Содержимое

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Взаимоотношения между потребителями и коммерческими организациями, занимающимися предоставлением услуг населению, требуют регламентации прав и обязанностей сторон при заключении и исполнении договоров, установлении ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение и порядка защиты прав.
Переход государства на рельсы рыночной экономики потребовал разработки новых методов правового регулирования общественных отношений в области охраны прав, свобод и обеспечения законных интересов граждан в получении качественных и безопасных работ и услуг, а также обеспечении свободы их выбора. Специальные социальные гарантии соблюдения прав потребителей повышают конкуренцию между предпринимателями, увеличивает степень их ответственности.
Потребитель, по сравнению с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, является менее защищенным субъектом гражданского права. Профессиональные участники рынка располагают большими финансовыми и иными возможностями для защиты своих интересов и воздействия на потребителя . В связи с этим возникает необходимость принятия законодательно закреплённых регулирующих и правоохранительных норм, учитывающих особенности отношений с участием гражданина-потребителя. Однако это влечёт за собой ущемление прав предпринимателей, которые также имеют право на защиту своих интересов. Разрешить этот вопрос можно при помощи специальных изъятий из принципа юридического равенства сторон, дать точное определение круга общественных отношений, принадлежащих к особому правовому регулированию, чтобы избежать как его необоснованного расширения, так и чрезмерного сужения.
Вопрос защиты прав потребителей уже давно приобрёл международный характер. В мировой практике к основным правам потребителей относятся права на получение качественных и безопасных работ, услуг, на просвещение, информацию, полное возмещение причинённого вреда, на судебную защиту, и многие другие. Все они закреплены в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1985г. «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей». Этот документ можно рассматривать как основу для совершенствования российского законодательства в сфере защиты прав потребителей.
В судах рассматривается большое количество дел, связанных с нарушением Закона «О защите прав потребителей». При этом служители Фемиды испытывают трудности из-за проблемы определения круга отношений, регулируемых законодательством. В большей степени это относится к договорам по возмездному оказанию услуг. Причина тому как динамично меняющееся законодательство, так и увеличение видов предоставляемых услуг. Для теоретического обоснования совершенствования Закона «О защите прав потребителей», выявления и устранения имеющихся недостатков в правовой практике и возникла необходимость в проведении новых научных изысканий.
Степень научной разработанности. В процессе исследования мной использовались труды известных ученых-правоведов : С. Алексеева, Н. Баринова, Ю. Васина, Н. Малеина, А. Беляковой, М. Брагинского, Ю. Толстого, С. Братуся, В. Витрянского, М. Гурвича, Н. Егорова, Т. Илларионовой, О. Иоффе и других.
Объект исследования дипломной работы: общественные отношения, возникающие при заключении договора о защите прав потребителей при оказании бытовых услуг.
В тесной связи с объектом исследования находится и предмет исследования, в который входят: нормы законодательства, регламентирующие защиту потребителей; практика применения правовых норм; пути развития положений законодательства.
Цель исследования: выявление сферы применения Закона «О защите прав потребителей», исследование особенностей договорных отношений, возникающих между потребителями и исполнителями услуг (работ), анализ Закона «О защите прав потребителей», его соотношение с отраслевым законодательством, в первую очередь, гражданским, выработка предложений по его совершенствованию.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи : провести анализ развития закона о предоставлении услуг; изучить способы защиты прав потребителей в сфере услуг; изучить понятия услуг; изучить проблемы в сфере правового регулирования оказания бытовых услуг.
Методы исследования. Проведённая мной работа основана на диалектическом методе научного познания явлений окружающей действительности, отражающем связь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, выработано с применением социально-правового исследования, включающего в себя историко-правовой, статистический и логико-юридический методы.
Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.

ГЛАВА 1. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ГРАЖДАН-ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

1.1 Гражданское законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей, его система и сфера применения

1.2 Общие права потребителей при оказании услуг

1.3 Специальные права потребителей при оказании услуг

1.1. Гражданское законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей, его система и сфера применения

Законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей представляет собой крупный массив нормативных актов, объединяя нормы различных отраслей права, и содержит меры государственного регулирования, устанавливаемые в целях защиты потребителя. Доминирующую роль в регулировании отношений с участием потребителей занимает гражданское право, поскольку именно оно призвано регламентировать имущественные, а также некоторые неимущественные отношения между юридически равными субъектами.
Согласно статье 71 Конституции гражданское законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. Конституционная норма исключает возможность издания органами государственной власти и управления субъектов Федерации нормативных актов, содержащих гражданско-правовые нормы. В случае принятия они могут быть признаны незаконными по иску лица, права которого этим нарушены.
Гражданский Кодекс Российской Федерации вводит новое, более узкое по сравнению с традиционным, толкование понятия «гражданское законодательство», под которым понимается Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы. В первоначальной редакции Закон «О защите прав потребителей» от 1992 г. предоставлял республикам в составе Российской Федерации право законодательного регулирования отношений по защите прав потребителей, то в настоящее время этот вопрос относится исключительно к Гражданскому Кодексу, Закону « О защите прав потребителей» и принимаемыми в соответствии с ними иным федеральным законам и правовым актам Российской Федерации.
Такой вывод содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда от 2012 года “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”. Согласно документу, отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой – организация либо индивидуальный предприниматель, осуществляющий продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским Кодексом, Законом 1992 года “О защите прав потребителей” , другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Верховным Судом так же отмечено, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договоры участия в долевом строительстве, страхования, банковского вклада, перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон «О защите прав потребителей» применяется в части, не урегулированной специальными законами.
На основании статьи 39 Закона «О защите прав потребителей» к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы 3 Закона, должны применяться общие положения Закона «О защите прав потребителей», в частности, о праве граждан на предоставление информации, об ответственности за нарушение прав потребителей, о возмещении вреда, компенсации морального вреда , об альтернативной подсудности, а также об освобождении от уплаты государственной пошлины.
После выхода в 1992 году постановления Верховного Совета Российской Федерации «О введении в действие Закона «О защите прав потребителей», Правительство отменило ведомственные нормативные акты, регулирующие отношения в области прав потребителей до 1 августа 1992г., при этом юридическая сила тех ведомственных актов, которые регулировали права потребителей по вопросам, отнесенным законом к компетенции Правительства, сохранялась в части, не противоречащей Закону «О защите прав потребителей».
Сохранили свою силу в части, не противоречащей Закону и принятым в соответствии с ним актам, постановления Совета Министров РСФСР, изданные по отдельным видам обслуживания граждан, в частности, утвержденный в 1965 году «Типовой договор подряда на ремонт жилого помещения», «Типовой договор подряда на строительство жилого и нежилого помещений» и некоторые другие. Считаем подобную нормотворческую деятельность в этом направлении вполне оправданной. Дополнительной гарантией соблюдения прав потребителей служит и то обстоятельство, что подзаконное регулирование отношений с участием потребителей возможно только на уровне постановлений Правительства. Они могут быть изданы лишь в случаях, прямо указанных в Законе. Значимость проблем по защите прав потребителей для мирового сообщества подтверждается принятием в 1985 году резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, утвердившей «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей». Документ предписывает предпринимать все усилия для повышения местной нормы, если она оказалась ниже общепризнанной международной нормы.
Закон «О защите прав потребителей», в соответствии принципом приоритета международного права перед внутренним правом отдельной страны устанавливает, что при противоречии норм Закона и положений международных договоров с участием России, применению подлежат последние. Если же национальное законодательство обеспечивает защиту прав потребителей на более высоком, по сравнению с нормами международного права, уровне, то в этом случае применяется местная норма.
Большое значение в толковании и применении норм, регулирующих отношения с участием потребителей, имеют разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые являются обязательными для всех судов общей юрисдикции, применяющих Закон. Но всё же предписания Верховного Суда не относятся к числу норм права, а постановления – к числу источников права, поскольку лишь официально толкуют действующее право, сформулированное на основе данных юридической практики, «не дотягивая» до юридических норм.
На основе Гражданского Кодекса принимаются законы, в том числе и прямо в нём предусмотренные. В связи с этим вопрос о безукоснительном соблюдении принципа верховенства норм Кодекса при регулировании гражданских правоотношений приобретает особое значение, поскольку его несоблюдение приведет к разрушению единой системы регулирования гражданских отношений, существенно снизит эффективность правового регулирования. К сожалению, законодатель подчас допускал принятие законов, не соответствующих требованиям Гражданского Кодекса , в том числе в области защиты прав потребителей. Например, в редакции Закона “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, действующего до 01 июня 2007 года, реализация туристического продукта осуществлялась на основании договора розничной купли-продажи. Между тем, согласно ст. 779 Гражданского Кодекса , туристическое обслуживание относится к числу возмездных услуг, что предполагает иную структуру договорных отношений и их правовое регулирование. Данные противоречия порождали неопределенность и неоднозначность в правовом регулировании отношений в туристической сфере.
Ситуация изменилась в 2007 году после внесения изменений в Закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”. Положения ст. 6 документа приведены в соответствие с нормой п. 2 ст. 779 Гражданского Кодекса, согласно которой договор оказания услуг по туристическому обслуживанию отнесён к договорам возмездного оказания услуг. Таким образом, к договору о реализации туристского продукта применяются правила, установленные отношениями, регулируемыми Гражданским Кодексом, Законом “О защите прав потребителей”.
Что же следует понимать под личными нуждами, не связанными с извлечением прибыли? Зачастую цель приобретения товара, работы, услуги в ряде случаев является решающим фактором, в зависимости от которого решается вопрос о распространении на соответствующие отношения Закона
« О защите прав потребителей». Понятие личных нужд является оценочным и неоднозначным. Вероятно, имеются в виду нужды, которые гражданин испытывает в быту.
В качестве потребителя Закон рассматривает любого гражданина, даже если он только намеревается приобрести товар (работу, услугу). Это имеет принципиальное значение : ряд норм Закона подлежит применению и до того, как между сторонами возникают договорные отношения (право потребителя на получение необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы, о товарах (работах, услугах), право на свободный выбор работ (услуг) и т.п.).
Решением мирового судьи Кузьминского районного суда г. Москвы от 26.12.2014 удовлетворены исковые требования гражданина Г. о взыскании неустойки с ДУ-2 Кряжской КЭЧ. Истец требовал возмещения средств в размере 2 382 руб. за просрочку выполнения работ по ремонту квартиры.
Кузьминский районный суд решение отменил. В материалах дела говорится, что, в соответствии с решением кузьминскогого районного суда ДУ-2 было обязано завершить ремонт крыши дома и квартиры гражданина Г. в срок до 01.08.2012.
Однако работа была проведена ответчиком только в августе 2012 года, что подтверждается показаниями сторон.
Удовлетворяя требования гражданина Г. о взыскании неустойки за просрочку исполнения судебного решения, мировой судья сослался на п. 5 ст. 28 Закона РФ “О защите прав потребителей”, в соответствии с которым за нарушение установленных сроков проведения работ с исполнителя может быть взыскана неустойка в пользу потребителя. Однако, отношения, регулируемые Законом «О защите прав потребителей», могут возникать из возмездных гражданско-правовых договоров на приобретение товаров, выполнение работ, оказание услуг, направленных на удовлетворение бытовых нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли.
В рассматриваемом нами случае у ответчика по отношению к истцу возникло одностороннее обязательство, основанное на решении суда.
В связи с этим у мирового судьи не было оснований применять к правоотношениям сторон Закон “О защите прав потребителей”.
Гражданский процессуальный Кодекс также не предусматривает взыскания неустойки за несвоевременное исполнение решения суда.
Решение мирового судьи отменено, как не отвечающее требованиям Закона .
Под «исполнителем» Закон понимает организацию, независимо от ее формы собственности, а также индивидуального предпринимателя, выполняющих работы или оказывающих услуги потребителям по возмездному договору. Под организациями понимаются юридические лица, причем как коммерческие, преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, так и некоммерческие, имеющие иную основную цель своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (ст. 50 ГК РФ). Некоммерческие организации, обладая в отличие от большинства коммерческих организаций специальной правоспособностью, могут осуществлять предпринимательскую деятельность, оказывая услуги и выполняя работы для граждан, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует им. В Законе о защите прав потребителей особо подчеркнуто, что форма собственности юридического лица не имеет значения для решения вопроса о распространении на его деятельность законодательства о защите прав потребителей.
Контрагентом потребителя может быть также и индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке. В соответствии с п. 3 ст.23 ГК РФ к индивидуальным предпринимателям применяются правила ГК, которые регулируют деятельность коммерческих юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. В некоторых случаях суды разрешают спор исходя из формального наличия или отсутствия факта регистрации лица в качестве индивидуального предпринимателя, не давая оценки всем установленным обстоятельствам в совокупности.
Учитывая, что в роли потребителя может выступать любой гражданин, необходимость установления особого правового регулирования таких отношений становится очевидной.
Однако, велика вероятность того, что создание дополнительных гарантий и привилегий для потребителей может привести к ущемлению прав участников предпринимательской деятельности.
Считаю, что этот факт необходимо учитывать при определении круга отношений, на которые распространяется Закон «О защите прав потребителей».

1.2 Общие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

Под общими понимаются права потребителя, вступающего в обязательственные отношения с исполнителем для удовлетворения его личных (бытовых) потребностей. На них распространяется действие Закона
«О защите прав потребителей», таким образом, потребитель обладает соответствующими правомочиями, которые носят характер, общий для всех правоотношений с его участием. Все иные права потребителя носят по отношению к общим правам специальный характер. В данном случае речь идёт об основании возникновения правоотношения : договорное или внедоговорное, а также от характера договорных связей между субъектами: купля-продажа, оказание возмездных услуг, выполнение работ.
Деление прав потребителей на общие и специальные отражено в Законе «О защите прав потребителей». Общие права регулируются главой I, основная же часть специальных прав потребителя при нарушении его прав регулируется второй главой (в отношении товаров) и третьей (в отношении работ и услуг).
В новой редакции Закона закреплено право потребителей на просвещение в области защиты их прав (ст. 3). Соответствующие требования включены в государственные образовательные стандарты, общеобразовательные и профессиональные программы, в стране организована система информации потребителей об их правах и действиях по защите этих прав. Считаю предоставление данного права логичным продолжением законодательной презумпции непрофессионализма потребителя (п.2 ст. 12 Закона), которая соответствует международным принципам.
Просвещение граждан в области защиты прав потребителей полностью соответствует принципам образования, отвечающем потребностям человека, общества и государства.
Приходим к выводу, что знание гражданами основ потребительских знаний поможет им в полной мере реализовать свои права в этой области. Ставший более разборчивым, потребитель рационально выбирает товары и услуги. «Подкованный» гражданин знает свои права и обязанности, способы их защиты. В свою очередь, правовое просвещение россиян положительно скажется и на работе коммерческих организаций, стимулируя их к цивилизованному поведению на потребительском рынке.
Для потребителя право на информацию (об исполнителе и оказываемых им услугах) является одним из важнейших, и оно относится к числу субъективных гражданских прав потребителя.
Закон предъявляет требования к составу информации, порядку и форме её предоставления оказывающими услуги организациями. Потребитель должен быть ознакомлен с так называемой «необходимой» информацией, которая позволит гражданам компетентно выбрать работу или услугу, использовать её результат , предупредить об опасности, а также о вероятном загрязнении окружающей среды.
Исполнитель обязан предоставить потребителю перечень сведений, содержащихся в ст.8 Закона. Эта «обязательная» информация – составная частью «необходимой» информации. По требованию потребителя исполнитель обязан её предоставить, при этом он в случае спорных ситуаций не имеет права ссылаться на отсутствии такой информации в общеустановленном перечне обязательной. Исполнитель несёт полную ответственность за не предоставление «необходимой» информации. Делаем вывод, что п.1 ст.8 Закона признаёт презумпцию вины исполнителя в не предоставлении необходимой для потребителя информации. При заключении договора о предоставлении услуг Исполнитель обязан предоставить потребителю информацию в наглядной и доступной форме. Она должна быть на русском языке, а дополнительно и на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов России (п.2 ст.8 Закона). Особенности предоставления информации по тем или иным видам работ (услуг) устанавливаются Правительством России при утверждении Правил об оказании услуг (выполнении работ) соответствующего вида. Так, в соответствии с п.п.3-4 Правил об оказании гостиничных услуг в Российской Федерации , на вывеске должны размещаться сведения о наименовании фирмы-исполнителя, режиме её работы и местонахождении, а в удобном для обозрения месте, в помещении для регистрации клиентов предписывается размещать информацию об услугах гостиницы.
Обязанность по предоставлению информации при заключении потребительских договоров возникает у исполнителя ещё до заключения договора. Таким образом, обратившийся за получением такой информации к исполнителю гражданин уже должен рассматриваться им как потребитель. Согласно Закона, в качестве потребителя выступает также и гражданин, который только намеревается заказать или приобрести товар (работу, услугу). Полагаем, что с момента обращения потребителя к организации-исполнителю, у потребителя возникают права на информацию и приобретение статуса потребителя для соответствующих отношений. До этого момента право на получение информации о товарах (работах, услугах) должно рассматриваться в качестве элемента правоспособности. Следовательно, для возникновения права потребителя на информацию требуется наличие действий, подтверждающих намерение гражданина вступить в договорные отношения по приобретению товара (работы, услуги).
Ещё до момента заключения договора стороны уже связаны определенным отношением, на первый план у них выдвигается организующее начало. Подобные отношения О.Красавчиков называл «организационными», носящими по отношению к имущественным и личным неимущественным отношениям вспомогательный характер. Он считает, что результатом их становления и реализации является завязка, и зачастую следующее за ней развитие отношений. Одной из разновидностей организационных отношений О. Красавчиков считает информационные отношения, которые подразумевают обмен определённого рода информацией между сторонами имущественного или личного неимущественного отношения. Например, подрядчик обязан информировать заказчика об обстоятельствах, влияющих на прочность и годность выполняемых работ. В отношениях потребитель – исполнитель круг информационных отношений довольно широк.
Закона определяет для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей различный состав предоставляемой информации. Например, на вывеске своей организации юридическое лицо обязано указать её наименование, местонахождение и режим работы, то индивидуальному предпринимателю предписано предоставить информацию о государственной регистрации и наименовании зарегистрировавшего его органа (п.1 ст.9 Закона).
Считаю, что формулировка данной нормы не совсем удачная. Она может привести к неверному выводу о необязательном предоставлении индивидуальным предпринимателем сведений о режиме работы. Между тем она должна рассматриваться в непосредственной связи с п. З ст. И Закона, которая предписывает всем исполнителям доводить до сведения потребителя режим своей работы и соблюдать его.
Новая редакция Закона, впервые на законодательном уровне, обязывает исполнителя предоставлять информацию о наличии у него лицензии на осуществление того или иного вида деятельности.
Наиболее детальные требования Закон предъявляет к информации о работе (услуге), которая призвана помочь потребителю сделать правильный и независимый выбор.
В основной перечень такой информации входит : обозначения стандартов соответствия услуги (работы); цена и условия приобретения; сведения об основных потребительских свойствах; правила и условия эффективного и безопасного использования; срок службы или срок годности результата работы; местонахождение исполнителя и организации, занимающейся ремонтом и техническим обслуживанием результата работы, информацию о сертификации и о правилах выполнения работы ( п.2 ст. 10 Закона).
Исполнитель обязан предоставить потребителю и дополнительные сведения, которые предусмотрены Правилами об оказании отдельных видов услуг (выполнении работ) .
Не предоставление необходимой и достоверной информации потребителю для исполнителя чревато установлением специальных негативных последствий, об этом гласит ст. 12 Закона. В зависимости от вида информации, которая была предоставлена в нарушение установленного порядка, ответственность может наступать и по иным нормам права.
К особой разновидности информации относится реклама. В отличие от информации, предусмотренной Законом « О защите прав потребителей», она не является обязательной, распространяется по инициативе исполнителя, призвана возбуждать в потребителе интерес к работам и услугам исполнителя. Для достижения эффективного воздействия на аудиторию потребителей, для их побуждения к приобретению товаров или услуг рекламодателя, к созданию рекламной продукции привлекаются специалисты: психологи, дизайнеры, сценаристы. Между тем, к рекламе не относится указание юридическим лицом своего наименования на вывеске в месте нахождения.
К рекламе как к информации, влияющей на массовую аудиторию, предъявляется ряд общих требований, устанавливаемых для защиты интересов граждан-потребителей: достоверность, добросовестность, распознаваемость и этичность. В зависимости от вида рекламы и способа распространения устанавливается и ряд специальных требований.
П.1 ст.437 Гражданского Кодекса даёт определение рекламы как своеобразного приглашения неопределенному числу лиц делать оферты, если в ней прямо не указано иное. Федеральный закон «О рекламе» содержит нормы, направленные на защиту интересов массового потребителя: рекламодатель обязан указать срок действия существенных условий договора, приведённых в рекламе. Таким образом, потребитель вправе обратиться к рекламодателю с требованием о заключении с ним договора на условиях, указанных в рекламе.
Право на получение качественных работ и услуг относится к одному из основных для потребителя. Категория «качество» отличается многоаспектностью содержания, и рассматривать её можно с точек зрения различных наук. Так, с точки зрения технических наук качество можно рассматривать как совокупность технических показателей и характеристик. Для правоведения же важны «качественные требования», закреплённые в нормах стандартов, технических условий, договоров. По мнению В. Грибанова, в данном случае речь идёт о выявлении различных сторон качества продукции. Приходим к выводу, что не качество, как таковое, является объектом правового регулирования, а соответствующие общественные отношения, устанавливающие требования к качеству работ и услуг, и предусматривающие ответственность за их нарушение.
Закон «О защите прав потребителей» не содержит определения понятия «качество», хотя и устанавливает критерии, указывающие на его содержание.
Я считаем не совсем удачной формулировку п.2 ст.4 Закона, которая требует передачи продавцом (исполнителем) потребителю товара (выполненной работы, оказанной услуги) только при отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги). Аналогично этому пункту Закона сформулирован и пункт 2 статьи 469 Гражданского Кодекса.
Однако пункт 1 статьи 721 того же Кодекса гласит, что качество работ должно отвечать условиям договора подряда, а при отсутствии или недостаточности условий договора соответствовать требованиям, предъявляемым к работам соответствующего рода. Это положение представляется нам более удачным и соответствующим интересам потребителя в случае возникновения спорных ситуаций о качестве работы или услуги. Подобное различие в подходе законодателей к порядку применения требований, предъявляемых к качеству товаров и работ (услуг), нельзя объяснить разницей в специфике регулируемых отношений. Тем более, что ст.4 Закона должна содержать единые требования к определению качества товаров и работ (услуг).
В Законе говорится, что если потребитель при заключении договора обозначил исполнителю конкретные цели выполнения работы (оказания услуги), то последний обязан выполнить работу (оказать услугу), пригодную для использования в соответствии с этими целями. Такие цели использования, также следует рассматривать в качестве отдельного критерия качества.
К критериям качества, наряду с условиями договора и обычно предъявляемыми требованиями, относятся стандарты (п. 3 ст.4 Закона): государственный стандарт, санитарные нормы и правила, строительные нормы и правила. Эти и другие документы в соответствии с Законом устанавливают обязательные требования к качеству работ и услуг.
В отдельных случаях Закон предусматривает присвоения недостатку статуса «существенный». Это даёт потребителю возможностью выбора способов защиты своего нарушенного права. Понятие «существенный недостаток» содержится в преамбуле Закона. При определении наличия существенного недостатка необходимо удостовериться в его наличии, и лишь затем, оценив вызванные им последствия, решать вопрос об отнесении его к числу существенных. Эти последствия могут проявиться или в трёх областях, либо в одной из них: технической (невозможность или недопустимость использования, невозможность ремонта); финансовой (требуются большие затраты на его устранения); договорной (существенное нарушение условий договора).
В отличие от невозможности использования товара (работы, услуги), когда не выполняется одна или несколько функций, недопустимость использования означает наличие опасности для жизни, здоровья или имущества потребителя. Считаем, что последнему положению необходима более широкая трактовка, и наличие существенного недостатка следует признавать также в том случае, если нарушения требований безопасности товара (работы, услуги) возникают не только при его использовании в соответствии с инструкциями изготовителя (исполнителя), но и при любом другом использовании.
На мой взгляд, понятие «существенный недостаток» в новой редакции Закона сформулировано гораздо удачней, чем в прежней, которая рассматривала «существенность» недостатка как невозможность его устранения в отношении данного потребителя.
С вопросом качества тесно связан вопрос о понятии и порядке исчисления гарантийного срока, играющий важную роль при определении пределов ответственности исполнителя.
Понятие «гарантийный срок» постоянно претерпевало изменения в гражданскому законодательстве страны. Первоначальная редакция Закона не содержала определения понятия «гарантийный срок», однако он упоминался как срок для выявления потребителем недостатков, так и период времени, в течение которого потребитель вправе заявить свои претензии к качеству товара (работы) (ст. 18, 30). В новой редакции документа под «гарантийным сроком» понимается период, в течение которого в случае обнаружения в товаре (работе) недостатка изготовитель (исполнитель, продавец) обязан удовлетворить требования потребителя, (ст. 18 или 29 Закона (п.6 ст.5), а установление гарантийного срока отнесено к праву, а не обязанности изготовителя (продавца, исполнителя).
Несколько иначе понятия «гарантийный срок» определяет ст. 722 Гражданского Кодекса, она трактует его как период, в течение которого результат работы должен соответствовать условиям договора о качестве (п.1 ст.721). Подобным образом это понятие Гражданский Кодекс применяет и в отношении товаров (ст.470). Отличие Гражданского Кодекса от Закона в отношении установления гарантийного срока для результата работы заключается (п.1 ст.722) в том, что документ позволяет его устанавливать не только исполнителем, но и законом либо иным правовым актом, а также обычаем делового оборота.
Последнее оказывает прямое влияние на природу гарантийного срока как такового. В случае обладания правом установления гарантийного срока стороной- исполнителем, изготовителем либо продавцом, как это следует из п.п.6-7 ст.5 Закона, гарантийный срок было бы необходимым рассматривать как один из способов конкурентной борьбы последних между собой. Однако, если в отношении значимости гарантийного срока для товаров этот вывод нам представляется справедливым, то с учётом положений п.1 ст.722 ГК РФ отношении результатов работ он не может быть применён. Об этом разночтении не раз говорилось на страницах юридической литературы.
Подход законодателя к этому вопросу представляется недостаточно обоснованным, так как различие в сущности гарантийного срока для товаров и работ не следует из специфических различий купли-продажи и подряда.
Анализ норм Закона «О защите прав потребителей» (ст.4, 5) и соответствующих положений Гражданского Кодекса (ст.469, 470, 721 и 722) подтверждает отсутствие единства законодателей в понимании таких основополагающих понятий, как «качество» и «гарантийный срок».
К числу общих прав потребителей относится их право на безопасность работ (услуг). Понятие «безопасности» впервые было дано в новой редакции Закона: это безопасность товара (работы, услуги) для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды , а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги).
Таким образом законодатель, стремясь обеспечить права потребителей на получение безопасных работ (услуг), устанавливает требования к безопасности, стремится свести к минимуму риск использования работ и услуг по их целевому назначению. Для обеспечения права потребителей Закон предусматривает определённые обязанности для их контрагентов по приостановке выполнения работ, которые могут причинить или причиняют вред, принятию мер по изъятию результатов работы из оборота, снятию с производства, доведению до потребителей сведений о сертификации и др. Необходимо отметить, что, наряду с жизнью, здоровьем и имуществом потребителя к числу охраняемых Законом благ отнесена и окружающая среда.
Новая редакция документа значительно повысила уровень органов, которые наделены правом устанавливать перечень товаров (работ, услуг), подлежащих обязательной сертификации. Если ранее этим правом обладал Госстандарту, то теперь этот перечень должен определяться Правительством Российской Федерации. Он содержится в Постановлении от 13.08.97г. «Об утверждении перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, и перечня работ (услуг), подлежащих обязательной сертификации». К числу работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации, документ отнёс отдельные виды ремонта и технического обслуживания бытовой радиоэлектронной аппаратуры, техническое обслуживание легковых автомобилей, услуги парикмахерских, химчисток и некоторые другие. Безусловно, перечень будет дополняться с введением новых стандартов и совершенствованием законодательства.
Безопасность работы и услуги во многом зависит (особенно в отношении сложных технических изделий) от соблюдения потребителем инструкций по применению товара. Кроме того, с течением времени вещи из-за изменения их свойств могут стать источником опасности в процессе их использования. Исполнитель обязан обеспечивать безопасность работы (услуги) не только в процессе её оказания, но и после истечения определённого промежутка времени, когда по объективным причинам гарантия безопасности не может быть предоставлена.
Таким образом, исполнитель обязан гарантировать безопасность работы в течение установленных им самим сроков. Об этом говорится в ст. 5 Закона. Сроки, на протяжении которых исполнитель берёт обязательства по обеспечиванию безопасности работы, в зависимости от вида работы (услуги), называются «сроками службы» и «сроками годности». Они не устанавливаются в отношении оказываемых потребителю услуг. Так как услуга полностью реализуется в процессе её предоставления и не имеет материального результата, речь идёт только об обязанности исполнителя обеспечивать её безопасность во время её оказания.
«Сроком службы» считается период, в течение которого исполнитель обязан обеспечить потребителю использовать результат работы по назначению и нести ответственность за существенные недостатки, возникшие по его вине (п.1 ст.5 Закона). Результаты работ, на которые распространяются сроки службы, должны быть предназначены для длительного пользования. Группы результатов работ разделяются на две группы: те, на которые исполнитель обязан устанавливать срок службы ( по истечении определенного периода времени предметы могут представлять опасность для жизни и здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде), и остальные результаты работ, на которые исполнитель вправе устанавливать срок службы.
Если исполнитель не установил срок службы в случаях, когда это необязательно (п.1 ст.5 Закона), то он должен обеспечить безопасность работы в течение десяти лет со дня передачи её потребителю. В Законе отсутствует аналогичное правило для срока годности, поскольку его установление является обязанностью изготовителя (исполнителя). В случае, если сроки годности на товары (работы) реализованы без их указания, Закон устанавливает такие же последствия, как и при реализации работ без указания сроков службы. На основании п.2 ст.5 Закона исполнитель, изготовитель обязан возместить вред, причинённый жизни, здоровью или имуществу потребителя независимо от времени его возникновения.
Важной нормой является п.5 ст.5 Закона. Он запрещает выполнение работы (передачу потребителю ее результата) по истечении установленного срока годности, а также в случае его отсутствия, если он должен быть установлен. Мы соглашаемся с выводом Я. Парция о том, что в указанной норме имеется существенный недостаток. Он расценивает её как пробел в законодательстве, поскольку норма не запрещает выполнение работы за пределами срока службы, когда его установление является обязательным.
Гарантийный срок может распространяться на любые виды работ, а срок годности исполнитель обязан устанавливать только на указанные в п.4 ст.5 Закона, и не вправе устанавливать его на работы иного рода. Таким образом, законодатель устанавливает существенное ограничение свободы усмотрения исполнителя именно в отношении срока годности, предоставляя её по отношению к праву установления гарантийного срока.
Сроки службы по ограничению свободы усмотрения исполнителя занимают среднее положение между сроками годности и гарантийными сроками. Они устанавливаются только в отношении результатов работ длительного пользования и, наряду с требованием об обязательном установлении в отношении работ, которые спустя некоторое время могут приобрести опасные свойства, в отношении иных результатов работ длительного пользования исполнителю предоставляется возможность самостоятельно решать вопрос о необходимости установления сроков их службы. При этом он может исходить из своих коммерческих интересов, а также производственных и иных возможностей.
Существенное различие существует и в возможной длительности рассматриваемых сроков. Гарантийный срок не может превышать сроков службы и является меньшим по продолжительности, хотя теоретически можно предположить установление гарантийного срока равным сроку службы.
Полагаю, что приведенные выше различия в определении понятий «срока службы» и «срока годности» не позволяют согласиться с мнением о том, что они являются идентичными по содержанию.
Исходя из этого допускаю возможность изменения норм Гражданского Кодекса в части регулирования вопросов качества товаров (работ, услуг), установления гарантийных сроков и сроков безопасности. Более теоретически обоснованные нормы Закона признают необходимость как единого подхода к понятию «качество» и «гарантийный срок» для работ, товаров и услуг, так и целесообразность более точного определения «срока годности» и «срока службы». Мы считаем целесообразным также согласиться и с позицией Закона «О защите прав потребителей» о теоретической и практической невозможности установления гарантийных сроков и сроков безопасности в отношении услуг, поскольку они должны предоставляться непосредственно в ходе оказания. Исходя из этого подхода, вред услугой может быть причинён только в ходе её оказания, даже если его обнаружение потребителем произошло позже.

1.3 Специальные права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

В Гражданский Кодекс впервые включена норма, определяющая договор возмездного оказания услуг (ст.779), предусматривающий оказание исполнителем услуги и её последующей оплаты заказчиком.
Договор возмездного оказания услуг по своей сущности весьма близок к договору подряда, согласно которому подрядчик берёт на себя обязательства по выполнению задания заказчика определённого вида работ, а заказчик обязуется оплатить результат работы после её принятия (ст.702 ГК РФ).
Разница между рассмотренными нами понятиями состоит в том, что в определении договора возмездного оказания услуг не говорится об обязанности заказчика по принятию результата выполненных по его заданию заказов, в связи с чем и обязанность заказчика по оплате относится именно к услуге в целом. Предметом же договора подряда является передача заказчику материально выраженного результата работы, который последний должен принять и оплатить. Об особенностях предмета договора возмездного оказания услуг по отношению к предмету договора подряда гласит и ст.783 Гражданского Кодекса.
Для определения соотношения подрядного договора и договора возмездного оказания услуг считаем необходимым исследование существа понятий «работа» и «услуга».
Учёные отрицательно относятся к резкому противопоставлению понятий «работа» и «услуга»: услугой – действие, оказывающее пользу другому, а работой – занятие каким-либо видом деятельности, применение своего труда; услуга становится объектом гражданско-правового обязательства тогда, когда выражается в какой-то работе, а работа – после принятия формы оказания услуги. Таким образом, чтобы соответствующее действие выступало в качестве объекта гражданско-правового регулирования, необходима выполнение работы или оказание услуги для другого лица. Стоит отметить, что каждое понятие в отдельности выглядит усечённым и односторонним, становится невозможным отграничить их друг от друга, так как понятие о необходимости «оказания помощи другому» и «занятия каким-либо делом» одинаково справедлив и в отношении работ, и в отношении услуг.
Согласно п.2 ст.779 Гражданского Кодекса правила главы 39 применяются к договорам оказания медицинских услуг, услуг связи, ветеринарных, аудиторских, по туристическому обслуживанию, услуг по обучению и иных услуг, за исключением услуг, предоставляемых по договорам подряда, перевозки, хранения и других, нормы о которых выделены в Гражданском Кодексе в отдельные главы. Один из разработчиков Кодекса, М. Брагинский, считает, что законодатель закрепляет понятие «услуга» в широком смысле, включающее в себя и работы, как особую её разновидность. Мы полагаем, что этот вывод основан исключительно на грамматическом толковании ст.779 Гражданского Кодекса. Теоретические исследования и параллельное употребление понятий «работа» и «услуга» в законодательстве, раздельное регулирование выполнения работ и оказания услуг свидетельствуют о необходимости их отграничения по признаку наличия или отсутствия материально выраженного результата.
Нормы о возмездном оказании услуг подлежат применению ко всем услугам, в Гражданском Кодексе не существует их отдельного правового регулирования. Примерный перечень подобных услуг приведен в пункте 2 ст.779 документа. Проанализировав его, делаем вывод о том, что ко всем договорам об оказании возмездных услуг, не выделенных особо в Кодексе, в первую очередь подлежат применению именно нормы главы 39.
Одна из основных обязанностей потребителя по договорам подряда и оказания услуг – их оплата. При этом необходимо различать понятия «цена» и «стоимость работ (услуг)». Цена договора – это плата, которую должен получить исполнитель от потребителя за выполненную по его заданию работу или оказанную услугу по стоимости, установленной исходя из срочности, сложности, объёма и других критериев. Считаем «цену договора» более широким понятием, так как в неё включена не только стоимость работ и причитающихся с потребителя платежей, но и вознаграждение исполнителю. Это соотношение не меняется и в случаях, когда реальные издержки исполнителя превышают обговорённую сторонами цену договора. В случае, если, к примеру, подрядчик превысил утверждённую смету без согласия потребителя, заказчик имеет полное требовать снижения цены договора и оплаты услуг (работ) в меньшем размере, поскольку это является санкцией за нарушение исполнителем своих обязательств по договору.
Более детально порядок определения цены в договоре прописан для подрядных отношений. Они могут применяться также и для договоров об оказании услуг, но при условии, если иное не следует из особенностей их предмета или прямых указаний Закона (ст.783 Гражданского Кодекса).
На выполнение работы (оказание услуги), предусмотренной договором о выполнении работы (оказании услуги), составляется твердая или приблизительная смета (п.1 ст.35 Закона).
Как поступать сторонам, когда они сталкиваются с необходимостью превышения утверждённой ими сметы? Для защиты интересов потребителя Закон предусмотрел правила, ограничивающие возможный произвол со стороны исполнителя, который получает выгоду от увеличения сметы . Исполнитель не имеет права требовать оплаты выполнения работ (оказания услуги) и дополнительных расходов вне утверждённой сметы, если потребитель не дал согласие на выполнение такой работы (услуги) и не давал на это подрядчику соответствующего распоряжения (п.2 ст.35 Закона). В то же время и заказчик не вправе требовать уменьшения сметы, например, когда при подписании договора не был предусмотрен полный объём подлежащих выполнению работ (услуг) или необходимых для этого расходов (п.6 ст.709 Гражданского Кодекса).
Считаю, что последнее правило не соответствует интересам потребителя: как непрофессионал, он, при заключении договора, не может самостоятельно точно определить объём работ (услуг), затраты исполнителя, и это может привести к его согласию на составление завышенной твердой сметы. По нашему мнению, ст.35 Закона следует дополнить положением о праве потребителя требовать уменьшения цены договора в случаях, когда исполнитель понёс фактические расходы гораздо меньше учтённых при составлении сметы, в случае, если исполнитель знал или должен был знать об этом.
По общему правилу, в случаях, когда фактические расходы подрядчика оказались меньше учтённых при определении цены работы, исполнитель сохраняет право на оплату работ по цене, утверждённой договором подряда в случае, если заказчик не докажет, что полученная экономия отразилась на качестве выполненных работ. При этом в договоре может быть обговорено распределение полученной подрядчиком экономии между сторонами (ст.710 ГК РФ). Полагаем, что эта статья носит прогрессивный характер, побуждает исполнителя к применению новых технологий и методов выполнения работы (оказания услуги), снижающих без ущерба для качества затраты на её выполнение (оказание).
Противоречия Закона и ГК в части определения порядка авансирования работ и услуг нуждаются в устранении. При этом в ГК целесообразно предусмотреть возможность установления законами и иными правовыми актами отдельных видов работ и услуг, при выполнении (оказании) которых исполнитель вправе настаивать на уплате аванса потребителем, в первую очередь тех, выполнение (оказание) которых требует значительных затрат средств и времени (ремонт или строительство жилых домов и квартир, изготовление и ремонт мебели и т.п.).
Материал, предоставленный исполнителем, оплачивается потребителем в порядке, предусмотренном в договоре. С целью защиты интересов потребителя от влияния инфляции Законом (п. 3 ст.34) и ГК РФ (п.2 ст.733) установлено единое правило, что последующее изменение цены предоставленного материала исполнителя в кредит не влечет за собой перерасчета. Вместе с тем, очевидное противоречие в законодательстве содержится относительно порядка оценки материала, предоставляемого потребителем. Если Закон (абзац второй п.2 ст.35) устанавливает, что цена материала определяется потребителем самостоятельно и указывается в договоре о выполнении работы или ином документе (квитанции, заказе), подтверждающем его заключение, то по правилам ГК РФ (ст.734), как ранее и ГК РСФСР (ст. 354), оценка материала должна производиться по соглашению сторон, при этом потребитель вправе оспорить ее впоследствии в суде.
По общему правилу, исполнитель обязан оказывать услуги лично, если иное не установлено в договоре (ст.780 ГК). В тоже время по договору бытового подряда подрядчик вправе привлекать к исполнению своих обязательств третьих лиц, если иное не вытекает из закона или договора (п. 1 ст.706 ГК). При этом подрядчик обязан выполнить работы своим иждивением — то есть из своих материалов, своими силами и средствами, если иное не предусмотрено в договоре (п.1 ст.703 ГК). Закон дополнительно устанавливает, что потребитель вправе потребовать выполнения работы из своего материала (п.1 ст.34 Закона).
Необходимость в предоставлении материала возникает только при выполнении работы, поскольку ее результат выражается в создании, переработке или ремонте определенной вещи. Выполнение работы своими силами и иждивением обязывает подрядчика самостоятельно доставлять свой материал, а также необходимые технические средства и инструменты к месту выполнения работы (п.4 ст.34 Закона). Законодатель обуславливает наличие или отсутствие определенных обязательств между сторонами в зависимости от того, кто из них предоставил материал для выполнения работы. Если материал предоставлен исполнителем, то последний обязан лишь обеспечить его надлежащее качество (п.1 ст.34 Закона). Более детально регламентируются обязанности исполнителя в том случае, если материал (вещь) предоставлен непосредственно потребителем. В этом случае исполнитель отвечает за сохранность материала (вещи) и его правильное использование, обязан предоставить потребителю отчет об израсходовании материала и возвратить его остаток, а также обязан предупредить потребителя о непригодности или недоброкачественности переданного материала (вещи) (п.1 ст.35 Закона). Очевидно, что исполнитель обязан сделать указанное предупреждение своевременно, с тем, чтобы потребитель имел возможность заменить материал, либо отказаться от выполнения работы.
Обязанность по предупреждению потребителя о непригодности или недоброкачественности материала (вещи) является частным случаем обязанности исполнителя по своевременному информированию потребителя о том, что соблюдение его указаний и иные обстоятельства, зависящие от потребителя, могут снизить качество выполняемой работы (оказываемой услуги) (п.1 ст.716 ГК РФ, ст.36 Закона). По общему правилу, исполнитель вправе самостоятельно определять способы выполнения задания потребителя (п. З ст.703 ГК РФ), поскольку последний не является профессионалом и в подавляющем большинстве случаев не располагает необходимой информацией о наиболее экономичном и оптимальном способе удовлетворения своих потребностей. Однако, поскольку основной целью в таких договорных правоотношениях является удовлетворение самых разнообразных интересов потребителя, то последний может потребовать включения в договор своих индивидуальных указаний, в том числе и по порядку выполнения работы (оказания услуги). В этом случае, исполнитель обязан изучить предлагаемые способы и либо согласиться с ними, если эти указания объективно выполнимы, не грозят качеству и безопасности работы (услуги), либо предупредить потребителя о необходимости их изменения.
Это предупреждение также должно быть сделано до выполнения работы (оказания услуги), зафиксировано в документе установленной формы и содержать сведения о любых, зависящих от потребителя обстоятельствах, грозящих качеству выполняемой работы (оказываемой услуги). Например, при недостаточности предоставленного потребителем материала для пошива костюма, предупреждение об этом должно быть сделано, по крайней мере, до раскройки ткани. С другой стороны, если потребитель в разумный срок после получения указанного предупреждения не заменит непригодный или недоброкачественный материал, не изменит своих указаний о способе выполнения работы (оказания услуги) и т.п., исполнитель вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков (ст.36 Закона).
Представляется, что более правильным было бы указание закона на то, что исполнитель «обязан», а не «вправе» расторгнуть договор, так как выполнение работы (оказание услуги), заведомо зная о получении отрицательного результата, находится в противоречии с интересами потребителя. Выполнение работ (оказание услуг) без указанного предупреждения потребителя, либо их начало исполнителем, не дожидаясь ответа в течение разумного срока, либо после получения уведомления потребителя о необходимости прекращения работы (оказания услуги), должно рассматриваться как ненадлежащее исполнение договорных обязательств, лишающее исполнителя права в случае возникновения спора ссылаться на указанные выше обстоятельства (п.2 ст.716 ГК РФ).
Объем прав потребителей зависит от характера выявленных недостатков в работе (услуге). Если обнаружен «простой» недостаток, то потребитель вправе потребовать либо его безвозмездного устранения, либо уменьшения цены договора, либо безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы (при этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему вещь), либо возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков своими силами или силами третьих лиц. Позитивным моментом является то, что потребитель вправе предъявить указанные требования независимо от того, по чьей вине были допущены недостатки. Все из перечисленных выше требований (за исключением требования о возмещении расходов по устранению недостатка) могут сопровождаться требованием об уменьшении цены работы (услуги). Потребителю по бытовому подряду предоставлены значительно более широкие правовые возможности по защите своих законных интересов при обнаружении недостатка в работе, а также большая свобода в их выборе, поскольку в обычных подрядных отношениях заказчик имеет право требовать возмещения своих расходов на устранение недостатков лишь, если это предусмотрено договором (п.1 ст.723 ГК РФ), кроме того, подрядчик вправе вместо удовлетворения требования об устранении недостатков, безвозмездно выполнить работу заново (п.2 ст.723 ГК РФ). Учитывая возможность предъявления потребителем различных требований к исполнителю, не исполнившему или ненадлежащим образом исполнившему свои обязательства, следует отметить, что суд, при рассмотрении требований потребителя, не вправе без его согласия изменять их предмет.
В случае неустранения обнаруженных недостатков в установленный в договоре срок, а также при обнаружении существенных недостатков выполненной работы (оказанной услуги) или иных существенных отступлений от условий договора, потребитель вправе расторгнуть договор и потребовать полного возмещения убытков (абзац 7-8 п.1 ст.29 Закона). Порядок расчета цены выполненной работы (оказанной услуги) при расторжении договора, оптимально защищающий финансовые интересы потребителей, аналогичен порядку, установленному для соответствующих случаев по договору розничной купли-продажи .
С точки зрения объема правомочий потребителя при обнаружении недостатков большое значение имеет момент приемки выполненной работы (услуги). В зависимости от возможности обнаружить недостатки обычным способом при принятии работы (услуги) недостатки принято подразделять на явные и скрытые. При наличии явных недостатков потребитель обязан незамедлительно сообщить об этом исполнителю, в противном случае он лишается в дальнейшем права ссылки на указанные недостатки, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст.29 Закона, п. 3 ст.720 ГК РФ).
В зависимости от специфики выполняемых работ и услуг на потребителя возлагаются и дополнительные обязанности при их принятии. Так, согласно п.3.10 Правил оказания услуг (выполнению работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств от 11.04.2001г. потребитель обязан при получении автомототранспортного средства из технического обслуживания и ремонта предъявить все претензии, касающиеся комплектности или подмены отдельных составных частей (агрегатов, узлов и т.п.), в противном случае он теряет право впоследствии ссылаться на эти недостатки. Эти правила возлагают на потребителя серьезную ответственность за свои действия, стимулируя его надлежащее поведение и разумно защищая интересы исполнителя работ (услуг).
Если недостатки носили скрытый характер, в том числе в результате умышленных действий исполнителя, то требования по их устранению, а также иные требования, предусмотренные п.1 ст.29 Закона могут быть заявлены потребителем в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в течение шести месяцев (а в отношении объектов недвижимости в течение двух лет) с момента принятия выполненной работы (оказанной услуги) (п. З ст.29 Закона). Представляется, что эта формулировка законодателя ошибочна, поскольку специфика оказания услуг, не имеющих материального результата, предполагает невозможность и установления на них гарантийного срока и сроков безопасности.
При обнаружении существенных недостатков потребитель вправе предъявить требование о безвозмездном их устранении и по истечении гарантийного срока, а также сроков, его заменяющих и устанавливаемых законом (п.4 ст.29 Закона). Однако это право потребителя ограничено двумя условиями: во-первых, существенные недостатки работы (услуги) или иные отступления от условий договора должны возникнуть по вине исполнителя, во-вторых, указанное требование потребитель вправе предъявить только в течение срока службы выполненной работы (оказанной услуги) или в течение десяти лет со дня принятия работы (услуги), если срок службы не установлен. Неудовлетворение требования потребителя при наличии указанных выше условий, влечет у последнего возникновение права на уменьшение цены работы (услуги), возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков своими силами или силами третьих лиц, а также расторжения договора и возмещения убытков.
Решением Кузьминского районного суда г. Москва расторгнут договор заключенный между Г. и ООО “ГЮАР – Сервис” на монтаж домофона марки “Сезам”.
Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила, указав следующее.
Суд, удовлетворяя требования Г. о расторжении договора на монтаж домофона марки “Сезам” и взыскивая с ООО “ГЮАР-Сервис” в пользу Г. убытки в размере 42 835 руб., 2 000 руб. неустойки и 1 000 руб. в счет компенсации морального вреда, сослался на то, что после установки металлической двери в подъезде N 1 дома 24 по ул. Окская в г. Москве и установки домофона “Сезам”, последний вышел из строя, а ответчик необоснованно отказался от обслуживания данного механизма.
При этом суд указал, что гарантийный срок службы установленного механизма договором не был определен.
Суд, при рассмотрении заявленных требований, руководствовался законом РФ “О защите прав потребителей”, где согласно ст. 19 данный срок может быть установлен в течение 10 лет.
Недостатки домофона признаны судом существенными по признаку повторности.
Между тем из материалов дела видно, что 05.05.2015 между Г. и ООО “ГЮАР-Сервис” заключен договор на установку металлической входной двери в подъезде дома.
В соответствии с п. 3 ст. 29 вышеназванного закона, потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги).
Как видно из материалов дела, согласно акту сдачи – приемки работы от 05.05.2015 исполнитель предоставил заказчику гарантию на смонтированную систему сроком на 6 месяцев со дня подписания акта.
Судом вышеуказанным обстоятельствам, в нарушении требований ст. 67 ГПК РФ, не дана надлежащая оценка наравне с другими доказательствами, применительно к требованиям ст. 29 Закона РФ “О защите прав потребителей”.
Кроме того, в соответствии с требованиями п. 4 ст. 29 Закона, в отношении работы (услуги) на которую установлен гарантийный срок, исполнитель отвечает за ее недостатки, если не докажет, что они возникли после принятия работы (услуги) потребителем вследствие нарушений им правил использования, результатов работы, действия третьих лиц.
Как видно из материалов дела, ООО “Кемер” был произведен осмотр системы “Сезам – М”, установленной по адресу: ул. Окская д.21, на предмет ее состояния и функционирования, в ходе осмотра было обнаружено отсутствие блока питания системы, отсутствие доводчика двери и т.д.
Данные доводы были изложены и в суде. Однако этим обстоятельствам судом в нарушение требований ст. 68 ГПК РФ оценка не дана. Между тем они имеют существенное значение для правильного рассмотрения дела.
При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене .
При предъявлении потребителем претензий по поводу недостатков в выполненной работе (оказанной услуге), без сомнения, может возникнуть спор как о самом факте наличия недостатков, так об их характере, а также происхождении. В связи с этим может потребоваться проведение экспертизы. Оплата такой экспертизы производится в соответствии с правилами ГК РФ (п.5 ст.720), согласно которым исполнитель обязан произвести оплату экспертизы работы (услуги), за исключением тех случаев, когда экспертизой не выявлено нарушений с его стороны, либо установлено отсутствие причинной связи между нарушениями исполнителя и возникновением недостатка работы (услуги). При отсутствии вины исполнителя в возникновении недостатков расходы по проведении экспертизы возлагаются на ту сторону, которая потребовала ее назначения, а если она была назначена по соглашению между сторонами, то на обе стороны поровну .

>

Доступа нет, контент закрыт

ГЛАВА 2. ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ РАБОТ (ОКАЗАНИИ УСЛУГ). ФОРМЫ И ПОРЯДОК ЗАЩИТЫ НАРУШЕННОГО ПРАВА

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1 Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав потребителей при оказании услуг.

Законодательство предоставляет лицам, права которых нарушены, определенные правовые возможности, применение которых к правонарушителю призвано способствовать восстановлению нарушенного права, а также предупреждению иных правонарушений. Некоторые из этих возможностей рассматривались во второй главе настоящей работы, что сделано с целью обеспечения единства рассмотрения прав и обязанностей сторон по договору о выполнении работ (оказании услуг).
В обязательствах с участием потребителя и его коммерческого контрагента возможность установления по соглашению сторон договора дополнительных оснований ответственности, а также ее уменьшения, увеличения либо исключения имеет свои ограничения. Законом (ст. 16) сформулировано императивное положение, согласно которому условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Аналогичное по сути правило в отношении договора присоединения, одной из сторон которого выступает гражданин-потребитель, установлено п.2 ст.400 ГК РФ. Исходя из этого, стороны потребительского договора вправе решать вопросы только об увеличении размера ответственности исполнителя, а также уменьшении либо исключении ответственности потребителя по сравнению с установленной законом и иными правовыми актами. В любом случае оценка всех условий договора, в том числе и в области ответственности сторон, должна производиться с точки зрения соблюдения прав потребителя, установленных законом и иными правовыми актами. Именно таким образом ориентирует суды Верховный Суд РФ.
В тоже время ответственность потребителя перед исполнителем строится на диаметрально противоположных началах вины, если иное не предусмотрено законом.
Согласно п.2 ст. 1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, однако законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Наряду с возмещением вреда причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК), примером ответственности исполнителя работ (услуг) без вины является ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков работы (услуги), а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о работе (услуге). При этом ГК (ст. 1095) прямо указывает на то, что ответственность за причинение вреда наступает при указанных обстоятельствах независимо от вины, а Закон (п.4 ст. 14), конкретизируя это положение, устанавливает, что ответственность за причинение вреда в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для выполнения работы (оказания услуги), исполнитель несет независимо от того, позволял ли уровень научных и технических познаний выявить их особые свойства или нет.
Таким образом, в отношении исполнителя работ (услуг) для применения мер ответственности перед потребителем необходимость наличия вины в допущенном нарушении является исключением, а не общим правилом. В то время как ответственность потребителя строится на началах вины.
С проблемой условий наступления ответственности тесно связан вопрос об основаниях освобождения от нее. Таким общим основанием освобождения от ответственности является действие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, к которым не могут относиться нарушение обязательства вследствие нарушения обязанностей со стороны контрагента должника, отсутствие на рынке нужных товаров, отсутствие необходимых денежных средств и т.п. (п. 3 ст.401 ГК РФ, п.4 ст. 13, п.5 ст. 14 Закона).
Непреодолимую силу следует отличать от случайно наступившего ненадлежащего исполнения обязательства. Е.А. Павлодский, проводя это разграничение, сделал вывод о том, что случай в гражданском праве является «антиподом» вины, составляя с ней «две стороны одного и того же явления и характеризует такое психическое отношение субъекта к своим действиям, при котором он не знал и не должен был знать о возможности наступления вредных последствий».
То есть случай должен рассматриваться как отсутствие вины в любой форме, потому возможность применения ответственности при случайном наступлении негативных последствий является ответственностью без вины. Риск случайной гибели или повреждения имущества (вещи) по общему правилу несет его собственник (ст.211 ГК). В полном соответствии с этим принципом в подрядных отношениях риск случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для обработки (переработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая его сторона (абзац второй п.1 ст.705 ГК).
По особому этот вопрос решен законодателем применительно к отношениям, основанным на договоре бытового подряда. Если работа выполняется полностью или частично из материала (вещи) потребителя, исполнитель отвечает за сохранность этого материала и его правильное использование. В качестве оснований для освобождения исполнителя от ответственности за утрату (повреждение) материала (вещи) потребителя, кроме непреодолимой силы, является предупреждение им потребителя об особых свойствах материала (вещи), которые могут повлечь за собой его полную или частичную утрату (повреждение). Незнание исполнителем особых свойств материала (вещи) не освобождает его от ответственности, в связи, с чем можно говорить о возложении ответственности независимо от вины.
Поскольку подрядчик выполняет работу не только своим иждивением, но и своим риском, особо установлено, что риск случайной гибели или случайного повреждения результата работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик (абзац третий п.1 ст.705 ГК РФ). Если же допущена просрочка в приемке или передаче результата работы, риск случайного наступления неблагоприятных ситуаций, наряду с ответственностью должника за причиненные просрочкой убытки, несет сторона, допустившая просрочку. Особенности возмещения убытков при просрочке кредитора в обязательстве устанавливаются п.2 ст.406 ГК. При уклонении потребителя от принятия результата выполненной работы, что повлекло просрочку в ее сдаче, на него возлагается риск случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной вещи) с момента, когда передача вещи должна была состояться. Следовательно, наличие «случайности» в наступлении неблагоприятных последствий следует рассматривать либо в качестве основания освобождения от ответственности (например, при переходе риска случайной гибели результата работы в виду уклонения от его принятия на потребителя — случай (случайность) такой гибели является основанием для освобождения подрядчика от ответственности), либо как основание для применения мер ответственности без вины.
Основными формами гражданско-правовой ответственности следует считать возмещение убытков (вреда), уплату неустойки, а также процентов за нарушение денежного обязательства.
В условиях рыночных отношений особенно актуальна ориентация законодательства на полное возмещения причиненных убытков. Принцип полного возмещения причиненных убытков, закрепленный в ст. 15 ГК РФ, рассматривается в качестве одного из важнейших принципов частного права. Возмещение убытков представляет собой наиболее общую форму гражданско-правовой ответственности по договорным обязательствам: должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п.1 ст.393 ГКРФ).
В.П. Грибанов указывает на необходимость разграничения убытков в экономическом и юридическом их значении. Под убытками в экономическом смысле он рассматривал любые потери в имуществе независимо от породивших их причин, а в юридическом — те невыгодные имущественные последствия, которые наступают для потерпевшего вследствие противоправного нарушения обязательства либо причинения вреда его личности или имуществу, выраженные в денежной форме. Эта точка зрения разделяется многими учеными. При этом Иоффе О.С. в качестве одного основных из критериев разграничения убытков в юридическом и экономическом значениях обоснованно указывает на то, что в отличие от убытков в их экономическом понимании, «юридические убытки» могут быть причинены только неправомерными действиями.
ГК РФ (ст. 15) определяет убытки, как расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В отличие от аналогичных норм Основ гражданского законодательства 1991 г. (п.2 ст.6) и ГК РСФСР (ст.219), ГК РФ (ст. 15) впервые к числу убытков относит не только те расходы, которые лицо уже фактически произвело для восстановления своего нарушенного права, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п. Все вышеуказанные расходы лица, чье субъективное право нарушено, составляют содержание понятия «реальный ущерб». Таким образом, законодательство вполне определенно разграничивает понятия ущерба и убытков, рассматривая первый, как составную часть последних.
Наряду с реальным ущербом, вторым элементом убытков является упущенная выгода, к числу которой следует относить все доходы, которые получила бы потерпевшая сторона, если бы ее право не было нарушено. Существенной чертой данной формы убытков является также и то, что доходы, о которых идет речь, фактически не были получены лицом, но они могли быть получены им от нормальной эксплуатации (пользования) имущества, на законном основании. Согласно разъяснениям высших судебных органов, размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. Содержание подобного указания обусловлено необходимостью соблюдения принципа справедливости возмещения убытков, с тем, чтобы не допускать злоупотребления правом со стороны кредитора, отказывая в возложении на должника той части неблагоприятных последствий имущественного характера, которая является необоснованной, поскольку не следует из допущенного им нарушения субъективного права кредитора.
В юридической литературе высказано мнение о невозможности взыскания упущенной выгоды за нарушение договорных обязательств с обязанной стороны потребителем, поскольку последний приобретает товары (работы, услуги) исключительно для личных бытовых нужд, не связанных с извлечением прибыли. Постановка этого правомерна. Логично было бы предположить, что гражданин, выступающий в роли потребителя, может претендовать лишь на возмещение той части убытков, которые составляют реальный ущерб, поскольку признание факта получения потребителем доходов от использования приобретенного товара (работы, услуги) должно влечь отрицание наличия у гражданина статуса потребителя. Однако если согласиться с таким подходом, то следовало бы признать наличие существенного ограничения прав граждан, по возмещению причиненных им убытков субъектами предпринимательской деятельности, в то время, как по отношению к последним это ограничение не применимо.
Пленум Верховного Суда РФ, рассматривая этот вопрос, дает положительный ответ о наличии у потребителей права возмещения причиненных убытков в форме упущенной выгоды: «Под убытками следует понимать … неполученные доходы, которые потребитель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право потребителя, получило вследствие этого доходы, потребитель вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы». Однако, этот вывод, без сомнения находящийся в полном соответствии с целями законодательного установления режима особой защиты прав потребителей, не дает теоретически обоснованного ответа на поставленный выше вопрос.
Вполне очевидно, что понятие «упущенная выгода» полностью охватывает собой и понятие «прибыли», представляющей собой разницу между полученными гражданином доходами и произведенными для его получения затратами. Так, характеризуя порядок определения размера упущенной выгоды (неполученного дохода), Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ указывают, что «… по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, его размер должен определяться из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров». Несмотря на то, что это положение применимо лишь к субъекту предпринимательской деятельности, оно носит принципиальный характер, поскольку отражает общий подход к пониманию правовой природы убытков в виде упущенной выгоды, которое практически совпадает с общим определением прибыли в экономических науках.
Признание за потребителем права на возмещение убытков в виде упущенной выгоды фактически означает признание возможности извлечения им прибыли от использования товаров (работ и услуг), что противоречит определению его определению в преамбуле Закона. Это противоречие нуждается в устранении путем отказа от попыток определения понятия «потребитель» с использованием таких критериев, как направленность на извлечение прибыли, достаточно указания на отсутствие цели осуществления предпринимательской деятельности.
Причиненные потребителю убытки подлежат возмещению исполнителем в полном объеме. В тоже время в случае утраты (повреждения) материала (вещи), переданного потребителем исполнителю для выполнения работ по договору бытового подряда, исполнитель, при отсутствии однородного материала (вещи) аналогичного качества для замены, обязан возместить потребителю двукратную цену утраченного материала (вещи), а также понесенные расходы (п.1 ст.35 Закона).
Следует отметить, что это правило применяется только при утрате (повреждении) вещи в ходе выполнения работ по договору подряда, если иное прямо не указано в законе. В связи с этим следует признать правомерной судебную практику, отказывающую в применении указанной нормы в том случае, если повреждение вещи имело место в ходе оказания возмездных услуг.
По общему правилу, исполнитель, как субъект предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что ненадлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы, то есть независимо от вины. Именно в таком порядке наступает ответственность исполнителя в форме возмещения убытков, причиненных потребителю: отзывом работ (услуг) по предписанию соответствующего федерального органа исполнительной власти в связи с необеспечением требований к их безопасности; предоставлением ненадлежащей информации о работе (услуге) или исполнителе, повлекшим приобретение работы (услуги), не обладающей необходимыми потребителю свойствами, или невозможность использования ее по назначению (п.1 ст. 12 Закона); нарушением права на свободный выбор работ (услуг), а также исполнением договора, ущемляющего права потребителя (п.1 и 2 ст. 16 Закона); нарушением сроков начала или окончания выполнения работы (оказания услуги) (п.1 ст.28 Закона); выполнением работы (оказанием услуги) с недостатками (п.1 ст.29 Закона).
В некоторых случаях законодатель устанавливает дополнительные основания освобождения исполнителя от ответственности. Потребитель вправе требовать расторжения договора и возмещения причиненных ему убытков в случае нарушения исполнителем сроков выполнения работы (оказания услуги), если последний не докажет, что это нарушение явилось следствием действия непреодолимой силы или вины потребителя (п.6 ст.28 Закона). Например, если при выполнении работ по пошиву одежды потребитель не явился на очередную примерку, что повлекло нарушение сроков исполнения заказа, то исполнитель освобождается от ответственности (в том числе и в виде неустойки) за допущенную просрочку.
Несколько по иному решается вопрос о возмещении убытков, а также применении иных мер ответственности, предусмотренных законом или договором, при обнаружении потребителем недостатков в выполненной работе (оказанной услуге) (ст.29 Закона). В данном случае вина потребителя не является основанием для освобождения исполнителя от ответственности. Например, если потребитель, несмотря на своевременное и обоснованное информирование исполнителем, в разумный срок не заменит непригодный материал, или не изменит указаний о способе выполнения работы (оказания услуги) и исполнитель выполнит такую работу (окажет услугу), то на исполнителя будет возложена вся полнота ответственности за обнаруженные в такой работе (услуге) недостатки, в том числе и в виде возмещения причиненных потребителю убытков.
За нарушения субъективных прав исполнителя потребитель также несет ответственность в виде возмещения убытков. Например, согласно ст. 36 Закона исполнитель вправе требовать расторжения договора об оказании услуги (выполнения работы) и полного возмещения убытков если потребитель, несмотря на предупреждение исполнителя о необходимости устранения зависящих от потребителя обстоятельств (замены материала, изменения указаний о способе выполнения работы (оказания услуги и т.п.), которые могут снизить качество выполняемой работы, не произведет соответствующих действий: не заменит материал, не изменит своих указаний о способе выполнения работы и др. В случаях, прямо предусмотренных законом или договором потребитель обязан возместить причиненные исполнителю убытки не в полном, а в меньшем объеме (например, ст.32 Закона). Как уже указывалось, в договоре исполнителя и потребителя не может ограничиваться право потребителя требовать полного возмещения убытков, причиненных исполнителем.
Согласно диспозитивной норме п. З ст.393 ГК РФ при определении размера убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Кроме того, суду предоставлено право, исходя из обстоятельств, удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. Эта норма призвана стимулировать должника к добровольному скорейшему удовлетворению требований кредитора, защищая права последнего от воздействия инфляционных процессов. Несколько иное правило формулируется Законом для определения цены утраченного (поврежденного) материала (вещи) потребителя по договору бытового подряда, поскольку устанавливается не право, а обязанность суда в том случае, если требование потребителя не было удовлетворено, определять цену утраченного (поврежденного) материала (вещи) потребителя исходя из цены, существовавшей в день вынесения судебного решения. Подобное правило более соответствует интересам потребителей, поскольку предполагает большую эффективность воздействия на исполнителя, побуждая последнего добровольно удовлетворить требования потребителя.
Процесс возмещения причиненных убытков сопряжен с определенными сложностями, поскольку требует доказательства не только факта нарушения со стороны исполнителя, но и наличия убытков, их размера, а также причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками. Поэтому законодательством о защите прав потребителей довольно широко используется другая форма ответственности — неустойка, применение которой значительно облегчено тем, что потребитель обязан доказать лишь факт нарушения своего права. Активное использование законодательством о защите прав потребителей неустойки в значительной мере объясняется традиционной простотой ее применения для кредитора: размер взыскания заранее определен законом или договором, и для ее взыскания достаточно установления самого факта нарушения, не касаясь вопроса о том, причинены или нет убытки кредитору (п 11 ст.330 ГК РФ).
В зависимости от рассматриваемого аспекта, неустойку следует рассматривать либо как один из способов защиты нарушенного права (ст. 12 ГК), либо как способ обеспечения исполнения обязательства (ст.329 ГК), либо как установленную законом или договором меру ответственности (п.2 ст. 330, 394 ГК). Таким образом, неустойка, как правовая категория, характеризуется многоаспектностью содержания. Установление законом или договором неустойки за нарушение договорных обязательств стимулирует должника, обеспечивая надлежащее исполнение обязательства.
Неустойка устанавливается в форме штрафа либо пени, что полностью исчерпывает ее содержание, поскольку вне этих форм неустойка определяться не может.
Существуют различные критерии классификации неустоек в российском гражданском праве. В зависимости от порядка установления различают неустойку законную (ст. 332 ГК РФ), то есть установленную законом, и договорную, установленную письменным соглашением сторон (ст. 331 ГК РФ).
Применительно к отношениям по выполнению работ или оказанию услуг для потребителей следует указать, что неустойка может устанавливаться сторонами только за нарушение договорных обязательств исполнителем: либо за те нарушения, за которые законом не предусмотрена ответственность в форме неустойки, либо в повышенном по отношению к установленному законом размеру. Соглашение исполнителя и потребителя об уплате неустойки последним должно рассматриваться, как недействительное, поскольку ущемляет права потребителя по сравнению с установленными законом или иными правовыми актами.
Особенностью применения неустойки к отношениям, регулируемым законодательством о защите прав потребителей, является, в качестве общего правила, применение штрафной неустойки — убытки, причиненные потребителю, подлежат взысканию в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной Законом или договором. Тем самым законодатель с целью обеспечения приоритетной защиты интересов потребителей формулирует норму, заведомо свидетельствующую о неэквивалентном по отношению к размеру причиненных убытков характере применяемых мер имущественной ответственности. Обращает на себя внимание, что Закон придает штрафной (кумулятивный) характер только той неустойке, которая предусмотрена непосредственно этим законом или договором между исполнителем работ (услуг) и потребителем. Поэтому норма о штрафном характере неустойки, применяемой к исполнителю за нарушение прав потребителей, не может распространяться на отношения по оказанию услуг, которые не регулируются главой III Закона.
При применении мер гражданско-правовой ответственности (в том числе и в форме неустойки) к исполнителю, нарушившему права потребителей, необходимо предельно точное определение нормы права, подлежащей применению. В противном случае возможно необоснованное расширение действия положения о штрафном характере неустойки. Примером могут служить нормы ФЗ от 10.01.2003 г. № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации». Предусмотренная ст. 127 и 128 неустойка за просрочку доставки багажа, а также за задержку отправления поезда или за опоздание поезда на железнодорожную станцию назначения, за исключением поездов пригородного назначения, носит зачетный характер по отношению к убыткам, поскольку законом не установлено иного. Кроме того, указанными нормами устанавливаются иные принципы ответственности перевозчика, по сравнению с ответственностью других исполнителей услуг. По общему правилу, исполнитель несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства на началах риска, то есть без вины. Однако в отношении перевозчика закон делает исключение, поскольку он освобождается от ответственности, если докажет, что задержка или опоздание поезда, утрата, порча, недостача багажа, либо просрочка в его доставке произошли вследствие обстоятельств непреодолимой силы, устранения угрожающей жизни и здоровью людей неисправности транспортных средств или иных, не зависящих от перевозчика, обстоятельств (ст.ст.795, 796 ГК РФ).
Закон о защите прав потребителей устанавливает ответственность исполнителя в форме штрафной неустойки: в виде пени — за нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги), устранения недостатков или удовлетворения отдельных требований потребителя, и в виде штрафа — за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения законных требований потребителя. В виде пени неустойка установлена за нарушение сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем новых сроков (п.5 ст.28), сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги) (абзац четвертый ст. 30), а также сроков удовлетворения требований потребителя о возмещении убытков, об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами, о повторном выполнении работы, а также о безвозмездном изготовлении другой вещи из однородного материала такого же качества (ст.31).
Поскольку неустойка установлена за нарушение сроков, правила определения ее размера едиными (п.5 ст.28 Закона). Во-первых, уплате исполнителем подлежит неустойка за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки в размере трех процентов от цены выполнения работы (оказания услуги), а если таковая не определена — общей цены заказа, существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно быть удовлетворено исполнителем в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование потребителя добровольно удовлетворено не было.
Во-вторых, сумма взысканной неустойки не может превышать цену отдельного вида работы (оказания услуги), а если она не определена договором—то общую цену заказа. Ограничение предельного размера неустойки за нарушение прав потребителей установлено с целью стимулирования и самих потребителей к своевременному предъявлению соответствующих требований, не ожидая момента, когда размер неустойки превысит все разумные пределы. Кроме того, суду ст. ЗЗЗ ГК РФ предоставлено право уменьшать неустойку в тех случаях, когда она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Оценке в таком случае подлежит не столько факт причинения убытков потребителю и их размер, сколько иные обстоятельства: степень выполнения обязательства исполнителем, имущественное положение потребителя, а также не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес должника. Следует отметить, что суды, довольно активно используя право уменьшения размера неустойки с применением правил ст. 333 ГК, не всегда делают это обоснованно.
В-третьих, при нарушении начального срока выполнения работы (оказания услуги) неустойка взыскивается вплоть до начала ее выполнения (оказания); если же нарушен срок окончания — то вплоть до окончания выполнения работы (оказания услуги). Начисление неустойки может быть прекращено предъявлением иного требования потребителем (например, о расторжении договора, об уменьшении цены работы (услуги) и т.п.). После предъявления такого требования неустойка взыскивается уже в случае нарушения сроков его добровольного удовлетворения. Аналогичный вывод следует и из указаний Верховного Суда РФ, согласно которым если исполнителем были нарушены и сроки начала, и сроки окончания выполнения работы (оказания услуги), неустойка взыскивается за каждое нарушение в отдельности с соблюдением установленного п.5 ст.28 Закона предела.
Обращает на себя внимание, что Закон занимает различную позицию при решении вопроса об освобождении исполнителя от ответственности за нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) в форме возмещения убытков и взыскания неустойки. Анализ норм действующего законодательства свидетельствует о том, что исполнитель освобождается от ответственности за указанные нарушения в форме возмещения убытков, если докажет, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя (п.6 ст.28). Однако при взыскании неустойки исполнитель может быть освобожден от ответственности только вследствие действия обстоятельств непреодолимой силы, за исключением тех случаев, когда имеет место нарушение сроков вследствие нарушения потребителем своей обязанности по встречному обязательству (например, потребитель не представил в обусловленный договором срок материал для пошива костюма по его заказу, в связи, с чем исполнитель не приступил к началу выполнения работ) (ст.328 ГК РФ). Между тем, представляется более правильным определение законодателем единых оснований для освобождения лица от гражданско-правовой ответственности в любой форме за то или иное конкретное нарушение. Если вина потребителя рассматривается как основание для освобождения исполнителя от ответственности за нарушение сроков выполнения работы (оказание услуги) в форме убытков, то не никаких оснований делать исключение для иных форм гражданско-правовой ответственности, в том числе и неустойки. В связи с этим необходимо внести изменение в п.6 ст.28 Закона, предусмотрев единые основания для освобождение исполнителя от уплаты неустойки и возмещения убытков потребителю при нарушении условий договора о сроках выполнения работы (оказания услуги).
Согласно п.5 ст. 13 Закона требования потребителя об уплате неустойки (пени) подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, исполнителем) в добровольном порядке. Удовлетворению в добровольном порядке подлежат любые законные требования, причем как потребителя, так и исполнителя. Гражданскому законодательству в целом свойственна ориентация на создание стимулов для должника по удовлетворению законных требований кредитора. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в законодательстве о защите прав потребителей.
При заключении договора о выполнении работ и оказании услуг потребитель преследует цель удовлетворения своих личных бытовых потребностей и для него важно как получение соответствующего результата работы в натуре, так и реальное оказание предусмотренной договором услуги. Иногда исполнителю может быть выгодно, уплатить неустойку и возместить причиненные убытки, но уклониться от выполнения работы (оказания услуги) в натуре. С целью предотвращения подобной ситуации и обеспечения реального удовлетворения бытовых потребностей граждан в качественных и разнообразных работах и услугах законодатель устанавливает правило, представляющее собой исключение из общего правила применения мер гражданско-правовой ответственности: уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают исполнителя от исполнения возложенных на него обязательств в натуре перед потребителем. За рамками обязательства с участием гражданина-потребителя, если иное прямо не предусмотрено законом или договором, уплата неустойки и возмещение убытков при неисполнении обязательств освобождают должника об обязанности исполнить его в натуре (п.2 ст.396 ГК РФ).
Применение мер ответственности на основании ст.395 ГК РФ в виде взыскания процентов за пользование денежными средствами возможно как к исполнителю (например, при просрочке возврата денежных сумм потребителю при расторжении договора), так и к потребителю (например, при нарушении сроков оплаты выполненной работы (оказанной услуги). Следует оговориться, что в данном случае имеются в виду проценты, представляющие собой не плату за пользование денежными средствами, а меру гражданско-правовой ответственности, влекущую дополнительные имущественные обременения для нарушителя денежного обязательства. Взимаемые за неправомерное пользование денежными средствами проценты не являются разновидностью неустойки, в связи, с чем к ним неприменимы, в частности, положения о штрафном характере по отношению к убыткам. Как и при взыскании неустойки, при применении меры ответственности в виде уплаты процентов за неисполнение денежного обязательства не требуется доказывать факт причинения убытков и их размера. В тех же ситуациях, когда кредитор требует также и возмещения убытков, следует иметь в виду необходимость применения правила о зачетном характере уплачиваемых процентов (п.2 ст.395 ГК РФ). В отличие от аналогичного правила о соотношении убытков и неустойки, предусмотренного п.1 ст.394, положения п.2 ст.395 ГК носят императивный характер.
Поскольку взыскание процентов по основаниям, предусмотренным ст.395 ГК РФ, представляет собой самостоятельную форму гражданско-правовой ответственности, вполне обоснованно указание п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.98г. №13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами», согласно которому если законом или договором предусмотрено взыскание неустойки (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.
Таким образом, взыскание неустойки исключает возможность для потребителя требовать уплаты исполнителем процентов годовых за нарушение денежного обязательства. Право выбора меры ответственности принадлежит непосредственно потребителю. С другой стороны исполнитель также вправе требовать уплаты процентов потребителем при нарушении последним денежного обязательства. Однако необходимо исключить возможность установления потребительским договором большего размера процентов, чем предусмотрено п.1 ст.395 ГК РФ.
Наряду с нормами договорной ответственности, законодательство о защите прав потребителей содержит нормы, регулирующие вопросы об ответственности за причинение вреда.
Особое место уделено регулированию порядка возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге).
Можно выделить несколько особенностей, присущих институту возмещения имущественного вреда потребителю вследствие недостатков работы или услуги: во-первых, нормы ст. 14 Закона и § 3 главы 59 ГК РФ подлежат применению только в тех случаях, если работы выполнялись или услуги оказывались в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности; во-вторых, исполнитель несет ответственность независимо от вины, что представляет собой исключение из общего правила, согласно которому лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (п.2 ст. 1064 ГК РФ); в-третьих, предоставление потребителю права на возмещение причиненного вреда поставлено в зависимость от истечения сроков годности (службы) работы (услуги), являющихся пресекательными; в-четвертых, установлены особые основания освобождения исполнителя от ответственности, если тот докажет, что вред возник вследствие нарушения потребителем установленных правил использования работы (услуги) или хранения.
Особой разновидностью внедоговорной ответственности, заслуживающей отдельного рассмотрения, является компенсация морального вреда.
Длительное время в отечественном гражданском праве отсутствовали нормы о возможности компенсации морального вреда за причиненные физические и нравственные страдания. Еще в дореволюционной России многие видные российские цивилисты не допускали такой возможности. Например, Шершеневич Г.Ф. указывал на недопустимость денежной компенсации «нравственного вреда», причиненного нарушением права, поскольку такой вред «… не поддается оценке на деньги и не может быть возмещен юридическими средствами… Такие недозволенные нарушения субъективного права, которые не соединены с имущественным вредом, не подходят под понятие гражданского правонарушения».
Возражая на эти доводы, Покровский И.А. справедливо указывал, что «…вопрос идет, собственно, не об оценке нравственного вреда в денежной форме, а о предоставлении потерпевшему некоторого удовлетворения, некоторой компенсации за перенесенное, … деньги являются ключом к целому ряду идеальных благ и уплата потерпевшему известной денежной суммы открывает для него возможность вознаградить себя духовными радостями и в этом смысле представляет собой действительный эквивалент потерянного…, задача же суда выяснить — есть ли в данном конкретном случае подлинный нравственный вред или же только спекуляция на получение денежной суммы».
Представляется, что это мнение в значительной степени выражает сущность института компенсации морального вреда и размер денежной компенсации следует рассматривать не как денежный эквивалент нравственных и физических страданий, а как источник положительных эмоций, средство уменьшения или смягчения причиненных страданий, уменьшения их длительности посредством удовлетворения иных потребностей за счет причинителя вреда.
Отсутствие норм о компенсации морального вреда в гражданском законодательстве советского периода следует объяснять преимущественно идеологической политикой, проводимой в то время, согласно которой принцип компенсации морального вреда признавался классово чуждым социалистическому правосознанию, ввиду недопустимости измерения личностных качеств советских людей посредством денежной оценки. Хотя и в то время ряд видных ученых вполне последовательно поддерживали идею введения в законодательство института возмещения неимущественного вреда.
Под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные или имущественные права. Очевидно, что ключевым словом в указанном определении является «страдание», следовательно, действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). Исходя из вышеизложенного, моральный вред может быть причинен только физическому лицу, поскольку претерпевание страданий юридическим лицом несовместимо с его правовой природой. Следует согласиться с мнением ряда ученых о том, что указание п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 г. «О некоторых вопросах компенсации морального вреда» о возможности компенсации морального вреда, причиненного юридическому лицу, выглядит недоразумением, вызванным сугубо формальным применением п.7 ст. 152 ГК РФ и основанным исключительно на его грамматическом толковании.
Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. З ст. 1099 ГК РФ). В продолжение уже многократно отмечаемой направленности законодательства на приоритетную защиту прав потребителей, создание им наиболее благоприятного правового режима, ст. 15 Закона указывает, что подлежит компенсации моральный вред, причиненный вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей. Таким образом, в силу прямого указания закона денежной компенсации подлежат нравственные и физические страдания, причиненные потребителю нарушением любых принадлежащих ему в силу закона прав, в том числе и имущественных.
В отличие от ранее рассмотренных форм ответственности, компенсация морального вреда, причиненного потребителю, возможна лишь при наличии вины исполнителя, за исключением случаев, предусмотренных законом (например, при причинении вреда источником повышенной опасности).
Как и при предъявлении требования о возмещении имущественного вреда, потребитель обязан доказать факт нарушения своего права, наличие вредоносных последствий и их характер, а также причинную связь между допущенным нарушением и наступившими последствиями в виде физических или нравственных страданий. Потребитель не должен доказывать наличие вины исполнителя, поскольку последняя презюмируется. Потребитель вправе требовать компенсации морального вреда, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ), из чего следует сделать три вывода: во-первых, потребитель имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда независимо от наличия или отсутствия факта причинения вреда имущественного; во-вторых, потребитель вправе предъявить иск, содержащий исключительно требование о компенсации морального вреда, причем независимо от подачи иска о возмещении вреда имущественного, либо уже после его рассмотрения, либо соединить эти требования в одном исковом заявлении; в-третьих, размер денежной компенсации морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от размера вреда имущественного.
В отличие от вреда имущественного, которые может быть возмещен как в денежной, так и в иной форме (ст. 1082 ГК РФ), компенсация морального вреда допускается только в денежной форме (п.1 ст. 1101 ГК РФ), что вполне логично, если исходить из того, что с помощью этих денежных средств потерпевший должен самостоятельно избрать способ уменьшения своих страданий и возникновения положительных эмоций.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Формы и порядок защиты прав потребителей

Предоставление потребителям прав, не обеспеченных необходимыми средствами защиты, следовало бы расценивать как декларацию, которая рассчитана на добровольное уважение со стороны других субъектов. Поэтому, признавая за субъектами гражданских правоотношений определенные права, гражданское законодательство признает за правомочными субъектами также и право на их защиту. Некоторыми авторами механизм защиты прав и интересов граждан сравнивается с механизмом защиты в сложных технических устройствах, предполагающим четкое взаимодействие защитных средств: если не срабатывает одно, то должно сработать второе, третье и так далее. Между этими понятиями много различий и сходство является, разумеется, чисто условным, поскольку в отличие от технических, в социальных системах действие защитных средств зависит во многом от добросовестности и компетентности людей.
Действующее законодательство определяет права потребителя, а также устанавливает систему, полномочия органов государства и общественных организаций, на которые возложены функции по защите прав потребителей. Но необходимо учитывать, что реализация социальных и правовых возможностей зависит не только от того, каким образом это урегулировано в нормах права, но и от самого потребителя, недостаточная юридическая грамотность которого часто служит причиной возникновения конфликтов и нарушения его прав. Например, потребитель может возмущаться правомерными требованиями исполнителя, отказавшегося от заключения договора ввиду невозможности исполнения указаний потребителя без угрозы для качества работы (услуги), либо безропотно соглашаться с явно неправомерными действиями, например, перерасчетом цены материала, предоставленного в кредит.
При защите права используются различные правовые средства. По мнению Р.О. Халфиной, правовые средства представляют собой особые юридические инструменты, призванные обеспечивать решение определенных социально-экономических задач. Б.И. Пугинский акцентировал внимание на том, что правовые средства представляют собой комбинации юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их целей (интересов), не противоречащих законодательству и общественным интересам. Исходя из изложенного, можно со всей определенностью сделать вывод о том, что правовые средства широко используются в праве, особенно в гражданском.
В предусмотренных законодательством рамках потребителям предоставлена свобода в выборе правовых средств защиты своего права. Потребители самостоятельно могут избрать как форму защиты, так и конкретный способ, исходя из собственных представлений об их эффективности по достижению поставленной цели, что является одним из проявлений диспозитивности в гражданском праве.
Право на защиту включает в себя ряд возможностей правоохранительного характера, способных гарантировать субъективное право на всех этапах его реализации. Это — самозащита гражданских прав, использование предоставленных законом мер оперативного воздействия на правонарушителя, обращение к компетентным государственным или общественным органам с требованием применить к правонарушителю меры государственно-принудительного характера.
Объем конкретных правовых возможностей по защите нарушенного права во многом предопределен особенностями правового статуса потребителя и исполнителя, а также вида нарушенного права и степени его нарушения. Так, если нарушено право потребителя на получение качественных работ (услуг), последнему представляется различный объем правомочий в зависимости от вида обнаруженного недостатка, вплоть до расторжения договора в одностороннем порядке и требования о возмещении всех причиненных убытков при обнаружении существенного недостатка или иных существенных отступлений от условий договора (п.1 ст.29 Закона). Законодательство предоставляет потребителю больший объем правомочий, по сравнению с исполнителем, который, кроме того, несет бремя риска, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности. Поскольку законодательство о защите прав потребителей носит комплексный характер и включает в себя как регулятивные, так и охранительные нормы, вполне логично, что потребителю должны предоставляться отдельные преимущества для облегчения возможности реальной защиты своих прав, что достигается различными путями, в том числе посредством возложения на государственные органы обязанностей по защите прав потребителей, с одновременным предоставлением потребителям льгот при обращении в эти органы и рассмотрении их жалоб и заявлений.
Гражданский кодекс РФ не использует понятия «форма защиты права», оперируя лишь термином «порядок защиты», выделяя судебный и административный порядок, а также «способы защиты», указывая в их числе и самозащиту (ст. 11-12).
Исходя из терминологии ГК РФ и Закона о защите прав потребителей, следует согласиться с необходимостью выделения двух основных форм защиты прав, поднимая под формой комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий: юрисдикционную, представляющую собой деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых интересов (различая в рамках юрисдикционной формы два порядка защиты: общий (судебный) и специальный (административный), и неюрисдикционную, охватывающую собой действия граждан и организаций по защите своих прав этой области.
Правовые средства, при помощи которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права, именуются способами защиты. Как следует из этого определения, к числу способов защиты следует относить применение мер гражданско-правовой ответственности, оперативных мер воздействия и иные действия, направленные на защиту права. Перечень этих способов не является исчерпывающим и определен ст. 12 ГК.
Представляется неверным отнесение к числу способов защиты права самозащиты, поскольку в данном случае мы имеем дело с особым порядком защиты, в рамках которого могут использоваться не противоречащие закону способы, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК). Не усматривается особого смысла в дополнении норм Закона о защите прав потребителей особыми нормами о самозащите, поскольку последняя отличается большим разнообразием и указать исчерпывающий перечень мер самозащиты невозможно, в виду того, что таковые могут быть в принципе еще неизвестны и появятся с дальнейшим развитием общественных отношений. Для обеспечения реальной возможности применения потребителем мер самозащиты вполне достаточно общих норм ГК РФ (ст. 12 и 14), подлежащих применению с учетом разъяснений высших судебных органов.
Закон о защите прав потребителей (глава IV) определяет систему органов государственного управления, на которые возлагаются полномочия по защите прав потребителей. Особое место в ней занимает федеральный антимонопольный орган и его территориальные органы, на которые возлагается в целом государственный контроль за соблюдением законов и иных правовых актов, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей, а также дача официальных разъяснения законодательства в этой области возлагается на федеральный антимонопольный орган. На другие федеральные органы исполнительной власти и их территориальные органы, в том числе по стандартизации, метрологии и сертификации, санитарно-эпидемиологического надзора, по охране окружающей среды и природных ресурсов, возложены обязанности по осуществлению контроля за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг).
Если Законом о защите прав потребителей определяются общие задачи и полномочия государственных органов, на которые возложены обязанности по защите прав потребителей, то конкретный характер требований, устанавливаемых каждым из указанных органов, объем контрольных полномочий и методы их реализации устанавливаются другими законодательными актами, а также актами Президента и Правительства России.
Особое внимание следует уделить работе по координации деятельности государственных органов. Поскольку защита прав потребителей носит многоаспектный характер, необходима выработка единой политики, обеспечение комплексного решения возникающих при этом задач. В соответствии с п. З ст.42 Закона координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг) возлагается на федеральный орган по стандартизации, метрологии и сертификации. Однако на этом уровне осуществляется координация деятельности лишь тех государственных органов, которые осуществляют контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг).
Эффективность взаимодействия органов государственной власти, общественных организаций во многом предопределяет степень реализации нормативных актов в области защиты прав потребителей. Необходимо дальнейшее развитие координации, создание разветвленной сети информационных баз данных, доступных каждому потребителю (некачественных товаров (работ, услуг), производителей, исполнителей и продавцов, допускающих наиболее серьезные нарушения прав потребителей и т.п.).
Перечень государственных органов, на которые возложены обязанности по защите прав потребителей, не является исчерпывающим. Например, довольно серьезными полномочиями, в том числе и в области защиты прав потребителей, обладают органы прокуратуры Российской Федерации.
Определенные властные полномочия по защите прав потребителей предоставлены и органам местного самоуправления, не относящимся к системе органов государственной власти и осуществляющим деятельность по защите прав граждан, проживающих на территории соответствующего муниципального образования. Изучение и анализ деятельности органов местного самоуправления в области защиты прав потребителей на территории г. Омска, свидетельствует о том, что ее эффективность обеспечивается постоянным тесным сотрудничеством местных администраций с соответствующими государственными органами и организациями, расположенными на территории соответствующего органа местного самоуправления.
Общественная защита прав потребителей осуществляется обществами потребителей, которые создаются как независимые самоуправляемые общественные организации, объединяющие на строго добровольной основе граждан в целях коллективной защиты прав потребителей. Следует отметить, что аналогичные общества существуют в большинстве стран мира. В 1989 г. в России была создана Международная конфедерация обществ потребителей (МКОП), являющаяся неправительственной общественной организацией, входящая с 1991 г. во Всемирный союз потребителей — общественной организации, аккредитованной при ООН. Сейчас в МКОП входят около 90 региональных организаций.
Общественным организациям потребителей предоставляются довольно обширные полномочия, однако, поскольку их нельзя отнести к числу государственных органов, соответственно, и характер их деятельности носит принципиально иной характер. Общества по защите прав потребителей вправе участвовать в разработке законопроектов, вносить в уполномоченные государственные органы предложения по совершенствованию законодательства в области защиты прав потребителей, а также о мерах по снятию товаров (работ, услуг) с производства, о привлечении к ответственности лиц, виновных в нарушении законодательства о защите прав потребителей, совместно с органами исполнительной власти участвовать в осуществлении контроля за применением регулируемых цен, проводить проверки соблюдения прав потребителей и правил торгового, бытового и иных видов обслуживания и др. Специфический характер носят и меры воздействия на нарушителей прав потребителей. Например, организация контррекламы в средствах массовой информации. Общественные организации представляют интересы потребителей в различных государственных органах, изучают общественное мнение о качестве жизни, о реализуемых товарах (работа, услугах), обеспечивают потребителей объективной информацией об ассортименте и качестве товаров (работ, услуг), продавцах, исполнителях и производителях, проводят массовые компании в защиту прав потребителей, всевозможными методами распространяют правовые знания у населения о правах потребителей, организуя с этой целью публикации, семинары и конференции по указанной тематике.
Важным является предоставление государственным органам и общественным организациям права по предъявлению исков в защиту интересов потребителей. Однако, если федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг) вправе предъявлять иски к изготовителям, (продавцам, исполнителям) лишь в случае нарушения ими требований к безопасности товаров (работ, услуг), то федеральный антимонопольный орган, органы по защите прав потребителей местной администрации и общественные организации потребителей предъявляют иски в случае обнаружения любых нарушений прав потребителей, в том числе и в защиту интересов неопределенного круга потребителей.
В отношении физических лиц, являющихся вкладчиками кредитных учреждения, иски в защиту их интересов, вправе подать, кроме них самих, только органы прокуратуры, при условии, что вкладчик не имеет возможности в силу состояния здоровья, возраста или иным причинам самостоятельно отстаивать свои права, либо если нарушены прав значительного числа лиц, либо если в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое социальное значение.
По общему правилу, защита нарушенного или оспариваемого гражданского права осуществляется в судебном порядке. Защита гражданских прав в административном порядке является исключением и осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд (п.2 ст. 11 ГК РФ). Только судебный порядок носит окончательный характер для разрешения возникшего спора, что является одной из основополагающих его особенностей.
Изучение судебной практики показывает, что в судах рассматривается значительное число дел по искам потребителей. Существенный рост обращений граждан в суд обусловлен не только ростом нарушений их прав, но и совершенствованием законодательства, а также повышением уровня правовой грамотности населения.
Одним из средств защиты нарушенного или оспариваемого гражданского права является предъявление иска в суд, что ведет к возбуждению гражданского дела независимо от обоснованности заявленных истцом требований к ответчику. Соглашаясь с обоснованностью теории о понимании иска в материально-правовом и процессуальном смыслах, следует отметить, что предоставление потребителю права на иск в процессуальном смысле законодательство в некоторых случаях связывает с необходимостью соблюдения предварительного внесудебного порядка разрешения спора. Например, по спорам, вытекающим из договоров перевозки и оказания услуг связи, предусмотрена обязанность потребителя до подачи искового заявления обратиться к исполнителю с претензией в течение определенного срока.
Установление таких ограничений для потребителей является исключением из общего правила, согласно которому потребитель не обязан до предъявления иска в суд принимать меры по досудебному урегулированию спорной ситуации. Однако если потребитель использовал свое право на досудебное урегулирование спора, у исполнителя возникает обязанность по удовлетворению предъявленных к нему обоснованных требований. Если же эта обязанность будет нарушена, суду при удовлетворении требований потребителя, предоставляется право вынести решение о взыскании с исполнителя штрафа в федеральный бюджет в размере цены иска за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя . Суд обязан обсуждать вопрос о необходимости взыскания указанного штрафа независимо от того, заявлялось ли такое требование истцом, и вправе с учетом конкретных обстоятельств дела не взыскивать штраф или снизить его сумму. Решение этого вопроса может быть поставлено в зависимость от степени и характера допущенных нарушений прав потребителей, их массовости, принимаемых исполнителем мер по их устранению и т.п.
Поскольку подобная практика не способствует оказанию серьезного превентивного воздействия участников гражданского оборота, для ее упорядочения, а также в целях обеспечения более эффективного стимулирования коммерческих организаций к добровольному удовлетворению требований потребителей, предлагается внести изменения в п.6 ст. 13 Закона, вменив суду в обязанность взыскание указанного выше штрафа, одновременно предоставив ему право его уменьшения с учетом конкретных обстоятельств дела.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Законодательство РФ о защите прав потребителей представляет собой крупный массив законодательных и иных правовых актов, принадлежащих различным отраслям права. Базой дальнейшего развития законодательства в этой области должны служить Гражданский кодекс РФ и Закон РФ «О защите прав потребителей», другие нормативные акты должны применяться в части, им не противоречащей.
Целевая направленность законодательства о защите прав потребителей состоит в создании дополнительных правовых гарантий соблюдения прав потребителей, защите более «слабого» участника гражданского оборота. Это проявляется путем внесения особого публичного начала в регулирование гражданско-правовых отношений с участием граждан потребителей, с одной стороны, и коммерческих организаций, с другой. Защита прав потребителей определена в качестве одного из общественных (публичных) приоритетов.
Внешнее выражение наличия особого публичного начала, которое следует рассматривать как внутреннее свойство гражданского права по соблюдению и защите публичных интересов, проявляется в установлении дополнительных правовых гарантий соблюдения прав потребителей за счет определенных изъятий из принципов юридического равенства сторон и свободы договора. В частности, регулирование правоотношений с участием граждан-потребителей осуществляется преимущественно императивными нормами, гарантирующими приоритет интересов потребителя перед интересами его контрагента; предусмотрено правило о ничтожности условий договоров, ущемляющих права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами в области защиты прав потребителей; в качестве общего правила ответственности исполнителей работ (услуг) перед потребителем устанавливается законная штрафная неустойка; компенсации подлежит моральный вред, причиненный потребителю не только нарушением его личных неимущественных прав, но и прав имущественных; предусматривается комплекс мер, предназначенных для активного стимулирования к добровольному удовлетворению требований потребителя, в том числе и путем установления штрафа непосредственно перед государством и др.
1. Сфера применения Закона о защите прав потребителей нуждается в конкретизации, путем установления более четких критериев ее определения. Следует изменить определение понятия «потребитель». В качестве потребителя предлагается рассматривать гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести, либо заказывающего и приобретающего товары (работы, услуги) по потребительским договорам для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также использующего товары (работы, услуги) в указанных целях на законных основаниях. Именно в таком смысле указанное понятие должно использоваться в законодательстве, в связи, с чем следует отказаться от объединения в его рамках, исходя сугубо экономического подхода, одновременно граждан и юридических лиц, потребляющих товары (работы, услуги).
2. При решении вопроса о необходимости применения законодательства о защите прав потребителей следует исходить из того, что потребитель должен преследовать цель удовлетворения личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Если же в результате какой-либо сделки имущество, первоначально приобретавшееся для указанных выше целей, будет использоваться новым владельцем в иных целях (например, в предпринимательской деятельности), то последний не может рассматриваться в качестве потребителя. Аналогичным образом должен решаться вопрос и в том случае, если товар (результат работ) в последующем приобретается юридическим лицом.
3. Необходимо в качестве особого договорного типа выделять потребительский договор, характеризующийся особой целевой направленностью, спецификой субъектного состава и особым характером правового регулирования возникающих на его основе договорных правоотношений. При этом под потребительским договором понимается возмездный гражданско-правовой договор, заключаемый между потребителем в целях удовлетворения его личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и организацией. Как правило, потребительский договор носит публичный характер.
В качестве существенных условий потребительского договора, наряду с предметом, предлагается рассматривать условия о качестве товара (работы, услуги) и цене.
4. Понятия «услуга» и «работа» необходимо разграничивать по признаку наличия или отсутствия материально выраженного результата. При этом действия, полезный результат которых заключается в них самих, неотделим от самой деятельности и потребляется в ее процессе, являются услугой, а те, которые имеют соответствующий материальный результат и направлены на его получение — работой.
5.Содержание понятия «существенный недостаток» товара (результата работы) подлежит расширительному толкованию. Следует признавать его наличие и в том случае, если нарушение требований качества и безопасности возникает не только при использовании товаров (работ) по прямому назначению в соответствии с инструкциями изготовителя (исполнителя), но и при любом другом разумном использовании. Исходя из этого следует предусмотреть обязанность изготовителя (исполнителя) предупредить потребителя о возможных последствиях использования товара в разумных целях.
6. Необходимо изменение норм ГК РФ в части регулирования вопросов качества товаров (работ, услуг), установления гарантийных сроков, сроков годности и сроков службы. Нормы Закона о защите прав потребителей более теоретически обоснованы и позволяют обозначить необходимость как единого подхода к понятию «качество» и «гарантийный срок» для работ, товаров и услуг, так и целесообразность более точного определения понятий «срок годности» и «срок службы» с целью придания им самостоятельного значения. Следует также согласиться и с правильностью занятой Законом о защите прав потребителей позиции о теоретической и практической невозможности установления гарантийных сроков, сроков службы и сроков годности на услуги, не имеющие материально выраженного результата, поскольку гарантии их качества и безопасности должны предоставляться непосредственно в ходе их оказания. Вред, исходя из этого подхода, может быть причинен только в ходе оказания услуги, даже если непосредственное его обнаружение потребителем произошло позднее.
7. В отношении порядка оплаты работ по договору бытового подряда следует дополнить ГК РФ (глава 37) и Закон о защите прав потребителей (ст.35) указанием на право потребителя требовать изменения цены договора, включая случаи составления твердой сметы, если затраты исполнителя оказались значительно меньше тех, которые учитывались сторонами при составлении сметы, и при условии, что исполнитель знал или должен был знать об этом.
8. Следует, согласиться с мнением ряда ученых о невозможности причинения морального вреда юридическим лицам, а также необходимости выработки более конкретных критериев определения его размера, подлежащего компенсации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты
1. «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей» [Текст]:[Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 39/248, от 09.04.1985 г.]// «Коммерческий Вестник». – 1989. – № 7-8.
2. «Конституция Российской Федерации» [Текст]: офиц. текст. // «Российская газета». – 1993. – № 237.
3. «Гражданский кодекс Российской Федерации» (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на -01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1994. – № 32. – Стр. 3301.
4. «Гражданский кодекс Российской Федерации» (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1996. – № 5. – Стр.410.
5. «Гражданский Кодекс Российской Федерации» (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 2001. – № 49. – Стр. 4552.
6. «Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации» [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ., принят 14.11.2002 г. по состоянию на 01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 2002. – № 46. – Стр. 4532.
7. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [Текст]: [Федеральный закон № 149-ФЗ, принят 27.07.2006] // «Собрание законодательства РФ». – 2006. – № 31 (1 ч.). – Стр. 3448.
8. «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» [Текст]: [Федеральный закон № 18-ФЗ, принят 10.01.2003 г., по состоянию на 08.11.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 2003. – № 2. – Стр. 170.
9. «О техническом регулировании» [Текст]: [Федеральный закон № 184-ФЗ, принятия 27.12.2002 г., по состоянию на 01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 2002. – № 52 (ч. 1). – Стр. 5140.
10. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» [Текст]: [Федеральный закон № 132-ФЗ, принят 24.11.1996 г., по состоянию на 05.11.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1996. – № 49. – Стр. 5491.
11. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»[Текст]: [Федеральный закон № 15-ФЗ, принят 26.01.1996 г., по состоянию на 26.11.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1996. – № 5. – Стр. 411.
12. «О некоммерческих организациях» [Текст]: [Федеральный закон № 7-ФЗ, принят 12.01.1996 г., по состоянию на 01.12.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1996. – № 3. – Стр. 145.
13. «О защите прав потребителей» [Текст]: [закон РФ № 2300-1, принят 07.02.1992 г., по состоянию на 25.10.2015] // «Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации». – 1992. – № 15. – Стр. 766.
14. «О введении в действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» [Текст]: [постановление ВС РФ № 2300/1-1, от 07.02.1992 г.] // «Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации». – 1992. – № 15. – Стр. 767.
15. «Об утверждении правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств» [Текст]: [постановление Правительства РФ № 290, от 11.04.2001 г., по состоянию на 23.11.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 2001. – № 17. – Стр. 1712.

16. «Об утверждении правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации» [Текст]: [постановление Правительства РФ № 490, от 25.04.1997 г., по состоянию на 01.11.2015] // «Собрание законодательства РФ». – 1997. – № 18. – Стр. 2153.
17. «Об отмене ведомственных нормативных актов, регулирующих отношения в области прав потребителей» [Текст]: [постановление Правительства РФ № 359, от 28.05.1992 г.] // «Российская газета».- 1992. – 4 июня. – С. 11.
Материалы судебной практики
18. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14, от 08.10.1998 г.] // «Бюллетень Верховного Суда РФ». – 1998. – № 12. – Стр. 2.
19. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8, от 01.07.1996 г.] // «Вестник ВАС РФ». – 1996. – № 9. – Стр. 16.
20. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7, от 29.09.1994 г., по состоянию на 11.11.2015] // «Российская газета». – 1994. – 26 ноября. – Стр. 9.
21. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, от 20.12.1994 г.] // «Бюллетень Верховного Суда РФ». – 1997. – № 1. – Стр. 13.
22. «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона « О рекламе» [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ № 37, от 25.12.1998 г.] // «Вестник ВАС РФ». – 1999. – № 2. – Стр. 56.
23. «Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам» от 02.07.2014//Судебная практика (Приложение к Информационному Бюллетеню Управления Судебного департамента в г. Москве).- 2014.- № 3(11).-Стр.11.
24. «Извлечение из решения Кузьминского районного суда от 20.02.2013»//»Судебная практика». (Приложение к Информационному Бюллетеню Управления Судебного департамента в г. Москве), 2013.№ 2(10).- 2013. – Стр.5.
25. «Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам 18.09.14» //»Судебная практика». (Приложение к Информационному Бюллетеню Управления Судебного департамента в г. Москве).- 2014. – Стр.9

Специальная и учебная литература
26. Алексеев С.С. «Общая теория права». Т.1. [Текст] – М.: «Норма». 2013. – стр. 762
27. Аузан А. «Защита потребителя услуг». [Текст] // «Закон». – 2014. – № 6. – стр. 13.
28. Афонина А.В. «Права потребителей в сфере строительства жилья». [Текст] // «Жилищное право». – 2012. – № 9. – стр. 12.
29. Ашиткова Т., Маматов М. «Защита прав потребителей» [Текст] // «Законность». – 2015. – № 9. – стр. 25.
30. Белов В.А. «Больной» вопрос: гражданские правоотношения с медицинскими организациями [Текст] // «Законодательство». – 2013. – № 11. – стр. 17.
31. Богдан В.В. «Гражданско-правовые способы защиты прав потребителей в сфере торговли и услуг» [Текст] // «Юрист». – 2015. – № 7. – стр. 18.
32. Брагинский М.И., Витрянский В.В. «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) – М.: «Статут». 2001. – стр. 642.
33. Братусь С.Н. «Юридическая ответственность и законность (очерк теории)».[Текст] – М.: «Юрид. Лит».1975. – стр.436.
34. Васильчикова Н.В. «Как потребителю защитить свои интересы: рекомендации и примеры»[Текст] – М.: «Омега-Л». 2007. – стр. 538.
35. «Власть и бизнес: взаимная ответственность». Комментарий к законодательству (постатейный) [Текст] / Под ред. Жуйкова В.М., Ренова Э.Н. – М.: «Контракт». 2011. – стр. 468.
36. «Гражданский кодекс Российской Федерации и законодательство о защите прав потребителей о договорах с участием потребителей» / Отв. ред. Шерстобитов А.Е. – М.: «Статут». 2012. – стр.38.
37. «Гражданское право». Т.1: Учебник. В 2-х т. Т.1.. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М.: «Волтерс Клувер». 2007. – стр. 724.
38. «Гражданское право: Учебник. Ч.1.» [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М.: «Проспект». 2007. – стр. 736.
39. Грибанов В.П. «Сроки в гражданском праве». [Текст] – М.: «Изд-во МГУ». 1967. – стр.436.
40. Гуляева И.Н. «Защита прав потребителей в вопросах и ответах: типовые ситуации и примеры» [Текст] – М.: «Омега-Л». 2011. – стр. 254.
41. Гурвич М.А. «Учение об иске (состав, виды).» [Текст] – М.: «Городец». 2006. – стр. 468.
42. Клетченкова М.М. «Конвенционное регулирование отношений с участием потребителей» [Текст] // «Журнал российского права». – 2014. – № 8. – стр. 23.
43. Клетченкова М.М. «Гармонизация правового регулирования отношений с участием потребителей в странах СНГ» [Текст] // «Международное публичное и частное право». – 2014. – № 4. – стр.15.
44. «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный)» [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М.: «Юрайт». 2012. – стр. 814.
45. «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой». [Текст] / Отв. ред. Садиков О.И. – М.: «Норма». 2014. – стр.836.
46. Корнилов Э.Г. «Проблемы законодательной регламентации проведения экспертиз товаров, работ и услуг по спорам о защите прав потребителей» [Текст] // «Современное право». – 2015. – № 12. – стр. 12.
47. Малеин Н.С. «Гражданский закон и права личности в СССР». [Текст] – М.: «Юрлитиздат». 1981. – стр.432.
48. Молчанова Т.М. «Гарантийные сроки в сфере обслуживания граждан». — В сб.: «Гражданское право и сфера обслуживания». [Текст] – Свердловск: «СЮИ». 1984. – стр. 278.
49. Ожегов С.И. «Словарь русского языка». Ок.57000 слов. [Текст] – М.: «Рус. Яз». 2002. – стр.1002.
50. Павлодский Е.А. «Случай и непреодолимая сила в гражданском праве». [Текст] – М.: ЗАО «Юстицинформ». 2014. – стр. 326 .
51. Парций Я.Е. Закон РФ «О защите прав потребителей». [Текст] – М.: «Омега-Л». 2006. – стр. 236.
52. Парций Я.Е. «Защита прав потребителей: срок службы (годности), гарантийный срок, информация о товаре». [Текст] // «Хозяйство и право». – 1993. – № 8. – стр. 19.
53. Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права». [Текст] – М.: «Статут». 2013. – стр.678.
54. Пугинский Б.И. «Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях». [Текст] – М.: «Статут». 2010. – стр. 478.
55. Санникова Л.В. «Права потребителей по договорам возмездного оказания услуг»[Текст] // «Законы России: опыт, анализ, практика». – 2010. – № 2. – стр.21.
56. Сарбаш С.В. «Исполнение договорного обязательства» [Текст] – М.: «Статут». 2011. – стр. 678 .
57. Семенихин В.В. «Договор розничной купли-продажи» [Текст] // «Юрист». – 2015. – № 8. – стр. 17.
58. Синицкая М.Е. «Защита интересов граждан по договору бытового подряда». [Текст] – М.: «Юрлитиздат». 1973. – стр.436.
59. «Советское гражданское право: Учебник». Т.1. [Текст] / Под ред. Красавчикова О.А. изд. 2-е, испр. и доп. – М.: «Высшая школа». 1985. – стр. 724.
60. «Судебная практика в советской правовой системе». [Текст] / Под ред. Братуся С.Н. – М.: «Юридическая литература». 1975. – стр.562 .
61. Терешко Ю. «Штраф в карман государства» [Текст] // ЭЖ-«Юрист». – 2008. – № 11. – стр. 4.
62. ХалфинаР.О. «Правовое регулирование поставки продукции в народном хозяйстве». [Текст] – М.: «Юрид. Лит». 1963. – стр. 376 .
63. Чапкевич Л.Е. «Качество и безопасность потребительских товаров: эволюция правового регулирования» [Текст] // «Адвокат». – 2015. – № 7. – стр.7.
64. Чефранова Е.А. «Судебная защита прав потребителей. Комментарий российского законодательства». [Текст] – М.: «Волтерс Клувер». 2007. – стр.672.
65. Шашкова Л.А. «Развитие законодательства о потребительских правах». [Текст] // «Юрист». – 2015. – № 2. – стр. 22.
66. Швалева О.В. «Правовое регулирование экспертизы качества товара» [Текст] // «Юрист». – 2015. – № 11. – стр. 12.
67. Эрделевский А.М. «О компенсации морального вреда юридическим лицам». [Текст] // «Хозяйство и право». – 2014. – № 9. – стр. 18.
68. «Эффективность правовых средств в обеспечении качества продукции». [Текст] / Под ред. Грибанова В.П. – М.: «Статут». 2011. – стр. 602 .



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.