Содержимое

Введение

Изучение заимствований является одним из наиболее важных направлений современной лингвистики, так как расширение интернациональных связей и языковые контакты способствуют взаимопроникновению отдельных и слов и целых выражений из одного языка в другой.

Изучение заимствований позволяет лингвисту выделить более точные тенденции языка.

В предлагаемой работе рассматривается проблема заимствований романского происхождения в современном французском языке и способы их ассимиляции.

Актуальность исследования заключается в том, что оно затрагивает исторический аспект изучения единиц, так как основная масса заимствований романского происхождения попала во французский язык несколько столетий назад.

Материалом для исследования послужили 983 ЛЕ, извлеченных путем сплошной выборки из наиболее авторитетных современных, лексикографических источников.

Целью исследования явилось выявление заимствований романского происхождения во французском языке и установление соотношения между типом ассимиляции и происхождением заимствований.

В соответствии с данной целью решались следующие конкретные задачи:

– выявление инвентаря единиц заимствований романского происхождения по лексикографическим источникам,

– анализ и типологическая классификация заимствованных единиц,

– определение самого продуктивного способа ассимиляции среди исследуемых единиц,

– становление соотношения между типом ассимиляции и происхождением заимствованных единиц.

В предлагаемой работе используется метод семантического анализа словарных дефиниций, сопоставительный метод, метод количественного подсчета.

Глава 1. Теоретические основы исследования

Раздел 1. Заимствования как один из путей обогащения словарного состава языка

Понятие заимствования

Словарный состав французского языка, как и любого другого впрочем, постоянно меняется. Лексический запас языка обогащается в каждую эпоху.

Кроме внутренних источников обогащения словаря, французский язык имеет внешние источники – это заимствования из других языков. Это один из важнейших способов обогащения словарного состава языка, который тесно связан с развитием общества, с историей народа. Заимствования из других языков определяется многими материальными и психологическими факторами. Развитие науки, техники, политической жизни, жизни общества, человеческого разума, развитие торговых и культурных отношений – все это способствует появлению заимствований.

Понятие «заимствование» определяется по разному. Но в некоторых лингвистических трудах существуют расплывчатые определения, а в других этот термин имеет слишком широкий смысл. Л. Деруа в своей книге о лингвистическом заимствовании замечает, что логически можно назвать заимствованиями лишь те элементы, которые проникли в язык после даты (более или менее точной), условно обозначающие рождение этого языка. (L. Deroy, 1956, p.6).

Действительно, нельзя рассматривать как истинные заимствования иностранные слова, взятые во французский язык, во время его становления, как национального языка. Нельзя путать понятия «заимствование» с понятием «скрещивание двух языков». Если речь идет о скрещивании языков, то в результате один из языков теряет свою независимость или полностью исчезает. а заимствование, как лингвистический факт – это обмен словами между двумя языками, каждый из которых сохраняет свою независимость. (Назарян, 1983, с. 16 – 24). Таким образом, заимствование – это слово или элемент слова, взятый французским языком из другого иностранного языка или у национальных меньшинств (бретонцев, басков, фламандцев), которые живут на территории Франции. Это инородный элемент введенный в лингвистическую систему французского языка (Тимескова, Тархова, 1967, с. 63).

Н.Н. Лопатникова, Н.А. Мовшович дают схожие определения: заимствования – это только слова и элементы слов, взятых французским языком у иностранных языков и языков национальных меньшинств, живущих на территории Франции (баскский, бретонский, фламандский). (Лопатникова, Мовшович, 1971, с. 123).

В словаре лингвистических терминов можно найти следующее определение «заимствования», которое дает французский ученый Ж. Марузо: заимствование – этот французский термин обозначает одновременно и акт, в результате которого один язык усваивает элемент другого языка, и сам заимствованный элемент. (Марузо, 1960, с. 104).

Еще одно определение заимствования дает Ахманова О.С. в словаре лингвистических терминов. Заимствование – это 1. Обращение к лексическому фонду других языков для выражения новых понятий. 2. Слова, словообразовательные аффиксы и конструкции, вошедшие в данный язык в результате заимствования. (Ахманова, 1966, с. 150).

Заимствование делается из языка, глубоко и определенно отличного от заимствующего языка. И поэтому неправильно говорить о заимствовании французского языка в арго и различных терминологиях, так как они являются лишь производными от национального языка. По этой же причине нельзя считать заимствованиями диалектизмы, которые проникли в словарь, так как они являются лишь вариациями национального французского языка.

Однако в работах А. Доза и Л. Деруа представлена иная точка зрения: диалектные слова и арго трактуются или как заимствования. (Доза, Дероу, 1956, с. 149). Однако, иностранные слова являются наиболее частыми заимствованиями. Именно лексика чаще всего поддается заимствованию. Причины появления заимствований в языке связаны с заимствованием новых вещей, понятий, с дублирование уже имеющихся в языке слов. Влияние моды – это тоже одна из причин появления новых слов. Например (иногда), заимствуются названия экзотических животных, растений: colibri (колибри) – слово, пришедшее с берегов Карибского моря, kangourou (кенгуру) – из Австралии, tomate (помидор) – из Мексики, soya (соя) – из Манджурии.

Языки могут присваивать и морфологические черты другого языка. Его синтаксические обороты. Например, терминология, в том числе медицинская, приобрела греческие суффиксы: -ite (bronchite, peritonite), -oide (anthropoide, typhoide), -algie (nevralgie, ephalalgie). Химики и физики используют латинский суффикс -ium (polonium, cadmium, radium и так далее). Но морфологические черты из иностранных систем развиваются только со словом, а не независимо. (Lopatnikova, Movshovich, 1982, p. 137 – 140).

Иногда заимствованные слова приобретают новый смысл, который добавляется к традиционному значению. Так слово jalousie (ревность) получила свое новое значение; «sorte de persienne» (жалюзи) от итальянского gelosia.

Внутренняя форма слова также может заимствоваться одним языком у другого. Так французское слово chou-freur (цветная капуста) имеет итальянскую модель cavolfiore; journee de travail (трудности) несет русскую модель.

Кроме того, заимствоваться могут звуки и их комбинации. Так, со словами германского происхождения заимствовался звук h, который не произносится во французском языке: hache (топор), hareng (сельдь, селедка), haricot (фасоль).

Между языком и историей народа создается неразрывная связь. Каждый период истории развития французского языка характеризуется количеством заимствованных слов. Число нoвых слов зависит от исторических условий и теми отношениями, которые сложились в данный период между французскими и другими народами. Заимствования – это своего рода исторический и культурный документ, который представляет интерес не только для лингвиста, но и для историка. Самое сильное влияние итальянских слов датируется XVI – XVII веками. В этот период Италия превосходила Францию в научных, кономических и культурных сферах. Современный французский язык продолжает заимствовать новые слова у других языков, в том числе и романских.

Таким образом, проанализировав различные подходы к определению заимствования, в данном исследовании мы будем исходить из понимания заимствования как слова или элемента слова, взятыx французским языком из других иностранных языков и у языков национальных меньшинств, которые проживают на территории Франции, так как оно лучше всего отражает наши задачи, то есть сущность явления заимствования. (Лопатникова, 19714, С. 123).

Типология заимствований

Классификация заимствований Н.Н. Лопатниковой и Н.А. Мовшович

Различное понимание явления заимствования порождает различие классификации заимствований.

По мнению советских филологов Н.Н. Лопатниковой и Н.А. Мовшович, кроме заимствования целых слов, могут быть заимствованы значения слов, морфологические, синтаксические свойства. (Н.Н. Лопатникова и Н.А. Мовшович, 1982, с. 138). Например, недавнее значение французского глагола rialiser «понимать» , постигать, отдавать себе отчет является семантическим заимствованием из английского слова. Croissant (de boulanger) и lecteur (de l. Universite) – это семантические заимствования из немецкого языка. Под влиянием английских глаголов французские глаголы ignorer и controler получают значения «пренебрежительно относиться и доминировать, преобладать». То же самое произошло и со словами pionnier “soldat employe aux travaux de terrassement on personne qui est la premiere a se lancer dans une entreprise” (Nouveau Petit Robert 1997 p. 1678) и collectif “group de personnes qui assurent une tache politique, sociale” (de Petit Larousse, 1997 p. 233), которые под влиянием русского языка получили значения, которые соответствуют русским эквивалентам «пионер» и «коллектив».

Следующим видом заимствований в классификации Лопатниковой и Н.А. Мовшович является калька – такой способ заимствования, при котором перенимается не только значение, но и «внутренняя форма» иностранного слова. В качестве примера авторы предлагают: grate – ciel английского skyscraper от; plan quinquennal от русского пятилетний план. Морфологические элементы входят в язык посредством целой серии слов, которые содержат эти элементы. Так, прежде чем стать французским, суффикс -ade был частью слова множества различных существительных, взятых из других романских языков. А суффикс –ation вошел во французский язык с помощью множества заимствований из латыни. Суффикс –aud имеет германское происхождение. Он часто встречается в именах германского происхождения: Renaud, Rigaud, Arnaud.

В XV – XVI вв. этот суффикс встречался во французских прилагательных, обозначающих черты характера, физические потребности: courtaud, noiraud, penaud, nigaud и другие.

Заимствованное слово приносит в язык морфологические элементы, которые развиваются уже вторично.

Обычно, различают прямое и непрямое заимствование. Это зависит от того, как происходит заимствование. Если заимствование осуществляется непосредственно из одного языка в другой, то речь идет о прямом заимствовании. Если же слово появляется в данном языке через посредничества другого языка, то это уже непрямое заимствование. Многие экзотические слова, которые встречаются во французском языке являются именно непрямыми заимствованиями. Например, слово pirogue заимствовано из языка Карибских островов при посредничестве испанского языка; слово bambou было взято из португальского языка, который в свою очередь его заимствовал из латинского языка.

Нужно заметить, что некоторые слова взятые из французского языка другими языками вернулись в него совершенно неузнаваемыми. Так, слово budger, прямо заимствованное из английского языка, но оно восходит к старофранцузскому bougette «маленький мешочек, сумочка». К тому же, иногда заимствования ограничены географически. Например, tramway, сокращенно tram, широко известно во Франции, но неизвестно в Канаде, так как французские канадцы говорят «сhar urbain».

Термины английского футбола: goal-keeper, back, half, shot используются охотно в Бельгии, тогда как во Франции они заменяются соответствующим французским переводом: but, gardien de but, arriere, demi, tir ete.

Любопытно отметить, что авторы этой классификации обращают также внимание на заимствования звуков или их комбинаций. Так во французском языке слова германского происхождения отличаются непроизносимой h, h aspire: hache (топор), hareng (сельдь), heros (герой) и так далее.

Н.Н. Лопатникова и Н.А. Мовшович говорят о том, что кроме лексических заимствований, существуют и семантические заимствования. Это французские слова, которые были заимствованы через другой язык для того, чтобы обозначать другие понятия. Например, слово un collectif «une foule» (толпа) под влиянием русского языка получило новое значение; «groupe de personnes» (группа людей, объединенная каким-либо интересами). И с этим уже новым значением вернулось во французский язык.

Таким образом, эти лингвисты Н.Н. Лопатникова и Н.И. Мовшович представляют нам одну из наиболее полных классификаций заимствований.

Классификация Ж. Марузо и О.С. Ахмановой.

Автор лингвистических словарей, французский лингвист Ж. Марузо предлагает классификацию, в которой утверждает, что заимствование может происходить либо узустным путем – слуховое (auditif) или фонетическое (phonitique) заимствование; либо через письменность – книжное (visuel) или графическое (graphique) заимствование (Ж. Марузо, 1980, с. 104).

Более развернутую характеристику заимствований мы находим у О.С. Ахмановой. Она делит лексические заимствования на следующие виды:

  1. заимствование – двойное – из двух или более слов, более или менее близких по значению и звучанию, связанных общностью происхождения. Их еще называют этимологическими дублетами: natif – naïf, frele – fragile.
  2. заимствование – книжное – слово или выражение проникшее в язык через литературу. Это заимствование, которое отличается стилистической окраской книжной речи.
  3. заимствование прямое – заимствование, проникшее в данный язык непосредственно из другого языка (то есть не через третий язык)
  4. заимствование семантическое – как считает О.С.Ахманова, эта та же калька, то есть заимствование путем буквального перевода слова или оборота речи. Калька может быть лексической: например, русское впечатление – французское impression; фразеологической: русское «присутствие духа» – французское «presence d. esprit». Калька синтаксическая – это синтаксическая модель, которая сложилась в данном языке, под непосредственным влиянием другого языка. (О.С. Ахманова, 1966, с. 151)

Классификация Ф.Г. Назаряна.

Классификация заимствований представлена в трудах А.Г. Назаряна, и она очень похожа на классификацию Ж. Марузо. По мнению этого лингвиста, заимствование слова может осуществляться либо устным путем, либо графическим путем. В первом случае речь идет о «emprunt auditif» (устное или слуховое заимствование), а во втором случае это «emprunt graphique» или «emprunt visuel», то есть книжное заимствование. Далее он выделяет emprunt direct (прямое заимствование одного языка из другого) и emprunt indirect (косвенное или опосредованное, то есть заимствование пришло из одного языка в другой посредством третьего языка).

Лексические заимствование (emprunt lexical: boxe < англ. box; steppe < рус. Степь; balcon < итал. balcone) противопоставляется А.Г. Назаряном заимствованию семантическому (emprunt semantique) или смысловому. Так французское «pionnier» своё значение «зачинщик, активист, инициатор» заимствовало из русского языка (русское слово «пионер»).

Отдельно выделяется emprunt partiel (частичное заимствование) и emprunt total (полное заимствование), а также emprunt interne (внутреннее заимствование) и emprunt phraseologique (фразеологическое заимствование). Например, sang – bleu – от испанского sangre azul; faire fiasco- от итальянского far fiasco и т.д.

А.Г. Назарян рассматривает как особый вид заимствования кальку. Калька, по мнению этого ученого, – это калькированное слово или выражение. Например, cinquieme colonne от испанского quinta columna. Этот ученый выдвинул языковые кальки (calque linguistique) и фразеологические кальки: например: se batter contre les moulins a vent –от испанского batirse con los molinos de viento и так далее.

Классификация П. Гиро.

Существует еще одна довольно интересная классификация заимствований, предложенная П. Гиро, которая основывается на том, что слово представляет собой одновременно и форму, и смысл; название и обозначение. Именно это понимание лежит в основе его классификации (П. Гиро, 1981, с. 89). Он выделил следующие типы заимствований

  1. Заимствования названия и называемой вещи. Это случай слов типа: “concerto”, “basket – ball”, “mazurka” в которых одновременно заимствуется вещь и слово, которое на нее указывает в своей оригинальной форме
  2. Заимствование только названия без вещи.

Слово заимствуется в иностранной форме, а сама вещь существует в чужеродной реалии. Например, izba, vizir, florin и так далее.

  1. Заимствование вещи без названия. При этом название скалькировано с помощью местных эквивалентов. Например, mont-de-pieti (итальянское monte-di-pieta); autoroute (итальянское autostracla).
  2. Французские названия, то есть придание ему французской формы. Например, esplanade (итальянское spianata). К этому можно добавить явление контаминации формы, то есть аналогичное действие, оказываемое словом, конструкцией, фонетическим элементом на другое слово, конструкцию, фонетический элемент. Это явление часто сопровождается ложной этимологией. Так, contredanse (английское “country-danse”) деревенский танец: danse de la campagne; choucroute (немецкое sauerkraut, то есть “herbe” kraut и “aigre” sauer).
  3. Франсизация вещи, которая входя в язык, приобретает особое дополнительное значение, эмоциональное наполнение, например, reetre. Reitre (m) c XV – XVII вв. Обозначало немецкого наемника, находящегося на службе во Франции. В переносном смысле – солдафон, грубый и жесткий человек. К этому явлению П. Гиро добавляет контаминацию понятия, когда два слова с идентичной формой, но различным смыслом воздействуют друг на друга. Например, французский глагол “realiser” – делать реальным, осуществлять берет значение английского глагола “to realize” – отдавать себе отчет, понимать.
  4. Французское слово “creature” – созданная вещь берет значение итальянского слова “criatura” – человек, находящийся под защаитой кого-то и подталкиваемый кем-то. (Guiraud, 1965, p. 99)

Классификация заимствований А. Доза.

А. Доза считает, что самый простой вид заимствования из иностранного языка – это заимствование у соседнего народа, который вводит слово сразу же с новой вещью (Доза, 1956, с. 135). И такое заимствование называется заимствованием по необходимости.

Но в то же время А. Доза отмечает, что это совсем неточно. И причина этого заключается в том, что язык может не принять иностранного слова и сам обозначить ввeденный предмет, указывая или не указывая на его происхождение, что и произошло во французском языке со словом «dinde», например (poule d. Inde). Но в большинстве случаев, слово, пришедшее из другого языка, имеет шансы утвердиться в языке, если оно не слишком противоречит его фонетизму, и если новый предмет не требует создания метафоры.

Когда абстрактные понятия пришедшие из другого языка, употребляются наряду с исконными в данном языке, то речь уже идет о том, что чужой язык обладает превосходством. Это возможно, кагда чужой язык преобладает превосходством в какой-либо области: социальной, литературной, технической и т.д. или значение чужого языка преувеличено модой, как это и случилось во Франции в XVI веке с итальянским, а в наш век с английским языком. Моде отводится огромная роль в ономастике; ею объясняется и то, что в первые века галльские имена оказывались заброшенными и распространялись римские имена, а позднее (в V – VIII вв.) последние уступили место германским.

А. Доза приходит к выводу, что иностранное слово употребляется и для дифференцирования оттенков значения. Французский язык не мог пройти мимо такой возможности, чтобы постараться избежать двусмысленности и уточнить значение своего словаря. А. Доза отмечает итальянизмы наряду с французскими словами: svelte, salon, costume и mince, sale, habillement.

Итак, французский лингвист говорит о том, что иностранные слова позволяют уточнить значение слов, что невозможно было бы сделать средствами своего родного языка.

Классификация заимствований по Л. Деруа

Оригинальная и подробная классификация представлена в книге Л. Деруа «Лингвистическое заимствование» (Л. Деруа «Lemprunt linguistique в книге Тарховой, с. 83). В своей работе этот лингвист указывает лексико-грамматические классы, которые предрасположены к процессу заимствования; он уточняет источники заимствований, пути заимствования. Л. Деруа считает, что теоретически в языке может все заимствоваться. И на самом деле все заимствуется в реальности, но с разной степенью легкости и разной частотой. Например, среди лексических элементов существительные с наибольшей легкостью переходят из одного языка в другой. Наиболее редко заимствуются глаголы и прилагательные. То же самое наблюдается у междометий, предлогов, союзов.

Заимствование местоимений вообще исключительно редко, так как они тесно включены в систему языка.

Таким образом, Л. Деруа в своей работе определяет лексико-грамматические классы и степень легкости, с которыми слово того или иного класса переходит из одного класса в другой.

Но заимствоваться могут также и грамматические элементы. Когда один язык заимствует из другого языка слова, содержащие один и тот же новый звук, ударение, префикс, суффикс, случается так, что эта особенность отделяется от нового слова и становится смысловым элементом, который заимствован, но механически вводится как самостоятельная часть речи в «родные» образования. И таким образом распространяется ее употребление в заимствующем языке.

Наконец, заимствуются часто лингвистические элементы, которые не имеют материальности звуков и слов, но в то же время являются не менее важными: здесь Л. Деруа ведет речь о значении и синтаксических оборотах. По своей натуре это такие заимствования, для которых самым трудным является найти неопровержимые доказательства того, что они существуют.

Было бы неправильно считать, что заимствования любого языка, такого как французского языка, идут из языков пограничных государств или дальних, так как даже на территории, где этот язык является общеупотребительным, он может черпать слова из различных источников: родственные диалекты, говоры национальных меньшинств, язык ученых, арготизмы.

Впрочем, довольно часто они являются лишь посредниками. От подлинного источника к заимствующему языку, переход слов, значений, синтаксических конструкций осуществляется различными способами: с одной стороны, язык является средством общения целой нации; с другой стороны, язык – это средство общения двуязычного национального меньшинства, где слово адаптируется и переходит в заимствующий язык. В других случаях – это творчество королевского двора или княжеского двора; наемных солдат колониального режима, союзной армии, приграничных групп, говорящих на местных диалектах. Иногда бывает, что посредниками выступают дипломаты, учетные, деловые люди, моряки, спортсмены, писатели, радио и средства массовой информации.

Затем французский ученый говорит о том, что чужеродное слово может быть и непринятым в данный язык. И на это есть основания: иногда форма слова кажется чересчур отталкивающей и несовместимой с артикуляционными и грамматическими особенностями данного языка. Другой причиной может быть – национализм. То есть национальная гордость заставляет не принять заимствующее слово. И нередко это явление сопровождается ненавистью к иностранцам. Это тоже своего рода реакция против чужеродных слов.

Правила хорошего тона способствуют невосприятию иностранных слов, использование которых воспринимается, как снобизм.

Далее французский лингвист Л. Деруа высказывается в пользу чужеродных слов. В большинстве случаев употребление таких слов является естественной необходимостью: например необходимо точно указать растение, вчера еще неизвестное, или экзотическое животное, недавно обнаруженный продукт или явление, изобретенное техническое средство, монету, вес, заимствованный из чужого языка для всеобщего употребления и т.д.

Адаптируются также научные и философские термины, имена людей, названия вещей, чтобы наиболее точно описать с точностью чужеродное явление, вещь, человека и чтобы воссоздать полное представление о местном колорите в литературных произведениях. Наконец, сказать что-либо коротко и ясно избегая неудобные перефразы.

Своеобразие этой классификации в том, что автор выделяет типы заимствований в зависимости от степени ассимиляции слов в чужом языке. Согласно Л. Деруа под условным названием заимствование нужно различать очень различные категории, начиная с иноязычной цитаты и заканчивая «тайным заимствованием». По мнению ученого, заимствование – это незаконно вторгшийся элемент, который проникает мало – помалу, «переодевается» и становится близким. И, наконец, заставляет забыть об иностранном происхождении. Необходимо отметить, что его проникновение зависит от политических убеждений индивида, от семейных традиций, уровня культуры.

Смягченная и так же малозаметная манера ассимилировать слов или конструкцию – декалькировать их, то есть создать в языке на базе предшествующей лексической соотнесенности новое слово.

Таким образом, Л. Деруа определяет кальку, как «заимствование через перевод». Но однако лексическая калька отличается от смыслового заимствования, потому что дает новое слово. Заимствование посредством кальки – это заимствование не внешней формы слова, не смысла, а такого материального элемента, который лингвисты называют «внутренняя форма». Следовательно, нужно, чтобы заимствующая сторона заметила в иностранном слове внутреннюю форму, которая соответствует истинной или ложной этимологии. Калька всегда предполагает двуязычие. Но все-таки билингвизм – это лишь условие. Причина выбора между простым заимствованием и калькой является желание избежать иностранной формы из туризма, из национализма. Кальки имеют научный или литературный характер. Лексическая калька (создание слова) – искусственна. Это идеал учетных и она не встречается в языке народа.

Калькируются чаще всего сложные слова, так как здесь внутренняя форма становится более заметней. Л. Деруа приводит несколько примеров калек: французский язык: «demi – monde»; русский язык – «полусвет» или, например: французский «surhomme», а русский – «сверхчеловек». Калька – это наиболее частный способ заимствования в различных языках. В одних языках калька встречается чаще, в других – реже. Например, испанский к ней прибегает чаще, чем итальянский и объясняется это, например, типами языков, национализмом, заимствующими социальными классами.

Наряду с калькой и смысловым заимствованием, которые являются частичными заимствованиями, заимствование слова – это полное заимствование. Можно выделить две категории полного заимствования: перегринипзмы или ксенизмы, то есть слова, которые понимаются как иностранные, и собственно как заимствования, то есть совершенно адаптирующиеся слова.

Перегринизмы принадлежат к языку людей образованных: ученых, писателей. Они употребляются в общепринятом языке и относятся к терминологиям.

Ксенизмы относятся к народному языку. В первую очередь, это латинизмы: «alter ego», «cresсendo», «de facto», «de jure» и т.д.

Некоторые заимствования используются всеми носителями языка, другие употребляются лишь некоторыми социальными группами (Л. Деруа, 1972, р. 93). Всегда учитывается социальный слой к которому принадлежит человек.

Проникновение заимствований может быть ограничено географически. Например, в XVIII «haubette» и «aubette» встречались в северных и восточных районах Франции. Сегодня «aubette» существует во французском языке в Бельгии, где это слово имеет смысл «газетный киоск» и «маленькое убежище на дорогах».

Степень проникновения, как отмечает автор этой классификации, выражается в вариациях произношения и графики слов. Теоретически , ксенизмы сохраняют очень часто иностранную форму. Заимствования, которые употребляются повседневно, имеют тенденцию адаптироваться к графическим и артикуляционным привычкам, заимствующего человека.

В XIX веке и в начале XX века, стали называть на английский манер «season» период, характеризующийся определенной деятельностью. Позднее когда слово стало близким, привычным, то стали просто писать «saison». И тем самым бывшее заимствование слова превратилось в смысловое заимствование (Л. Деруа, 1972, р. 94).

Французский лингвист говорит о том, что как только слово адаптируется до такой степени, что человек уже не чувствует его иностранного происхождения, то тогда слово развивается фонетически, как слова старого фонда.

Как и исконные слова языка, заимствования также могут быть сокращены для удобства. Что особенно характерно для англицизмов, которых очень много во французском языке: «boy – scoute» стало «scout», «cablogramme» – cable; «cargo – boat» – cargo и т.д.

Можно сказать, что заимствования полностью вошло в употребление, когда оно готово к деривации. Когда иностранное слово представляет такие знаки своей жизнеспособности и продуктивности, оно уже не является гостем или путешественником, а принимается в семью. Это и есть последняя и высшая степень заимствования, по мнению Л. Деруа (Л. Деруа, 1972, р. 95).

Из всего сказанного можно сделать вывод, что французский язык заимствовал слова из многих иностранных языков во все эпохи своей истории. И все вышеупомянутые классификации подтверждают мысль о том, что заимствование – разнообразны и должны подробно изучаться. Каждый из французских лингвистов оригинально и интересно подходит к изучению такого явления, как «заимствование».

Раздел 2. Ассимиляция заимствований.

2.1. Понятие ассимиляции заимствования.

Судьба заимствующих слов – различна во французском языке. В то время как некоторые используются всеми людьми, которые говорят на данном языке, другие наоборот остаются на поверхности и употребляются лишь более или менее распространенными социальными или этническими группами (Ф. Брюно, 1922, с. 48).

Ассимиляция заимствованных слов, то есть их адаптация в словарном составе языка, осуществляется в зависимости от внутренних законов его развития. Также процесс ассимиляции зависит и от ряда других факторов: от происхождения заимствованного слова, от эпохи, от сферы употребления, от фонетического заимствования, от морфологического заимствования.

Различают следующие основные категории заимствований в зависимости от их адаптации в словарном составе языка:

1) Заимствования, которые очень слабо ассимилировали и из-за их структуры рассматриваются как иностранные слова в составе французского языка. Эти иностранные слова существуют как бы за пределами повседневного языка и называются ксенизмами.

Этот термин происходит от греческого слова «xenos»,что означает «чужой». К ксенизмам относятся слова, которые призваны передать местный калорит, факты или события другой нации. Например: izba, ukaze, samovar, zakouski – из русского языка; chapska, mazurka – из польского языка; paria, cornac – из индийского языка. К этой группе относятся и экзотически слова: sabran, soya, banane, cacao, caёman и другие. Многие английские заимствования сохраняют не только оригинальную орфографию, но и английское произношение, например, cottage, groom [grum], whiski [wiski] и так далее. Иногда это кажется необычным. Но все эти слова являются чуждыми для французского языка.

2) Заимствования полностью ассимилированные, которые были

подвергнуты фонетическим и морфологическим изменениям, но не

отличаются от слов исконно французского языка. Например: fauteuil < faltstuol (герм.) < mantille< mantilla (исп.) < baraque < baracca (итал.).

Однако нет резкой границы между этими двумя категориями заимствований. Между этими двумя крайностями располагается большое количество заимствований, которые еще находятся в процессе ассимиляции. Слово не просто переносится из одного языка в другой, а подвергается более или менее видимым изменениям по трем аспектам: фонетическому, морфологическому и орфографическому. Подвергаясь этим изменениям, тем самым иностранное слово приспосабливается к структуре родных слов согласно внутренним законам развития заимствующего языка.

Важно отметить, что степень ассимиляции зависит от структуры языка. Таким образом слова романского происхождения и латинского легче всего подвергаются ассимиляции и по их структуре, эти слова больше всего сближаются с чисто французскими словами, даже часто с ними смешиваются. Например, attaccare (итал.) > attaquer, cigarro (испан) > cigare. Слова нероманского происхождения труднее приспосабливаются к французскому языку. Однако, законы адаптации остаются одинаковыми для любого заимствованного слова и, наконец, следует уточнить, что слова научного происхождения подвергаются меньшим изменениям, чем слова народного происхождения. Например: assimulare > assimuler (слово научного происхождения); claviculam > cheville (слово народного происхождения).

2.2. Фонетическая ассимиляция

Именно фонетической ассимиляции, прежде всего, подвергается заимствующее слово. И что касается произношения, то сразу же необходимо отметить главное: большая часть заимствованных слов приспосабливается к ударению и системе звуков французского языка. Л.Деруа в своем произведении, посвященном изучению заимствующих слов, выделяет четыре способа адаптации произношения иностранного слова: (L.Deroy, 1956, р 285).

1) Отрицание незнакомых фонем или просто непроизносимых фонем. Таким образом, например, заимствование немецких слов, которые характеризовались наличием долгой гласной, отрицает эту особенность. Например, laubja («листва») способствовало появлению во французском языке слова «loge».

2) Замена иностранных фонем фонемами заимствующего языка. Таким образом, словарь Киллет (dictionnaire de Quillet?) предлагает следующее произношение англицизмов: waterproof, rockingchair, show-boot – «oua-teur-prouf», «roc-kinng-tcherr», «sno-bout». Или, например, слово английского происхождения – nurse – произносится « neurce».

3) Введение новых фонем, чтобы придать слову близкий оттенок к данному языку. Сочетание букв sl из франкского диалекта стало передаваться сочетанием (e)scl во французском языке: slidoesclaon. Итальянские слова: scorta и squadra перешли в escorte и escadre.

4) Перемещение ударения по правилам языка, который заимствует слово. И вот поэтому ударение падает на последний слог на англицизмы, такие как reporter, leader, gentleman, или на руссицизмы: spoutnik, toundra и т.д.

Адаптация к французскому ударению происходит следующим образом:

1) Когда иностранное слово – окситон (то есть слово имеет ударение на последнем слоге), то ни один из его слогов не устраняется. Например, embarcacion (исп.) > embarcation; roastbeef (англ.) > rosbif; smoking (англ.) > smoking; казак (russe) > cosaque; колхоз (russe) > kolkhoz.

2) Когда иностранное слово – парокситон (то есть слово имеет ударение на предпоследнем слоге), то часто ударение сохраняется на том же слоге. Причем, последний слог либо отсекается (gabi ‘netto (итал.) > cabi’net; ayudante (испан.) > adj’udant; embarca’dero (испан.) > embarca’dere), либо последняя гласная заменяется на [ ] – немое (например, cadence < итал. Cadenza). Но иногда «чужое» ударение не удерживается, и парокситон становится окситоном без всякого отсечения слога. (Например: bravo < итал. Bravo; partenaire < англ. partner.

3) Есть редкие случаи, когда иностранное слово является пропарокситоном (то есть слово имеет ударение на начальном слоге). Например, clavecin < итал. Clavicembalo; piccolo < итал. pi’ccolo.

Однако не только ударение становится французским, но и в системе звуков тоже происходят некоторые модификации.

Система гласных южно-романских языков довольно близка к французской. Поэтому в заимствованиях гласные, в основном, сохраняются почти без изменений. Однако носовые гласные, которых нет ни в итальянском, ни в испанском языках, появляются в словах, которые заимствуются из этих языков. Носовая гласная произносится, когда заимствование имеет одну из графических комбинаций, которая во французском языке считается носовой. Например: bambin < итал. Bambino; fanfaron < исп. Fanfarron.

А вот в системе французских согласных и системе согласных южно-романских языков наблюдается больше расхождений. Все южно-романские языки обладают согласной l – мягкое, которая в итальянском языке представлена как «gli», в испанском как «ll» и в португальском как «lh». Еще в эпоху массовых заимствований из романских языков эта согласная существовала во французском языке и была представлена буквосочетанием «ill». Поэтому иностранный звук был просто переписан во французском языке, например: итал. pigliare > piller; исп. flottila >flotille. В 18 веке [l] – мягкое было заменено на полугласную [j] во французском языке.

Такие итальянские слова: «scalata», «scorta», «spalliera», «squadrone» во французском языке превратились в «escalade», «escorte», «espalier», «escadron», так как для французского языка всегда считалось несовместимым произношение группы согласных без начальной или серединной гласной.

В испанском языке есть два фрикативных глухих звука, неизвестных французскому языку. Первый – межзубный [Q] – читается, как «с» перед «е» и «i», и как «z» – в остальных случаях. Во французском языке он передается как «s», «ss», «с», «с», «t», например: cigarro > cigare; capararon > caparacon; emborcacion > embarcation.

Второй – задненебный [х] – в испанском языке читается как «j» и как «g» перед «е» или «i». Во французском языке он передается буквосочетанием «ch», например: Don Quij’ote > Don Quichotte.

Изменения, которые происходят из-за расхождений между французскими звуками и звуками германских языков являются менее регулярными.

Гласные заимствованных слов заменяются на французские гласные, более или менее близкие к ним. Но все-таки французские гласные все же сильно отличаются от тех, которые они заменяют. Вот почему гласная [л] в английских словах «club», «lugger» передается во французском языке как [oe] – в первом случае, и как [u] – во втором.

Согласная аффриката «ch» [t∫] в английском языке обычно передается во французском языке фрикативным звуком [∫] – «ch». Например: punch [p∫]; check > cheque.

Дифтонг [au], который представлен в немецком языке, как «оu» и в английском языке как «ou» или «ow», передается во французском языке как «ou» [u]. Например, англ. bouling green > boulingrin.

То же самое происходит и с заимствованиями из романских языков: графическая комбинация «гласная + носовая согласная», что соответствует носовой гласной во французском языке, передается носовым звуком. Например, англ. riding coat > redingote.

Комбинация нескольких следующих друг за другом согласных избегается благодаря упразднению одной или нескольких согласных, либо включению [ ] немого. Например: beefsteak > bifsteak.

Система звонких согласных русского языка сильно отличается от системы французского языка. Фрикативная х [х] незнакома французскому языку, так как здесь она заменяется взрывным согласным звуком [к], на письме «kh». Например: колхоз > kolkhoze. Аффрикаты «ч» и «ц», фрикативный звук «щ» передаются более или менее близкими им по звучанию графическими комбинациями «tch», «ts» и chtch. Но поскольку эти звуки несвойственны французскому языку, то слова, содержащие эти звуки, тотчас же выдают их иностранное происхождение. Например: tsar, mitehourini’sme.

Твердый плавный звук «л» (например, в слове «кулак») передается во французском языке с помощью простого [l ] – koulak.

2.3. Грамматическая ассимиляция

Каждое чужое слово должно пройти грамматическую ассимиляцию, то есть происходит замена иностранных форм соответствующими, французскими формами. Например: penser < лат. pensàre; piller < итал. pigliare; boycotter < англ. to boycott.

Грамматическая ассимиляция происходит на уровне суффиксов. Так, например, итальянский суффикс – «ata» и испанский суффикс – «ada» заменяются на французский суффикс «-ade-».

Присоединение французских суффиксов к словам, элементам слов иностранного происхождения – это еще один вариант грамматического ассимилирования. Например, sportif, sportivite, footballeur, clownesque, kolkhosien и так далее.

Важно заметить, что французские формы придаются некоторым иностранным словам, которые уже сами адаптировались и приняли определенную грамматическую форму. И так, например, хотя итальянские существительные: macaroni, confetti уже стоят во множественном числе, принимают «s» во множественном числе во французском языке: des macaronis, des confettis.

Упразднение одного из элементов заимствованного слова является признаком его ассимиляции: piano, bock, pull, dancing. Это слова, которые отдалились от своих иностранных прототипов: piano forte, Kirschwasser («eau de cerise»), pull-over (дословно «одевать сверху»), dancing-house («maison de danse»).

Что касается вопроса, связанного с родом, то следует уточнить, что если заимствующее слово в своем родном языке не имело рода, то оно принимает артикль «un» во французском языке un building, un week-end, une interview. Но иногда род слова остается неопределенным. Так, несколько прилагательных пришедших недавно из английского языка не имеют рода. Мы говорим une lettre express, une recolte record, une personne select, une robe chic. А вот если слово заимствуется из языка, знающего род, то оно оставляет род своего родного языка, хотя иногда может его изменить. Новый грамматический род заимствующего слова выбирается в зависимости от пола человека, животного, от формы слова, его смысла. (Timeskova; Tarkhova, 1967, р 80).

2.4. Семантическая ассимиляция

Проблема семантической ассимиляции заслуживает особого внимания.

В большинстве случаев заимствующие слова имеют единственное значение, в то время как они могут быть полисемичными в родном языке, то есть иностранные слова проникают в заимствующий язык не со всеми значениями, а лишь с одним. Например, англо-американское слово «gag» пришло во французский язык как один из терминов кинотеатра со значением «игра сценическая». Тогда как в английском языке это слово имеет значения: 1) номер; 2) черта ума; 3) «импровизация»; 4) фарс; и т.д. Или например, глагол «attaccare» в итальянском языке означает «привязывать», «соединять», «запрягать лошадей в повозку», «атаковать», «ссорить», а во французском языке этот глагол обладает лишь единственным значением «атаковать».

Итальянское существительное «corridore» означает «коридор», «ударник в оркестре», «лошадь беговая». Но во французском языке лишь имеет одно значение «коридор».

Итак, все эти слова пришли во французский язык со своим второстепенным значением.

Но иногда иностранные слова заимствуются со своим главным значением (sport, hall, и др.). Случается, что «чужие» слова употребляются в специальном значении (ring, crawl, score, которые переводятся как «кольцо», «ползать», «зарубка»).

Следует уточнить, что со временем на протяжении веков заимствованное слово может приобретать вообще новые значения, то есть такие значения, которых еще не было. Семантическая эволюция заимствованного слова происходит в направлении своего иностранного прототипа. Так, слово «concert», появившееся в 16 веке со значением «согласие» постепенно начинает употребляться в качестве музыкального термина (17 век). И тем самым оно приобретает значение другого итальянского слова «concerto».

Интересно отметить, что в некоторых случаях заимствованное слово получает значение, которого оно не имело в родном языке. Например, «speaker» – в английском языке означает «оратор» или «президент парламента», а вот во французском языке оно означает «диктор» (ведущий на радио). То есть, придя в другой язык, иностранное слово в данном случае полностью меняет свое семантическое наполнение.

Необходимо также заметить, что вследствие особой психологии народа, который всегда готов посмеяться над соседями, то в данном случае заимствования могут получать уничижительные значения. Например, галл. Caballos – «лошадь» получило в латыни значение «кляча». Более грубыми словами стали: итал. carne – «плоть», а во французском языке: carne – «тухлятина». Итал. donzella – «девушка» – франц. donzelle – «женщина легкого поведения» и т.д. (Доза, 1956, с. 139).

Анализ приведенных примеров позволяет сказать, что иногда заимствующиеся слова остаются без изменений, сохраняя их фонетический аспект, свою орфографию. Но все-таки чаще французский язык способствует ассимиляции «чужих» слов: фонетическим, графическим, морфологическим и семантическим изменениями.

Глава 2. Заимствования романского происхождения во французском языке и способы их ассимиляции

Раздел 1. Членение заимствований по происхождению

Заимствования представляют собой одно из основных явлений жизни языка: это международный обмен в области языков, вызываемой всей совокупностью сношений между народами (Доза, 1956, с. 135). С течением времени французский язык постоянно пополнял свой словарный состав словами из других иностранных языков. В современном французском языке можно выделить значительное число заимствований романского происхождения.

На первом этапе исследования были выделены заимствования романского происхождения в количестве 983 лексических единиц. Исследовались причины их появления во французском языке: когда, из каких именно романских языков и в каком количестве они были заимствованы.

Необходимо отметить, что изучение заимствований создает связь между языком и историей народа. Каждый период развития французского языка характеризуется определенным количеством заимствованных слов, что вытекает из конкретных исторических условий, характера отношений между французами и другими народами.

В результате анализа мы обнаружили 127 единиц провансальского происхождения, что составляет 13% от общего числа единиц. Провансальский язык внес значительный вклад, так как в Средние века он уже представлял собой самостоятельный, отличный от других язык. Его литературное превосходство в ХП-ХШ вв. над французским языком в области поэзии подтверждается таким заимствованием, как ballade, преобразованием слова amour (вместо ameur). Подобное преобразование слов по образцу языка, считавшегося более изящным, проявляется, начиная с ХП века. Заимствования появляются с того времени, когда в результате похода против альбигойцев Лангедок был присоединен французским королем (1229), что разрушило рождающееся единство Юга. Заимствования из провансальского языка чрезвычайно разнообразны. Часть их является наименованиями продуктов и вещей Юга (asperde, aubage, aubergine, bastille, brancard, cabas, camail, cigale, dorade, muscade и другие).

Заимствовались также абстрактные слова. Многочисленные абстрактные слова свидетельствуют о крупнейшей связи Севера и Юга (cabrer, cadeau, caserne, velours и другие). Некоторые французские слова преобразовали свою форму по образцу провансальских he’berge уступило место chape-cape; eschelier –escalier; roussigneul – rossignd. Появление некоторых слов объясняется историческими традициями: cadet было введено в ХV веке младшими сыновьями гасконских семей в большом количестве поступавшими на службу к французскому королю в качестве офицеров. С конца Средних веков влияние провансальского языка продолжается, несмотря на упадок литературы. Но это влияние ослабевает. С XVI по XVШ век, в период, когда в Прованс ссылали на галеры, а затем на каторгу, многие провансальские слова вошли в воровской aрго (castu «тюрьма» от прованс. casteu; costaud «парень», (у которого здоровые бока – côtes); cadene «цепь каторжника»; ostau «госпиталь»; roustif «воровать»). Некоторые из этих терминов вошли в современный язык, например, esquinter «утомить», pegre – собирательное обозначение воров. Не следует забывать, что провансальский язык служил посредником для итальянских, испанских слов cavale «побег», marron «каштан», bourrique «ослица».

К XVI веку влияние провансальского уступает итальянскому, который внес огромный вклад в словарный состав французского языка. При изучении данных лексических единиц мы нашли 629 единиц итальянского происхождения, (что составляет 64% от общего числа исследуемых единиц). Отношения между Францией и Италией в XVI веке становятся все оживленнее. Поток итальянизмов достигает в этот период максимальной мощности. Самые древние заимствования – военные и торговые термины; затем термины искусства, архитектуры, названия мебели: mosaϊque, arabesque, arcade, corniche, figurine, pilastre, volute, facade, fronton и так далее. Можно найти немалую часть слов, относящихся к «литературным» рубрикам: cantilene, madrigal,sonnet, burlesque, calepin и так далее. Музыка также оставила свой отпечаток: concerto, finale, duo, soprano, tenor.

Война с Италией и знакомство с военным искусством итальянцев ввели во французский язык военные термины: attaquer < attaccare; barricade < barricata; canon < canone; citadelle < cittadella; fantassin < fantaccino; soldat < soldato и многие другие.

Сходство жизни при королевских дворах в этих двух странах способствовало проникновению таких слов: altesse < altessa; ambassade < ambasciata; cortege < corteggio; mascarade < mascarata.

Торговые отношения, влияние системы финансов также привнесли большое количество специальных терминов итальянского происхождения: banque < banca; credit < credito; filan < filancio.

Влияние итальянского языка так велико на французский язык, что некоторые итальянские слова вытеснили соответствующие французские слова. Так произошло со следующими словами: итальянские canaille, cavalerie, guirlande заменили старо-французские слова: chenaille, chevalerie, garlande.

Среди исследуемых лексических единиц романского происхождения было выявлено 197 лексических единиц испанского происхождения, (что составляет 19,5% ≈ 20% от общего числа единиц).

Первые подлинные испанизмы появляются только в XV веке, в период, когда многочисленные испанские искатели приключений служили во французской армии. В это время появляются: infant < infante, laquais < lacago; «лакей». Максимального распространения достигают испанизмы в конце царствования Людовика ХШ под влиянием целого ряда различных факторов: расширения колониальных владений Испании, которая ввозит во Францию и знакомит ее с экзотическими продуктами, животными, обычаями; религиозных войн, которые привели испанские армии во Францию; испанского влияния при дворе Людовика ХШ и расцвета испанской литературы. (Доза, 1956, с. 145).

Испания снабжала французский язык преимущественно военными и морскими терминами (adjudant < ayudante; aviso < aviso; caboter < capotere; camarade < camarata; casque < casco; embarcadere и так далее), литературными терминами (cédille < cedilla; disparate < disparata; fabuliste < fabulista; matamore < Matamoros; romance < romance; guitare < guitarra); различными экзотизмами (alcôve < alcoba; mosquée < mosquere; cacao < cacao; chocolat < chocolate); музыкальные термины (castagnette < castañeta; bolero, tango). Постепенно число испанских слов стало уменьшаться. В наше время иммиграция испанских рабочих на юг, и особенно в Алжир, привела к введению в язык народных слов: bourricot < borrico; frio < frio «холодный»; mendigot < mendigo «нищий» и другие.

Заимствования португальского происхождения составляют 30 лексических единиц, (что составляет 3% от общего числа единиц). Эти слова появляются в основном в XVI-XVII веках. Многие заимствования португальского происхождения обозначают экзотические продукты: mandarin < mandarina «мандарин»; acajou < acaju, (акажу) «красное» дерево; bambou < bambu «бамбук»; или, например, caste < casta «порода, раса»; fétiche < feitico «идол»; caravelle < caravela «каравелла»; baroque < barroco «барокко». В период расцвета португальской морской торговли (около XVI века) португальский язык передал французскому языку колониальные слова в форме получивших специальное значение португальских слов: bayadere < bailadeira (танец); fétiche < feitico (фетиш); mousson < moucon (ветер); pintade < pintada (цесарка).

Среди португальских заимствований значительное место отведено словам, обозначающим название животных, необычных растений, фруктов. Например: albinos < albino (альбинос); datura < d׳hatura (дурман); macaque < macaca (макака).

Итак, в результате исследования выяснилось, что среди исследуемых заимствованных единиц 629 ЛЕ итальянского происхождения (64%), 197 ЛЕ из испанского языка (20%), 127 ЛЕ из провансальского языка (13%), 30 ЛЕ португальского происхождения (3%).

Заимствования итальянского происхождения составляют наибольшее число среди исследуемых единиц, т.к. в XVI-XVII веках Италия превосходит Францию во всех сферах. Итальянский язык приобретает престиж на мировой арене, он становится плодородным источником заимствования, оказывая экономическое, культурное влияние на французский язык.

Слова заимствуются у соседних народов. К тому же существование близких социальных связей, экономических, войны способствуют появлению заимствований. И мы видим, что вклад испанского языка во французский язык составляет немалую часть, но значительно меньше по сравнению с итальянским языком, т.е. лингвистическое влияние испанского языка на словарный состав французского языка менее значительно. Испанский язык после своего довольно короткого периода расцвета в экономической и культурной жизни потерял свое превосходство. Соответственно и его влияние уменьшилось.

Велика роль писателей, т.к. они способствовали распространению заимствований. Заимствования провансальского происхождения относятся в основном к ХШ в., пока наблюдается литературное превосходство провансальского языка над французским. А затем он уступает свое место другим языкам.

Моде принадлежит огромная роль. Ею объясняется то, что португальский язык остается заброшенным. Следовательно, число заимствований португальских слов продиктовано снобизмом.

Раздел 2. Классификация заимствований романского происхождения с точки зрения их адаптации во французском языке

Следующий этап исследования был посвящен изучению заимствований романского происхождения с точки зрения их адаптации во французском языке.

Как отмечалось в теоретической части работы, заимствованные языковые единицы по-разному адаптируются к словарному составу заимствующего языка. Интенсивность процесса адаптации во многом зависит от происхождения языковой единицы, ее структуры, значения, сферы ее употребления, ее фонетической и морфологической формы. Различают 2 вида заимствований с точки зрения их адаптации во французском языке: 1) слова слабо ассимилированные и ощущаемые как иностранные слова; 2) заимствования полностью ассимилированные, то есть те, которые подверглись фонетическим и морфологическим изменениям.

В результате анализа исследуемых единиц была выделена группа заимствованных слов, практически не подвергшихся ассимиляции,(94 ЛЕ, что составляет (9,5% ≈ 10% от общего числа исследуемых единиц).

Например:

– muscade (прованс.) – мускатный орех;

– nougat (прованс.) – пуга (кондитерское изделие);

– cade (прованс.) – красный можжевельник;

– félibre (прованс.) – фелибр (провансальский поэт).

Итальянский язык дал французскому языку следующие ксенизмы:

– deminuendo(m) (итал.) – дименуэндо;

– futto (m) – амурчик;

– locanda (f) – локанда (гостиница);

– villa (f) – вилла (дом).

К кселизмам испанского происхождения можно отнести следующие примеры:

– don (m) – дон, господин;

– fiesta (f) – фиеста, праздник;

– martagon (m) – лилия, мартагон;

– patache (f) – сторожевое таможенное судно.

Португальский язык также пополнил словарный состав французского языка лексическими единицами, которые относятся к разряду неассимилированных.

. Например:

– cobra (m) – кобра;

– ipécacuana (m) – ипекакуана (рвотный корень);

– matchiche (f) – матчиш (танец);

– palanquin (m) – паланкин, носилки.

Помимо этих 94 единиц, которые следует отнести к «ксенизмам», можно выделить еще небольшое количество слов, которое подверглось лишь одному виду ассимиляции, и в то же время чувствуется их иностранное происхождение. Используются данные лексические единицы для того, чтобы передать местный колорит, факты, относящиеся только лишь к жизни той или другой нации. Например: заимствования португальского происхождения:

– cipaye (m) – сипай;

– bayadere (f) – баядерка;

– zebre (m) – зебра;

– banane (f) – банан.

Лексические единицы провансальского происхождения:

– aïoli (m) – чесночный соус;

– galoubet (m) – дудка;

– griotte (f) – кислая вишня;

– lime (f) – лайм настоящий.

Таких единиц, сохранивших частично национальные особенности, насчитывается 99 ЛЕ, (что составляет 10% от общего числа исследуемых единиц).

Другую более обширную группу составляют лексические единицы, заимствованные из романских языков, которые полностью ассимилировали или подверглись более значительным фонетическим, семантическим, морфологическим или графическим изменениям, (790 единиц, что составляет 80% от общего числа исследуемых единиц).

Среди заимствований провансальского происхождения во французском языке к ним относятся 95 ЛЕ, (что составляет 10% от общего числа исследуемых единиц, относящихся к данной группе).

Например:

– aillade (f) < alhada «соус, заправка»;

– calanque (f) < calanco «бухта»;

– daurade (f) < daurada «дорада»;

– ébouriffer < esbourifat «растрепать волосы».

544 ЛЕ, заимствованные французским языком из итальянского языка, (что составляет 55% от общего числа исследуемых единиц), подвергались процессу ассимиляции:

Например:

– dessiner < disegnare «рисовать»;

– facade (f) < faccita «фасад»;

– noliser < nolleggiare «арендовать»;

– implanter < implantare «вводить, внедрять».

Изучив заимствования испанского происхождения, мы обнаружили 133 ЛЕ, (что составляет 13% от общего числа испанизмов), которые подверглись фонетическим, морфологическим, семантическим, графическим изменениям.

Например:

– casque (m) < casco «каска»;

– manille < manilla «манильская сигара»;

– mascaraele < mascarata «маскарад»;

– vanille < vainilla «ваниль».

Среди заимствований португальского происхождения во французском языке к ассимилированным относится 18 ЛЕ, (что составляет 2% от общего числа исследуемых единиц этой группы). Например:

– albinos < albino «альбинос»;

– pintade < pintada «цесарка»;

– marmelade < marmelada «мармелад»

Подведя итог, отметим, что заимствования романского происхождения во французском языке, содержащие ассимилированные элементы, значительно превышают число единиц с «чуждыми» элементами для французского языка. «Ксенизмов» (20%) – меньше, чем слов, испытавших процесс ассимиляции (80%). Это можно было объяснить на наш взгляд тем, что по своей структуре слова романского происхождения схожи с французскими и достаточно легко подвергаются процессу ассимиляции. Одни слова подвергаются либо фонетическим, либо морфологическим, либо семантическим изменениям. Другие же полностью ассимилируются, т.е. изменяются сразу и фонетически, и морфологически, а иногда еще и семантически.

Раздел 3. Заимствования романского происхождения, подвергшиеся фонетической ассимиляции.

Следующей исследовательской задачей является анализ степени продуктивности различных видов ассимиляции в группе заимствований романского происхождения.

Целесообразно начать с подробного рассмотрения процесса ассимиляции в области произношения. Заимствований романского происхождения, подвергшихся фонетической ассимиляции, насчитывается 362 ЛЕ, (что составляет 37% от общего числа исследуемых единиц).

Как известно, адаптация к французскому ударению может проходить тремя основными способами или путями в зависимости от того, является ли заимствованное слово окситоном, пароокситоном или же пропарокситоном.

Среди исследуемых единиц романского происхождения на долю окситонов приходится 16 Л единиц, что составляет 4,4% от общего числа изучаемых единиц. Например:

– cabri < cabrit (прован.) «козленок»;

– cadenas < cadenat (прован.) «висячий замок»;

– alguazil < alguacil (исп.) «советник»;

– matassin < matachin (исп.) «шутовская пляска».

Количество парокситонов почти вдвое больше 341 ЛЕ, что составляет 94,53% от общего числа исследуемых заимствований романского происхождения. Например:

– mangue < mango (порт.) «манго»;

– sargasse < sargazo (исп.) «водоросль».

На долю пропарокситонов приходится 5 ЛЕ, что составляет 1,3% от общего числа исследуемых единиц. Например:

– piccolo < piccolo (итал.) «кислое вино»;

– clavecin < clavicembalo (итал.) «клавесин»;

– pergola < pérgola (итал.) «беседка».

36 ЛЕ, (что составляет 10% от числа исследуемых парокситонов), которые стали окситонами (так как во французском языке ударение падает на последний слог) без всякого отсечения слогов. Например:

– aficionado < aficionado (исп.) «любитель боя быков»;

– brasero < brasero (исп.) «жаровня»;

– crescendo < crescendo (итал.) «крещендо»;

– maestro < maestro (итал.) «маэстро».

Однако не только ударение становится французским. В системе звуков также происходят определенные изменения:

1) носовые гласные, (так как их нет ни в итальянском, ни в испанском языках), появляются в словах, которые заимствуются из этих языков:

– menin < menino (исп.) «фрейлина»;

– mascaron < mascherone (итал.) «декоративная маска»;

– sabayon < zabaione (итал.) «сабайон».

2) вводятся новые фонемы, чтобы придать слову оттенок французского языка:

– lime < Limo (прован.) «лайм»;

– lucarne < lucanne (прован.) «окошко в стене»;

– mangouste < mangosta (исп.) «мышь».

3) отрицаются незнакомые фонемы:

cabot < cabotz (прован.) «широколобка»;

– cabillot < cabilha (прован.) «нвгель»;

– artifice < artificium (итал.)

4) иностранные фонемы заменяются фонемами заимствующего языка:

– escarmouche < scaramuccia (итал.) «стычка»;

– ouragan < huracan (итал.) «ураган»;

– sadou < sagu (португ.) «сáло».

Раздел 4. Заимствования романского происхождения, подвергшиеся семантической ассимиляции

Большинство иностранных слов и выражений проникают в заимствующий язык далеко не со всеми значениями, которые они имели в родном языке. Часто получается и так, что в заимствующем языке иностранные слова получают новые значения.

В исследованном материале насчитывается 35 ЛЕ романского происхождения, которые изменились только семантически(это составляет 3,56% от общего количества исследуемых единиц).

Так например, слово caldeira имело в португальском языке значение «choudiere», а вот во французском языке получило значение «grand cratere volcaniquc, forme par liexposition de la chemine’e bouche’e par les laves» (кратер). Если раньше оно обозначало «большой котел», то теперь – «кальдера, кратер взрыва».

Существительное fat (m) провансальского происхождения обозначало «sot» (дурак), а во французском языке обозначает «personnage vaniteuse, safisfait de lui-même» (фат).

Испанское слово jaquette (f), появившееся во фрацузском языке в XIV веке обозначало «veste de ceremonie portee par les hommes» (куртка). А в своем родном языке имело значение «cotte de mailles» (кольчуга).

Итальянский язык также пополняет словарный состав французского языка лексическими единицами, которые меняют свое значение: tempo (m) в родном языке употреблялось в значении «temps» (время), а во французском языке уже используется в качестве музыкального термина «notation des differets mouvements dans lesquels est ecrit un morecau» (темп).

Некоторые слова были полисемичными в родном языке, а во французском языке становятся моносемичными. Например: alto (итал.) обозначало в итальянском языке 1) «la partie haute du chant» (выс. часть песни); 2) «la voix qui chante cette partie» (голос, который поет эту песню), а во французском языке «voix d’alto», то есть одно из значений оно потеряло. Вдобавок, это слово получает еще и совершенно новое значение «instrument de musique» (альт).

Или, например, испанского происхождения существительное piquador во французском языке означает «cavalier qui dans une corrida fatigue le taureau avec une pique» (пикадор). А в родном языке имело еще значение «piqueur» (конюх).

Наконец, вследствие особой психологии народа, всегда готового посмеяться над соседями, заимствования часто получают уничижительное значение: итальянское carne «viande, charogne» (тело, плоть) – французское carne «mauvais viande, viande dure» (тухлятина); mercante (мн.ч. «marchands») (купцы) – французское mercanti «commercant malhonnête» (торгаш, спекулянт).

Раздел 5. Заимствования романского происхождения, подвергшиеся фонетической и семантической ассимиляции и подвергшиеся фонетической, семантической и графической ассимиляции

Анализируя исследуемые единицы романского происхождения, мы выделили группу лексических единиц, которые испытали фонетическую и семантическую ассимиляцию одновременно: 283 ЛЕ, (что составляет 29% от общего числа исследуемых единиц).

Вот несколько примеров: caste < casta (порт.) изменилось фонетически и семантически. Это слово имело значение «race pure» (раса, порода) – во французском стало «groupe social qui se distingue par des privileges particuliers» (сословие, каста) и «chez les insectes sociaux, ensemtle des individus adultes assurant les mêmes fonctions» datte < datil (прован.) испытало фонетические изменения и изменило значение, в родном языке употреблялось в значении «doigt» (палец), а во французском «fruit comestible du dattier, baie de forme allongee, sucree tres nutritive» (финик); существительное испанского происхождения nacarat < nacarado означало «nacre» (перламутровый) в родном языке – во французском «vermeil, écarlate» (алый).

Группа слов с фонетическими, семантическими и графическими изменениями составляет 8 ЛЕ, (что составляет 0,8% от общего числа исследуемых единиц).

Остановимся на примерах: dégrat < degrat (прован.), имеющее значение в родном языке «degré» (ступень) имеет во французском языке значение «bateau de pêche en dégrat qui va quitter le port» (покидающий порт). Помимо фонетических, семантических изменений, появляется и графическое: «accent aigu», так как слог становится открытым.

Mont-de-piété < monte-de-pietá (итал.) обозначало «credit» (кредит) в итальянском языке – во французском стало «caisse de crédit municipal» (ломбард). Появляется accent aigu, таким образом, меняется графика слова.

Раздел 6. Заимствования романского происхождения, подвергшиеся фонетической, морфологической, а в некоторых случаях и семантической ассимиляции

В ходе исследования были обнаружены заимствования 122 ЛЕ, которые прошли фонетическую и морфологическую адаптации, (что составляет 13% от общего числа исследуемых единиц).

Лексические единицы, входящие в состав этой группы подвергаются фонетическим изменения; (вводятся новые фонемы, игнорируются звуки иностранного языка) и морфологическим преобразованиям, то есть происходит замена иностранных форм соответствующими французскими формами. В основном меняются суффиксы: ada →ade (фр.); ar→er (фр.); r →er (фр.); иногда иностранное окончание –а-, на которое оканчивается заимствование, меняется на суффикс er; -co → que (фр.); illо, immа (исп.) → illе (фр.); -ata (итал.) → аdе (фр.):

– calanque < calonco (прован.) «небольшая бухта»;

– doradille < doradilla (исп.)

– estrapade < strappata (итал.) «пытка дыбой»;

– noliser < noleggiare (итал.) «арендовать».

Многие заимствования романского происхождения во французском языке принимают суффикс – re (у существительных): guitare > guitarza (исп.); medicastre > medicastro (итал.); mûlatre > mulato (исп.).

Существуют и другие виды морфологических изменений: например, французское bouillabaisse происходит от провансальского словосочетания bouia-baisso или soucoupe – от итальянского sotto-coppa, то есть словосочетания становятся словами.

Меняются суффиксы, меняется соответственно и произношение. Лексические единицы, входящие в эту группу, относятся к заимствованиям полностью ассимилированных и широко употребляемыми во французском языке.

Заимствования, подвергшиеся фонетической, морфологической и семантической ассимиляции не так многочисленны (72 ЛЕ, что составляет 7,3% от общего числа исследуемых единиц. Например, исп. аlgarada «крик» дало фр. аlgarade «ссора»; прован. sesclafifar «лопнуть» дало фр. esclaffer «расхохотаться»; итал. frasche «ветка» дало фр. frasque «проказы, шалость».

Раздел 7. Заимствования романского происхождения, подвергшиеся другим видам ассимиляции.

Исследуя заимствования романского происхождения во французском языке, мы выделяли 46 ЛЕ ,(они составляют 4,6% от общего числа исследуемых единиц), которые изменились графически, а некоторые еще фонетически или семантически. Этот вид ассимиляции менее продуктивен, чем другие виды. Рассмотрим полученные данные на примерах: embarcation < исп. embarcacion; brocoli < итал. broccoli; baudroie < прован. baudroi. Такие существительные londres «гаванская сигара» < испан. Londres «драп»; morion «морион» (хрусталь < с исп. morrion «макушка головы».

Подводя некоторые итоги данного этапа исследования, отметим, что большинство заимствований подвергаются фонетическим изменениям. Таким образом, фонетическая ассимиляция является самым продуктивным видом этого процесса. Только фонетической ассимиляции были подвергнуты 37% ЛЕ романского происхождения. А если еще учесть и другие группы слоев (фонетическая и морфологическая; фонетическая и семантическая; фонетическая, морфологическая и семантическая и т.д.), то насчитывается 87% ЛЕ с фонетическим преобразованием. Такое превосходство могло бы быть объяснено близостью звуковых систем романских языков. Кроме того, слово из другого иностранного языка, которое появлялось во французском языке, конечно, в первую очередь претерпевало фонетическую адаптацию, т.к. раньше многие слова входили в язык чисто слуховым путем и быстро ассимилировали фонетически.

Семантически ассимилированными оказались 40% единиц, (как показало исследование). Следовательно, этот вид ассимиляции остается продуктивным. Это подтверждает положение, высказанное А.Доза о том, что иностранное слово входит в язык не со всеми своими значениями, а лишь с одним. Более того, к ним добавляются новые дополнительные значения. Как отмечает А.Доза: язык усваивает слово и вновь его создает.

Исходя из данных исследования, 20% ЛЕ испытали морфологическую ассимиляцию, которая является средней по продуктивности, т.к. морфология поддается труднее различным изменениям. Она более стабильна, устойчива и менее восприимчива к новым явлениям.

И самым непродуктивным видом оказывается графическая ассимиляция (4,6% ЛЕ), т.е. графика еще больше тяготеет к традиционным нормам.

Раздел 8. Соотношение типов ассимиляции с происхождением

Заключительный этап исследования посвящен установлению соотношения между типом ассимиляции и происхождением лексических единиц. Это соотношение можно представить в ряде таблиц.

Таблица 1.

п.п.

Вид ассимиляции Число ЛЕ Пример
1. Фонетическая 43 Chabot < cabotz

Mistral < maestral

Dame –jeane < dame-jano

2. Фонетическая и морфологическая 18 Cabrer < cabrar

Calanque < calanco

Fader < fada

3. Фонетическая и семантическая 29 Basane «peau de mouton tannée utilisée en sellerie maroquinerie, reliure ou peau souple qui garnit en partie les pantalons des cavaliers» (сафьян, лея) < bazana «doublure» (подкладка), cabestan «( treuil) à axe vertical, employe pour toutes les manoeuvres exigeant de gros efforts» (ворот, кабестан) < cabestran «corde de poulie» (веревка) – mascotte «objeb, personne conside’rés comme des fetiches (амулет) < mascoto sortilége» (волшебство)
4. Фонетическая, морфологическая, семантическая 12 – esquinter «fatiguer, abimer, critiquer’ (утомлять, портить, критиковать) < esquinta «déchirer, en tirant» (разрывать mausa);

– tarasque «monstre légendaire» (сказочное чудовище) < tarasco « nom

de ville» (Тараскон, город)

5. Семантическая 9 -clapier «un trou des lapins» (кроличья нора) < clapier «pierreux, amas de pierres» (куча камней);

– badin «qui aime à rire, à рlaisanter» (тот, кто любит смеяться, весельчак) < badin «niais» (глупец);

– fat «personne vaniteuse satisfait de lui-même» (фат, хлыщ) < fal «sot» (дурак).

6. Ксенизмы 11 – ers (чечевица),

– merlus (мерлуза),

– muge кефаль, рыба).

7. Графическая 2 -baudroie < baudroi, (морской черт, рыба),

– depiquer < depiquer (молотить).

8. Семантическая,

фонетическая,

графическая

2 – de’mascler < desmascla («de’barrasser de la premiere e’corce» < emasculer», то есть снимать первую кору < выхолащивать.
9. Фонетическая и графическая 1 -magnanerie < magnanarie (питомник для разведения шелковичых червей).

Таблица № 2.

Итальянский язык

п.п.

Вид ассимиляции Число ЛЕ Пример
1. Фонетическая 232 – ballerine < ballerina (балерина);

– balщгrd < balordo (тупица);

– soldanelle < soldanella

– sonate < sonata (соната).

2. Фонетическая и морфологическая 72 – ambassade < ambasciata (ade < ata) «посольство»;

– areade < areaеa «ареада»;

– banque < bancal (que < сa)

3. Фонетическая и семантическая 208 – carafon «petite carafe» (графинчик) < caraffone «grande carafe» (большой графин;

– gambe «qui se joue sur ou entre les jambes (путинг-ванты) < gamba «jambe» (нога).

4. ш Фонетическая, морфологическая, семантическая 43 – ingambe «qui a les jambes alertes» (живой, бодрый) < in gamba «en jambe» (на ногах);

– simarre «vêtement long et ample porté par les hommes, les femmes» (длинный плащ) < zimarra «chamarrer» (разукрашивать).

5. Семантическая 19 – carne «vionde dure» (жесткое мясо) < carne «le corps» (тело);

– fiasco «echec complet» (неудача) < bouteille de vin» (бутылка);

– malaria «la maladie» (малярия) < «mauvais air» (несвежий воздух).

6. Семантическая, графическая и фонетическая 6 – madre’pore < madrepora «cnidaire constructeur formant des colonies polypes» (мандрепор, звездчатый коралл) < «merepere» (мама-папа).
7. Графическая 6 -café < caffé (кафе);

– opéra < opera (опера);

– sepia < seppia (сепия).

8. Фонетическая и графическая 13 – majordome < maggiozdomo (дворецкий);

– orseille < orcella (ракцелла, лишайник);

– sorgho < sorgo (сорго).

9. Графическая и семантическая 5 – lotto «jeu de hasard» (лото) < lotto «lot» (выигрыш);

– pédale «organ dune machine» (педаль) < pedale «pied» (ствол);

-tremolo «répétition d’un son» (тремoло) < tremolo «tremblement de voix (дрожание голоса).

10. Фонетическая, молфологическая и графическая 2 – calquer < calcare (срисовывать, копировать,;

– serenade < serenata (серенада).

11. Ксенизмы 23 – animato (оживленно);

– do (муз. До);

– doge (ист. Дож)

– villa (вилла).

Таблица 3

Испанский язык

№ п.п. Вид ассимиляции Число ЛЕ Пример
1. Фонетическая 80 – tabac < tabaco (табак);

tomate < tomata (томат, помидор);

– tornade < tornado (торнадо, порыв ветра).

2. Фонетическая и морфологическая 30 – doradille < doradilla (-ille < -illa) (дорада);

-embarrasser < embarazar (er < ar) (мешать);

– mascarade < mascarata ( ade < ata) (маскарад).

3. Фонетическая и семантическая 41 – alezan «se dit diun cheval dont la robe est jaune» (рыжая лошадь) < alazon «renard» (лиса);

– caparacon «housse d’ornement pour les chevaux» (попона) < caparazon «manteau» (пальто).

4. Фонетическая, морфологическая, семантическая 15 – cédille «signe graphique» (диокритический знак) < cedilla «petit c» (маленькая буква с);

– palabre «discussion longue, oiseuse» (скучная длинная речь) < palabra «parole» (речь).

5. Семантическая 5 – abaca «matiere textile» (прядильный банан) < espéce de bananier (сорт бананов);

– dendue « la malagie» (лихорадка денге) < «minauderie» (жеманство).

6. Графическая 6 – alambic < alambique (перегонный аппарат, куб);

– demarcabion < demarcacion (граница);

– embarcation < embarcacion (лодка).

7. Фонетическая и графическая 4 – bandouliere < bandolera (плечевая перевязь);

– Kermes < alkermes (червец кермес /насекомое/);

– machette < machete (мачете /нож/).

8. Семантическая и графическая 4
  • fanfaron «qui manifeste de la

vantardise» (хвастливый) < fanfarron «leger» (легкомысленный);

– londres «la cigare» (сигарета) < londres «drap» (драп).

9. Ксенизмы 12 – don (Дон);

– fiesta (фиеста, вечеринка);

– martagon (лилия мартагон).

Таблица 4

Португальский язык

№ п.п. Вид ассимиляции Число ЛЕ Пример
1. Фонетическая 7 – calambour < calambuco (каламбур);

– mfngoustan < mongustao (мангустон, дерево);

– mangue < manga (манго).

2. Фонетическая, морфологическая 7 – albinos < albino (альбинос);

– datura < d’hotura (дурман);

– macaque < macaca (макака).

3. Фонетическая и семантическая 5 – fetiche «objet auqeul est attribue» (идол) < feitico «sorti lege» (волшебство);

– pagode «edifice religieux» (погода) < pagoda «saint» (святой).

4. Фонетическая, морфологическая, семантическая 2 – autodafé < auto-dafe «destruction par le feu (разрушение огнем) < «acte de foi (безумный поступок)

– pintade «oiseau» (цесарка) < pintada «tachetee» (покрытая пятнами).

5. Семантическая 2 – caldeira «grand cratere volcanique» (кальдера, кратер, взрыв) < «chaudiere» (большой котел);

– coco «fruit du cocotier» (кокос) < «croque mitaine» (пугало).

6. Графическая -cipaye < cipay (сипай).
7. Графическая и фонетическая -bayadere < bailadeira (баядерка);

-zebre < zebra (зебра).

8. Ксенизмы 4 – ipe’cauca (ипекaкуана),

– matehiche (танец-матчиш),

– palanquin (паланкин, носилки).

 

Итак, наибольшее количество групп по видам ассимиляции (11) у заимствований итальянского происхождения. Наименьшее количество групп (8) у заимствований португальского происхождения.

Заимствования испанского и провансальского происхождения распределяются в зависимости от вида ассимиляции по 8 группам.

К тому же из приведенных выше данных можно сделать вывод, что независимо от происхождения заимствований, ведущим типом ассимиляции остается фонетическая ассимиляция.

Среди всех заимствований романского происхождения можно выделить слова, которые испытали такие виды ассимиляции как 1) фонетическую, 2) фонетическую и морфологическую, 3) фонетическую и семантическую и так далее.

Но единицы, подвергшиеся семантической, фонетической и графической ассимиляциям, мы нашли лишь среди заимствований провансальского и итальянского происхождения.

Лексические единицы, ассимилированные графически и семантически, относятся лишь к заимствованиям итальянского и испанского происхождения.

И, наконец, такому сочетанию ассимиляций, как графической, морфологической и фонетической были подвергнуты только заимствования итальянского происхождения.

Самым продуктивным видом ассимиляции остается графическая (независимо от происхождения). И причиной этого факта является то, что этот вид ассимиляции тяготеет к традиционным нормам.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Подводя итоги проведенного исследования, можно сделать следующие выводы:

– заимствования романского происхождения во французском языке составляют довольно обширную группу (1983 ЛЕ);

– наиболее многочисленные заимствования итальянского происхождения (64%). Это можно объяснить историческими причинами, а именно тесными связями французского и итальянского королевских дворов в XVI-XVII веках, когда итальянский язык стал главным источником заимствований;

– вклад испанского языка во французский язык составляет немалую часть (20%), но меньше по сравнению с итальянским языком;

– влияние провансальского языка на словарный состав французского языка еще менее значительно (13%). Эти Лексические единицы провансальского происхождения появляются в XII-XIII веках в основном, когда наблюдается литературное превосходство провансальского языка над французским. Но вскоре он уступает свое превосходство другим языкам;

-наименьшее количество заимствований принадлежит единицам португальского происхождения (3%), так как португальский язык остается во Франции заброшенным, немюдным и заимствование этих слов часто продиктовано лишь забавным снобизмом;

– с точки зрения адаптации исследуемых заимствованных единиц во французском языке отмечено, что лексические единицы, содержащие полностью ассимилированные элементы, значительно превышают число лексических единиц, которые остаются «чуждыми» для французского языка словами. Это, на наш взгляд, объясняется тем, что по своей структуре слова романского происхождения схожи с французскими словами и легче подвергаются процессу ассимиляции;

– с точки зрения типов ассимиляции заимствований, самой продуктивной является фонетическая ассимиляция (37%), если еще учесть ее сочетание с другими типами ассимиляции (фонетическая и морфологическая; фонетическая и семантическая и так далее), то Лексических единиц с фонетическими преобразованиями окажется еще больше (87%);

– наименее продуктивной является графическая ассимиляция (4,6%) заимствований;

– иностранное слово входит в язык не со всеми значениями, а лишь с одним. Более того, к ним добавляются новые значения, и как выяснилось, часто уничижительного характера. Иногда заимствованное слово получает совсем другое значение. Семантическая ассимиляция занимает важное место среди других ее видов (40%);

– средний по продуктивности является морфологическая ассимиляция (20%).

Литература

1. Бородина М.А. К вопросу об иноязычном вкладе в словарный состав современного французского языка// ИЯШ, 1953, №1.

2. Гак В.Г. Беседы о французском слове – М. Изд-во «Международные отношения», 1966 – 335 с.

3. Доза А. Исследования французского языка – М. Изд-во лит. На ин.яз., 1956 – 458 с.

4. Левит З.Н. Лексикология французского языка. – М., Выс.школа, 1979 – 160 с.

5. Левит З.Н. Очерки по лексикологии современного французского языка. –М., Выс. Школа, 1969 – 80 с.

6. Сергиевский М.В. история французского языка. – М., Изд-во ин.лит., 1947 – 274 с.

7. Скрелина Л.М. история французского языка – М., Высш.школа, 1972 – 310 с.

8. Ятлова А.В. Некоторые явления в области ассимиляции заимствованных слов во французском языке// «Ученые записки Института межд. отношений», М., 1960, вып. 3.

9. Brunot F. La pense’e et la langue // Тimeskova Y.V., Еarkhova V.A. Tssai de lexicologie du fr. moderne. – Л., 1967 – р. 77.

10. Deroy L. Lemprunt linguistique// Tarkhova V.A. Lexicologie fr-se. Receuil de textes. – М., Просвещение Просвещение, 1972 – 246 с.

11. Georgin R/ Difficulte’s et finesses de notre langue. – Р., 1952, р. 14-16.

12. Gohin F. La langue francaise. – Р., 1913, р. 39.//Lopatnikogie N.N. Lexicoloie du francais moderne.- М., Высшая шк., 1982. – 256 с.

13.Guiraund P. Pamart P., Riverain J. Les nouveaux mots dans le vent, P., 1974.

14. Guiraud P. Les mots etrangers// Que sais.je. – P. «Presses Universitaires de France, 1965, ch. VII, p.99.

15. Guiraud P. Les mots etrangers // Tchesnovitch E. La lexicologie fr-se lectures. – М., Просвещение, 1981. – с.89-90.

16.Lopatnikova N.N., Movchovitch N.A. Lexicologie du francais moderne, Ь., Высшая школа, 1982, – 256 с.

17. Meillet A. Linguistigue historique et linguistique jene’rale. – P. 1948.

18. Tchesnovitch E. La lexicologie francaise: lectures, М., Просвещение, 1981.

19. Timeskova Y.N., Tarkhova V.A. Essai de lexicologie du francais moderne.- М., Просвещение. 1967. – 190 с.

20. Wind B.N. Les mots italiens introduits en francais.

Список лексикографических источников

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., Сов. Энциклопедия, 1066. – 608 с.
  2. Гак В.Г., Ганшина К.А. Новый фр.- рус. Словарь, М., Русс. язык, 1995. – 1195 с.
  3. Ганшина К.А. Фр. – русс. Словарь, М., Русс. язык, 1987. – 963 с.
  4. Гринева Е.Ф., Громова Т.Н. Словарь разговорной лексики фр. яз., М., Цитадель, 1997. – 638 с.
  5. Испанско-русский словарь/ Под ред. Нарумова Б.П., М., Рус. язык, 1988. – 830 с.
  6. Итальянско-русский словарь/ Под ред. Скворцова Н.А., Майзель Б.Н., М., Изд-во: Рус. язык, 1977. – 944 с.
  7. Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов, М., Сов. Энциклопедия, 1960. – 436 с.
  8. Назарян А.Г. Фр.- рус. учебный словарь лингвистической терминологии, М., Высш. школа, 1989. – 447 с.
  9. Dauzat A. Dictionnaire étymologique de la langue francaise. Librairie Larousse. Paris-VI. 1938.
  10. Littre P.E. Dictionnaire de la langue francaise/ – Monte –Carlo: Edition du Cap, 1968/ – 6810 p.
  11. Nouveau petit Larousse, P., Librairie Larousse, 1972 – 1797 p.
  12. Petit Larousse, P., Larousse, 1998. – 1784 p.
  13. Nouveau Petit Robert Dictionnaire alphabetique et analogique de la langue fracaise, P., 1997. – 1678 p.
  14. Robert P. Dictionnaire alphabetique et analogue de la langue francaise, P., Le Robert, 1987. – 6062 p.

 

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Доступа нет, контент закрыт

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.