ценам), выступали за частную земельную собственность и были решительными противниками ее обобществления.

Программа кадетов была направлена на развитие России по западному буржуазному образцу. Осуществления своих целей они добивались только мирными средствами — путем получения большинства в Государственной думе и проведения через нее намеченных в их программе реформ.

Кадетская партия не была единой. Впоследствии в ее составе определились три направления: «левые» и «правые» кадеты и центр.

Заметную роль в политической жизни страны играл «Союз 17 октября» (октябристы), принявший это название в честь царского Манифеста 17 октября 1905 г., который, как считали октябристы, знаменовал собой вступление России на путь конституционной монархии. Организационное оформление партии началось в конце октября 1905 г., а завершилось на I ее съезде, состоявшемся 8—12 февраля 1906 г. в Москве. Это была праволиберальная партия крупного капитала —верхов торгово-промышленной буржуазии и помещиков-предпринимателей. Возглавил ее крупный московский домовладелец и промышленник А. И. Гучков, «прирожденный политик», высокообразованный блестящий оратор и публицист, экстравагантный, склонный к авантюризму человек.

Октябристы ставили своей целью «оказать содействие правительству, идущему по пути спасительных реформ». Они выступализа наследственную конституционную монархию, в которой император, как носитель верховной власти, ограничен постановлениями «Основных законов». Выступая против неограниченного самодержавия, октябристы были и против установления парламентарного строя, как неприемлемого для России политически и исторически. Они стояли за сохранение конституционным монархом титула «самодержавный»; предусматривали введение двухпалатного «народного представительства» — Государственной думы и Государственного совета, формируемых на основе цензовых выборов — прямых в городах и двухстепенных в сельской местности. Гражданские права в программе октябристов включали свободу совести и вероисповедания, неприкосновенность личности и жилища, свободу слова, собраний, союзов, передвижения. В национальном вопросе октябристы исходили из принципа сохранения «единой и неделимой России», выступая против любой формы «федерализма». Исключение они делали лишь для Финляндии, при условии ее «государственной связи с империей». Допускали культурную автономию для других народов России.

Социальная программа октябристов сводилась к следующему. Для разрешения аграрного вопроса они предусматривали передачу крестьянам через особые земельные комитеты пустующих казенных, удельных и кабинетских земель, а также содействие покупке земли крестьянами «у частных владельцев» при посредстве Крестьянского банка, требовали возвращения крестьянам отрезков, произведенных от их наделов в 1861 г. Допускали и «принудительное отчуждение» части частновладельческих земель с обязательным вознаграждением владельцев за счет казны. Выступали за регулирование аренды, переселение малоземельных и безземельных крестьян на «свободные земли», требовали уравнения крестьян в правах с остальными сословиями, активно поддерживали столыпинскую аграрную реформу.

Октябристы признавали свободу рабочих организаций, союзов, собраний и право рабочих на стачки, но только на почве экономических, профессиональных и культурных нужд, при этом на предприятиях, «не имеющих государственного значения». Выступали за ограничение продолжительности рабочего дня, но не в ущерб промышленникам, введение страхования рабочих. Требовали сокращения налогового обложения населения. Были сторонниками расширения народного образования, декларировали необходимость реформы суда и административного управления.

Государственное устройство октябристы представляли как конституционную монархию с Государственной думой. Они выступали за «сильную монархическую власть», но и за необходимость проведения реформ, обеспечивавших свободу буржуазному предпринимательству. Свобода промышленности, торговли, приобретения собственности и охрана ее законом — главные программные требования октябристов. В 1905—1907 гг. в «Союзе 17 октября» числилось до 30 тыс. членов. Его печатным органом была газета «Голос Москвы». В 1906 г. октябристы издавали до 50 газет на русском, немецком и латышском языках.

«Промежуточное» положение между кадетами и октябристами занимала «Партия мирного обновления» и ее преемница «Партия прогрессистов». Первая сформировалась в июле 1906 г. из «правых» кадетов и «левых» октябристов. Представляя собой умеренных либералов, они не принимали курс октябристов, но и «левый уклон» кадетов в некоторых программных вопросах (главным образом в решении аграрного, здесь они склонялись к требованию октябристов). Лидерами «мирнообновленцев» были видные земские деятели — один из основателей «Союза 17 октября» граф П. А. Гейден и Д. Н. Шипов, а также крупный землевладелец князь Н. Н. Львов и профессор Московского университета князь Е. Н. Трубецкой.

Партия прогрессистов оформилась в ноябре 1912 г. Как и «Партия мирного обновления», она оказалась «правее кадетов и левее октябристов». Это была самая «буржуазная» по своему составу партия. Ее костяк составляли тузы и воротилы московского капитала, а учредителями являлись крупные московские фабриканты А. И. Коновалов, братья В. П. и П. П. Рябушинские, С. Н. Третьяков. Прогрессисты выступали за конституционно-монархический строй, выборное двухпалатное представительство с большим имущественным цензом для депутатов, проведение основных буржуазных свобод. Ее рупором была газета «Утро России».

Помещичье-монархические и клерикальные консервативные партии были представлены «Союзом русского народа» и «Русским народным союзом имени Михаила Архангела». «Союз русского народа» оформился в ноябре 1905 г. в Петербурге. Предшественником его было «Русское собрание». Оно возникло в 1900 г. и ставило своей целью защиту славянской и русской культуры. В него входили титулованная знать, высшее чиновничество и часть творческой интеллигенции. Импульс правому движению дали революционные события 1905 г. Весной 1905 г. в Москве появилась «Русская монархическая партия». Быстрый рост черносотенных организаций происходил после издания Манифеста 17 октября 1905 г. За несколько месяцев в разных городах были зарегистрированы десятки черносотенных союзов и партий: «Союз законности», «Партия народного порядка», «Царско-народное общество», «Само- державно-монархическая партия», патриотическое общество молодежи «Двуглавый орел» и др. В 1906 г. была предпринята попытка создать единый центр — Главную управу объединенного русского народа.

Самой крупной организацией явился «Союз русского народа оформившийся в ноябре 1905 г. в Петербурге. К весне 1907 г. в него влилась большая часть правых организаций и групп. Ему содействовали правительственные лица, оказывал финансовую помощь Департамент полиции, покровительствовал ему сам Николай II. Члены «Союза» заявляли, что их партия объединяет до 3 млн. человек; противники считали, что максимум 10—20 тыс., в действительности — от 60 тыс. до 100 тыс. человек. К концу 1907 г. черносотенные организации действовали в 66 губерниях и областях. Эта партия привлекала мелких лавочников, мещан, купцов, помещиков, но также и представителей интеллигенции, численно в ней преобладали монархически настроенные крестьяне. Лидерами партии были чиновник особых поручений при Министерстве внутренних дел В. М. Пуришкевич, А. И. Дубровин —доктор медицины, публицист, издатель крайне правой газеты «Русское Знамя» (ставшей органом этой партии), и курский помещик Н. Е. Марков (Марков 2-й). Дубровин стал председателем Главного совета — руководящего органа партии.

Представители правого экстремизма возродили лозунг «православие, самодержавие, народность». Черносотенцы как последовательные защитники самодержавия пользовались особым расположением царского двора, но вместе с тем нападали на чиновничью бюрократию. «Союз» заявлял, что все народности, имеющие исконную племенную оседлость в коренной России и живущие извечно среди русского народа, «он признает равными себе, своими верными и добрыми соседями, друзьями и сородичами». Но вместе с тем он выступал с антисемитским требованием лишить евреев всех прав, изгнать их из всех учебных заведений, где учатся христианские дети, и даже запретить им заниматься промыслами. Черносотенцы носились с идеей содействовать созданию еврейского государства и выселить туда всех российских евреев, «каких бы материальных жертв такое выселение ни потребовало от русского народа». Они категорически отвергали изменение государственного строя на конституционной или парламентской основе. В качестве первоочередной меры члены «Союза» считали необходимым созыв Земского собора из «излюбленных коренных русских людей», выступали за «единую и неделимую Россию», не допуская национального самоопределения в любой форме. Они отстаивали принцип неприкосновенности частной земельной собственности, отвергая любые варианты отчуждения частновладельческой земли даже за вознаграждение ее владельцам. Ими проповедовалась безусловная необходимость неограниченной власти царя и господствующего положения Русской православной церкви.

В Москве, Петербурге, Архангельске, Астрахани, Вологде, Гомеле, Екатеринославе, Киеве, Кишиневе, Минске, Одессе, Тифлисе, Ярославле черносотенцы создали свои «боевые дружины», в которых состояли главным образом мелкие ремесленники, лавочники, дворники и даже деклассированные элементы. Своими противниками черносотенцы считали не только революционеров, но и Милюкова, Витте, Столыпина. Они стремились содействовать карательным органам самодержавия. Их «методы борьбы» — избиения демонстрантов, погромы, убийства из-за угла.

Вторая монархическая организация — «Русский народный союз имени Михаила Архангела» — представляла собой отколовшуюся в ноябре 1907 г. от «Союза русского народа» клерикальную ее часть. Как самостоятельная партия она оформилась с принятием ее устава в марте 1908 г. В этой партии насчитывалось около 20 тыс. членов, в основном представителей наиболее консервативной части православного духовенства. Основателем и лидером этой партии стал тот же В. М. Пуришкевич, и она преследовала те же цели, что и «Союз русского народа».

После революции происходило резкое сокращение численности членов всех основных партий, а многие мелкие партии и группы вообще прекратили свое существование.

5. Буржуазия

«В начале ХХ вв. в России, как и в остальных странах, вставших на индустриальные рельсы, наиболее могущественными с экономической точки зрения классом является буржуазия, но у нее отсутствовали политические права. Буржуазия включила в себя несколько неравнозначных и сознательно неоднородных групп, которые находились в сложном отношении друг с другом.

Все большую силу набирает так называемая новая, или петербургская буржуазия. Связанная с передовыми отраслями промышленности, она формировалась не за счет потомственных предпринимателей, а из числа государственных чиновников, директоров и членов правления акционерных обществ или банков, не имевших ранее значительно личных капиталов. Это была довольно узкая группа, тесно связанная с государственным аппаратом. Наиболее известные ее представители: Н. Авдаков, А. Вышнеградский, А. Путигов, Л. Давидов.

Иной характер имеет московская и тяготеющая к ней крупная провинциальная буржуазия: Рябушкины, Морозовы, Мамонтовы и др. «Старорусские» кланы обладают многомиллионным состоянием, на житни полуфеодальной формой эксплуатации в «старых» отраслях промышленности.

Они не спешили вкладывать свои капиталы ни в новые промышленные районы, ни в новые отрасли, отдавая предпочтение традиционным, проверенным формам организации производства – мануфактуры, фабрики. Начавшееся в начале ХХ века акупонирование предприятий проходило здесь главным образом в виде паевых товариществ с очень узким кругом владельцев крупных плев, в основном связанны с семейными узами.

В состав буржуазии в качестве держателей акций или управленцев вливались и представители старой «феодальной» знати, крупных чиновников, высшей интеллигенции однако общая численность крупной и средней буржуазии была незначительна – соответственно 40 и 400 тыс. (0,02 и 0,2%) населения) буржуазная элита не имеет прочной социальной опоры, так как в России практически отсутствовал так называемый средний слой населения, т.е. мелкие буржуазные собственники. Дело в том, что, интенсивное развитие капитализма и сопутствующие ему социальные изменения произошли в России очень быстро так и не смогли качественно изменить «небуржуазность» сознания русского народа. Даже у крепких хозяев отсутствовали такие психологические установки, которые способствуют превращению собственника в буржуазный рационализм, прагматизм, безусловное преклонение перед частной собственностью. Возможность того или иного передела собственности была одной из ведущих идей массового народного сознания.

Другой стороной этого психологического феномена было поведение части «Московских» предпринимателей, имеющих купеческие корни, выходцев, как правило, из старообрядческой сферы. Их деятельность сочетает в себе приверженность к строго полуорендным способам эксплуатации рабочих на производстве, позволяющая сохранить высокую доходность, с широкой благотворительностью. Наиболее показательной в этом смысле является деятельность клана Морозовых. Некоторые его представители были выдающимися коллекционерами произведений искусства. Семья владела драгоценной коллекцией русского фарфора. Одним из лучших в мире собранием картин французских художников-импрессианистов. При денежной поддержке Морозовы существовала либеральная газета «Русские ведомости». При активном участии и финансовой поддержке Славы Морозова был создан Московский Художественный театр.

В силу внутренней разно направленности своих эпотомических интересов, а также того обстоятельства, что создателями крупного индустриального производства в стране выступает государство и иностранный капитал, русская буржуазия не ощущала себя единственным экономическим классом, монопольно выражающим индустриальную мощь страны. И поэтому не может осознать и четко сформулировать единые политические требования, нередко плелась в хвосте «политических событий», «передоверив» решение насущных экономических и политических проблем другим категориям общества.

 

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.