Содержимое

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена высокой значимостью проблем срок исковой давности в современной России, той важной ролью, которая возложена на гражданское судопроизводство в общественно-политической жизни страны в сфере судебной защиты конституционных прав и свобод.
Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права.
В дореволюционном отечественном праве исковой давности уделялось значительное место (ст. 690 – 695 Гражданских законов). В частности, в ст. 692 указывалось, что право отыскивания тем или другим образом пресекается общей земской 10-летней давностью. Кто в течение этого времени иска не предъявил или, предъявив, хождения в присутственных местах не имел, тот теряет свое право.
Согласно разъяснению Гражданского кассационного департамента течение исковой давности начиналось с момента нарушения ответчиком права истца. Указанные нормы содержали в себе правила, по которым право прекращалось, если иск о его защите не был предъявлен в течение срока давности. При этом также терялось право обращаться к судебной защите.
Одновременно со становлением правового государства и независимого правосудия в нашей стране постепенно, но неуклонно растет уровень осведомленности граждан о своих правах и о том, с какими требованиями они могут выступать. Граждане и организации начинают прибегать к еще сравнительно новым для них возможностям судебной формы защиты права, в том числе выдвигая возражения относительно неправовых законов в ходе рассмотрения конкретных судебных дел, обжалуя акты законодательства в самостоятельной судебной процедуре.
Отмеченные процессы сопровождаются значительным числом трудностей как практического, так и теоретико-правового плана, дефицитом комплексных исследований, посвященных проблемам сроков исковой давности в целом.
Значение исковой давности в гражданском праве достаточно велико, так как она устанавливается для защиты нарушенного субъективного права. Именно данный институт введен с целью придания четкости, ясности, устойчивости, определенности и облегчения защиты в гражданских правоотношениях. Назначение срока исковой давности состоит и в том, чтобы не только стабилизировать взаимоотношения участников, но и стимулировать их активность в надлежащем осуществлении принадлежащих им прав и исполнении обязанностей.
Кроме того, установление сроков исковой давности преследует и другие цели, например, устранить неопределенность в отношениях путем конкретизации в суде субъективных прав и обязанностей, обеспечить правильное разрешение спора. Исковая давность побуждает лицо, право которого нарушено, своевременно предъявить соответствующее требование о защите. В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК пропуск срока исковой давности является достаточным основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.
Но несмотря на большое количество норм, регулирующих вопросы сроков исковой давности многие из них относятся к спорным и при реализации их на практике могут встретить противодействие и проблемы, которые потребуют законодательного регулирования. Поэтому в данной работе перечислены некоторые актуальные проблемы и рассмотрены пути их решения.
Вместе с тем, настоящая работа опирается на понятийный аппарат, научные взгляды, подходы и концепции, накопленные при изучении судебной власти, положения и деятельности сроков исковой давности, в разработку которых значительный вклад внесли ученые: Е. Б. Абросимова, В. И. Анишина, Н. В. Витрук, Г. А. Гаджиев, В. В. Ершов, Г. А. Жилин, О. Е. Кутафин, Л. В. Лазарев, В. М. Лебедев, В. О. Лучин, М. А. Митюков, Т. Г. Морщакова, И. Л. Петрухин, Б. Н. Топорнин, В. Е. Чиркин, а также многие другие.
Нормативную основу исследования затронутых проблем составляет широкий круг источников правовых актов международного и федерального уровня. В том числе: Конституция Российской Федерации 1993 года, Декларация прав и свобод человека и гражданина, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Гражданский и Налоговый кодексы РФ, и др.
Также в работе использовались иные нормативные правовые акты Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и зарубежных стран, проекты законов и аналитические материалы.
Объектом дипломной работы являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления сроков исковой давности в гражданском судопроизводстве.
Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие осуществление защиты прав и свобод, а также контроля за соответствием Конституции РФ и законам нормативных правовых актов и практика применения этих норм.
Методологической основой исследования служит общенаучный диалектический метод исследования, а также частнонаучные методы: формально-логический, конкретно-исторический, сравнительно-правовой, метод технико-юридического анализа, а также другие методы исследования, использование которых широко распространено в юридической науке.
Структура работы обусловлена целями и задачи данного исследования и состоит из введения, трех глав, заключение, списка использованной литературы.

Глава 1. Исторический аспект и современное состояние исковой давности

1.1. Краткий очерк о развитии законодательства об исковой давности

1.2. Источники правового регулирования сроков исковой давности

1.1. Краткий очерк о развитии законодательства об исковой давности

Известный исследователь русского гражданского права И.Е. Энгельман в свое время указывал на то, что история давности показала, что действующие Постановления о давности основываются на Манифесте 28 июня 1787 г., которым Екатерина II распространила “право 10-летнего срока”, введенное в 1775 г. по делам уголовным, на все дела гражданские. Нововведенная исковая давность была дополнена при издании Свода законов 1832 г. статьей о давности владения, в которой положительно изображено последствие исковой давности относительно права собственности на вещи недвижимые1.
В дореволюционном отечественном праве исковой давности уделялось значительное место (ст. 690 – 695 Гражданских законов)2. В частности, в ст. 692 указывалось, что право отыскивания тем или другим образом пресекается общей земской 10-летней давностью. Кто в течение этого времени иска не предъявил или, предъявив, хождения в присутственных местах не имел, тот теряет свое право.
Согласно разъяснению Гражданского кассационного департамента 1875 г. течение исковой давности начиналось с момента нарушения ответчиком права истца. Указанные нормы содержали в себе правила, по которым право прекращалось, если иск о его защите не был предъявлен в течение срока давности. При этом также терялось право обращаться к судебной защите.
В проекте Гражданского уложения Российской империи предлагалась концепция, аналогичная вышеназванной. Так, в ст. 105 проекта рекомендовалось установить правило, на основании которого право на иск прекращается вследствие непредъявления его в течение определенного законом срока исковой давности. При этом установленные в законе сроки исковой давности не могли быть ни сокращены, ни продолжены по соглашению сторон1. Следует отметить, что при обсуждении проекта Гражданского уложения были предложения о возможности сокращать сроки исковой давности соглашением сторон2. Однако большинство исследователей гражданского права того времени утверждали, что ограничение исковой давности как права судебной защиты может исходить только от государственной власти3.
ГК РСФСР 1922 г. предусматривал следующее определение исковой давности: “…право на предъявление иска погашается по истечении трехлетнего срока, если в законе не установлен иной срок давности” (ст. 44), т.е. также устанавливалась правопогашающая функция исковой давности. В юридической литературе термины “исковая давность” и “погасительная давность” рассматривались как синонимы4.
Обращает на себя внимание тот факт, что споры, возникшие по гражданским правоотношениям до октябрьского переворота 1917 г., вообще не подлежали рассмотрению. В частности, в разъяснении III отдела НКЮ уполномоченному НКИД при Правительстве РСФСР N 1385 от 3 декабря 1924 г. “О приостановлении дореволюционной пятилетней вексельной давности и десятилетней общегражданской давности вследствие начавшейся в 1914 году мировой войны” указывалось, что “никакие споры по гражданским правоотношениям, возникшим до 7 ноября 1917 г., не принимаются не только судебными, но и всякими другими учреждениями Республики. Дореволюционные правовые нормы сметены революцией, они представляют интерес только для историка как памятник ниспроверженного самодержавия”.
На основании ст. 45 ГК РСФСР 1922 г. течение исковой давности начиналось с того времени, когда возникло право на предъявление иска, т.е. с момента нарушения права.
ГК РСФСР 1964 г. определял исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
При этом оба Кодекса (1922 и 1964 гг.) указывали на то, что существует общий срок исковой давности, который составлял три года, и что законом могут быть установлены специальные сроки. В качестве примера можно привести ст. 79 ГК РСФСР 1964 г., которая прямо предусматривала сокращенные сроки исковой давности, например по искам, связанным с недостатком проданных вещей. Специальные сроки исковой давности короче общих и имеют цель побудить управомоченное лицо быстрее воздействовать на неисправного должника1.
Здесь нельзя не отметить то, что в законодательстве того времени не было деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые; соответственно это не касалось различий сроков исковой давности по этим сделкам.
В литературе такое деление существовало еще до октябрьского переворота 1917 г. Так, Н. Растеряев указывал на то, что “в подразделении сделок на ничтожные и оспоримые следует признать за основание для первых чисто формальный момент – охрану интереса законом, для вторых – материальную оценку интереса”2.
С 1 января 1995 г., т.е. со дня вступления в силу части первой ГК РФ, деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые нашло свое отражение в федеральном законе, что, конечно же, отразилось и на сроках исковой давности по таким сделкам.

1.2. Источники правового регулирования сроков исковой давности

Согласно п. 4 ст. 15 Конституции1 РФ “общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”.
Иначе говоря, после официального признания, ратификации и одобрения международные договоры в установленном порядке приобретают обязательную силу на всей российской территории. В случае расхождения закона и иного нормативного акта с международным договором, в котором участвует Российская Федерация, или с общепризнанными нормами международного права применяются правила, установленные этими нормами или договором.
Следовательно, если в международных конвенциях, соглашениях (договорах), в которых участвует Российская Федерация, установлены иные сроки исковой давности, правила их исчисления (чем на территории РФ), то применяются эти сроки и правила (международных договоров).
При этом представляется важным точное установление:
а) является ли Российская Федерация участницей того или иного международного договора или присоединилась ли она к соответствующей конвенции?.
б) является ли Российская Федерация преемником международного договора, заключенного бывшим СССР (или преемником участия СССР в конвенции)?
в) не предусмотрены ли какие-либо оговорки относительно применения сроков исковой давности в этих международных договорах?
Специальная Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров принята 14 июня 1974 г. в г. Нью-Йорке и дополнена Венским протоколом от 1 апреля 1980 г. и вступила в силу с 1 августа 1988 г.
Конвенция определяет цели, условия применения сроков исковой давности и последствия ее истечения.
Статья 2 Конвенции предусматривает следующее:
a) договор купли-продажи товаров считается международным, если в момент заключения договора коммерческие предприятия покупателя и продавца находятся в разных государствах;
b) то обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами;
c) если сторона в договоре купли-продажи имеет коммерческие предприятия более чем в одном государстве, коммерческим предприятием будет считаться то, которое с учетом обстоятельств, известных сторонам или предполагавшихся ими в момент заключения договора, имеет наиболее тесную связь с договором и его исполнением;
d) если сторона не имеет коммерческого предприятия, то принимается во внимание ее постоянное местожительство;
e) не принимается во внимание ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора.
Статьей 8 Конвенции установлен 4-летний срок исковой давности; его течение начинается, как правило, со дня возникновения права на иск, т.е. когда имело место конкретное нарушение договора, а по требованию, вытекающему из дефекта или иного несоответствия товара условиям договора, со дня фактической передачи товара покупателю или его отказа…
Исключения из этого правила предусмотрены ст. 10, ст. 11 (с учетом срока действия гарантии), ст. 12 (оплаты товаров по частям)1.
Конвенция довольно подробно регламентирует вопросы перерыва, продления сроков, последствий истечения срока исковой давности. Статьей 24 установлено правило, согласно которому “истечение срока исковой давности принимается во внимание при рассмотрении спора только по заявлению стороны, участвующей в процессе”. Вместе с тем “в случае исполнения обязанности должником по истечении срока исковой давности он не вправе на этом основании требовать возврата исполненного, хотя бы он и не знал в момент исполнения им своей обязанности, что срок исковой давности истек” (ст. 26).
Весьма важным представляется положение ст. 34 Конвенции: “Два или более договаривающиеся государства могут в любое время заявить о том, что договоры купли-продажи между продавцом, имеющим коммерческое предприятие в одном из этих государств, и покупателем, имеющим коммерческое предприятие в другом из этих государств, не будут регулироваться настоящей Конвенцией, поскольку эти государства применяют по вопросам, являющимся предметом регулирования настоящей Конвенции, аналогичные или сходные правовые нормы”.
Международная конвенция о спасании2 в ст. 23 выделяет следующее положение: “…иск относительно платы (за действия по спасанию) погашается давностью, если судебное или арбитражное производство не начато в течение 2-х лет. Срок исковой давности исчисляется со дня окончания спасательных операций. Однако иск о возмещении может быть предъявлен лицом, …даже по истечении срока исковой давности… если он предъявляется в течение срока, установленного законодательством государства, в котором возбуждается производство”.
Одними из первых международно-правовых актов, касающихся международных перевозок (в т.ч. вопросов исковой давности), считаются: Варшавская конвенция 1929 г. об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (срок давности 2 года с момента завершения перевозки), Женевская конвенция 1956 г. о договоре международной дорожной перевозки грузов.
Особое место среди подобных актов занимает Соглашение о международном пассажирском сообщении (СМПС), введенное в действие с 1 ноября 1951 г. Как отмечено в ст. 40 Соглашения (“Претензионная и исковая давность по договору перевозки”), “…претензии, иски и требования могут быть заявлены в течение 9-месячного срока, за исключением претензий о просрочке в доставке багажа или товаробагажа, для предъявления которых установлен 30-дневный срок давности”.
Обращает на себя внимание положение параграфа 4 ст. 40 “Претензии и требования, по которым срок давности истек, не могут предъявляться также и в виде исков”.
22 января 1993 г. в г. Минске принята Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам государств-членов Содружества Независимых Государств (СНГ). В ст. 43 Конвенции (“Исковая давность”) провозглашено: “Вопросы исковой давности разрешаются по законодательству, которое применяется для регулирования соответствующего правоотношения”.
Законодательство Российской Федерации, содержащее нормы об исковой давности, можно классифицировать по четырем группам (по характерным признакам и содержанию).
I группа. Законодательство, содержащее нормы международного права об исковой давности либо отсылающее к применению норм международного права по исковой давности. В большей части это относится к транспортному законодательству.
Согласно ст. 127 Воздушного кодекса РФ от 19 марта 1997 г. (“Срок предъявления претензии к перевозчику при международных воздушных перевозках”), “в случае повреждения (порчи) багажа или груза при международных воздушных перевозках лицо, имеющее право на его получение, при обнаружении вреда должно заявить перевозчику уведомление в письменной форме не позднее, чем через 7 дней со дня получения багажа, и не позднее, чем через 14 дней со дня получения груза…”.
Перевозчик обязан в течение 30 дней с даты поступления претензии рассмотреть ее и в письменной форме уведомить грузоотправителя или грузополучателя об удовлетворении или отклонении претензии. Течение срока исковой давности начинается на следующий день после получения грузоотправителем или грузополучателем ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, в случае неполучения такого ответа – через 45 дней после получения претензии перевозчиком, если иное не предусмотрено договором воздушной перевозки груза или договором воздушной перевозки почты (ст. 128 Воздушного кодекса).
II группа. Законодательство, вытекающее из положений международного частного права. Международное частное право согласно господствующей концепции относится к внутренней правовой системе1. Хотя нормы международного частного права включены ныне в третью часть Гражданского кодекса РФ, тем не менее эти нормы на основе предмета, метода регулирования, источников образуют самостоятельную отрасль права – международное частное право.
Важнейшей особенностью метода регулирования общественных отношений международным частным правом считается применение коллизионных норм. В частности, при разрешении спора, возникшего из внешнеэкономической сделки, в случае, когда нет волеизъявления сторон относительно применяемого права, необходимо руководствоваться коллизионными нормами. По этим правилам используется коллизионная норма российского законодательства относительно сроков исковой давности, действовавшая (норма) на момент заключения договора.
Поэтому при применении коллизионной нормы относительно сроков исковой давности необходимо анализировать каждый конкретный случай с позиции времени возникновения прав и обязанностей сторон1.
На основании ст. 1208 ГК РФ “исковая давность (по гражданско-правовым отношениям, с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом) определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению”. Допустим, выбор права сторонами договора.
При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору используется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договоров.
Стороной же, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся продавцом, арендодателем, подрядчиком, перевозчиком, банком, хранителем, комиссионером, агентом и т.п.
Допустим, что заключен договор купли-продажи промышленного оборудования между фирмой ФРГ (продавцом) и российской фирмой (покупателем). К этому правоотношению (в связи с отсутствием соглашения) будет применяться право ФРГ, поскольку доставку и передачу оборудования осуществляет продавец. При нарушении условий договора стороны обязаны будут руководствоваться правилами исковой давности, установленными законодательством ФРГ1.
III группа. Гражданское законодательство, включающее нормы Гражданского кодекса РФ, иные федеральные законы, регулирующие общие начала, особенности применения сроков исковой давности к имущественным, неимущественным правоотношениям.
IV группа. В административном (налоговом), земельном, трудовом, семейном и другом законодательстве в принципе могут быть предусмотрены сроки судебной защиты прав (исковой давности) на случаи трансформации правоотношений (в перечисленных, иных отраслях права) в гражданско-правовые.
В странах романо-германской правовой системы исковая давность рассматривается как институт материального права. Суд или арбитраж обязаны применять нормы об исковой давности, которые содержатся в той национальной системе права, которая подлежит применению к регулированию отношений в силу условий договора или коллизионной нормы2.
Нормы о давностных сроках подлежат применению только по инициативе должника. Суд не вправе возбудить вопрос об истечении давности и применять нормы о сроках по своей инициативе.
I. Параграфом 196 Германского гражданского уложения общий срок исковой давности в Германии (ФРГ) установлен 30 лет. Этим уложением выделены и сокращенные сроки:
а) от 6 месяцев до 2 лет для некоторых притязаний коммерсантов, в частности, для требований о возмещении ущерба вследствие отсутствия у вещи надежного качества, цены;
б) 2 года (в некоторых случаях 4 года) – для притязаний из сделок повседневного оборота;
в) 3 года – для предъявления исков о возмещении вреда;
г) 4 года – для неоплаченных в срок периодических платежей – процентов…
Погасительная давность на основании параграфа 198 Уложения начинает исчисляться с момента возникновения права требования. Если содержанием обязательства является воздержание от действий, течение давности исчисляется со времени совершения действий вопреки обязательству.
На требования же, вытекающие из семейно-правовых отношений, давностные сроки не распространяются, если они направлены на восстановление отношений в будущем.
С истечением давности обязанное лицо вправе отказать в удовлетворении. Исполнение по погашенному давностью обязательству не может быть истребовано обратно, хотя бы лицо не знало об истечении давности. То же правило применяется к подтверждению требования договором, а также к установлению обеспечения обязанным лицом.
Сделкой нельзя ни отменить, ни затруднить истечения погасительной давности. Допускается облегчение давности, в частности, сокращение ее сроков (параграфы 222, 225).
II. Общий срок исковой давности, установленный Гражданским кодексом французов1 тоже 30 лет. Однако здесь установлена весьма сложная система общих и сокращенных сроков. Гражданский кодекс, а также другие законы Франции выделяют три группы сроков исковой давности:
а) 30 лет – общий срок для всех требований, по которым законом не предусмотрены специальные, более короткие сроки;
б) 5 лет – по требованиям из обязательств, подлежащих выполнению с определенной – годовой или более короткой – периодичностью и в установленном объеме (требования из договоров найма по взысканию процентов и дивидендов, заработной платы…);
в) от 6 месяцев до 2 лет – для требований по обязательствам, доказательство выполнения которых может быть утрачено в длительные сроки…
Весьма интересным и заслуживающим внимания ученых (в плане совершенствования законодательства) является положение ст. 2219 Гражданского кодекса Франции (французов): “Давность является средством приобретения или освобождения от обязательства в силу истечения определенного промежутка времени и при наличии условий, определенных законом”.
При этом, как выделено в Кодексе, нельзя отказываться от (использования) давности; можно отказаться от уже истекшей давности. Отказ от давности бывает явно выраженным или молчаливым; молчаливый отказ вытекает из действия, предполагающего отказ от приобретения права.
Судьи не могут по своей инициативе дополнять дело аргументами, вытекающими из давности.
Возражение об истечении давности может быть заявлено в любой момент судебного процесса, даже в апелляционном суде, кроме тех случаев, когда из отсутствия возражения стороны об истечении давности должно быть сделано предположительно о том, что сторона отказалась от давности.
Кредитор или всякое другое лицо, заинтересованное в приобретении права по давности, может сделать возражение о давности, хотя бы должник или собственник отказывался (от этого возражения).

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Основные положения исковой давности

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1. Понятие, значение, виды исковой давности

2.2. Применение и исчисление сроков исковой давности

2.3. Применение судом срока исковой давности

2.4. Приостановление, перерыв и восстановление сроков
исковой давности

2.1. Понятие, значение, виды исковой давности

Понятие “иск” по буквальному толкованию, казалось бы, означает “искать”. Искать защиту в суде. “Искать” – как “ищу”, “искать защиту”, “розыск” и т.п.1.
Но слова “иск – искать” – не юридические термины.
В юридическом же смысле иск непосредственно связан со словом истец2 и происходит от старославянского выражения исто, т.е. “капитал”, а слово истец означал “проситель” (возможно, защиты капитала), “податель жалобы” (или древнерусское выражение – истьць).
Более древнее значение выражения сохранилось в польском языке – iscies – “законный владелец” капитала. Русское выражение исто (капитал) употреблялось позднее как “собственник капитала”.
Исторически сложилось, что иск является одним из способов обращения в суд за защитой прав, охраняемых законом интересов и оснований возбуждения гражданского дела в суде.
По взглядам римских юристов, только судебная защита наличного права давала этому праву ценность и завершение. Но эта защита неразрывно не связывалась с самим материальным правом. Выделялись права, защищаемые государством, иные частные права. В этом смысле можно говорить, что римское частное право реализовалось на основе системы исков. По личности ответчика иски делились на actiones in rem (вещные иски) и actiones in personam (личные иски)3.
Исковая давность по римскому праву означала погашение возможности процессуальной защиты права вследствие того, что в течение определенного времени такая защита не была осуществлена заинтересованным лицом. Классическое римское право до V в. знало лишь законные сроки для некоторых исков.
В V в. была введена исковая давность почти для всех личных исков и исков на вещи. При Юстиниане все иски подлежали давности и назывались actiones perpetnae, если погашались через 30 лет, и actiones temporales, если сроки погашения были короче.
По историческим данным, сроки давности на Руси широко применялись с XV в. Судебник 1497 г., определяя условия крестьянского выхода, назначает для него срок с уплатой “пожилого” за двор. В Судебник же 1550 г. было включено важное добавление: “А который крестьянин с пашни продается кому в полную в холопы, и он выйдет бессрочно, и пожилого с него лет”.
Крестьянин, запутанный свозами в своих долговых обязательствах, разрушивший свое хозяйство побегами, невольно мог искать выход из своих затруднений в этой добавке, а также в установлении урочных лет, давности для исков о беглых крестьянах.
Однако под давлением дворянства принимались акты, направленные на отмену урочных лет. С начала XVI в. действовал срок 5 лет, затем сменился по закону 1607 г. 15-летним. Но после смуты воротились к прежнему 5-летнему. При таком “коротком” сроке беглый легко пропадал для владельца, который не успевал “проведать” беглеца, чтобы вчинить иск о нем. В 1641 г. дворяне просили царя “оставить урочные лета”, но вместо того была только удлинена исковая давность для беглых крестьян до 10 лет.
По Уложению 1649 г. был отменен срок исковой давности по возврату беглых крестьян.
По действующему законодательству Российской Федерации иск направлен на реализацию гражданами и организациями предоставленных, в частности, Гражданским процессуальным кодексом РФ прав на судебную защиту. Как предусматривают ст. 3 ГПК РФ, “…заинтересованное лицо вправе обратиться в суд… за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов…”
Просьба о защите через “иск” предполагает обязанность суда, арбитражного суда, а также третейского суда1 в течение установленных законом сроков предоставить такую защиту. Сроки принудительной защиты и восстановления имущественных прав физических и юридических лиц охватываются понятием “сроки исковой защиты” или “сроки исковой давности”. При этом принудительная защита и восстановление прав по искам возможны только через суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды.
Защита гражданских прав может быть осуществлена в административно-правовом порядке лишь в случаях, предусмотренных действующими нормативными правовыми актами.
Как правило, решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Гражданский процессуальный кодекс РФ в гл. 25 (ст. ст. 254, 255) предусматривает производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.
Известно, что число актов, предусматривающих административный порядок защиты гражданских прав, весьма ограничено. Утверждать, что “административная юрисдикция” не имеет особой перспективы2 в сравнении с судебной, видимо, нет оснований. Все же встречаются факты грубого незаконного вмешательства некоторых государственных органов, должностных лиц в имущественную сферу граждан: изъятия, ограничения владения.
Факты, требующие оперативного вмешательства на основе закона и восстановления имущественных прав.
Исковая давность как разновидность сроков исчисляется на основе общих требований к срокам. Как правило, она определяется в соответствии с датой того места, где возбуждается производство по рассмотрению спора1. Срок исковой давности истекает в конце дня, который соответствует календарной дате исчисления. Если окончание срока исковой давности приходится на такой месяц, в котором нет соответствующей календарной даты, то он истекает в конце последнего дня этого месяца.
Если последний день срока исковой давности приходится на официальный праздник или иной нерабочий день, ввиду чего надлежащие процессуальные действия не могут быть предприняты в том месте, где кредитор возбуждает производство по рассмотрению спора или предъявляет свое требование при прерывании срока в связи со смертью лица, при банкротстве и т.п., срок исковой давности продлевается до конца первого дня, который следует за этим официальным праздником или нерабочим днем и в который такое разбирательство может быть возбуждено или такое требование может быть предъявлено.
Исковая давность как разновидность сроков по своей природе является законным сроком, установленным государством, для принудительного исполнения, совершения действий в целях защиты, восстановления нарушенных прав, как отмечалось, через суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды.
Срок исковой давности по обязательности применения относится к императивному (безусловно-обязательному) сроку. Иначе говоря, участники гражданско-правовых отношений не вправе своим соглашением изменять начало, продолжительность, истечение сроков исковой давности, а также основания и условия их приостановления, перерыва.
Срок исковой давности – это срок, гарантированный государством для восстановления и защиты нарушенных субъективных прав через принуждение к исполнению, совершению действий обязанного лица – должника. Это период времени, в течение которого возможна действенная судебная защита; срок для защиты права по иску лица, субъективные права которого нарушены, или так называемые “временные сроки защиты прав” через суд. По истечении этих сроков, как правило, погашается возможность судебной защиты (но не погашается право на обращение в суд и рассмотрение дела).
Представляется важным особое рассмотрение пресекательных сроков в сравнении с особенностями сроков исковой давности. Разграничение этих сроков актуально прежде всего в силу наличия в них некоторых общих признаков. Кроме того, отсутствием, как было указано, в действующем законодательстве термина “пресекательные сроки”.
К общим признакам пресекательных сроков и сроков исковой давности относятся:
– императивный (безусловно-обязательный) характер установленных государством сроков;
– существование субъективного права лица в пределах функционирования правоотношения во времени (т.е. границ существования прав во времени).
Что касается различий, то они более существенны и значимы. Значимы с точки зрения их применения на практике.
Как считал И.Б. Новицкий, “…основное различие между сроками исковой давности и пресекательными сроками состоит в том, что истечением пресекательного срока прекращается существование самого материального права, составляющего предмет судебной защиты, в отличие от истечения срока исковой давности, погашающего правомочие лица осуществить свое гражданское право принудительным образом через суд”1.
Вместе с тем И.Б. Новицкий полагал, что наличие названных указаний в законе не дает оснований для установления различий между сроками исковой давности и так называемыми пресекательными сроками. Правильнее исходить из единого института исковой давности, не упуская при этом из виду, что в отдельных исключительных случаях с истечением давностного срока связывается не только прекращение права на иск, но и прекращение самого материального гражданского права.
О.С. Иоффе признает единство института исковой давности, включающего все виды сроков, с которыми связывается прекращение гражданских субъективных прав1. Такое же мнение было высказано В.А. Рясенцевым в учебнике по гражданскому праву2. Первым ученым, отметившим существенные отличительные признаки пресекательных сроков, пожалуй, можно считать С.И. Вильянского, указавшего “место” “особых сроков, отличных от сроков исковой давности, по истечении которых утрачивается самое право”3.
Отличительные особенности пресекательных сроков более подробно были рассмотрены М.П. Рингом. По мнению ученого, “…как давностные, так и пресекательные сроки являются пределом существования во времени правоотношения в целом, т.е. субъективного права и соответствующей ему обязанности”. При этом разграничение проводилось в зависимости от того, прекращается ли истечением срока (надо полагать, давностного срока) или же ненарушенное (в пределах пресекательного срока) субъективное право.
Значительный вклад в теорию разграничения пресекательных и давностных сроков, как отмечалось, внес М.А. Гурвич. По его мнению, “…пресекательные сроки и исковая давность – это границы существования субъективного права во времени, но они уничтожают право неодинаковым способом, их юридический метод существенно различен… и в этом нужно искать разграничение между сроками исковой давности и пресекательными сроками”1.
Исковая давность, как далее писал М.А. Гурвич, прекращает возможность принудительного осуществления субъективного права вследствие поражения его способности к защите, а с ее поражением погашается и само субъективное право. Прекращение права на иск истечением срока давности есть внешний удар по жизненно важной функции права, его способности к принудительному осуществлению, так как исковая давность не входит в специальное содержание правоотношения, субъективного права и обязанности.
Пресекательный срок, по мнению ученого, также может прекращать субъективное право (обязанность), но в отличие от исковой давности его действие непосредственно. “Уничтожение права происходит здесь не как следствие утраты им правоохранительной способности; последняя уничтожается вместе с охраняемым им правом в его составе”.
Подытоживая вышеизложенные и иные точки зрения, М.Я. Кириллова отмечает: “…правильной следует признать ту точку зрения, что истечением срока исковой давности погашается возможность осуществления субъективного материального права в принудительном порядке через суд, арбитраж или третейский суд, само же материальное субъективное право не прекращается… Разграничение сроков исковой давности и пресекательных сроков должно проводиться по признаку их воздействия на материальное гражданское право. Если срок исковой давности может послужить препятствием к осуществлению материального права в принудительном порядке, то срок пресекательный прекращает существование самого материального гражданского права”2.
Здесь следует особо выделить, что пресекательные сроки могут быть предусмотрены и в других отраслях права, в частности трудовом, финансовом, административном… Согласно п. 1 ст. 115 Налогового кодекса РФ “…налоговые органы могут обратиться в суд с иском о взыскании налоговой санкции не позднее 6 мес. со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта (“срок давности взыскания санкции”)”. Некоторые налоговые органы ошибочно считали этот срок сроком исковой давности.
В некоторых странах Азии наряду со сроками пресекательными, исковой давности, приобретательной давности действуют так называемые особые сроки погасительной давности, т.е. те сроки, когда лицо может быть лишено материального субъективного права в связи с неосуществлением своих прав в течение определенного времени (несмотря на отсутствие каких-либо объективных и субъективных препятствий).
По гражданскому кодексу Японии, вступившему в силу в 1898 г., погасительная давность наступает при сохранении в течение определенного времени того положения, при котором, несмотря на возможность осуществления субъективного права, оно не реализуется управомоченным лицом. Течение срока давности (погашения) начинается с момента возможности осуществления права (п. 1 ст. 166 ГК Японии), а именно в случае срочного обязательного требования – момента окончания срока, при обязательственном требовании с отлагательным условием – с момента наступления условия.
ГК Японии определяет срок погасительной давности в отношении обязательных прав в 10 лет, а в отношении иных, помимо права собственности, имущественных прав – в 20 лет (ст. 167 ГК).
Но право собственности не имеет погасительной давности (п. 2 ст. 167 ГК), что является вырождением идеи абсолютности права собственности в Японии. С одной стороны, отсутствие погасительной давности у права собственности означает, например, что право собственности не прекращается даже в том случае, если собственник земли на протяжении десятилетий оставляет свою земельную собственность на произвол судьбы. С другой стороны, в случае завладения собственностью другим лицом право собственника требовать возвращения собственности также не имеет срока погасительной давности. Однако при наличии у другого лица оснований для приобретательной давности это лицо признается собственником, и прежний собственник теряет свое право.
Как видим, в последнем случае погасительная давность по ГК Японии содержит и элементы пресекательного срока, но в сочетании со сроками приобретательной давности.
Статья 234 ГК РФ регламентирует приобретательную давность – давность, связанную с защитой добросовестного владельца. Лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество.
В отличие от срока исковой давности приобретательная давность одновременно выступает сроком защиты добросовестного владельца и юридическим фактом, подтверждающим добросовестность владельца и дающим основания для возникновения права собственности. При этом необходимо соблюдение требований открытости и добросовестности со стороны владельца.
При нарушении права такого владельца третьими лицами применяются положения ст. 301 ГК РФ (“Истребование имущества из чужого незаконного владения”), ст. 305 ГК РФ (“Защита прав владельца, не являющегося собственником”).
К отношениям по приобретательной давности сроки исковой давности применимы. В частности, в случаях, когда владение такого лица будет признано недобросовестным при предъявлении иска собственником (с момента нарушения права последнего).
Кроме того, течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. ст. 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям (п. 4 ст. 234 ГК РФ).
Течение срока приобретательной давности не может начаться, пока не истек срок исковой давности по иску об истребовании имущества из незаконного владения лица, у которого оно находится. В данном случае срок исковой давности предшествует сроку приобретательной давности в силу требований защиты права собственника, владельца, не являющегося собственником.
Срок исковой давности может “прерывать” срок приобретательной давности в случаях недобросовестности (как отмечалось выше) владельца.
Исковая давность как срок защиты нарушенных прав в суде, прежде всего относится к защите гражданских прав, т.е. прав, связанных с имущественной самостоятельностью участников (сторон), свободой выбора поведения и самостоятельной ответственностью.
Между тем в последнее время в юридических изданиях предприняты попытки обосновать применение института срока исковой давности к налоговым и иным правоотношениям. Так, С. Туровский в статье “Применение сроков исковой давности к налоговым правоотношениям” пишет: “Поскольку институт исковой давности относится к защите прав в судебном порядке, рассматривать следует именно судебные способы защиты прав участников правоотношений по уплате налогов. Отношения между налоговыми инспекциями и налогоплательщиками, складывающиеся в связи с осуществлением налоговыми инспекциями контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов, гражданско-правовыми не являются, и гражданское законодательство применяется к ним лишь в случаях, предусмотренных законодательством. Отношения по судебной защите имущественных прав налогоплательщика и государства регулируются гражданским правом в части, не противоречащей их существу, и к ним должны применяться положения об исковой давности”1.
Интерес представляет позиция В.Г. Белых и М.Л. Скуратовского относительно применения гражданско-правовых норм к налоговым отношениям.
Как считают авторы, “…в пограничных ситуациях необходим механизм перевода гражданско-правовых норм в сферу… налоговых отношений… надо четко указать на случаи распространения норм гражданского права на налоговые отношения”2.
Возможно ли “указание” на такие случаи? Реальна ли вообще такая постановка вопроса? Как представляется, такие предложения не имеют “реальной почвы”, выглядят “попыткой” сузить рамки гражданско-правовых отношений. “Указания” невозможны из-за значительных оснований перехода административно-правовых (а также налоговых) отношений в гражданско-правовые.
Предусмотреть в законе случаи распространения норм гражданского права на налоговые вряд ли возможно. Кроме того, есть ли в этом необходимость? Случаи “распространения”, “приобретения” черт гражданско-правовых правоотношений достаточно четко и емко выделяются особенностями предмета и метода регулирования общественных отношений.
Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса РФ”1, “в силу ст. 11 Кодекса (Налогового) институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ, используемые в Налоговом кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено названным Кодексом. Следовательно, при уяснении (понятий) для целей налогообложения значения института, понятия и термина гражданского или другой отрасли законодательства, суд при рассмотрении спора не применяет положения соответствующей отрасли законодательства только в том случае, когда в законодательстве о налогах и сборах содержится специальное определение данного института, понятия или термина для целей налогообложения” (п. 8).
Противники вышеизложенных точек зрения (относительно возможностей распространения положений об исковой давности на налоговые, иные правоотношения) выделяют исключительно гражданско-правовой характер норм об исковой давности. В частности, С. Сарбаш отмечает: “С точки зрения теории гражданского права исковая давность устанавливается в качестве рока для защиты субъективного гражданского права. Исковая давность применяется в частноправовых отношениях, которым, как известно, присущи равенство субъектов, отсутствие подчиненности, автономия воли”1. Правда, автор здесь же с оговоркой о субъективных гражданских правах налогоплательщиков пишет: “Незаконное удержание излишнего налога, например, безусловно нарушает субъективное гражданское право налогоплательщика в отношении соответствующего принадлежащего ему имущества. Здесь налицо нарушение субъективного гражданского права, и закон предусматривает возможность его защиты в суде. Однако достаточно ли этого для применения по иску о возврате излишне уплаченных налогов исковой давности. Ведь отношения фискального органа и налогоплательщика не перерастают из публично-правовых в гражданско-правовые; отношения власти и подчинения не исчезают с возможностью защиты прав подчиненного лица в суде”.
Противоречия в суждениях автора очевидны. С одной стороны, утверждается применение исковой давности к частноправовым отношениям, с другой – возможность допустимости ее и к публично-правовым отношениям. Из суждений С. Сарбаша напрашивается вывод: если налицо нарушение субъективного гражданского права и закон предусматривает возможность его (субъективного права) защиты в суде, то этих условий вполне достаточно для применения сроков исковой давности в данном случае к правилу возврата излишне уплаченных налогов.
Между тем в самом законодательстве в последние годы нередко указывается на возможность применения исковой давности и к публично-правовым отношениям, приобретающим гражданско-правовой характер.
Возможность судебного обжалования актов и применения сроков исковой давности предусматривается и ст. 138 Налогового кодекса РФ: “Судебное обжалование актов (в том числе нормативных) налоговых органов, действий или бездействий их должностных лиц организациями и индивидуальными предпринимателями производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.
Судебное обжалование актов (в т.ч. нормативных) налоговых органов, действий или бездействий их должностных лиц гражданами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, производится путем подачи искового заявления в суд общей юрисдикции в соответствии с законодательством об обжаловании в суд неправомерных действий государственных органов и должностных лиц”.
В арбитражный суд обратилось предприятие с иском к налоговой инспекции о возврате из бюджета денежных средств, взысканных с этого предприятия в качестве финансовых санкций.
В другом случае аналогичное заявление налоговой инспекции было мотивировано ссылкой на п. 3 ст. 38 Закона СССР “О налогах с предприятий, объединений и организаций”, действующего на территории России в части, не противоречащей российскому законодательству. Согласно этой норме возврат платежей из бюджета производится, если не истек годичный срок со дня их поступления.
В ходе рассмотрения описанных споров при решении вопроса о применении срока давности по требованиям налогоплательщиков о возврате из бюджета списанных налоговыми инспекциями сумм недоимок и финансовых санкций арбитражные суды правомерно исходили из следующего.
Отношения между налоговыми инспекциями и налогоплательщиками, складывающиеся в связи с осуществлением налоговыми инспекциями контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов, гражданско-правовыми не являются. Согласно п. 4 ст. 1 Основ гражданского законодательства к указанным отношениям гражданское законодательство применяется лишь в случаях, предусмотренных законодательством.
Согласно ст. 42 Основ гражданского законодательства общий срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, устанавливается в 3 года.
Следует обратить внимание на высказывания в письме: “…годичный срок давности, установленный п. 3 ст. 38 Закона СССР “О налогах с предприятий, объединений и организаций”, также не может применяться в указанных случаях, поскольку не является сроком исковой давности на судебную защиту нарушенного права”.
На основе этого вывода можно ли предположить, что:
1) в принципе не только в гражданском законодательстве, но и в иных отраслях законодательства (или отраслях права – административном, земельном, трудовом, семейном и т.д.), а также в отдельных нормативных правовых актах могут быть указаны сроки исковой давности на судебную защиту нарушенных прав. В соответствии с п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ (“Раздел общего имущества супругов”) к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется 3-летний срок исковой давности;
2) если это так, тогда в перечисленных отраслях, конкретных нормативно-правовых актах, видимо, допускается возможность трансформации (преобразования) административных, земельных, трудовых правоотношений в гражданско-правовые (известно, что между отраслями права нет “китайской стены”, более того, отрасли права успешно развиваются, “опираясь” друг на друга; взаимодействие отраслей обеспечивает наиболее рациональную и эффективную систему правового регулирования), ибо сроки исковой давности связаны со сроками защиты гражданских прав, а не “собственно” земельных, трудовых…
3) сроки защиты земельных, трудовых и других прав довольно подробно изложены в этих и иных отраслях, включая право на судебную защиту. Как записано в ст. 390 Трудового кодекса РФ, в случае, если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией по трудовым спорам в 10-дневный срок, работник вправе перенести его рассмотрение в суд. Решение комиссии по трудовым спорам может быть обжаловано работником или работодателем в суд в 10-дневный срок со дня вручения ему копии решения комиссии.
Очевидно, что выделенный 10-дневный срок не является сроком исковой давности для защиты нарушенных прав, хотя дело может быть рассмотрено судом. В данном случае – это срок защиты трудовых прав гражданина, … защиты, предусмотренной Трудовым кодексом.
На основании ст. 184 Трудового кодекса при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.
Являются ли трудовыми отношения, регулируемые этой нормой? Безусловно, но не только трудовыми. Эти отношения связаны с функцией охраны жизни и здоровья граждан, и эта функция реализуется в результате взаимодействия таких отраслевых норм, как трудового, социального обеспечения, административного, гражданского (страхования).
В связи с возникновением “ситуации” полного восстановления имущественных прав потерпевших на основе деликта (причинения вреда) трудовые отношения в процессе их реализации “трансформируются” (преобразуются) в гражданско-правовые. Именно гражданско-правовые нормы, объединенные в “обязательства из причинения вреда” на основе известных методов гражданского права, обеспечивают полное восстановление имущественных прав потерпевших. И на эти требования распространяются сроки защиты гражданских прав в суде, сроки исковой давности. Требования о назначении и выплате обеспечения по страхованию, предъявленные по истечении 3 лет с момента возникновения права на получение этих выплат, удовлетворяются за прошлое время не более чем за 3 года, предшествовавшие обращению за обеспечением по страхованию”.
Земельные отношения приобретают характер гражданско-правовых в случаях, предусмотренных земельным и гражданским законодательством. Как выделено п. 3 ст. 3 Земельного кодекса РФ, “имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами”.
Глава 17 Гражданского кодекса РФ посвящена праву собственности и другим вещным правам на землю.
На эти гражданско-правовые отношения (относительно права собственности, других вещных прав на землю), земельно-правовые, которые приобрели характер гражданско-правовых, распространяются сроки защиты гражданских прав в суде, сроки исковой давности. Поэтому исковая давность как институт защиты гражданских прав в суде относится и к случаям защиты иных прав, возникающих на основе административного, земельного, трудового, семейного, иного законодательства, приобретших черты гражданско-правовых отношений на основе равенства, диспозитивности, имущественной самостоятельности и ответственности.

2.2. Применение и исчисление сроков исковой давности

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Следовательно, теперь суд по своей инициативе не вправе применять срок исковой давности. При этом заявление о применении срока должно быть предоставлено до вынесения решения, т.е. до удаления суда в совещательную комнату.
Кроме того, ГК РФ установил единый – общий 3-летний срок исковой давности применительно ко всем участникам гражданского оборота, физическим и юридическим лицам.
Довольно четко прослеживается дальнейшее развитие норм исковой давности в направлениях “либерализации”, все большей защиты добросовестных участников гражданского оборота; права собственности, прав и законных интересов владельцев.
1. Нельзя исключать вероятность и дальнейшее развитие, совершенствование этих норм по удлинению общего 3-летнего срока (с 3 до 5 – по примеру ряда европейских стран), ограничению применения сокращенных сроков, расширению случаев неприменения сроков исковой давности.
Но есть ли основания для предположений, что такие тенденции, развитие демократических основ государства могут привести к объективной необходимости и возможности отмены института исковой давности в будущем? Важнейшей объективной предпосылкой к тому, казалось бы, является положение: истечение срока исковой давности не лишает прав лица (собственника, законного владельца) на изъятые и удерживаемые другими денежные, материальные средства без правовых оснований. За последние 2 – 3 года в юридических журналах опубликовано довольно значительное количество статей, посвященных состоянию и проблемам института исковой давности. Порой весьма резких, “ставящих” под сомнение соответствие норм исковой давности Конституции РФ.
Как отмечает Г. Лобанов, “…четко обозначилось хотя бы микроскопическое, но движение в сторону отмены срока исковой давности (и подобных сроков, имеющихся в других отраслях права), тем более, что, и это весьма важно, само по себе субъективное право лица автоматически не погашается в связи с истечением срока давности (ст. 206 ГК РФ)”.
Автор далее пишет: “…тогда чего бы проще, взять и отменить (“понедельники”) исковую давность – и нет проблемы. Полагаю, что так и надо сделать, но в этом случае требуется дать некоторое толкование положений ч. 3 ст. 35 Конституции РФ в тех ситуациях, когда субъект права, обосновав свое право, допустим на строение, переходящее помимо его воли по цепочке через много лиц, в том числе от недобросовестных и добросовестных приобретателей и продавцов, потребует возвратить строение, изъяв его у владеющего субъекта – добросовестного приобретателя”.
“Итак, – считает Г. Лобанов, – согласно ст. 2 Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Кроме того, в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ст. 8 Конституции РФ), неразрывно связанные с гражданскими правами. Следовательно, государство должно защитить всех добросовестных субъектов. Иными словами, если государство, не обеспечив должного контроля, допустило “попадание имущества” недобросовестным лицам, участвовавшим в цепочке передачи имущества от первого добросовестного правообладателя – последнему добросовестному субъекту права, то, следуя положениям ст. ст. 2, 8 Конституции России, государство должно защитить в нашем случае первое и последнее лицо. Для этого в соответствии с п. 3 ст. 35 Конституции РФ имущество должно быть отчуждено государством у добросовестного владельца на условии предварительного и равноценного возмещения и передано лицу, имеющему право на это имущество, т.е. в начало цепочки. В свою очередь, никто не помешает государству возместить понесенные им затраты в связи с указанным выше возмещением за счет недобросовестных лиц, участвовавших в передаче имущества, в нашем случае строения.
Именно в предложенном подходе и будет на практике реализовываться государством так называемая “устойчивость правопорядка”, – но без исковой давности, тем более, что исковая давность как юридический институт противоречит требованиям Конституции РФ. Думаю, понятно, что лицо, в отношении которого применена исковая давность, вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с обращением о признании не соответствующим Конституции РФ ст. 199 – 207 Гражданского кодекса России, положениям ст. 46 Основного закона страны, гарантирующим гражданское право на судебную защиту. Безусловно, исковая давность ограничивает это право, не подлежащее, как известно, ограничению. Интересно, решится ли Конституционный Суд РФ на революционный шаг, признав неконституционными нормы ГК об исковой давности”1.
Суждения автора излагаются здесь довольно подробно в силу необходимости их последующего подробного анализа и важности определения места теоретических положений исковой давности среди норм Конституции РФ. Да, действительно, в будущем нельзя исключать ситуацию с обращением граждан и юридических лиц в Конституционный Суд РФ проанализировать статьи ГК РФ об исковой давности с точки зрения их соответствия Конституции РФ. И такие заявления, надо полагать, Суд примет к рассмотрению. Но при этом вряд ли будет руководствоваться односторонними и недальновидными суждениями Г. Лобанова, содержащимися в его статье “Реквием по исковой давности”. Прежде всего отмена исковой давности создаст ли “устойчивость правопорядка”? Установление всеми цивилизованными государствами более или менее продолжительных сроков исковой давности, наоборот, не направлено ли на создание “устойчивого правопорядка”?
Непосредственное отношение к исковой давности имеет ст. 8 Конституции РФ: “В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности”.
Экономической основой российского общества является рыночная экономика, предполагающая: а) свободу экономической деятельности; б) свободное перемещение товаров, услуг, финансовых и иных ресурсов, т.е. единство экономического пространства на всей территории страны.
В условиях рыночной экономики особую значимость приобретают ускорение товарооборота, своевременные расчеты за предоставленные товары, оказанные услуги. Свободная конкуренция как важнейшее условие рыночной экономики способствует повышению взаимной ответственности участников договорных отношений за надлежащее исполнение взаимных обязательств, оперативному реагированию на претензии.
Исковая давность дисциплинирует, повышает ответственность участников гражданского оборота; под “угрозой” утраты возможности получения “причитающегося” заставляет своевременно обращаться с исковым заявлением к обязанному лицу (должнику). “Введением института исковой давности вообще не имеется в виду кого-то наказывать, для кого-то создавать выгоды. Задача института исковой давности состоит в том, чтобы не расшатывая правоотношений, не подрывая их прочности, вместе с тем устранить неопределенность правоотношений”.
В современных условиях особенно актуальным является соблюдение принципов: “хозяйского обращения хозяина к своему добру”, “бремя содержания имущества несет собственник”, “защита собственности прежде всего дело собственника”. Иначе говоря, собственник имущества, иной участник гражданского оборота должны определиться в течение “какого-то” периода времени относительно своих требований, притязаний к другим лицам. И этот относительно “обозримый” период времени позволяет суду установить объективную истину.
Отмена исковой давности привела бы к значительному нарушению правопорядка, стабильности товарооборота. Это положение не только затруднило бы своевременное и надлежащее разрешение гражданских дел из-за утраты доказательств, но и создало бы обстановку объективной невозможности рассмотрения дела в суде в связи со смертью должника, других лиц (правопреемников).
Как предусмотрено п. 2 ст. 8 Конституции РФ, “…в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности”. Это положение имеет прямое отношение к объективной необходимости установления сроков исковой давности. Право собственности носит абсолютный характер, и, казалось бы, в обычных условиях владения, пользования и распоряжения (в ряде случаев и управления) исковая давность не распространяется на отношения, связанные с правом абсолютной собственности.
Но возникает другая ситуация, когда собственник теряет правомочия владения и пользования, а иногда все три правомочия, однако продолжает оставаться законным собственником. В этих случаях может возникнуть ситуация “погасительной давности”, недостаточно четко регламентированной ГК РФ.
Непонятно, как мог Г. Лобанов пройти мимо этих объективных факторов установления и применения сроков исковой давности? Ничего ему не говорили общеизвестные положения истории права: “Ни одной цивилизованной стране в мире (начиная с Римского государства) еще не удавалось обойтись без давностных сроков. Жизнь показывает: в значительной степени институт исковой давности обеспечивает “устойчивость правопорядка” в товарообороте, денежно-кредитной системе.
Общеизвестно также, что защита прав и свобод человека и гражданина обеспечивается установлением и реализацией сроков, направленных на осуществление и защиту гражданских, иных прав. Поэтому, как представляется, нет оснований для признания статей ГК РФ об исковой давности противоречащими Конституции РФ. Можно писать и говорить о путях дальнейшего развития и совершенствования этих норм на основе накопленного опыта в странах романо-германской, англосаксонской правовых систем.
Нормы, содержащие основания и условия применения сроков исковой давности, носят императивный (безусловно-обязательный) характер. Закон к императивности относит: длительность сроков, начало их определения, приостановления, перерыва, последствия применения. Не подлежат расширительному толкованию случаи неприменения сроков исковой давности.
Как отмечено в ст. 198 ГК РФ, “сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон”. Основание же приостановления и перерыва течения сроков исковой давности устанавливается ГК РФ и иными законами (ч. 2 ст. 198 ГК РФ).

2.3. Применение судом срока исковой давности

Применение сроков исковой давности предполагает разграничение и уяснение понятий: право на иск в материальном смысле и право на иск в процессуальном смысле.
Возможность принудительного осуществления (реализации) субъективных прав в течение установленных государством сроков через судебную систему образует понятие права на иск в материальном смысле.
Возможность принудительного осуществления субъективных прав означает, что у истца есть основания для предъявления требования, что у него нарушены принадлежащие ему субъективные права на имущество, денежные суммы и т.п. со стороны конкретного лица ответчика. Как пишет М.Я. Кириллова, “…право на иск в материальном смысле… есть определенное правомочие на осуществление нарушенного или оспоренного субъективного права путем применения предусмотренных законом принудительных мер к должнику”.
Как срок принудительной защиты нарушенных прав исковая давность связана и с процессуальными вопросами предъявления требований. Право на иск в процессуальном смысле означает возможность лица, чьи права нарушены, обратиться в суд с требованием о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком по существу1. Суд не имеет права отказать истцу в приеме искового заявления со ссылкой (прямо или косвенно) на истечение срока исковой давности. Какие бы сроки ни прошли с момента возникновения у заинтересованного лица права на иск, суд обязан принять исковые материалы и при соблюдении иных требований гражданского процессуального, арбитражного процессуального законов назначить дело к слушанию.
Как указано в п. 1 ст. 199 ГК РФ, “требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности”.
Право на иск в процессуальном смысле предполагает определенные процессуальные действия со стороны суда в порядке соблюдения требований ст. ст. 131 – 133 Гражданского процессуального кодекса РФ, ст. ст. 125 – 137 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”, “…при подготовке дела к судебному разбирательству судья не вправе предлагать какой-либо из сторон представлять доказательства или давать объяснения (в том числе в определении судьи о подготовке дела к судебному разбирательству), связанные с пропуском срока исковой давности. Если заинтересованная сторона (ответчик в отзыве на исковое заявление) ссылается на пропуск срока исковой давности, судья вправе в порядке подготовки дела к судебному разбирательству в целях обеспечения его своевременного и правильного разрешения предложить каждой из сторон представить по данному вопросу соответствующие доказательства.
При применении и исчислении сроков исковой давности следует обратить внимание на указания Федеральных законов о введении в действие первой, второй и третьей частей Гражданского кодекса РФ.
Как предусмотрено в Федеральном законе “О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ”, установленные частью первой ГК РФ, сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 г., т.е. при рассмотрении таких исков суд обязан применять правила первой части ГК РФ, за исключением положения п. 2 ст. 181 ГК РФ (срок исковой давности по оспоримым сделкам).
При исчислении сроков исковой давности, установленных второй частью ГК РФ, применительно к положениям вышеупомянутого Закона “О введение в действии части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” следует исходить из того, что установленные частью второй ГК РФ сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 марта 1996 г1.
Пункт 2 ст. 199 ГК РФ содержит принципиальное положение: “Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения”2. Право на такое заявление предоставлено истцу и ответчику, хотя заинтересованным в применении срока исковой давности бывает ответчик. Тем не менее закон такое право предоставляет и истцу.
Данное право другим участникам процесса, в т.ч. третьим лицам, заявляющим и незаявляющим самостоятельных исковых требований, не предоставлено.
Не является основанием для применения срока исковой давности также заявление ненадлежащей стороны.
Заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).
Законодательство не предусматривает каких-либо требований к форме заявления стороны в споре о пропуске срока исковой давности, поэтому оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. О сделанном заявлении в соответствии со ст. 228 ГПК РФ.
Заявление должно исходить от сторон именно во время судебного заседания “вплоть” до удаления судей в совещательную комнату для вынесения решения. Ошибочны суждения относительно того, что “заявление может быть сделано только до прения сторон…”.
По смыслу п. 2 ст. 199 ГК РФ, а также Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. исковая давность применяется только судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу. Представляются ошибочными суждения некоторых юристов, полагавших о праве применения сроков исковой давности апелляционной, кассационными инстанциями. Как пишет А. Алисов, “…понятие “решение” применительно к п. 2 ст. 199 ГК РФ тождественно понятию “постановление” суда.
Открытое акционерное общество “Минеральные воды Кабардино-Балкарии” обратилось в суд Кабардино-Балкарской Республики с иском к акционерному обществу “Баксанпищепром” о взыскании 21287 руб. основного долга и 45413 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением от 17 марта 2013 г. иск удовлетворен.
Постановлением апелляционной инстанции от 13 мая 2013 г. решение отменено, в иске отказано.
В кассационном порядке законность и обоснованность судебных актов не проверялись. Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению с отменой и решения суда первой инстанции по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, АО “Каббалкпищепром” отпустило АО “Баксанпищепром” товар по накладной и доверенности на сумму 60160 рублей.
Поскольку ответчик основную задолженность погасил не в полном объеме, открытое акционерное общество “Минеральные воды Кабардино-Балкарии”, являясь правопреемником продавца, предъявило настоящий иск. Суд, рассмотрев спор в отсутствие ответчика, иск удовлетворил, признав задолженность ответчика перед продавцом товара доказанной.
Ответчик, обжалуя решение суда, заявил о пропуске истцом срока исковой давности.
Апелляционная инстанция суда, применив исковую давность, решение суда первой инстанции отменила, в иске отказала.
Между тем в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Поэтому апелляционная инстанция суда неполномочна была применять исковую давность. Из апелляционной жалобы усматривается, что ответчик имел намерение принять участие в заседании суда первой инстанции, но не смог явиться по не зависящим от него причинам – из-за поломки автотранспортного средства.
Поскольку ответчик при рассмотрении спора не присутствовал и суд не обсудил последствия его неявки, решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции подлежат отмене как принятые с нарушением норм процессуального и материального права, а дело – направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции1.
При наличии заявления сторон о применении срока исковой давности суд должен решить вопросы, связанные с тем, какие сроки исковой давности (общий и специальные) должны быть применены к рассматриваемому правоотношению, истекли ли сроки ко времени обращения истца в суд.
Прокурор Челябинской области обратился с иском в защиту государственных интересов к акционерному обществу открытого типа энергетики и электрификации “Челябэнерго” и акционерному обществу закрытого типа АСЭн о признании недействительным договора купли-продажи от 22 июня 2012 г. нежилого помещения и применении последствий недействительности данной сделки: передаче спорного помещения на баланс АООТЭиЭ “Челябэнерго” и возврате 55150 руб., составляющих его стоимость.
Решением от 5 мая 2013 г., оставленным без изменения постановлением от 26 июня 2013 г. апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены, договор купли-продажи признан ничтожной сделкой, спорное помещение передано на баланс АООТЭиЭ “Челябэнерго” и с последнего в пользу АОЗТ “АСЭн” взыскана его стоимость в сумме 55150 руб.
Федеральный суд Уральского округа Постановлением от 12 сентября 2013г. решение и постановление отменил, в иске отказал.
При этом кассационная инстанция подтвердила законность решения суда в части признания недействительной сделки купли-продажи нежилого помещения, однако посчитала, что сам факт неправомерности сделки в данном случае еще не дает оснований для применения последствий ее недействительности.
Из материалов дела видно, что между ТЭЦ-2 г. Челябинска, являющейся структурным подразделением производственного объединения “Челябэнерго” (в настоящее время АООТЭиЭ “Челябэнерго”) и АОЗТ “АСЭн” заключен договор купли-продажи нежилого помещения площадью 173 кв. м, расположенного по адресу…
Данная сделка правомерно признана судом ничтожной.
Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, следовательно, помещение является государственной собственностью, управлять и распоряжаться которой правомочен Комитет по управлению государственным имуществом Челябинской области.
Решение первой и постановление апелляционной инстанций судов в части признания сделки ничтожной, по существу, правильные.
Согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ суд вправе применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе и не связан в решении данного вопроса с требованиями, заявленными другими заинтересованными лицами1.
Суды апелляционной и кассационной инстанций проверяют решения судов в части как правомерности применения, так и неправомерности отказа относительно сроков исковой давности. Как уже отмечалось, судам второй инстанции не предоставлено право решения вопросов о применении сроков давности. Если, например, суд первой инстанции допустил ошибку, признав срок не пропущенным…, апелляционная инстанция, как представляется, своим постановлением не вправе отказать истцу в иске по мотиву пропуска им срока исковой давности. В данном случае дело должно быть ограничено только отменой решения суда, не применившего срок.
При рассмотрении гражданско-правовых споров следует учитывать нормы закона (не только статей ГК РФ), предусматривающие требования, на которые исковая давность не распространяется.
Согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на:
а) требования о защите личных неимущественных прав (право на имя, право авторства) и других нематериальных благ (право на неприкосновенность произведений науки, литературы и искусства), кроме случаев, специально предусмотренных законодательством;
б) требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов. Банки обязаны обеспечивать возврат вкладов в любое время путем обязательного страхования либо иными способами (созданием резервного фонда). Возврат вкладов граждан банком, в уставном капитале которого более 50 процентов акций или долей участия имеют Российская Федерация и (или) субъекты РФ, а также муниципальные образования, кроме того, гарантируется их субсидиарной ответственностью по требованиям вкладчика к банку.
При невыполнении банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вклада, а также при утрате обеспечения или ухудшения его условий вкладчик вправе требовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов (ст. 840 ГК РФ);
в) требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении 3 лет с момента причинения такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за 3 года, предшествовавшие предъявлению иска;
г) требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения. Собственник, законные владельцы по так называемому негаторному иску вправе требовать устранения всяких нарушений их прав (права свободного прохода на земельные участки, во двор, помещения и т.п.), хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения (ст. 304 ГК РФ);
д) другие требования в случаях, установленных законом.
Исковая давность также не распространяется на требования:
– о выплате процентов, начисленных на сумму вклада (ст. 840 ГК РФ);
– о признании недействительным выданного патента полностью или частично;
– о защите семейных прав на основании ст. 9 Семейного кодекса РФ, за исключением специальных случаев установления срока давности;
– о компенсации морального вреда;
– об оспаривании нормативного правового акта.
Давностные сроки применяются в случаях оспаривания других актов, не носящих характера нормативного правового.

2.4. Приостановление, перерыв и восстановление сроков исковой давности

Как было отмечено в предыдущей главе, пропуск срока исковой давности истцом-кредитором и заявление об этом стороны (ответчикам) в споре является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Такое решение связано и с тем, что срок исковой давности в принципе течет непрерывно и суд не вправе без соответствующих оснований изменять начало, порядок исчисления сроков, а также принимать во внимание необоснованные требования истца относительно прерывания, приостановления.
Приостановление срока исковой давности применяется судом для защиты интересов истца-кредитора при наличии только законных оснований, т.е. законом предусмотренных обстоятельств, препятствующих в течение ориентировочных сроков предъявлению исковых требований.
Выделяя существенные признаки приостановления срока исковой давности, отметим: это – определенные периоды времени (после начала течения срока исковой давности), в течение которых становится невозможным или объективно затруднительным для заинтересованной стороны – истца предъявление исковых требований ответчику. И указанный период времени на основе закона не засчитывается в срок исковой давности. После прекращения этих обстоятельств, послуживших основанием приостановления срока давности, течение его продолжается вновь. Ко времени, прошедшему после начала течения срока исковой давности до начала обстоятельств, послуживших основанием приостановления, прибавляется время, прошедшее после прекращения этих обстоятельств до предъявления требований в суде.
По мнению А.П. Сергеева, “…сущность приостановления течения исковой давности состоит в том, что время, в течение которого действует обстоятельство, препятствующее защите нарушенного права, не засчитывается в установленный законом срок исковой давности”1.
При применении положений о приостановлении срока весьма важным является соблюдение п. 2 ст. 202 ГК РФ: “Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные… обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние 6 месяцев срока давности, а если этот срок равен 6 месяцам или менее 6 месяцев – в течение срока давности”.
Как считал Б.Б. Черепахин, “…приостанавливающее действие возникает со дня появления соответствующего обстоятельства, а не только в пределах последних 6 месяцев срока давности”1.
Итак, отметим еще раз: со дня прекращения обстоятельств, послуживших основанием приостановления давности, течение срока продолжается. Но при этом оставшаяся часть срока удлиняется до 6 месяцев, а если срок исковой давности равен 6 месяцам или менее 6 месяцев – до срока давности.
Из изложенного вытекают выводы:
1) применения правил приостановления сроков исковой давности и относительно сокращенных сроков, поскольку ст. 202 ГК РФ не предусматривает каких-либо исключений.
2) удлинения сокращенных сроков исковой давности (к примеру, 6 месяцев) при приостановлении производится до срока давности (до 6 месяцев);
3) при общем сроке исковой давности (3 года) оставшаяся часть срока (к примеру, 3 месяца) удлиняется до 6 месяцев.
Отношения по приостановлению срока исковой давности урегулированы не только ст. ст. 202, 204 (ч. 2) ГК РФ. Некоторые особенности применения приостановления предусмотрены, в частности, ст. 412 Кодекса торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. “Приостановление срока исковой давности при наличии общей аварии”. По смыслу этой статьи, в случае, если исчисление суммы требования зависит от расчетов по общей аварии, течение срока исковой давности приостанавливается на время – со дня вынесения диспашером постановления о наличии общей аварии и до дня получения диспаши заинтересованным лицом. При этом момент фактического получения постановления диспашера о наличии общей аварии для определения периода, на который было приостановлено течение срока исковой давности, не имеет значения.
Законодательство не регламентирует сроков, в пределах которых подлежит вынесению постановление о наличии общей аварии и изложению диспаши. Поэтому период, на который приостанавливается течение срока исковой давности, определяется фактическими обстоятельствами.
Как обоснованно отмечается в юридической литературе применительно к случаям приостановления сроков к договору перевозки, “приостановление течения срока исковой давности производится на период со дня предъявления перевозчику претензии и до получения ответа на претензию или при истечении установленного для ответа срока; при определении длительности этого периода к каждому отдельному случаю необходимо принимать во внимание время, затрачиваемое для доставки претензии перевозчику и ответа перевозчика на претензию. При исчислении сроков, установленных для предъявления и рассмотрения претензий, подлежат применению общие правила гражданского законодательства, определяющие порядок исчисления сроков”.
Приостановление срока исковой давности как норма материального права1 принципиально отличается от приостановления производства по гражданскому делу. ГПК РФ выделяет как обязанность суда приостановить производство в случаях смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, или реорганизации юридического лица, которые являются сторонами в деле или третьими лицами с самостоятельными требованиями, признания стороны недееспособной или отсутствия законного представителя у лица, признанного недееспособным, и др., так и право суда приостановить производство в случаях нахождения стороны в лечебном учреждении; розыска ответчика; назначения экспертизы и др.
Главное отличие рассматриваемого приостановления срока исковой давности заключается в том, что оно (приостановление) относится, как отмечалось, к институту материального права, а приостановление производства по делу – к процессуальному праву, особенностям рассмотрения гражданских дел в суде.
Ошибки в применении правил приостановления срока исковой давности могут привести к последствиям истечения срока исковой давности и утрате права на защиту в суде. Приостановление же производства по делу к таким последствиям не приводит. Суд может, в частности, оставить заявление заинтересованной стороны только без рассмотрения (ст. 222 ГПК РФ).
ГК РФ не предусматривает каких-либо конкретных сроков приостановления течения срока исковой давности; он ориентирует только на соблюдение обстоятельств (по закону) возникновения и существования, возможности удлинения оставшейся части срока (п. 3 ст. 202). Между тем ГПК РФ выделяет сроки приостановления как до определения правопреемника выбывшего лица или назначения недееспособному лицу представителя (п. 1 ст. 217). Производство по делу возобновляется после устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление по заявлению лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда или судьи (ст. 219 ГПК РФ).
К основаниям, приостанавливающим течение давностного срока, относятся:
по ст. 202 ГК РФ:
1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
2) если истец или ответчик находятся в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;
3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);
4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение;
на основании ч. 2 ст. 204 ГК РФ:
5) если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора…;
6) кроме перечисленных положений ГК РФ, случаи приостановления срока исковой давности могут быть предусмотрены отдельными законами. В частности, как было отмечено, приостановление срока исковой давности предусмотрено ст. 412 Кодекса торгового мореплавания РФ.
Изложенный перечень приостановления в ст. 202, ч. 2 ст. 204 ГК РФ, ст. 412 Кодекса торгового мореплавания, в других действующих или, возможно, вновь принятых законах расширительному толкованию не подлежит. Эти положения имеют императивное значение. Суд обязан точно придерживаться перечня случаев приостановления.
Вопрос об обстоятельствах, имеющих значение для приостановления, суд должен ставить и квалифицировать относительно их применения по своей инициативе, ибо они (обстоятельства) требуют юридической квалификации в оценке и применении. Вместе с тем стороны в споре, естественно, обязаны принимать участие в обсуждении ситуации о наличии или отсутствии этих обстоятельств.
Чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства по своей юридической значимости и правовым последствиям в принципе анализируются судом.
Суд по своей инициативе должен ставить и анализировать ситуации, связанные с переводом Вооруженных Сил на военное положение, отсрочкой исполнения обязательств (мораторий), тем более с приостановлением действия закона или иного правового акта.
Рассмотрим обстоятельства, приостанавливающие течение срока исковой давности, подробнее.
1. Непреодолимая сила, как предусматривает п. 1 ст. 202 ГК РФ, – это чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство. Более конкретно понятие “непреодолимой” силы раскрывается п. 3 ст. 401 ГК РФ “Основания ответственности за нарушение обязательства”: “Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств”.
В положениях международных коммерческих договоров, разработанных Международным институтом частного права (УНИДРУА), непреодолимая сила (форс-мажор) определяется, как “неисполнение, вызванное препятствием вне контроля стороны и что от нее (стороны) нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий (ст. 7.1.7)”. Представляется неточным выражение, сводящее непреодолимую силу к “неисполнению, вызванному…”
Непреодолимая сила рассматривается как стихийное бедствие, приводящее к невозможности предъявления иска.
Анализ перечисленных норм о непреодолимой силе позволяет выделить характерные ее признаки, как а) чрезвычайность, б) непредотвратимость наступления обстоятельств. И чрезвычайность, и непредотвратимость могут быть отнесены как к природным явлениям стихийного характера, событиям, так и действиям людей.
Непреодолимая сила в большинстве случаев проявляется в виде стихийного бедствия и, как правило, выступает фактом общеизвестным (наводнения, землетрясения и т.п.), не требующим особого доказывания. Но в той местности, где рассматривается спор судом. В других случаях – несовпадения местности, где произошло стихийное бедствие, и местом рассмотрения спора судом (территориальная подсудность) – факт бедствия должен быть подтвержден документами, выданными, как правило, органами местного управления. Распространяется практика его (стихийного бедствия) подтверждения правовыми актами.
Чрезвычайность как один из признаков относится к непреодолимой силе по своей неожиданности, связанной с разрушениями, наводнениями, засухой. В частности, сказанное относится и к событиям (природным явлениям, например, непрекращающиеся дожди в период созревания хлебов), общественным явлениям (военные действия, забастовки), а также действиям, поступкам отдельных личностей (незаконное задержание, лишение свободы).
Как пишет М.Я. Кириллова, “…чрезвычайность обстоятельства означает отсутствие необходимой закономерности в развитии событий, фактов, среди которых возникает данное явление, характеризуемое в качестве непреодолимой силы”1.
Следующей существенной чертой категории непреодолимой силы является непредотвратимость, т.е. отсутствие необходимых и достаточных организационно-технических средств, которые дали бы возможность предотвратить наступление разрушительных природных сил, социальных явлений, не допустить возникновение тех тяжелых материальных последствий, которые оказываются неизбежными при данных условиях.
Невозможность предотвращения тяжелых материальных, как правило, и социальных последствий в данных условиях означает относительность признака непредотвратимости. Последнее приобретает черты “непреодолимой” силы не только вследствие наличия внутренних свойств, и главное, в зависимости от соотношения ряда внешних обстоятельств и условий, состояния науки и техники, уровня развития производительных сил общества. Например, засуха при хорошо налаженной оросительной системе в одном районе не может рассматриваться как невозможность предотвращения последствий уничтожения посевов в сравнении с районами, где нет таких современных установок.
По признакам как невозможности, так и в некоторых случаях возможности предвидения объективной непредотвратимости, непреодолимая сила отличается от случая, т.е. невозможности предвидения и субъективной непредотвратимости.
Как представляется, случай допускает возможность предвидения развития социально-экономических отношений и последствий в силу интеллектуально-умственных способностей, образования и опыта людей, а также возможностей предотвращения на основе предвидения. Бесспорно: “Если имел место случай, то не может быть и вины”. Но квалификация и оценка случаев субъективны. Эти признаки (квалификации, оценки) устанавливаются на основе сложившихся традиций (общепринятой оценки поведения людей в той или иной ситуации), а также судебной практики.
Поскольку “случай” характеризуется субъективной оценкой возможностей предвидения и предотвращения последствий социально-экономических явлений, он (“случай”) не может служить обстоятельством, приостанавливающим течение срока исковой давности.
2. Если истец или ответчик находятся в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение.
Прежде всего, заметим: срок исковой давности не приостанавливается в связи с обычным призывом граждан на службу в Вооруженных Силах или военные сборы, но не исключает возможности предъявления исковых требований.
Нахождения истца или ответчика в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение, не исключает в принципе предъявление иска, но процесс рассмотрения всегда будет связан с приостановлением как императивного требования закона.
Военное положение как особый правовой режим деятельности органов государственной власти, иных государственных органов местного самоуправления и организаций, предусматривающий ограничения прав и свобод, вводится на всей территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях в случае агрессии или непосредственной агрессии против Российской Федерации.
С объявлением общей или частичной мобилизации осуществляются мероприятия по переводу Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов на организацию и состав, предусмотренные для военного времени, а также по переводу органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций на работу в условиях военного времени.
Для применения положения о приостановлении течения срока исковой давности непременным условием является нахождение истца или ответчика (возможно, одновременно того и другого) в составе Вооруженных Сил РФ (переведенных на военное положение). “Нахождение в составе” означает официальный призыв, а также выполнение призванными воинских, иных обязанностей в частях и подразделениях Министерства обороны РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности, железнодорожных войск.
3. В силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий).
Слово “мораторий” (лат.) в буквальном смысле означает “задерживающий”, “замедляющий”, т.е. отсрочка платежей (перенос платежей), устанавливаемая правительством применительно как “всех” (общий мораторий), так и отдельных видов обязательств (частный мораторий) на основе закона.
Информация о моратории должна быть доведена до сведения населения, всех государственных органов, как правило, через правовой акт (постановление или распоряжение правительства) во исполнение закона об отсрочке исполнения на определенный срок или на время действия особых обстоятельств – стихийных бедствий, войн, эпидемий, всеобщего кризиса и т.п.
Отсрочка может быть вызвана ослаблением организационно-правовой системы гарантий защиты прав участников гражданского оборота, перебоями в денежно-кредитной политике страны или отдельных регионов, прекращением функционирования банков, почтово-телеграфных служб, забастовками в ряде ведущих отраслей производства.
Законодательных актов, предусматривающих общие основания, принципы и условия применения “отсрочки исполнения”, на территории Российской Федерации нет. В условиях нормального функционирования хозяйственного механизма рыночной экономики, денежно-кредитной системы – в этом, видимо, и нет необходимости.
Однако отдельные вопросы “отсрочки” содержатся в текстах ряда нормативно-правовых актов.
Приостанавливается реализация исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения финансового оздоровления решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам и др.; запрещается удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделении доли, по выплате дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам; не начисляются неустойки (штрафы, пени), подлежащие уплате проценты и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств…
Из положения п. 3 ст. 202 ГК РФ вытекает, что отсрочка исполнения (мораторий) возможна только на основе закона; причем последнее не подлежит расширительному толкованию, т.е. проведение Правительством “отсрочки” только на основе указа Президента РФ, иного подзаконного акта невозможно с точки зрения требования закона.
4. В силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующие отношения.
Приостановление течения срока исковой давности производится в силу приостановления действия закона или иного правового акта (указа Президента РФ, постановления Правительства)1.
5. Приостановление течения срока исковой давности в случаях, когда судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле.
Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом, если остающаяся часть срока менее 6 месяцев, она удлиняется до 6 месяцев.
Из этой нормы вытекают следующие правила:
а) иск может быть предъявлен в любом уголовном деле, рассматриваемом судом;
б) однако требуется, чтобы возможность предъявления исковых требований предварительно рассматривалась и на стадиях дознания и предварительного следствия. По смыслу ст. 44 УПК РФ гражданским истцом выступает физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя.
Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования;
в) истец может отказаться от предъявленного им гражданского иска до удаления суда в совещательную комнату;
г) при неявке гражданского истца или его представителя суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. В этом случае за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ст. 250 УПК РФ).
Выражение “начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности” следует толковать с “момента вынесения решения о признании лица гражданским истцом (на основе определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя)”.
Возможность приостановления течения срока исковой давности относится только к случаям предъявления гражданского иска в уголовном деле с соблюдением требований, предусмотренных УПК РФ. И если этот иск оставлен судом без рассмотрения, тогда приговор суда, естественно, не содержит данных о судьбе такого иска.
Как указано в ст. 203 ГК РФ, течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
Несложно представить ситуацию: если до предъявления иска заинтересованной стороной уже шел срок исковой давности, то в связи с предъявлением этого иска, а также совершением действий, свидетельствующих о признании долга, – этот срок прерывается. И срок, прошедший до предъявления иска, не засчитывается. Течение срока начинается заново, с момента предъявления иска, совершения действий, свидетельствующих о признании долга.
Поэтому ч. 2 ст. 203 ГК РФ выделено: после перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, прошедшее до перерыва, не засчитывается.
Срок исковой давности прерывается применительно как к общему, так и специальным срокам исковой давности, но в пределах срока действия давности, а не после его истечения.
Предъявление иска в суде в установленном порядке означает: соблюдение правил процессуального законодательства о подведомственности дела, о форме и содержании искового заявления, об уплате государственной пошлины, а также других требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу.
К ним, в частности, относятся:
а) нарушение установленного порядка предъявления иска определено не судом первой инстанции, а, например, надзорной инстанцией через длительный период после принятия дела к производству судом первой инстанции;
б) отказ в исполнении решения, вынесенного судом, и в этой связи необходимо предъявление нового иска;
в) отказ в исполнении решения третейского суда по мотиву недействительности соглашения о третейском разбирательстве либо в связи с признанием того, что решение полностью или частично вынесено по спору, выходящему за пределы такого соглашения…
Вместе с тем в случае своевременного исполнения истцом всех требований, изложенных в определении судьи об оставлении заявления без движения, а также при отмене определения о возврате заявления, данное заявление в силу ст. 136 ГПК РФ считается поданным в день его первоначального представления в суд, и именно с этого времени прерывается течение срока исковой давности. Со времени первоначального обращения в суд с заявлением прерывается течение срока исковой давности и в случае отмены определения судьи об отказе в принятии заявления о выдаче судебного приказа.
Не прерывается срок исковой давности в случае предъявления иска ненадлежащим истцом. Он (срок) может быть прерван в связи с вынесением определения о замене ненадлежащей стороны. Также не прерывается срок при предъявлении платежных документов на безакцептное (бесспорное) описание, право на которые предоставлено кредитору законом или договором.
Кроме перечисленных положений, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12-15 ноября 2001 г. подробно изложены требования, предъявляемые к перерыву срока в связи с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Прежде всего в Постановлении обращается внимание судов на то, что правила ст. 203 ГК РФ о перерыве течения срока исковой давности не могут быть применены к отношениям между организациями по признанию долга, имевшим место до вступления в действие части первой ГК РФ, поскольку действовавшим в тот период законодательством такого основания перерыва течения срока исковой давности в отношениях между юридическими лицами не предусматривалось.
В тех случаях, когда правоотношения сторон возникли до 1 января 1995 г., а действия, свидетельствующие о признании долга, совершены обязанным лицом после этой даты, соответствующие предписания ст. 203 ГК РФ подлежат применению, т.е. течение срока исковой давности прерывается… совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
Акционерный Западно-Сибирский коммерческий банк (Запсибкомбанк) обратился в суд Тюменской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Фирма-ТЕА и К” о взыскании 2000000 долларов США (в рублевом эквиваленте) задолженности по кредитному договору от 28 марта 1994 г.
Решением от 17 января 2000 г. в удовлетворении иска отказано в связи с пропуском срока исковой давности.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Определением от 26 мая 2000 г. отказал Запсибкомбанку в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 24 июля 2000 г. определение оставил без изменения.
Как следует из материалов дела, между Запсибкомбанком (кредитором) и товариществом с ограниченной ответственностью “ТЕА и К” (правопредшественником фирмы “ТЕА и К”; заемщиком) был заключен договор валютного кредитования от 28 марта 1994 г. В соответствии с договором Запсибкомбанк 30 марта 1994 г. перечислил на счет заемщика 2000000 долларов США. Срок возврата кредита, определенный договором, наступил 30 сентября 1994 г.
В установленный договором срок кредит заемщиком не возвращен, в связи с чем кредитор обратился с исковым требованием о взыскании задолженности в суд. По заявлению ответчика, суд, учитывая, что с момента наступления срока возврата кредита истекло более 3 лет, применил исковую давность и в иске отказал.
Таким образом, право на иск возникло у банка 1 октября 1994 г. и истекло 1 октября 1997 г. Поскольку на 1 января 1995 г. сроки, установленные ранее действовавшим законодательством, не истекли, к рассматриваемому иску применяются сроки исковой давности, установленные Гражданским кодексом РФ (ст. 10 Федерального закона “О введении в действие ч. I Гражданского кодекса РФ”).
В соответствии со ст. 203 Гражданского кодекса РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
Применяя исковую давность, суд обязан был проверить наличие обстоятельств, с которыми закон связывает перерыв срока давности.
Запсибкомбанк, полагая, что имел место перерыв срока исковой давности, указывает на факт заключения 23 мая 1997 г. мирового соглашения с “фирмой”, в соответствии с которым обязательства по договору от 28 марта 1994 г. должны были прекратиться представлением отступного, на передачу заемщиком имущества в счет погашенного долга по акту от 27 мая 1997 г., а также на иные обстоятельства, связанные с истребованием задолженности, которые начались в рамках спора о взыскании процентов за пользование займом. Эти обстоятельства не были предметом рассмотрения суда, что повлекло принятие необоснованного решения1.
При исследовании обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, суду необходимо в каждом случае установить, когда конкретно были совершены должником указанные действия, имея при этом в виду, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место в пределах срока давности, а не после его истечения.
К действиям, свидетельствующим о признании долга, как основание перерыва течения срока исковой давности, могут быть отнесены, в частности, и признание претензии истца-кредитора, частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения.
При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам). Совершение работником должника действий по исполнению обязательства, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности при условии, что эти действия входили в круг его служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работника на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой он действовал.
Срок исковой давности не может прерываться посредством бездействия должника. Поэтому то обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном (бесспорном) списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не может служить доказательством, свидетельствующим о признании обязанным лицом долга (п.п. 21, 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г.).
Признание долга по основному обязательству в принципе не распространяется на дополнительные требования. По ним прерывание производится, если судом будут установлены фактические обстоятельства, связанные с признанием долга по таким требованиям (в частности, по неустойке, процентам).
Пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен судом. Восстановление срока означает предоставление судом возможности защиты субъективных прав лица по истечении срока исковой давности и заявления об этом (истечении) ответчика. При этом материальное право, как было отмечено, принадлежит истцу. В данном случае предоставляется возможность рассмотрения спора в суде и защиты его субъективного права.
Как представляется, такое суждение противоречит самой сути восстановления. Восстановление по смыслу ст. 205 ГК РФ означает, что сроки уже истекли, но закон дает право суду предоставлять защиту за пределами этих сроков.
Утратой же возможности защиты нарушенного права в связи с истечением срока исковой давности истцом может быть заявлено ходатайство о восстановлении срока исковой давности.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Некоторые проблемы исковой давности

3.1. Проблемы сокращения сроков исковой давности

3.2. Проблема соотношения претензионного срока и
срока исковой давности

3.3. Проблема последствия истечения срока исковой давности

3.1. Проблемы сокращения сроков исковой давности

Юридической общественности достаточно хорошо известны мотивы, которыми руководствовался субъект законодательной инициативы (Правительство РФ), побудившие его к внесению соответствующего законопроекта в Государственную Думу. Ознакомление с пояснительной запиской свидетельствует, что законопроект был подготовлен исходя из следующих моментов. Правоприменительная практика указанной нормы ГК РФ свидетельствует о том, что данная норма используется в целях передела собственности, т.е. противоречит целям признания сделок недействительными – защите законных интересов физических и юридических лиц.
Все это негативно отражается на инвестиционном климате и экономическом развитии страны. Установление общего трехлетнего срока исковой давности по недействительным сделкам будет способствовать стабильности гражданского оборота, защите инвестиций и во многом лишит смысла попытки использования недобросовестными лицами положений ГК РФ для экономического захвата имущества.
Существует две проблемы сокращения сроков исковой давности
Первая из них была присуща и ранее действовавшему регулированию срока исковой давности по недействительным сделкам, но, по нашему мнению, усугубилась в связи с сокращением срока исковой давности. Как прежняя, так и новая редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ в исключение из общего правила ст. 200 ГК РФ устанавливает начало течения срока исковой давности со дня, когда началось исполнение по сделке. Пункт 2 ст. 166 ГК РФ предусматривает, в частности, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.
Судебная практика исходит из того, что срок исковой давности применяется и к требованиям о признании ничтожных сделок недействительными. Иски по поводу недействительности ничтожных сделок предъявляются как сторонами этих сделок, так и третьими лицами, сторонами сделки не являющимися (например, акционерами, государственными контрольно-надзорными органами и должностными лицами и др.).
Для сторон сделки вполне оправданно установить начало течения срока исковой давности с момента ее исполнения, ибо они, как правило, осведомлены об этом моменте и, следовательно, могут своевременно приступить к судебной защите своих прав. Однако третьи лица, сторонами сделки не являющиеся, находятся совершенно в иной ситуации. Они нередко не могут своевременно узнать о начале исполнения, обнаружив последствия исполнения по ничтожной сделке спустя значительное время.
До сокращения десятилетнего срока это обстоятельство на практике редко имело важное значение, поскольку ранее действовавший срок был достаточно продолжительным и, как правило, позволял третьим лицам, своевременно обнаружив проявление оснований ничтожности сделки, приступить к судебной защите своих прав либо к выполнению возложенных на соответствующие государственные органы обязанностей. Кроме того, следует учитывать, что начало течения срока исковой давности связано законодателем с началом исполнения по сделке. Как известно, исполнение обязательства представляет собой определенный процесс. Этот процесс может быть весьма кратким (передача вещи), но может быть и достаточно продолжительным (например, выполнение работы). Следовательно, срок исковой давности при достаточно продолжительном процессе исполнения может истечь еще до окончания исполнения или вскоре после его окончания.
Между тем в определенных ситуациях внешнее проявление исполнения может быть воспринято третьими лицами только после завершения исполнения. Например: регистрация права собственности на вновь созданное недвижимое имущество, переданное подрядчиком заказчику. Можно принять во внимание и такой случай, когда на движимое имущество собственника третьими лицами устанавливается залог по договору в обеспечение основного обязательства, исполнение которого наступает через три года.
Такой договор является ничтожным, ибо он противоречит ст. 335 ГК РФ, согласно которой передать имущество в залог может лишь лицо, имеющее на вещь право собственности или право хозяйственного ведения. Однако истинный собственник в отличие от мнимого залогодателя может узнать об установлении на его имущество обременения только при попытке обращения на него взыскания, которое в силу обозначенных нами условий может произойти спустя три года после начала исполнения по договору залога, ибо оно собственно заключается в установлении залогового права, если не предусматривается его передача залогодержателю.
Таким образом, при трехлетнем сроке исковой давности по ничтожным сделкам появляется значительно больше оснований для дифференцированного подхода к началу течения указанного срока. Для сторон сделки он мог бы остаться неизменным, а для третьих лиц его целесообразно изменить, взяв за основу начала его течения правило, изложенное в п. 2 ст. 181 ГК РФ. В результате регулирование могло бы выглядеть следующим образом: иск о признании сделки недействительной может быть предъявлен лицами, не являющимися стороной по сделке, в течение трех лет со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признании сделки недействительной.
Вторая юридическая проблема связана с переходным положением. Последний гласит: “Установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, срок предъявления которых, предусмотренный ранее действовавшим законодательством, не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона”.
Во-первых, редакция данного предписания вызывает некоторую неясность. Например, есть мнение, что в результате применения данной нормы неистекший к моменту вступления в силу закона прежний срок исковой давности увеличивается на новый трехлетний срок, в результате срок давности по ничтожным сделкам, исполнение по которым началось до вступления в силу закона, может оказаться даже больше десятилетнего (тринадцать лет минус один день). Однако такое истолкование Закона все же едва ли возможно, поскольку Закон говорит о том, что к соответствующим требованиям применяется новый срок, а не прибавляется. Кроме того, упомянутые нами выше мотивы изменения Закона едва ли позволяют признать такое толкование верным.
Во-вторых, истолкование Закона в том смысле, что по требованиям с неистекшим к моменту вступления в силу Закона прежним сроком необходимо применять новый трехлетний срок, приводит по существу к приданию Закону обратной силы, хотя об этом прямо не говорится в тексте Закона. По нашему мнению, данная проблема имеет весьма серьезные последствия. Упомянутое толкование с практической точки зрения означает, что все требования, по которым срок исковой давности начал течь ранее 26 июля 2002 г., считаются задавненными, т.е. обладатели этих требований лишены возможности получить судебную защиту своих прав, если в суде будет заявлено о применении срока исковой давности (ст. 199 ГК РФ). Согласно ст. 12 ГК РФ соответствующие требования по поводу недействительности ничтожной сделки относятся к способам защиты гражданских прав.
Судебная защита гражданских прав гарантирована Конституцией РФ (ч. 1 ст. 46) и законодательством. Согласно п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие Закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено Законом.
Даже если признать несостоятельной приведенную нами аргументацию, исходя из того, что законодатель не обязан соблюдать требования ГК РФ (что нам кажется сомнительным), обратная сила Закона не может быть принята по значительно более весомым причинам.
Статья 35 Конституции1 РФ гарантирует защиту права частной собственности. Причем данное здесь экономическое понятие собственности трактуется весьма широко, позволяя считать этот конституционный принцип распространяющимся на имущество вообще. Очевидно, что защита должна быть предоставлена не только в отношении вещей, на которые устанавливается право собственности, но и в отношении имущественных прав, а также иных объектов гражданских прав. Придание обратной силы означало бы, что лица, которые лишились каких-либо объектов гражданских прав по ничтожной сделке, лишились бы и защиты своих прав на указанные объекты. Причем здесь нарушался бы и принцип гражданского права, который закрепляет обеспечение восстановления нарушенных прав и их судебной защиты.
Можно привести следующую иллюстрацию. Допустим, организация или гражданин оказались стороной ничтожного двустороннего возмездного договора, передав контрагенту имущественное благо и не получив встречного предоставления. Согласно гражданскому законодательству права такого лица могут быть защищены посредством применения реституции (п. 2 ст. 167 ГК РФ), что применительно к данному случаю ведет к возврату имущественного блага или его стоимости такому гражданину или организации. Поскольку по ничтожной сделке, исполнение по которой началось до 26 июля 2005 г., у соответствующей стороны имелось на защиту своих прав десять лет, такое лицо вполне могло рассчитывать на этот срок и не предпринимать шагов по их судебной защите (предположим, полагаясь на успешность переговоров с контрагентом или на его порядочность и добровольный возврат полученного по сделке). Поскольку ни граждане, ни организации не обязаны следить за законотворческим процессом, они могли и не знать о готовящемся сокращении сроков и тем более о том, что Закону будет придана обратная сила.
Оценка рассматриваемого нами положения Закона должна быть проведена и с учетом международных обязательств России. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции и ст. 7 ГК РФ международному договору отдается приоритет перед национальным законодательством. Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции по правам человека гарантирует защиту права собственности. Истолкование и применение данного положения Европейским судом по правам человека осуществляются в достаточно широких рамках и охватывают защиту максимального числа гражданских благ.
Таким образом, имеются основания для оценки на соответствие указанному международному договору, который в силу положений самого договора, а также п. 2 ст. 7 ГК РФ подлежит непосредственному применению российскими судами. При этом данное предписание, будучи признанным недействующим по указанным выше причинам, приведет к тому, что по требованиям, на которые распространяется прежний срок, применяется соответственно новый срок, а по требованиям, возникшим после 26 июля 2005 г., будет применяться трехлетний срок.
Такая значительная диспропорция в сроках защиты нарушенных прав может быть признана нецелесообразной и несправедливой. Кроме того, такая цель как упрочение стабильности оборота, которую преследовал законодатель, оказывается достигнутой не в достаточной мере. Это положение вещей может быть изменено посредством совершенствования законодательства.

3.2. Проблема соотношения претензионного срока и срока исковой давности

Механизм реализации гражданско-правовой ответственности имеет особенности, одна из которых проявляется в установленном законом порядке предъявления требований за нарушение отдельных видов обязательств, используемых в предпринимательской деятельности. Так, применительно к договору перевозки грузов закон устанавливает требования к претензионно-исковому порядку урегулирования споров.
Претензионный срок – это срок, в течение которого управомоченный субъект вправе, а иногда и должен обратиться непосредственно к обязанному лицу в целях урегулирования возникшего между ними разногласия до обращения в суд за защитой нарушенного права.
Установление претензионных сроков является мерой, направленной на упрощение процесса удовлетворения требований грузоотправителей и грузополучателей за счет сокращения формальных процедур, которые являются обязательными при судебном разбирательстве дела, возможность упрощенного порядка удовлетворения требований в случае отсутствия возражений со стороны перевозчика, сокращение временных и экономических затрат на удовлетворение требований, что имеет принципиальное значение для субъектов предпринимательской деятельности, а также возможность освободить суды от рассмотрения значительного числа дел, не требующих обязательного вмешательства властных органов в лице суда1.
В то же время требование закона об обязательности рассмотрения споров в претензионном порядке нередко являлось причиной возникновения споров хозяйствующих субъектов, связанных с нарушением установленного законом претензионного порядка.
Претензионно-исковой порядок урегулирования споров, возникающих при нарушении договора воздушной перевозки, регулируется нормами Воздушного кодекса РФ. При этом нормы действующих в настоящее время транспортных уставов и кодексов предусматривают жесткие, императивные требования к соблюдению претензионного порядка урегулирования споров. В соответствии с п. п. 3 и 4 ст. 124 Воздушного кодекса РФ до предъявления к перевозчику иска в случае нарушения договора воздушной перевозки груза перевозчику предъявляется претензия, которая может быть передана перевозчику в аэропорту пункта отправления или в аэропорту пункта назначения по усмотрению заявителя.
Аналогичное требование содержится, например, в Кодексе внутреннего водного транспорта РФ1, в соответствии со ст. 164 которого до предъявления иска в связи с перевозкой груза обязательным является предъявление претензии к перевозчику.
Помимо этого, в п. 1 ст. 164 КВВТ РФ указано, что иски к перевозчику, возникшие в связи с осуществлением перевозок грузов, могут быть предъявлены в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо в случае неполучения ответа перевозчика на претензию по истечении 30-дневного срока со дня ее получения перевозчиком.
Указанная норма ставит возможность реализации права лица на предъявление иска в зависимость от отказа перевозчика в удовлетворении претензии.
Еще более категоричный вывод может быть сделан из анализа п. 2 ст. 128 ВК РФ, в котором установлено, что течение срока исковой давности начинается на следующий день после получения грузоотправителем или грузополучателем ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, в случае неполучения такого ответа – через 45 дней после получения претензии перевозчиком.
Из смысла указанной нормы следует, что, если грузоотправитель или грузополучатель не заявят в срок претензию, срок исковой давности вообще не начнет течь.
Подобное положение закона представляется весьма спорным, однако анализ законодательства показал, что норма указанной статьи Воздушного кодекса РФ в целом соответствует требованиям, которые Гражданский кодекс РФ предъявляет к определению начала течения срока исковой давности. В п. 1 ст. 200 ГК РФ указано, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятие же из этого правила в соответствии все с тем же п. 1 ст. 200 ГК РФ устанавливается Гражданским кодексом РФ или иными законами. В отношении договора перевозки, изъятия из общего правила о начале течения срока исковой давности предусмотрены в ст. 797 ГК РФ, в соответствии с п. 3 которой срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.
Таким образом, нормы Гражданского кодекса РФ предоставляют легальную возможность устанавливать в транспортных уставах и кодексах моменты отчета начала течения срока исковой давности.
Однако может ли на основании указанных норм быть сделан вывод о том, что за пределами претензионного срока лицо, которое вовремя не обратилось с претензией к перевозчику, лишается права на судебную защиту своих законных прав и интересов? Очевидно, что нет. Право лица на предъявления в суд иска к перевозчику не должно быть обусловлено отказом перевозчика в удовлетворении претензии, как это предусмотрено действующим законодательством. Подобный вывод входит в противоречие с основными принципами российского права и противоречит ст. 46 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на судебную защиту своих прав.
Так, было отмечено, что, поскольку срок подачи претензии не является пресекательным, лицо не лишается своего права на судебную защиту после истечения претензионного срока (ст. 797 ГК).
Таким образом, судья не может отказать в принятии искового заявления после истечения претензионного срока и в случае, если истец вообще не обращался с претензией к транспортной организации.
Однако помимо Гражданского кодекса РФ и действующих транспортных уставов и кодексов об обязательности соблюдения претензионного порядка урегулирования спора в течение установленного в транспортных уставах и кодексах срока свидетельствуют положения Гражданского процессуального кодекса РФ. Обязательность подачи претензии к перевозчику в течение установленного законом срока влечет отказ в рассмотрении гражданско-правового спора в судебном порядке. Статья 132 ГПК РФ предусматривает необходимость приложить к исковому заявлению доказательство, подтверждающее выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором. В соответствии со ст. 135 ГПК РФ в случае несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора или непредоставления истцом документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, судья возвращает исковое заявление.
Особой проблемы не возникает, если сроки исковой давности и претензионные сроки совпадают, как это имеет место при перевозке грузов внутренним водным транспортом (п. 4 ст. 161 КВВТ РФ). При этом в соответствии со ст. 164 КВВТ РФ иски к перевозчику могут быть предъявлены в случае его полного или частичного отказа удовлетворить претензию либо в случае неполучения от него ответа на предъявленную претензию в 30-дневный срок.
Истечение срока на подачу претензии совпадает с истечением срока исковой давности, в связи с чем грузоотправители или грузополучатели при нарушении срока подачи претензии лишаются одновременно возможности защищать свои права в принудительном судебном порядке.
Обусловлено это тем, что закон, устанавливая максимальные сроки исковой давности для защиты тех или иных правоотношений, предусматривает таким образом гарантии участникам гражданско-правовых отношений на возможность принудительной судебной защиты своего права.
При этом установленный законом срок исковой давности не может быть изменен соглашением сторон, а также прекращен в результате истечения иных сроков регулирования гражданско-правовых отношений, в т.ч. претензионных сроков.

3.3. Проблема последствия истечения срока исковой давности

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре (как показывает практика, ответчиком), является основанием к выяснению судом решения об отказе в иске (ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ).
Отказ суда в иске означает погашение права на иск в материальном смысле, т.е. утрату возможности судебной защиты со стороны суда. Несмотря на очевидность пропуска истцом срока исковой давности, суд обязан принять дело к рассмотрению (право на иск в процессуальном смысле).
И если в процессе рассмотрения дела сторона в споре (ответчик) заявит о необходимости применения срока исковой давности (пропущенного), суд вынесет решение об отказе истцу в иске. Суд обязан выносить такое решение.
Однако суд может признать уважительной причину пропуска исковой давности (в исключительных случаях) по обстоятельствам, связанным с личностью истца-гражданина (ст. 205 ГК РФ).
С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (ст. 207 ГК РФ). Как указывается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности”, “…при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со ст. 395 ГК РФ; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (ст. ст. 1104, 1105) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (п. 1 ст. 1107 ГК РФ)”.
В Постановлении также отмечается, что “исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых п. 1 ст. 809 ГК РФ, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита). При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредит), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита)” (п. 25).
Истечение срока исковой давности и отказ суда истцу в иске (в материальном его праве на защиту) не означает утрату его субъективного права на имущество. Субъективное право на имущество принадлежит истцу, хотя он лишается важнейших правомочий собственника – владения, пользования и распоряжения, в связи с отказом ему в иске и “оставлением” этого имущества у ответчика. Подтверждением тому положение п. 2 ст. 1109 ГК РФ: “Имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения”.
Несмотря, казалось бы, на очевидность положения – “истечение срока исковой давности (как общего, так и специального) и заявления об этом стороны в споре (ответчика) приводят к вынесению решения об отказе истцу в иске”, суды упускают из виду иногда это неизменное требование закона. Ошибки встречаются при применении сокращенных сроков исковой давности, установлении начала их исчисления.
Таковы основные положения законодательства относительно последствий истечения срока исковой давности и некоторые вопросы практики его применения.
Казалось бы, все очевидно и понятно. Но в научном плане здесь многое остается неясным и противоречивым.
Норма Гражданского кодекса РФ “истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске”, и вытекающая отсюда ситуация с “оставлением” спорного имущества у ответчика (на каких правах?) – ставят перед наукой гражданского права весьма сложные вопросы, “обойденные” законодательством.
Эти вопросы можно подразделить на 3 группы.
1. Многие годы велся спор относительно того, “погашается ли истечением срока исковой давности само принадлежащее истцу субъективное гражданское право или нет?”.
Сложились три точки зрения:
– первая. Согласно этой точке зрения истечение срока исковой давности прекращает (погашает) само существование материального субъективного права;
– вторая. Субъективное гражданское право утрачивается лишь с момента вынесения судом решения об отказе в иске на основании пропуска истцом исковой давности;
– третья. С истечением давностного срока погашается только возможность требовать в принудительном порядке исполнения обязанности должником и тем самым защиты материального субъективного права истца; само же материальное право последнего сохраняется, т.е. субъективное право не погашается; истец-кредитор продолжает оставаться собственником своего имущества, хотя оно (имущество) находится во владении ответчика и оно не может быть изъято в принудительном порядке из-за пропуска срока исковой давности.
Ю.К. Толстой, в свое время придерживающийся первой позиции, т.е. “истечение срока исковой давности погашает право существования материального права”, в последующие годы к 1992 г. изменил свою позицию: “…если должник, исполнивший обязательство по истечении давности, предъявит к кредитору иск о возврате исполненного, то последний, возражая против иска, сможет сослаться на то, что исполнение должника имеет юридическую силу… разумность правила, о котором только что шла речь, не вызывает сомнений”1.
Ученый не стал вдаваться в подробности “о разумности” такого решения, т.е. о наличии юридической силы возврата имущества ответчиком и по истечении срока исковой давности.
Многолетний спор по этой проблеме решился Гражданским кодексом РФ: “Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности” (ст. 206).
Это положение вытекает из того, что истечение срока исковой давности не прекращает, как обоснованно утверждают сторонники третьей точки зрения, “существования гражданского субъективного права, но лишает его способности к принудительному осуществлению против воли обязанного лица”, т.е. ответчика.
Логичны и обоснованы утверждения с “оставлением” имущества у ответчика. Однако изложенные положения не дают ясного ответа на вопрос, имеющий как теоретическое, так и практическое значение: на каких собственно правах будет пользоваться “оставленным” имуществом ответчик (или “перешедшим” в его ведение имуществом в связи с отказом истцу-кредитору в иске)?
2. Если имущество “остается” у ответчика, можно ли считать такое его владение законным? Видимо, можно. Ответ вытекает из ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ: “Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске”. Если суд выносит решение об отказе истцу-кредитору в иске (естественным последствием которого является “оставление” имущества у ответчика), следовательно, владение ответчика будет законным. Законным с момента вынесения решения (вернее, вступление его в законную силу об отказе в иске истцу-кредитору). И эта законность владения ответчика должна была, казалось бы, быть закреплена в ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ дополнением “…и признания законности владения ответчика” (“оставленного” у него имущества).
Допустимо ли суждение: отказ истцу-кредитору в иске из-за пропуска срока исковой давности и “естественное оставление” имущества у ответчика – это еще не говорит о законности его владения. Если не говорит, тогда следует признать незаконность владения ответчика и последствия, связанные с этим, а также незаконность самого решения суда, порождающего незаконность владения.
В связи с решением об отказе в иске из-за пропуска срока исковой давности и естественно-логическим признанием права законности владения ответчик приобретает и законное право пользования “перешедшим” имуществом.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение

Участникам гражданских правоотношений, права которых нарушены, предоставлено право обратиться в суд с иском о защите. Реальная защита судом субъективных прав и охраняемых законом интересов возможна лишь, как правило, в пределах срока исковой давности.
В соответствии со ст. 195 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В литературе данное определение оценивается критически. Представляется, что оно недостаточно четкое. Из названной статьи усматривается, что за защитой нарушенного права может обратиться только то лицо, право которого нарушено. Однако действующее законодательство предусматривает довольно широкий круг лиц, чьи субъективные права не нарушены, но они вправе обратиться в суд. Так, в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК, по требованию заинтересованных лиц, а ими могут быть и родственники, и супруг, родители, дети, наследники, сослуживцы, знакомые, соседи, ученики и юридические лица, учредителем которых был гражданин, допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. За защитой нарушенного права в суд могут обратиться прокурор, органы опеки и попечительства и другие лица.
В настоящее время сроки исковой давности предусмотрены всеми зарубежными правовыми системами. Тенденция к унификации сроков исковой давности находит выражение во введении специальных норм в ряд международных конвенций.
Для того чтобы суд защитил нарушенные права, свободы и (или) интересы лица, обратившегося за судебной защитой, недостаточно наличия у данного лица одного только права на обращение в суд (установленного нормами процессуального права). Нужно, чтобы у него было еще и право на удовлетворение его требований судом (регламентируемое нормами материального права), т.е. право на удовлетворение требований в “материальном смысле”. Последнее зависит от ряда причин и может отсутствовать, например, в случае истечения срока исковой давности (или иного аналогичного срока) по неуважительной причине, что, в свою очередь, повлечет отказ суда в удовлетворении заявленных требований.
Таким образом, из анализа действующего законодательства видно, что требования, на которые исковая давность не распространяется – прежде всего требования об охране нематериальных благ, в том числе в авторских и патентных отношениях, а также и других нематериальных благ (например, личная, семейная тайна, выбор места жительства, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, право свободного выезда за пределы РФ и возвращения в РФ, право на благоприятную окружающую среду и др.).
Кроме перечисленных, исковая давность не распространяется на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов, на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. Однако в последнем случае требования, предъявленные по истечении срока исковой давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Названный перечень является неисчерпывающим. Законом могут устанавливаться и иные случаи неприменения исковой давности.
Итак, суды вправе применять исковую давность, срок обращения в суд и (или) иной аналогичный срок (установленный федеральным законом), только если одна из сторон (или субъект, к которому предъявлено требование по делу, возникшему из публичных правоотношений) заявит об этом в суде. Поэтому суд не вправе по своей инициативе ни выяснять причины пропуска данных сроков, ни тем более применять последствия их пропуска. Для суда указанных сроков не существует, пока не поступит заявление от соответствующего лица.
Подобный вывод следует признать правильным еще по трем причинам.
1. Единый подход к вопросу применения всех рассмотренных в настоящей статье сроков обусловлен их одинаковой правовой природой. Поскольку пропуск исковой давности, срока обращения в суд и (или) иного аналогичного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления, но может быть основанием к принятию судом решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, то все указанные сроки носят материально-правовой характер. Иными словами, эти сроки фактически являются сроками исковой давности, которые должны применяться судом только по заявлению соответствующего лица.
2. Суд является государственным органом и действует в пределах полномочий, предоставленных ему по принципу “запрещено все то, что не разрешено законом”, а гражданское процессуальное право не разрешает суду по своей инициативе применять рассмотренные нами сроки.
3. Применение судом исковой давности и (или) иных аналогичных сроков (установленных федеральным законом) только по заявлению определенных лиц соответствует принципу диспозитивности, согласно которому главным движущим началом судебного процесса является не деятельность суда, а инициатива заинтересованных в исходе дела лиц.
Таким образом:
– ответчику (или иному лицу, участвующему в деле в подобном качестве) – в случае пропуска лицом, обратившимся в суд, срока исковой давности и (или) иного аналогичного срока обязательно заявлять об этом суду (независимо от характера спора);
– лицу, обратившемуся в суд за защитой нарушенных прав, свобод и (или) интересов, – в случае применения судом по своей инициативе срока исковой давности и (или) иного аналогичного срока не обращать внимание суда на неправомерность таких действий (чтобы не спровоцировать ответчика на заявление о пропуске срока, а в случае вынесения незаконного или необоснованного решения иметь основание для его обжалования в вышестоящем суде).

Список литературы
I. Нормативно – правовые акты
1. Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. // Российская газета. – 2008. – 31 декабря.
2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ .- 1994. – № 32. – Ст. 3301.
3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012
4. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г. N 24-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 11. Ст. 1001
5. Федеральный закон “О третейских судах в Российской Федерации” принят 21 июня 2002 г. (подписан Президентом РФ 24 июля 2002 г.) // Российская газета. 2002. 27 июля
6. Гражданские законы (Свод законов. Т. 4. Ч. 1) с разъяснением их по решениям Правительствующего Сената. Изд. 15, испр. и доп. СПб., 1884. С. 207 – 212.
7. Гражданский кодекс советских республик. Текст и практический комментарий под ред. Ал. Малицкого. Изд. 3, испр. и доп. Юрид. изд-во НКЮ УССР, 1927. С. 79.
8. Германское гражданское уложение (принято 18 августа 1896 г., вступило в силу с 1 января 1900 г.) (Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов. М., 1986. С. 135 – 136).
9. Гражданский кодекс французов (принят 21 марта 1804 г. (Кодекс Наполеона), официальное издание с 1816 г. (Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов. С. 90 – 91).
II. Материалы судебной практики
1. Решение Московского областного суда от 03.02.2014 № 132-5 // Архив Московского областного суда. – 2014.
2. Постановление Высшего Арбитражного Суда от 03.02.2013 № 13904/03 // Бюллетень Верховного суда РФ. – 2013. – № 4.
3. Постановление Высшего Арбитражного Суда от 30.12.2005 № 9037/03 // Бюллетень Верховного суда РФ. – 2012. – № 1.
4. Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 № 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ”
5. Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября “О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности»
III. Специальная литература
1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право, – М.: Юрист, 2012. – 680 с.
2. Гантовер Л. В. Залоговое право. – СПб., 1890. – 140 с.
3. Гражданское право. Часть 1./Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева – М.: Юристъ, 2013. – 301 с.
4. Гражданское право. Учебник / Под редакцией С.П. Гришаева. – М.: Юрист, 2013. – 405 с.
5. Гражданское право. Учебник / Под редакцией В.В. Залесского. – М.: МТК Восточный экспресс, 2013. – 307 с.
6. Гражданское право. Учебник / Под редакцией Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало. – М.: Норма, 2013. – 298 с.
7. Гражданское право. Учебник. Ч.1 / Под редакцией В.П.Мозолина, А.И.Масляева – М.: Норма, 2013. – 301 с.
8. Гражданское право. Учебник. Ч.2 / Под редакцией В.П.Мозолина, А.И.Масляева – М.: Норма, 2013. – 294 с.
9. Гражданское право. Часть 3./ Под редакцией проф. А.П. Сергеева, проф. Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 2014. – 560 с.
10. Гражданское право. Том 1./Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: «ПБЮЛ Л.В. Рожников», 2013. – 248 с.
11. Гражданское право. Том I./Отв. ред. проф. Е.А. Суханов – М.: БЕК, 2013. – 304 с.
12. Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н., Судебная практика по гражданским делам. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2012. – 145 с.
13. Комментарий к ГК РФ, части 1-й / Под. ред. О.И. Садикова – М.: Юридическая фирма Контракт, ИНФРА, 2014. – 1167 с.
14. Комментарий к ГК РФ, части 1-й / Под. ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. – М.: НОРМА, 2015 – 1108 с.
15. Комментарий к ГК РФ, части 1-й / Под. ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина.- М.: ЮРАЙТ, 2015. – 940 с.
16. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. – М. , 1912. – 349 с.
17. Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве РФ // Государство и право. – 2014. – № 11. – С. 18
18. Белых В.Г., Скуратовский М.Л. Гражданский кодекс России: новая модель регулирования и судебная практика // Государство и право. – 2015. – № 8. – С. 7
19. Вороной В. Соотношение исковой и приобретательной давности // Российская юстиция. – 2014. – № 11. – С. 36
20. Лобанов Г. Реквием по исковой давности // Бизнес-адвокат. – 2014. – № 3
21. Эрделевский А. Срок как мера пресечения // Бизнес-адвокат. – 2014. – № 11
22. Скловский К. Защита владения от изъятия в административном порядке // Хозяйство и право. – 2013. – № 7
23. Сарбаш С. Вопросы исковой давности // Хозяйство и право. – 2014. – № 4. – С. 18
24. Толстой Ю.К. Общие положения о праве собственности // Гражданское право. Ч. 1. СПб., 2014. – С. 312
25. Туровский С. Применение сроков исковой давности к налоговым правоотношениям // Хозяйство и право. – 2014. № 9. – С. 114 – 116
26. Толстой Ю.К. Исковая давность // Правоведение. – 2013. – № 4. – С. 65
27. Флейшиц Е.А. Иски // Римское частное право. – М., 2014. – С. 52



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.