Содержимое

Введение
Актуальность исследования. Одним из слагаемых военной безопасности Российской Федерации является состояние её Вооружённых Сил, которое определяется не только уровнем технической оснащённости и обученности войск, но и морально-психологическим состоянием личного состава, которое напрямую зависит от социально-правовой защищённости военнослужащих и членов их семей.
По экспертным оценкам, сегодня материальное положение и уровень доходов военнослужащих оставляют их в числе социально незащищённых категорий граждан. Десятилетиями не решаемая жилищная проблема значительной части военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, также отрицательно сказывается на уровне морально-психологического состояния военнослужащих.
Ситуация, при которой почти половина военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации относятся негативно к правительственным реформам в области гарантий социальной защиты военнослужащих и членов их семей не может не беспокоить высшее военно-политическое руководство Российской Федерации.
Так, В.В. Путин подчеркнул, что «достойное социальное положение военнослужащих – это не менее важный фактор в деле эффективного обеспечения обороны и безопасности, чем программа боевой подготовки или перевооружения армии и флота» .
По данным Министерства обороны Российской Федерации денежное содержание российского офицера в 10-15 раз ниже денежного содержания его зарубежного коллеги при уже практически равном соотношении цен на бензин, продукты питания, стоимость жилья и т.д.
По данным Социологического центра Вооружённых Сил Российской Федерации, из пяти основных составляющих текущего совокупного дохода среднестатистического домохозяйства военнослужащие намного уступают среднему гражданину России в трёх из них, немного опережая в уровне денежного довольствия и средствах, выделяемых на обеспечение социальных льгот. Сегодня трудоспособное гражданское население страны имеет больше дополнительных доходов от предпринимательской деятельности, от использования собственности, доходов от сбережений и дополнительных заработков.
Вооруженные Силы не могут стоять в стороне и должны включиться в выполнение задачи, поставленной Верховным Главнокомандующим. Чтобы эффективно противостоять современным вызовам и угрозам, нужна мобильная, компактная и высокопрофессиональная армия. Иными словами, нам необходимы Вооруженные Силы нового типа, армия, входящая в пятерку лучших армий мира, в том числе по основным социально-экономическим показателям. Такая задача ставится перед армией впервые.
Статус военнослужащего есть совокупность его прав, свобод, обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных законодательством и гарантированных государством. Граждане приобретают статус военнослужащего с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы. Государство берет на себя обязанности по социальной защите военнослужащих.
На расширенном заседании Государственного совета 8 февраля 2008 года Президент Российской Федерации Владимир Путин, говоря о выборе дальнейшего пути России, заявил о необходимости выработки долгосрочной стратегии на период до 2020 года .
Единственно реальной названа стратегия инновационного развития, опирающаяся на одно из наших главных конкурентных преимуществ – на реализацию человеческого потенциала. Результатом должно стать вхождение России в число мировых лидеров. Этот путь амбициозен, потребует максимальных усилий от всех институтов общества, но альтернативы у нас нет. Мы переходим от периода выживания к периоду развития. Ставится задача добиться кардинальных перемен в экономике и социальной сфере страны, достичь качественного улучшения жизни.
Вооруженные Силы не могут стоять в стороне и должны включиться в выполнение задачи, поставленной Верховным Главнокомандующим. Чтобы эффективно противостоять современным вызовам и угрозам, нужна мобильная, компактная и высокопрофессиональная армия. Иными словами, нам необходимы Вооруженные Силы нового типа, армия, входящая в пятерку лучших армий мира, в том числе по основным социально-экономическим показателям. Такая задача ставится перед армией впервые.
По указанию министра обороны Анатолия Сердюкова еще в июле 2007 года разработана Стратегия социального развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года. Ее основной целью является удовлетворение социальных потребностей военнослужащих, лиц гражданского персонала, а также граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, что будет способствовать укреплению обороноспособности страны и развитию человеческого капитала.
Достижение поставленной цели обуславливает необходимость решения задач улучшения культуры и досуга, физкультуры и спорта, информационного и торгово-бытового обслуживания военнослужащих, гражданского персонала, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей; сохранения и укрепления здоровья военнослужащих, гражданского персонала, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей; повышения безопасности военной службы; улучшения жилищных условий семей военнослужащих; повышения размеров и улучшения качества предоставления денежного довольствия военнослужащим, заработной платы гражданскому персоналу и пенсий гражданам, уволенным с военной службы; обеспечения социальной защиты военнослужащих, лиц гражданского персонала, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.
За последние 15 лет резко обострились социальные проблемы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы и членов их семей. По прогнозам специалистов независимых центров общественного мнения, это положение может значительно ухудшиться в связи с дальнейшим сокращением армии и флота, что будет способствовать нарастанию социальной напряженности в воинской среде, росту недовольства военнослужащих не только своим положением, но и политикой правительства, его создавших и не принимающих мер по ликвидации проблем.
Складывающаяся ситуация требует разработки и реализации ряда радикальных мер по: изменению социального статуса военнослужащих и членов их семей, закрепленного в законодательном порядке; по приоритетному развитию социальной работы с ними в закрытом воинском социуме; по поиску и использованию потенциала не только государственной и ведомственной социальной политики в отношении этой специфической группы населения, но и нетрадиционных (или непривычных в настоящее время) форм оказания социальной помощи членам семьи военнослужащего.
Практическая потребность в социально защищенной, профессионально подготовленной, обладающей высоким моральным духом военной организации порождает актуальную, сложную и недостаточно разрешенную научную задачу.
Исследования проблем правового положения военнослужащих и их социальной защиты проводили Артамонов Н.В., Атаманчук Г.В.,
Вахидов А.Т., Гаврилов Ю.О., Гацко М.Ф., Казанцев Н.М., Корякин В.М., Ледях И.Н., Сорокин С.С., Чернавин Ю.А. и другие.
Целью исследования является изучение особенности социально-правовой защиты военнослужащих и их семей.
Объект исследования – правовое регулирование социального обеспечения военнослужащих.
Предмет исследования – особенности социально-правовой защиты военнослужащих и их семей.
Задачи исследования:
– изучить право военнослужащих на жилище;
– рассмотреть право военнослужащих и граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, на получение жилья по избранному после увольнения месту жительства;
– проанализировать порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях и предоставления жилья в собственность бесплатно;
– рассмотреть актуальные вопросы реализации участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих своего права на получение целевого жилищного займа для приобретения жилого помещения по договору участия в долевом строительстве;
– выявить проблемы обеспечения жильем военнослужащих;
– рассмотреть организацию прокурорского надзора за соблюдением жилищных прав военнослужащих.
Теоретическая значимость исследования заключается в укреплении знаний особенностей социально-правовой защиты военнослужащих и их семей, комплексном анализе наиболее актуальных правовых проблем современного их социального обеспечения.
Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в воспитательной и социальной работе с военнослужащими и их семьями по социально-правовой защите.
Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

Глава 1. Теоретико-правовые аспекты обеспечения жильем военнослужащих

1.1. Право военнослужащих на жилище

1.2. Право военнослужащих и граждан, выполнявших по контракту обязанности военной службы, на получение жилья

1.3. Порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях и предоставления жилья в собственность бесплатно

1.4. Актуальные вопросы реализации участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих права на получение целевого жилищного займа для приобретения жилого помещения по договору участия в долевом строительстве

1.1. Право военнослужащих на жилище
Закрепленное ст. ст. 25, 40 Конституции Российской Федерации право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища .
Указанные положения Основного Закона являются производными от Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, положения ст. 11 которого гласят: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достойный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая большое значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии» , а также ст. 25 Всеобщей декларацией прав человека, согласно которой «каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи» .
Право на жилище вызывает интерес у представителей различных направлений юриспруденции, но в основном исследуется цивилистами и учеными, занимающимися проблемами государственного (конституционного) права . Такое положение вещей вполне понятно в силу того, что основное научное направление данной дискуссии как раз и лежит в плоскости соотношения конкретных субъективных отраслевых жилищных прав и закрепленного в Конституции Российской Федерации права на жилище.
Обозначим основные направления, по которым продолжим исследование данного вопроса:
1) Субъектный состав жилищных прав.
2) Соотношение конституционных прав и отраслевых прав (в контексте жилищных правоотношений).
3) Мнения ученых-цивилистов по поводу права на жилище как одного из социальных прав.
По поводу первого направления заметим, что ст. 40 Конституции Российской Федерации находится в разделе о правах и свободах человека и гражданина. Это дает повод утверждать, что право на жилище есть только у человека (физического лица или у группы людей): «из словесной конструкции «права человека» следует, что они могут принадлежать лишь человеку или коллективу людей» .
Специалисты конституционного права говорят о правах человека, но не государства (и его органов) или органов местного самоуправления; умалчивается при этом и такой субъект, как юридическое лицо. Вместе с тем практика европейских стран, в частности, Европейского суда по правам человека, подтверждает возможность обращения в данные органы и юридических лиц , что в определенной степени ставит под сомнение приведенные выше выводы. Однако, если в отношении гарантированности защиты собственности это допустимо, то в отношении защиты права на жилища – нет.
Участниками жилищных отношений названы все субъекты права, т.е. конкретные отраслевые жилищные права принадлежат не только физическим лицам. Нормами ст. 1 Жилищного Кодекса Российской Федерации (ЖК РФ) устанавливаются различные подходы к принципам осуществления субъективных жилищных прав у различных субъектов .
Опустить определенные различия можно только в том смысле, что конституционная защита права на жилище связана с гарантированностью возможности «приобрести жилье – требовать предоставления – жить в нем» в неразрывной связке. Для защиты института собственности существует иная статья Конституции Российской Федерации, воспользоваться которой могут и юридические лица в случае ущемления их жилищных прав.
Иными словами, и в отраслевом жилищном законодательстве приоритет отдан «центральному» субъекту – гражданину, а его права можно именовать «центральными» . Этим объясняются и достаточно категоричные высказывания о том, что субъектами жилищного права могут быть исключительно физические лица.
Таким образом, сравнивать субъективное право на жилое помещение и право на жилище корректно только применительно к физическим лицам.
Характеристику второго направления начнем с обозначения наиболее обоснованной на сегодняшний день позиции по данному поводу: «право на жилище» является конституционным правом, «право на жилое помещение» является субъективным гражданским правом, а «право на получение жилого помещения» относится к сфере административного прав.
Однако в полной мере согласиться с такой трактовкой мы не можем. То, что право на жилище – это конституционное право, факт неоспоримый, и высказывать сомнения по этому поводу бессмысленно. Применительно к праву на жилое помещение и праву на получение жилого помещения не остается ничего другого, как повторить, что многие из данных субъективных прав представляют собой нетипичные для своих отраслей права конструкции, а потому являются субъективными жилищными правами (частными или публичными). Следовательно, конституционное закрепление права на жилище должно содержать основу для развития отраслевого законодательства именно в части укрепления соответствующих жилищных прав, а не гражданских или административных прав в жилищной сфере.
Если дать краткую оценку научной дискуссии по вопросу о характеристике природы конституционных прав и их взаимодействия с отраслевыми правами советского периода, то она мало чем отличается от современных высказываний. На основе идеологических мотивов обосновывалась позиция о рассмотрении права на жилище как субъективного права.
Уместно здесь упомянуть и про дискуссию о том, что является объектом прав – сами материальные блага или непосредственная деятельность государства по обеспечению и защите тех возможностей, которые установлены Конституцией Российской Федерации. Признать, что объектом выступают только сами материальные блага, значит признать обязанность государства по их предоставлению, а также право человека требовать исполнения данной обязанности. Соответственно это означает приверженность позиции ученых рассматривать соответствующие права в качестве конкретных субъективных прав.
В связи с этим традиционными можно считать взгляды цивилистов, рассматривающих право на жилище в качестве государственно-правовой категории. При его детализации обращалось внимание на то, что этому праву соответствует обязанность государства по обеспечению жильем, а также более «общие» обязанности, связанные с функционированием государства (создавать и расширять жилищный фонд, гарантировать, обеспечивать распределение, содействовать). При этом основной такой государственной гарантией выступает развитие отраслевого законодательства по данному вопросу.
О соотношении конституционных прав и отраслевых прав встречаются следующие повторяющиеся высказывания: «конституционные права образуют прочную основу прав, закрепленных нормами отраслевого законодательства», «две неразрывные группы, тесно связанные между собой», «нормы отраслевого законодательства конкретизируют конституционные права и свободы, и такая конкретизация является необходимой и безусловной гарантией их реализации» .
Соотношение субъективных прав на конкретное жилое помещение и права на жилище выражалось и следующим образом: конституционные нормы действуют опосредованно, давая определенные направления правовому регулированию, а нормы отраслевого законодательства действуют непосредственно. В связи с этим наблюдалась тенденция рассмотрения права на жилище как реальной возможности иметь в своем постоянном пользовании жилое помещение (отождествление права на жилище и права на само жилое помещение).
Итогом этой дискуссии стал подход к праву на жилище как к комплексной категории (наряду с комплексностью самой отрасли жилищного права). О «гранях» права на жилище, расположенных в сферах государственного, административного и гражданского права, говорили в советское время; определенный итог в современной литературе данным рассуждениям был подведен в работе Л.М. Пчелинцевой: «Конституционное право на жилище является субъективным правом граждан и реализуется в различных по юридической природе правоотношениях: общих конституционных правоотношениях, организационных (административных), имущественных (гражданских) правоотношениях и др.» .
Когда ученые говорят о праве на жилище в его конституционно-правовом смысле, то почему-то, как правило , оно исследуется в качестве «единого целого», без детализации на те способности, возможности или правомочия (в зависимости от позиции исследователя), которые включены в его содержание.
В качестве первого аспекта содержания конституционного права на жилище следует выделить положение о том, что никто не может быть произвольно лишен жилища. Исследовать данный аспект можно с нескольких сторон.
Во-первых, недопустимость произвольного лишения жилища рассматривается как основное начало жилищного законодательства. Законодательная интерпретация данного принципа сводится к:
а) недопустимости выселения;
б) недопустимости ограничения в пользовании (в том числе и в получении коммунальных услуг).
Основная дискуссия по вопросу о придании «праву на жилище» признаков субъективного права связана с п. 2 ст. 40 Конституции Российской Федерации, вторым аспектом конституционного права на жилища. Если только предположить, что в Конституции Российской Федерации отсутствовала бы норма о том, что жилье предоставляется малоимущим и иным указанным в законе гражданам, то вопрос о рассмотрении права на жилище в качестве субъективного, думается, вообще бы не возникал.
В большинстве примеров, в которых дается характеристика права на жилище (и как социального права, и как позитивного права, и как права, проявляющегося в сферах социальной деятельности), из контекста Конституции Российской Федерации берется лишь п. 2, закрепляющий «обязанность» государства по предоставлению жилья малоимущим. Однако буквальное толкование данного пункта не дает основания для таких выводов. Формулировок со словосочетаниями «государство обязуется» или «государством гарантируется» в ст. 40 Конституции Российской Федерации (в отличие от ряда других) нет.
Таким образом, полагаем, что закрепленные в гражданском и жилищном законодательстве нормы о жилищных правах можно рассматривать как отраслевые гарантии реализации закрепленного в Конституции Российской Федерации права граждан на жилище. А сам п. 3 ст. 40 Конституции – это прямая конституционная гарантия реализации права на жилище.
Следовательно, в ст. 40 Конституции Российской Федерации «собраны» следующие структурные единицы:
– принцип (основное начало) законодательства (никто не может быть произвольно лишен жилища);
– абстрактная возможность (правоспособность) (предоставление жилого помещения нуждающимся и малоимущим);
– гарантия реализации соответствующего конституционного права (участие государственных органов и органов местного самоуправления в реализации конституционных установлений в жилищной сфере).
Таким образом, «комплексность» права на жилище заключается не в том, что оно реализуется в различного рода правоотношениях, а в том, что сам текст Конституции Российской Федерации состоит из несвязанных и не до конца продуманных составляющих, позволяющих ставить под сомнение значимость соответствующего конституционного права.
Право на жилище военнослужащих закреплено в ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Федеральный закон «О статусе военнослужащих»).
Положения указанного Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусматривают, что «государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».
В качестве основных условий получения военнослужащими в собственность жилья от государства закреплены:
1) Признание их в установленном законом порядке нуждающимися в жилых помещениях (это не распространяется на военнослужащих, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих).
2) Увольнение с военной службы, при условии наличия на момент увольнения общей (календарной) продолжительности военной службы 20 лет и более.
3) Увольнение с военной службы, если на момент увольнения военнослужащего с военной службы он имеет общую (календарную) продолжительность военной службы 10 лет и более, при условии что основаниями для увольнения явились (являются):
– достижение предельного возраста пребывания на военной службе;
– состояние здоровья;
– организационно-штатные мероприятия.
В целом под правом на жилище военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, следует понимать юридическую возможность (право) :
а) получения жилья на определенных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» льготных условиях за счет средств федерального бюджета (по договору социального найма или в собственность бесплатно);
б) вступления в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы;
в) получения земельных участков для строительства индивидуальных жилых домов;
г) приобретения жилья в собственность с использованием государственных жилищных сертификатов;
д) безвозмездного получения в собственность занимаемых ими жилых помещений в соответствии с действующим законодательством;
е) стабильного обладания имеющимся жильем, включая право владения, пользования и распоряжения жильем.
Военнослужащие имеют особый статус, так как их служба связана с определенными трудностями и лишениями. Поэтому государство предоставляет им дополнительные гарантии и компенсации, что предусматривается Федеральным законом «О статусе военнослужащих».
Следует согласиться с выводом о том, что конституционное право граждан, включая военнослужащих, на жилище является многоаспектным правом и проявляется в том, что «…оно является юридической основой возникновением многочисленных и разнообразных форм и способов осуществления права на жилище в тех или иных конкретных жилищных отношениях».
Так, Федеральный закон «О статусе военнослужащих» закрепляет следующие социальные гарантии и компенсации в жилищной сфере военнослужащих, проходящих военную службу по контракту:
– регистрация по просьбе военнослужащих и членов их семей до получения жилья по адресам воинских частей и предоставление на этот период пригодных для временного проживания жилых помещений (п. 3 ст. 15);
– предоставление военнослужащим, имеющим в собственности квартиры, при переводе к новому месту службы служебных жилых помещений или жилых помещений в общежитии на период службы в данной местности (п. 4 ст. 15);
– обеспечение федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, уволенных с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями граждан при общей продолжительности военной службы 10 лет и более жильем за счет государственных жилищных сертификатов и представление документов о сдаче жилья по месту службы только при получении постоянных жилых помещений (п. 14 ст. 15);
– предоставление дополнительной жилой площади военнослужащим в воинском звании полковника и выше, а также командирам воинских частей, преподавателям вузов и другим лицам (п. 8 ст. 15);
– безвозмездное получение в собственность занимаемых жилых помещений (п. 6 ст. 15);
– предоставление первоочередного права по решению органов местного самоуправления на вступление в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы или выделение земельных участков под строительство жилья для военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, при общей продолжительности военной службы 10 лет и более и ряда других лиц (п. 12 ст. 15);
– выплата денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений (п. 3 ст. 15);
– обеспечение жильем военнослужащих-граждан Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающихся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, которые без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений (абз. 2 п. 1 ст. 23).
Вместе с тем отметим, что положения вышеуказанных федеральных законов о праве военнослужащих на жилье раскрываются в ряде других актов. К ним относятся:
– Федеральный закон от 20 августа 2008 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (далее – Закон о НИС);
– Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. № 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» ;
– Приказ ГУСП от 16 января 2012 г. № 3 «Об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации» ;
– другие нормативные правовые акты.
На территории субъектов Российской Федерации во исполнение федеральных нормативных правовых актов также существует практика принятия соответствующих правовых актов. Так, например, в городе федерального значения Москве принято Постановление Правительства Москвы от 14 февраля 2012 г. № 43-ПП «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан» ; распоряжением Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы от 22 февраля 2012 г. № 284 утверждена типовая форма договора передачи жилого помещения в собственность бесплатно и типовых форм распоряжений о передаче жилого помещения в собственность бесплатно.
Отдельные положения нормативных правовых актов были предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации, по результатам которого, например, приняты:
– Постановление Конституционного Суда Российской Федерации
от 27 февраля 2012 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобами граждан А.Н. Хмары и В.Н. Шума» ;
– Постановление Конституционного Суда Российской Федерации
от 3 февраля 2010 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» и пункта 1 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей в связи с жалобой гражданина С.В. Глушкова» .
Подводя итог, следует сделать вывод, что:
во-первых, существующий в настоящее время порядок обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, по сравнению с ранее действовавшими правилами, содержит следующие нововведения:
– командиры воинских частей и начальники военных гарнизонов, которые в силу своих должностных обязанностей ответственны перед военнослужащими за их надлежащее жилищно-бытовое размещение, отстранены от распределения жилых помещений;
– отсутствует коллегиальность в процедуре распределения жилых помещений. Ранее в распределении непосредственное участие принимали жилищные комиссии или иные общественные контрольные органы;
– для всех очередников, независимо от места их жительства, провозглашена единая очередь;
– допустимы предложения жилья в иных местах, нежели хотят очередники;
– отсутствует учет особых жилищных прав первоочередников и внеочередников;
– установлен дистанционный и обезличенный (виртуальный, почтово-бумажный), предельно жесткий алгоритмизированный механизм общения уполномоченного органа с адресатами права;
– имеют место чрезмерные бюрократические требования к документальному подтверждению права на жилищное обеспечение;
– имеют место строгие ограничения по срокам выполнения предписаний с наличием множества условий, позволяющих отказывать очередникам в реализации их прав даже в отношении уже предложенного жилья;
во-вторых, с позиции военнослужащих такое положение с порядком предоставления жилых помещений вполне адекватно воспринимается ими в качестве не совсем правильных, проблемных элементов нового правового механизма по сравнению с привычными правилами решения их жилищных вопросов.
Помимо прямого ущемления жилищных прав военнослужащих, указанные выше нововведения создают условия для возникновения коррупционных отношений в данной сфере. На это в юридической литературе указывалось неоднократно .
Военнослужащие обоснованно требуют персонального внимания к себе, к реализации их права на живое общение и непосредственное пояснение должностными лицами их прав и обязанностей, индивидуализации в подходе, детальной точности в решении их частных жилищных вопросов, выделения нормальной продолжительности времени для принятия взвешенных решений и т.п., в то время как заложенная в Приказе Министра обороны Российской Федерации «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» система правовых и организационных процедур жилищного обеспечения в Минобороны России нацелена несколько на иное.
Все это актуализирует проблему дальнейшего совершенствования системы правового регулирования жилищного обеспечения военнослужащих.
1.2. Право военнослужащих и граждан, выполнявших по контракту обязанности военной службы, на получение жилья
Военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции.
Этим, а также характером военной службы, предусматривающей выполнение задач, которые сопряжены с опасностью для жизни и здоровья, а также иными специфическими условиями прохождения службы, определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что требует от законодателя установления, как для них, так и для лиц, выполнивших обязанности военной службы по контракту, дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений.
Реализуя данное правомочие в рамках специального правового регулирования, законодатель в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» гарантировал военнослужащим предоставление жилых помещений, а для граждан, уволенных с военной службы, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, определил источники и формы обеспечения их жильем, возложив, таким образом, на государство соответствующие публично-правовые обязанности, которые ему надлежит выполнять в силу ст. 1 (ч. 1), ст. 2, ст. 15 (ч. 2), ст. 59 (ч. 2) Конституции Российской Федерации.
Одной из таких публично-правовых обязанностей государства является предоставление военнослужащим при увольнении с военной службы и гражданам, выполнившим возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, после увольнения с военной службы возможности реализации конституционных прав на выбор места жительства (ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации) и на жилище (ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации), в системной связи с конституционным правом на получение указанными в законе гражданами, нуждающимися в жилище, бесплатно или за доступную плату жилых помещений из государственных фондов (ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации). Прежде всего, эта обязанность государства связана, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, с необходимостью обеспечения гражданам, завершившим военную службу по контракту, возможности возвращения к месту постоянного жительства.
Однако названные взаимосвязанные конституционные права не носят абсолютного характера и могут ограничиваться федеральным законодателем исходя из финансовых, экономических и социальных условий, определяющих как рыночные цены на жилье, так и соответствующие финансовые затраты государства.
Именно поэтому возникновение права на получение жилых помещений по избранному после увольнения месту жительства Федеральный закон «О статусе военнослужащих» связывает с наличием у военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, гражданства Российской Федерации, определенного срока военной службы по контракту и, как правило, соответствующих («льготных») оснований увольнения.
Причем правоотношения, связанные с предоставлением лицам жилья по избранному месту жительства, вышеназванный Федеральный закон «О статусе военнослужащих» регулирует дифференцированно, а именно: в зависимости от срока поступления на военную службу по контракту и от участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.
Необходимо согласиться с мнением И.Г. Савина о том, что «…система жилищного обеспечения военнослужащих (существующая с 2005 г. и действующая по настоящий момент для военнослужащих, не являющихся участниками НИС) и накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих, порядок и условия обеспечения военнослужащих жилыми помещениями в каждой из указанных систем имеют значительные различия», которые, впрочем, не вступают в противоречие с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в соответствии с которой «государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение».
Лица, поступившие на военную службу по контракту до 1 января
1998 г., обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту жительства (абз. 1 п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Обеспечение указанными жилыми помещениями лиц, поступивших на военную службу по контракту после 1 января 1998 г., может производиться дополнительно и согласно нормативным положениям абз. 12 п. 1 ст. 15 названного Федерального закона «О статусе военнослужащих». При этом на лиц, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, действие приведенных правовых норм, регулирующих обеспечение жилыми помещениями по избранному месту жительства, в соответствии с п. 15 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не распространяется.
Особую категорию составляют военнослужащие, уволенные с военной службы по «льготным» основаниям, имеющие продолжительность военной службы в календарном исчислении не менее 10 лет и принятые органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до 1 января 2005 г. Обеспечение жилыми помещениями этих лиц осуществляется в соответствии с требованиями п. 2.1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
Абзац 1 п. 14 ст. 15 данного Федерального закона «О статусе военнослужащих» предоставляет право получения жилых помещений по избранному месту жительства лицам, поступившим на военную службу по контракту до 1 января 1998 г., только при наличии у них общей продолжительности военной службы в календарном исчислении не менее 10 лет и «льготных» оснований увольнения с военной службы – по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья и в связи с организационно-штатными мероприятиями.
Кроме того, указанным правом, в соответствии с п. 3.1 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – Закон о воинской обязанности), обладают и лица, имеющие указанную продолжительность военной службы и основание увольнения с военной службы – в связи с существенным и (или) систематическим нарушением в отношении военнослужащих условий контракта, что подтверждено и судебной практикой.
Формулировка абз. 1 п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не ограничивает формы обеспечения жилым помещением военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы. Такими формами могут быть, как предоставление указанным лицам возможности приобрести жилое помещение с использованием выделяемых за счет федерального бюджета средств социальной выплаты, удостоверенной государственным жилищным сертификатом, так и фактическое предоставление жилого помещения в собственность бесплатно или по договору социального найма.
Право выбора конкретной формы, исходя из предусмотренной п. 1 ст. 7 ЖК РФ аналогии закона в правовом единстве и взаимосвязи с правовым регулированием, установленным абз. 12 п. 1 и п. 2.1 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих, закрепляющим право выбора в сходной правовой ситуации, принадлежит указанным лицам.
Наиболее широкое распространение получила форма обеспечения жилыми помещениями лиц путем предоставления социальной выплаты. Обусловлено это не только большей доступностью (в силу достаточно подробной правовой регламентации) и меньшей длительностью ожидания в сравнении с другими формами предоставления жилого помещения, но и установленным Правительством Российской Федерации более широким, чем это предусмотрено в вышеназванном Федеральном законе «О статусе военнослужащих», кругом лиц, имеющих право на обеспечение жилым помещением по избранному месту жительства путем предоставления указанной социальной выплаты.
Согласно Правилам выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. № 153 , право на участие в подпрограмме, наряду с указанными в вышеназванном Федеральном законе «О статусе военнослужащих», имеют также военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам (подп. «б» п. 1 и подп. «в» п. 3 ст. 51 Закона о воинской обязанности), и граждане, уволенные с военной службы по этим основаниям, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет не менее 20 лет, состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти (подп. «а» п. 5 названных Правил). Каких-либо ограничений относительно предоставления названным лицам социальной выплаты для приобретения жилого помещения именно по избранному месту жительства Правила не содержат.
Для обеспечения всех лиц, указанных как в Законе о воинской обязанности, так и в Правилах, жилыми помещениями по избранному месту жительства путем предоставления социальной выплаты Правила предусматривают ряд условий, в том числе признание лиц в установленном порядке, нуждающимися в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений).
Согласно подп. «а» п. 19 Правил для участия в подпрограмме лица должны подать соответственно в воинские части, организации, учреждения федеральных органов исполнительной власти, наряду с другими документами, и выписку из решения органа по учету и распределению жилья о постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений), что вызывает определенные трудности.
В соответствии с абз. 4 п. 14 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих порядок предоставления социальных гарантий, в том числе и обеспечения жильем лиц при перемене места жительства, определяется Правительством Российской Федерации.
Действующие Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. № 1054
«О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства» (далее – Постановление № 1054). Правила определяют, что нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства за счет средств федерального бюджета признаются граждане, проходившие военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, вооруженных силах и других воинских формированиях государств-участников СНГ, с которыми заключены соответствующие договоры, и уволенные с военной службы в запас или в отставку, прибывшие и вставшие на воинский учет по избранному постоянному месту жительства либо оставшиеся проживать по прежнему месту службы до получения жилья в избранном постоянном месте жительства, имеющие общую продолжительность военной службы в календарном исчислении не менее 10 лет и уволенные по льготным основаниям – по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья и в связи с организационно-штатными мероприятиями (подп. «а» п. 6 указанных Правил).
Основанием признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в соответствии с подп. «и» п. 7 названных Правил является «избрание постоянного места жительства после увольнения с военной службы».
Причем, организация учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, согласно подп. «б» п. 3 Постановления № 1054 была возложена на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.
Постановка на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий в соответствии с п. п. 9 и 12 названных Правил была поручена органам местного самоуправления, а предоставлением (распределением) жилья, согласно п. 30 названных Правил, занималась администрация субъектов Российской Федерации.
Однако с 1 января 2005 г. в соответствии с положениями абз. 1 п. 14
ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение жилым помещением лиц, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. При этом, несмотря на то, что в названные Правила вносились изменения уже после 1 января 2005 г., изменений в части приведения Правил в соответствии с требованиями абз. 1 п. 14 ст. 15 Федерального закона
«О статусе военнослужащих» произведено не было.
Возникшая коллизия в вопросе определения легитимного органа, обязанного принимать решение о признании лиц нуждающимися в жилье при перемене места жительства, была разрешена судебной практикой следующим образом.
Как следует из решения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, решение о признании увольняемого военнослужащего нуждающимся в жилье при перемене места жительства принимается по месту прохождения им военной службы . Согласно данному судебному решению аналогичный порядок признания нуждающимися в жилом помещении (улучшении жилищных условий) должен действовать и в отношении граждан, уволенных с военной службы.
Другой формой реализации права указанных лиц, поступивших на военную службу по контракту до 1 января 1998 г., на жилье при перемене места жительства является фактическое предоставление жилого помещения в избранном месте жительства в собственность бесплатно либо по договору социального найма.

1.3. Порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях и предоставления жилья в собственность бесплатно
Правительством Российской Федерации было принято Постановление от 29 июня 2011 г. № 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих-граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно» (далее – Постановление № 512). Данное Постановление направлено на реализацию жилищных прав военнослужащих всех федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрено прохождение военной службы.
Законодатель поставил реализацию жилищных прав военнослужащих в зависимость от определенной даты заключения первого контракта о прохождении военной службы. По данному критерию военнослужащие разделены на три категории.
Первая категория – это военнослужащие, заключившие первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных учебных заведений). После пяти лет прохождения ими военной службы они имеют право на получение жилых помещений по договору социального найма, т.е. уже в период прохождения военной службы.
Вторая категория – это военнослужащие, заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г. и не являющиеся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения, либо проживающие в закрытых военных городках вне зависимости от даты заключения контракта.
Указанные военнослужащие в период военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями, а при увольнении с военной службы по «льготным основаниям» при наличии на момент увольнения 10-летней выслуги на военной службе приобретают право на получение жилья в собственность бесплатно или по договору социального найма по своему выбору (абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).
Третья категория – это военнослужащие, являющиеся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения, которые в период военной службы имеют право на обеспечение служебными жилыми помещениями, и уже через три года участия в данной системе могут самостоятельно осуществлять покупку жилья с помощью выделенных денежных средств. К данной категории относятся военнослужащие, заключившие первые контракты о прохождении военной службы после 1 января 2005 г., а также офицеры, окончившие военные образовательные учреждения в 2005-2008 гг., изъявившие желание стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (п. 15 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).
Постановление № 512 регулирует вопросы жилищного обеспечения второй из указанных выше категорий военнослужащих. Постановлением утверждены два документа:
1) Правила признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями.
2) Правила предоставления военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно.
Судя по содержанию первого документа, он призван регламентировать в одинаковом порядке признание военнослужащих нуждающимися и в получении жилых помещений по договорам социального найма, и в собственность бесплатно. В настоящее время во всех федеральных органах исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, действуют ведомственные нормативные акты о порядке постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях по договорам социального найма. А вот документа, регулирующего порядок предоставления военнослужащим жилых помещений в собственность, до сих пор не имелось.
В Вооруженных Силах Российской Федерации порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, определен Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. № 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» (далее – Приказ № 1280).
Однако в данном приказе установлен общий порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, без указания на обеспечение жильем именно военнослужащих, заключивших первый контракт о прохождении военной службы в 1998-2005 гг. Полагаем, что с момента вступления в силу Постановления № 512 нормы Инструкции о предоставлении военнослужащим-гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом № 1280, станут распространяться лишь на военнослужащих, заключивших первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г.
Критический анализ Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, утвержденных Постановлением № 512, свидетельствует о том, что данный документ имеет ряд изъянов.
Во-первых, не вполне точно указан момент, с которого военнослужащие имеют право (и возможность) быть признанными нуждающимися в жилых помещениях. И Федеральный закон «О статусе военнослужащих», и вновь принятые Правила к такой категории военнослужащих относят две группы лиц:
а) имеющих выслугу на военной службе 20 и более лет (но таких военнослужащих пока еще нет в природе, поскольку 20 лет с 1998 г. даже для курсантов военных вузов истекут не ранее 2014 г.);
б) имеющих 10 лет и более выслуги на военной службе и увольняемых по «льготным основаниям.
Рассматриваемые Правила в п. 1 закрепляют, что признание военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях осуществляется при их увольнении. Однако точный момент времени, с которого военнослужащий может говорить о себе как об увольняемом, в законодательстве не определен.
Здесь возможны как минимум три различных даты наделения военнослужащего статусом увольняемого: дата издания приказа об увольнении; дата направления соответствующему должностному лицу представления к увольнению; дата подачи военнослужащим рапорта о своем увольнении. Для различных оснований увольнения военнослужащего эти даты могут быть различны. Например, признание военнослужащего не годным к военной службе обязывает командование уволить данного военнослужащего. Зачисление же военнослужащего в распоряжение соответствующего командира (начальника) в связи с проведением организационно-штатных мероприятий не обязывает командование уволить данного военнослужащего по указанному основанию даже при наличии желания самого военнослужащего прекратить военную службу.
Ненаделение военнослужащего статусом увольняемого влечет и отказ в признании его нуждающимся в жилом помещении согласно рассматриваемому Постановлению № 512. Однако здесь существует угроза увольнения такого военнослужащего вовсе без жилья даже при реальной его нуждаемости в жилом помещении, наличии соответствующей выслуги лет и «льготного основания» для увольнения. Например, увольнение и исключение из списков личного состава воинской части сержанта, проходящего военную службу по контракту, оформляется, как правило, одним приказом по строевой части, а издание данного приказа входит в компетенцию командира полка (бригады) и ему равных должностных лиц. Для подготовки данного приказа не требуется составления и направления различного рода аттестаций, представлений и т.п., поэтому существует возможность его издания в кратчайшие сроки, тем более что военнослужащий не числится в списках, нуждающихся в жилых помещениях. Почти так же быстро могут быть уволены без предоставления жилья офицеры, прапорщики и мичманы, если представления на их увольнение будут рассмотрены без промедления. На уже уволенных военнослужащих, но не исключенных из списков личного состава воинской части, не распространяется гарантия, предусмотренная п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», о запрете издания приказов об их увольнении; нет в законодательстве и запрета на исключение их из списков личного состава военных организаций.
Кроме того, в самом комментируемом Постановлении № 512 заложена правовая норма, позволяющая возлагать вину за непостановку на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях на самого военнослужащего.
Так, в соответствии с п. 5 Правил, утвержденных данным Постановлением Правительства, заявление и документы для признания нуждающимся должны быть поданы военнослужащим в сроки, обеспечивающие возможность принятия решения о принятии на учет (отказе в принятии на учет) до даты его исключения из списков личного состава воинской части. Поскольку на принятие решения отводится до 30 рабочих дней, некоторое время необходимо затратить на сбор и направление документов, а прекращение статуса военнослужащего, как было показано выше, можно осуществить весьма быстро, то военнослужащие в последние месяцы своей службы могут оказаться ущемленными в гарантированных законом правах.
Во-вторых, п. 2 вышеназванных Правил установлено, что в целях признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях применяется учетная норма площади жилого помещения, установленная в соответствии с законодательством Российской Федерации по избранному постоянному месту жительства.
Новеллой является правило применения для постановки на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении учетной нормы, отличной от местности проживания военнослужащего. В одном из своих определений Верховный Суд Российской Федерации высказывал правовую позицию, согласно которой «при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения федеральное законодательство не ограничивает включение в сумму общей площади имеющихся у гражданина жилых помещений пределами лишь одного субъекта, в котором планируется улучшение жилого помещения» .
Поскольку учетная норма устанавливается органом местного самоуправления (п. 5 ст. 50 ЖК РФ) и различается в различных регионах страны, то некоторые предприимчивые военнослужащие смогут использовать этот фактор в своих корыстных целях.
Так, если по месту прохождения военной службы у военнослужащего имеется жилое помещение (его часть) на праве пользования или собственности по метражу, не позволяющему ему быть признанным нуждающимся в жилых помещениях по месту прохождения военной службы (например, при учетной норме 10 квадратных метров на каждого члена семьи приходится 11 квадратных метров общей площади жилого помещения), то такой военнослужащий имеет возможность получить жилье в другом регионе, где учетная норма является большей (к примеру, 13 квадратных метров) .
В-третьих, для признания нуждающимся в жилом помещении военнослужащий должен подать заявление по форме, установленной вышеназванными Правилами, с приложением ряда документов (п. 3). Неопределенность данного пункта Правил обусловлена не вполне четким определением границ выбора военнослужащим места жительства, где он желает получить жилое помещение при увольнении. Правила оперируют термином «административно-территориальное образование субъекта Российской Федерации». Однако данный термин может означать как конкретный населенный пункт (город, поселок, село), так и муниципальный район с несколькими населенными пунктами в своем составе. Как поступить с военнослужащим, который избрал населенный пункт, в котором не ведется жилищное строительство? Ответа на данный вопрос комментируемое Постановление № 512 не дает.
В-четвертых, перечень документов, необходимых для решения вопроса о признании военнослужащего нуждающимся в жилом помещении, судя по всему, заимствован авторами указанных выше Правил из Приказа № 1280. Существенным отличием от ранее применяемого в Вооруженных Силах перечня является необходимость предоставления военнослужащими, увольняемыми с военной службы по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, справок о планируемом сроке увольнения.
На наш взгляд, планируемый срок увольнения военнослужащего носит чересчур вероятностный характер и может быть изменен в силу самых различных причин: болезни военнослужащего, предоставления ему неиспользованного ранее времени отдыха, обучения и т.п. А назначение такого военнослужащего на воинскую должность после выдачи ему такой справки вообще влечет невозможность обеспечения его жильем по договору социального найма либо предоставления жилого помещения в собственность бесплатно.
Скорее всего, в таких случаях, как ранее это имело место с выдачей государственных жилищных сертификатов, следственные органы станут усматривать в действиях неуволившихся, либо несвоевременно уволившихся военнослужащих признаки преступления, предусмотренного ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (мошенничество) . Вместе с тем действующее законодательство не содержит норм, требующих обязательного увольнения с военной службы военнослужащих, реализовавших свое право на жилище, будучи в статусе «увольняемого».
Так же как и Инструкция о порядке обеспечения военнослужащих жилыми помещениями по договорам социального найма, утвержденная Приказом № 1280, новые Правила требуют для принятия на учет представления военнослужащим выписок из домовых книг, копии финансовых лицевых счетов с мест жительства военнослужащего и членов его семьи за последние пять лет до подачи заявления.
Сами по себе такие требования являются законными и направлены на проверку возможных фактов намеренного ухудшения военнослужащим своих жилищных условий в целях постановки его на учет в качестве нуждающегося в жилье. Видимо, здесь авторы названных Правил предусмотрели случаи неполучения военнослужащим ответов на свои запросы в домоуправления, квартирно-эксплуатационные части, структурные подразделения ОАО «Славянка» и т.п. Однако в этой части Правила не учитывают специфику прохождения военной службы и ставшее уже привычным длительное, в нарушение установленного законодательством трехмесячного срока, массовое непредоставление военнослужащим служебного жилья. Поэтому многие военнослужащие и члены их семей годами стоят в очереди на жилье, оставаясь зарегистрированными по месту жительства по адресам воинских частей (п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).
А раз у семей военнослужащих отсутствуют какие-либо жилые помещения, многие из них вынуждены проживать в служебных кабинетах, на условиях коммерческого найма, у друзей и родственников и т.п. Поэтому получить им выписки из домовых книг и копии финансовых лицевых счетов не представляется возможным.
В соответствии с п. 4 вышеназванных Правил, в случае если по обстоятельствам, не зависящим от военнослужащего, указанные документы не могут быть получены, военнослужащий должен представить документы, свидетельствующие о невозможности их получения. Что является надлежащим доказательством невозможности получения выписок из домовых книг и финансовых лицевых счетов, Правила не разъясняют. Возможно, в качестве таковых понимаются копии запросов в различные инстанции и ответы на них (либо неполучение ответов в 30-дневный срок), возможно – решения судов, устанавливающие данные юридические факты. Возможно, чиновники потребуют представления и иных документов. Однако поскольку в Правилах вид этих документов не определен, то в данном пункте содержится целый ряд коррупциогенных факторов, как минимум: а) широта дискреционных полномочий; б) возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан по усмотрению должностных лиц; в) неполнота административных процедур; г) наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права.
Предвидя бюрократический процесс проверки документов работниками Департамента жилищного обеспечения, можно сделать вполне обоснованное предположение, что без этих непонятных по форме и невозможных для получения физически документов военнослужащему по формально законным основаниям может быть отказано в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях.
Что касается применения к военнослужащим-заявителям норм ст. 53 ЖК РФ о намеренном ухудшении ими жилищных условий, то разработчики рассматриваемых Правил, судя по всему, учли нашу критику относительно перечня таких действий, отраженных в Приказе № 1280 .
В Правилах в качестве действий, подпадающих под ст. 53 ЖК РФ, отсутствует имеющееся в названном приказе вселение военнослужащим в свое жилье своих родителей, нет в Правилах в качестве таких действий и выселения военнослужащего из квартиры, принадлежащей на праве собственности бывшей супруге, после расторжения брака. Однако в качестве опять-таки коррупциогенного фактора следует отметить открытый перечень таких действий, который определяется по усмотрению соответствующего должностного лица.
Вызывает недоумение тот факт, что в п. 11 указанных Правил идет речь о том, что военнослужащие, принятые на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях и не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть сняты с учета и обеспечиваются жилыми помещениями лишь в собственность бесплатно. Во-первых, логическое толкование данного пункта приводит к выводу, что такие военнослужащие, несмотря на законодательный запрет, все же могут быть уволены с военной службы (или подразумевается, что согласие на такое увольнение они дали «по умолчанию»). Во-вторых, из данного пункта следует, что такие военнослужащие не могут получить жилье по договорам социального найма, а могут получить его лишь в собственность, хотя Федеральным законом «О статусе военнослужащих» установлено право выбора между двумя этими формами жилищного обеспечения за военнослужащим.
В качестве положительной стороны комментируемого Постановления Правительства следует отметить, что п. 13 вышеназванных Правил установлено право изменения военнослужащим, уже признанным нуждающимся в жилом помещении, избранного им места жительства после увольнения. При этом датой принятия на учет по новому избранному месту жительства является дата принятия на учет по прежнему избранному месту жительства.
В Правилах предоставления жилья в собственность бесплатно существенных недостатков, на наш взгляд, не имеется. Впрочем, и существенной детализации данного процесса не просматривается. Так, совсем не понятно, будет ли соблюдаться при предоставлении жилья в собственность принцип очередности.
Статья 57 ЖК РФ, устанавливающая правило, о предоставлении жилья исходя из даты постановки на учет, размещена в гл. 7 ЖК РФ, регламентирующей вопросы предоставления жилья по договорам социального найма. На гражданские правоотношения по вопросу получения жилья в собственность ст. 57 ЖК РФ не распространяется.
Таким образом, чиновники имеют возможность предоставлять за «определенную мзду» квартиры совсем без очереди или не предоставлять жилье длительно состоящим в очереди претендентам.
Общие и системные недостатки:
– в рассматриваемом Постановлении Правительства вообще ничего не говорится о праве состоять на учете и получать жилье бесплатно военнослужащих, увольняемых из закрытых военных городков. Между тем они обеспечиваются в этих городках лишь служебными жилыми помещениями, вне зависимости от даты заключения первого контракта. Получается, что, например, на полковника, заключившего первый контракт до 1998 г., проходящего службу в закрытом военном городке, не имеющего возможности ни получить жилье по договору социального найма, ни приватизировать его, не будет распространяться действие комментируемого Постановления;
– в настоящее время многие военнослужащие, на которых распространяется действие рассматриваемого Постановления Правительства (выпускники военных вузов 1998-2008 гг.), состоят в очереди на жилье по договору социального найма, так как были приняты на такой учет еще по Приказу Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г.
№ 80 или по Приказу № 1280. Это законно, так как они имеют более 10 лет выслуги, увольняются по «льготным» статьям. Однако в Постановлении
№ 512 ничего не сказано о возможности перейти из прежней очереди (на жилье по договору социального найма) в новую (на жилье в собственность и по договору социального найма). Получается, необходимо все документы собирать заново, что повлечет новые траты, нервы и общение с чиновниками;
– теоретически какого-нибудь увольняемого военнослужащего жилищная комиссия уже могла признать нуждающимся в предоставлении жилья в собственность бесплатно, запрета такого не было, а закон уже был. В комментируемом Постановлении № 512 также ничего не сказано, становится ли он в очередь по протоколу жилищной комиссии или заново собирает все необходимые документы;
– не вполне ясно, кто именно принимает юридически значимые решения, связанные с постановкой на учет и предоставлением жилых помещений военнослужащим: орган военного управления, коллегиальный орган (комиссия) или должностное лицо? Ведь от этого зависит и подсудность, и способ оспаривания их действий (решений).
Как Постановление № 512 будет применяться в реальной жизни – покажет время и правоприменительная практика.

1.4. Актуальные вопросы реализации участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих права на получение целевого жилищного займа
Уже восьмой год действует накопительно-ипотечной системы (далее – НИС) жилищного обеспечения военнослужащих. Правовое регулирование функционирования НИС осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и Законом о НИС, постановлениями Правительства Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, изданными во исполнение Федерального закона о НИС.

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Проблемы обеспечения жильем военнослужащих

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1. Проблемы защиты военнослужащими права на обеспечение жильем от военного ведомства на этапе признания их нуждающимися

2.2. Некоторые проблемы реализации военнослужащими права на обеспечение жилыми помещениями в избранном месте жительства

2.3. Проблемы определения состава семьи военнослужащего при предоставлении жилого помещения

2.1. Проблемы защиты военнослужащими права на обеспечение жильем от военного ведомства на этапе признания их нуждающимися
Проблема защиты военнослужащими права на обеспечение жильем от военного ведомства на этапе признания их нуждающимися неоднократно была предметом изучения, как на уровне научного сообщества, так и на уровне органов государственной власти . Вступившая в силу с декабря
2008 г. ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» поставила процесс жилищного обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, в жесткие рамки единой нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма или в собственность бесплатно в размере 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека. До указанных поправок соответствующими ведомствами использовались дифференцированные нормы предоставления, установленные органами местного самоуправления в соответствии со ст. 50 ЖК РФ.
При непосредственном обеспечении жилыми помещениями нередко возникает вопрос: что делать с жильем, общая площадь которого не позволяет предоставлять его нуждающимся военнослужащим и уволенным с военной службы гражданам в связи с превышением норм предоставления? Особенно актуальным этот вопрос стал тогда, когда руководство страны определило сроки полного жилищного обеспечения военнослужащих и выделило на эти цели значительные денежные средства. Одним из способов, позволяющих своевременно освоить бюджетные ассигнования и уложиться в установленные сроки, является приобретение готовых жилых помещений на так называемом вторичном рынке. Однако рынок не всегда удовлетворяет спрос на квартиры, размер которых варьируется в пределах нормы предоставления. Связано это, по мнению автора, прежде всего с тем, что из года в год в России растет уровень жилищной обеспеченности граждан. По данным статистики, общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя, составляла:
– в 2011 г. – 21,5 квадратного метра;
– в 2012 г. – 22,0 квадратного метра;
– в 2013 г. – 22,4 квадратного метра;
– в 2014 г. – 22,6 квадратного метра.
При этом федеральный стандарт социальной нормы площади жилого помещения, которому соответствует установленная ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» норма предоставления, с 2005 г. остается неизменным и составляет 18 квадратных метров общей площади.
Ведомственное жилищное строительство, использующее общегражданские проекты, не всегда обеспечивает военные организации квартирами, приемлемыми для предоставления очередникам по их метражу. Более того, нередко встречающийся отказ военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, от предлагаемого жилья сделал невостребованными многие жилые помещения. Таким образом, у Минобороны России и других федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, появилось много пустующих квартир, тогда как по-прежнему сохраняется очередь нуждающихся и «поджимают» сроки обеспечения. В таких условиях и встал на повестку дня вопрос нормативного урегулирования порядка предоставления жилых помещений, площадь которых превышает установленные нормы.
Следует отметить, что в сложившейся проблемной ситуации судебной системой была выработана правовая позиция, обосновывающая выделение военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы, жилых помещений с превышением нормы предоставления.
В Обзоре судебной практики рассмотрения военными судами гражданских дел за первое полугодие 2014 г. 3-го окружного военного суда указывается, что вопросы, связанные с обеспечением военнослужащих жильем, вызывают наибольшие затруднения и обусловлены не только недостаточностью и неконкретностью нормативно-правовой базы, но и изменениями в порядке обеспечения военнослужащих жилыми помещениями в связи с принятием ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» социальная защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций органами государственной власти, органами военного управления и органами местного самоуправления .
По одному из рассмотренных дел указывается, что при выделении в порядке очередности офицеру запаса Б. жилого помещения, общая площадь которого на 6,82 квадратного метра больше нормы предоставления, права иных военнослужащих на жилье нарушены не были. Иные военнослужащие на оспариваемое жилое помещение не претендовали, а конструктивные особенности дома не давали возможности предоставить Б. жилое помещение меньшей площади. Таким образом, выделение заявителю квартиры отвечало целям обеспечения его как военнослужащего жилым помещением для постоянного проживания, а установленное превышение нормы предоставления жилого помещения следовало признать допустимым и незначительным.
По другому делу превышение нормы предоставления на
1,2 квадратного метра, допущенное жилищной комиссией воинской части при распределении жилья военнослужащей С., является незначительным и явно несоразмерным как степени нарушения ее права на жилище в случае неоправданно длительной задержки в реализации этого права, так и объему неблагоприятных для государства последствий такой задержки, вызванных необходимостью удержания ее на военной службе в связи с необеспеченностью жильем .
Однако в Российской Федерации право не является прецедентным, поэтому объективно имелась необходимость законодательного закрепления возможности получения жилья с превышением нормы предоставления. В Федеральном законе «О статусе военнослужащих» ст. 15 была дополнена новым пунктом 16 устанавливающим указанную выше возможность. Однако именно эта норма породила целый ряд коллизий, создающих проблемы реализации права военнослужащих на обеспечение жилыми помещениями.
Причина, побудившая законодателя внести указанные изменения, кроется в наличии очередников и наличии жилых помещений, которые этим очередникам не могут быть предоставлены. Однако о каких очередниках идет в данном случае речь? Безусловно, о тех, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями для постоянного проживания. В самом п. 16 указано, что устанавливаемая норма распространяется на военнослужащих и уволенных с военной службы после 1 января 2005 г. граждан, признанных в установленном порядке, нуждающимися в улучшении жилищных условий. Вот тут и обнаруживается недостаток. Дело в том, что нуждающимися в улучшении жилищных условий граждане признавались до 1 января 2005 г. в соответствии с Жилищным кодексом РСФСР. После указанной даты в соответствии с гл. 7 ЖК РФ граждане признаются нуждающимися в жилых помещениях.
Таким образом, формально под действие п. 16 не подпадают военнослужащие, принятые на учет нуждающихся по месту службы после
1 января 2005 г. В связи с изложенным автор полагает необходимым внести соответствующие изменения в п. 16 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», поменяв формулировку первого абзаца.
Следует обратить внимание на то, что указанная в п. 16 категория лиц при желании может приобрести либо получить жилые помещения общей площадью, превышающей норму предоставления площади жилого помещения, в собственность. Вместе с тем те очередники, речь о которых идет в абз. 1 п. 16, в соответствии с п. 3 ст. 49 ЖК РФ могут получить жилые помещения только по договорам социального найма .

2.2. Некоторые проблемы реализации военнослужащими права на обеспечение жилыми помещениями в избранном месте жительства
Согласно ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в собственность жилые помещения предоставляются только военнослужащим-гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ, по достижении ими общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Правила признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих-граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, утверждены Постановлением № 512.
Таким образом, опять же формально, из-за различия понятий «нуждающиеся в жилых помещениях» и «нуждающиеся в улучшении жилищных условий» внутреннее противоречие абз. 1 п. 16 полностью делает невозможным его реализацию.
Но если не вдаваться в буквальный анализ юридической нормы, все равно установление положения о приобретении или получении жилого помещения в собственность еще более сужает круг лиц, которые могут воспользоваться возможностью получить квартиры с превышением нормы предоставления, так как в данном случае эта возможность распространяется на тех, кого признали нуждающимися после 15 июля 2011 г. (дата вступления в силу указанного Постановления № 512).
В то же время позиция законодателя вполне понятна, так как получение жилья с превышением нормы предоставления не может быть бесплатным. В соответствии с п. 16 жилые помещения могут быть получены за счет оплаты из собственных средств дополнительной общей площади жилого помещения, превышающей установленную норму предоставления площади жилого помещения. Поэтому оплаченные квадратные метры могут быть переданы исключительно в собственность, а не в наем, пусть даже бессрочный (социальный). Однако прецедент установления возможности частичной покупки квартиры по социальному найму уже имеется.
Опережая федерального законодателя и подзаконное нормативное регулирование, Министр обороны Российской Федерации издал Приказ
от 22 августа 2011 г. № 1450 «Об утверждении Порядка взаимодействия органов военного управления при предоставлении военнослужащему жилого помещения общей площадью, превышающей установленные статьей 15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» нормы предоставления жилого помещения, и компенсации военнослужащим за счет собственных средств затрат федерального бюджета при предоставлении жилого помещения, превышающего нормы предоставления жилого помещения» .
В соответствии с данным Приказом предоставление жилого помещения общей площадью сверх установленной нормы осуществляется с обязательным условием заключения с военнослужащим договора социального найма жилого помещения или принятия решения о предоставлении жилого помещения в собственность бесплатно. После проверки необходимых документов и подтверждения факта поступления суммы компенсации затрат федерального бюджета Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации, специализированные организации Министерства обороны Российской Федерации заключают с военнослужащим договор социального найма жилого помещения в соответствии с Приказом № 1280 или принимают решение о предоставлении жилого помещения в собственность бесплатно в соответствии с Постановлением № 512.
Таким образом, Минобороны России были санкционированы случаи, до сих пор не известные юридической науке и практике и не укладывающиеся в рамки гражданского законодательства, – единовременная плата за часть жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма. Думается, что указанный Приказ объясняется крайне безвыходным положением военного ведомства, однако в настоящее время необходимо заменить его новым нормативным правовым актом.
Автору видится следующий путь преодоления сложившейся коллизии: для этого достаточно внести изменения в абз. 3 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», дополнив последнее предложение словами: «в том числе в собственность бесплатно».
Получится, что военнослужащие, заключившие контракт до 1 января 1998 г., обеспечиваются жильем на общих основаниях, т.е. согласно жилищному законодательству по социальному найму, а также в собственность. Такая формулировка открывает возможность для выдачи очередникам, принятым в военных организациях, на учет нуждающихся в жилых помещениях (улучшении жилищных условий), квартир с превышением нормы предоставления за счет оплаты ими дополнительной площади.
Другой предусмотренный п. 16 способ получения жилья с превышением нормы предоставления заключается в единовременной денежной выплате, предоставляемой военнослужащим-гражданам из федерального бюджета на приобретение жилого помещения, общая площадь которого соответствует установленной норме предоставления площади жилого помещения. Смысл этого способа заключается в том, что указанная выплата заменяет выдачу готового жилого помещения в натуре и рассчитывается исходя из установленных норм предоставления. По замыслу законодателя, используя только выплату или добавляя к ней свои собственные денежные средства, военнослужащий сможет приобрести жилое помещение в таком размере, который он посчитает нужным, т.е. сможет удовлетворить свое желание приобрести жилое помещение общей площадью, превышающей норму предоставления. Именно данным способом могут воспользоваться очередники на социальное жилье. Размер единовременной денежной выплаты должно определить Правительство Российской Федерации.
Автор полагает крайне важным ответственно подойти к расчету размера выплаты с точки зрения его соответствия реальной среднерыночной стоимости недвижимости. При применении в расчетах норматива стоимости одного квадратного метра общей площади жилья по Российской Федерации, определяемого Минрегионом России, считаем необходимым также использовать поправочные коэффициенты с учетом количества членов семьи, а также с учетом населенного пункта, где будет приобретаться жилое помещение, как это установлено, например, в Постановлении Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 г. № 63 «О предоставлении федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения» .
В противном случае единовременная денежная выплата будет поставлена на уровень государственного жилищного сертификата, реализация которого не позволяет приобрести жилое помещение не то что с превышением нормы предоставления, но и по минимальному ее пределу.
Хотелось бы обратить внимание также на еще одно внутреннее противоречие п. 16 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». В соответствии с его абз. 1 могут приобрести, либо получить жилые помещения общей площадью, превышающей норму предоставления, военнослужащие и уволенные с военной службы после 1 января 2005 г. граждане. Однако абз. 2 и 3 предусматривают предоставление единовременной денежной выплаты и оплату дополнительной общей площади жилого помещения только военнослужащими. Установленное ограничение на получение выплаты и на оплату дополнительной площади для граждан, уволенных с военной службы, но состоящих на жилищном учете по месту прохождения военной службы, противоречит смыслу и духу закона. Имея и официально декларируя намерение ускорить жилищное обеспечение уволенных граждан, которые, используя предусмотренную п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» норму, состоят в списках очередников, законодатель почему-то механизм реализации права на получение жилья сверх нормы предоставления на них не распространил. Разумного объяснения этому не находится.
Исходя из изложенного, автор считает, что содержательное построение п. 16 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выполнено без соблюдения таких принципов и правил юридической техники, как полнота, рациональность, обоснованность, эффективность, стабильность, реальность и оптимальность .
Таким образом, отраженная в указанном пункте юридическая конструкция наглядно показывает, насколько важным является научный подход в законотворческой деятельности.

2.3. Проблемы определения состава семьи военнослужащего при предоставлении жилого помещения
Вопросы определения состава семьи военнослужащего при предоставлении ему жилого помещения уже неоднократно поднимались и освещались на страницах журнала «Право в Вооруженных Силах». У многих авторов сложилась определенная точка зрения на этот счет, которая основывается на выводах, сделанных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в п от 14 февраля 2000 г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (далее – Постановление № 9).
Е.А. Глухов не разделяет позиций некоторых юристов по данному вопросу и предлагает вниманию читателей несколько иные выводы из анализа норм действующего жилищного законодательства, регулирующих вопросы обеспечения граждан жилыми помещениями.
В соответствии с п. 22 Постановления № 9 по установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами ЖК РФ.
Из указанной правовой позиции Е.А. Глуховым был сделан вывод, что необходимым условием обеспечения жильем вместе с военнослужащим иных лиц являются их близкое родство (либо нахождение гражданина Российской Федерации у военнослужащего на иждивении) и совместное с ним проживание . Данное мнение основывается также на нормах ч. 1 ст. 69 ЖК РФ. Однако, по нашему мнению, данный вывод является не вполне обоснованным.
Прежде всего, следует отметить, что Верховный Суд Российской Федерации указал на то, что к нормам ЖК РФ следует обращаться при определении круга лиц, имеющих право на обеспечение жильем. При этом не совсем понятно, почему юристы и правоприменители обращаются к ст. 69 «Права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма» ЖК РФ. Пункт 1 указанной статьи устанавливает перечень лиц, относящихся к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но не определяет круг лиц, имеющих право на обеспечение жильем.
Однако Верховный Суд Российской Федерации не зря дает отсылку к ЖК РФ. Дело в том, что гл. 7 ЖК РФ регламентирует основания и порядок предоставления жилого помещения гражданам. Именно к нормам указанной главы и следует обращаться при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем.
В соответствии с ч. 1 ст. 52 ЖК РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, которые приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, за исключением установленных случаев. Согласно ч. 2 этой же статьи состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях имеют право указанные в ст. 49 категории граждан, которые могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях. Как известно, ч. 3 ст. 49 ЖК РФ отсылает к законам, определяющим категории граждан, обеспечиваемых жилыми помещениями жилищного фонда Российской Федерации. Одной из таких категорий, согласно Закону о статусе военнослужащих, являются военнослужащие-граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту и заключившие контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных вузов), а также совместно проживающие с ними члены их семей.
Правом на обеспечение жилыми помещениями из жилищного фонда Российской Федерации военнослужащих и членов их семей как отдельную категорию граждан наделяет именно специальный закон – Закон о статусе военнослужащих, а не ЖК РФ, так как в нормах указанного Федерального закона содержатся социальные гарантии и компенсации, предоставляемые военнослужащим.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Организация прокурорского надзора за соблюдением жилищных прав военнослужащих

Федеральный закон «О статусе военнослужащих», устанавливающий основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, гласит, что государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение.
12 ноября 2009 г. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации отметил, что решение жилищной проблемы военнослужащих – важнейшая общегосударственная задача, а обеспечение военнослужащих постоянным и служебным жильем по-прежнему остается приоритетным направлением деятельности государства .
Вместе с тем в сравнении с реализацией права на другие социальные гарантии, такие как обеспечение денежным и вещевым довольствием, право на обеспечение жильем реализуется военнослужащими с наибольшим числом сложностей.
На эффективность практической реализации задачи государства по обеспечению жильем военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей оказывают негативное воздействие объективные обстоятельства, обусловленные высокой стоимостью жилья в Российской Федерации, продолжающейся реорганизацией Вооруженных Сил Российской Федерации, сокращением их численности и, как следствие этого, необходимостью обеспечения жильем значительного количества военнослужащих.
В то же время в ходе практической деятельности правоохранительных органов выявляются многочисленные факты злоупотреблений и нарушений законности в сфере жилищного обеспечения военнослужащих, что, помимо объективных причин, существенно усложняет разрешение жилищной проблемы военнослужащих.
Анализ работы военной прокуратуры Восточного военного округа свидетельствует, что, несмотря на принимаемые командованием и контрольно-ревизионными органами меры, нарушения законодательства, направленного на обеспечение жильем военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, по-прежнему носят распространенный характер в войсках округа, о чем свидетельствуют статистические показатели надзорной работы.
Так, в 2010 г. прокурорскими проверками соблюдения жилищных прав граждан выявлено более 600 нарушений законов. Об их устранении командованию внесено 88 представлений, в защиту интересов граждан заявлено 182 иска. По результатам проверок 30 должностных лиц предостережены о недопустимости нарушения закона, 55 привлечены к дисциплинарной ответственности по требованию военных прокуроров.
При этом на 81,7% выросло количество нарушений, выявленных в данной сфере в 2010 г. в сравнении с 2009 г., что требует принятия военными прокурорами дополнительных мер к выявлению, пресечению и предупреждению правонарушений, посягающих на жилищные права военнослужащих.
Наибольшее число нарушений жилищных прав военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей допускается воинскими должностными лицами, обладающими исполнительно-распорядительными полномочиями в отношении жилищного фонда, в сфере распределения и выделения жилья.
В ходе проверки, проведенной в мае 2010 г. военной прокуратурой Уссурийского гарнизона, установлено, что в нарушение п. 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище»
на 2011-2015 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. № 153, начальник ФГУ «Покровская КЭЧ района» майор С. необоснованно отказал сержанту к/с К. включить находящегося у нее на иждивении ребенка в состав ее семьи для обеспечения государственным жилищным сертификатом.
В мае 2010 г. по результатам проверки военным прокурором Уссурийского гарнизона начальнику ДКЭУ (Т) внесено представление об устранении нарушений закона, которое реализовано, права военнослужащей восстановлены.
Аналогичные нарушения выявлены в деятельности поднадзорных квартирно-эксплуатационных органов военными прокурорами Хабаровского, Благовещенского гарнизонов, а также гарнизона Комсомольск-на-Амуре.
Типичными являются нарушения жилищных прав военнослужащих при увольнении их с военной службы.
Надзорными мероприятиями, проведенными в августе 2010 г. военной прокуратурой Бикинского гарнизона, установлено, что в нарушение
п.п. 15, 16 ст. 34 «Положения о порядке прохождения военной службы», утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 , приказом командира войсковой части 46102 № 172 от 14 декабря 2009 г. майор Н., уволенный с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и нуждающийся в обеспечении жилым помещением, без предоставления жилья исключен из списков личного состава части.
В августе 2010 г. военным прокурором гарнизона на противоречащий закону приказ принесен протест, который удовлетворен, права военнослужащего восстановлены.
Подобные нарушения также носят весьма распространенный характер.
Сложной и до конца не разрешенной проблемой остается обеспечение нормальных жилищных условий граждан, проживающих в ведомственном жилищном фонде.
Так, в августе-сентябре 2010 г. военной прокуратурой округа проведена надзорная проверка по информации заместителя начальника жилищной инспекции правительства Хабаровского края о непринятии должностными лицами ФГУ «Совгаванская КЭЧ» мер к приведению в надлежащее техническое состояние здания жилого дома в г. Николаевск-на-Амуре Хабаровского края, в котором проживают военнослужащие и члены их семей.
Установлено, что руководство КЭЧ фактически самоустранилось от решения жилищной проблемы военнослужащих, проживающих в ветхом жилом фонде, требования, изложенные в предписаниях жилищной инспекцией Правительства Хабаровского края, игнорировались.
По результатам проверки начальнику ДКЭУ (Т) внесено представление об устранении нарушений закона, по результатам рассмотрения которого виновные лица привлечены к ответственности, руководством КЭЧ приняты меры к устранению допущенных нарушений жилищных прав военнослужащих.
Следует отметить, что субъектами правонарушений зачастую становятся не только воинские должностные лица, но и сами потенциальные и фактические участники государственных жилищных программ.
Об этом свидетельствует практика надзорной работы военной прокуратуры округа по выявлению нарушений, связанных с незаконным удержанием гражданами служебных квартир после реализации ими государственных жилищных сертификатов.
Такие нарушения негативно сказываются на обеспечении жильем других военнослужащих, в том числе молодых офицеров и их семей, что снижает престиж военной службы. Военными прокурорами принимаются действенные меры реагирования к лицам, допускающим подобные нарушения. Только в 2010 г. по результатам надзорных мероприятий в суды общей юрисдикции направлено 111 исковых заявлений о выселении указанной категории граждан из жилого фонда Минобороны России, которые удовлетворены.
К примеру, в декабре 2010 г. Михайловский районный суд Приморского края рассмотрел иск, заявленный в порядке ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации военным прокурором Уссурийского гарнизона в интересах Минобороны России к бывшему военнослужащему Л., о выселении его и членов его семьи из служебной квартиры в связи с реализацией ответчиком в апреле 2010 г. государственного жилищного сертификата.
Решением Михайловского районного суда Приморского края
от 22 декабря 2010 г. Л. и члены его семьи выселены из незаконно занимаемого жилого помещения.
Принятие военной прокуратурой действенных мер реагирования, направленных на обеспечение жилищных прав военнослужащих, во многом ориентировано на создание у военнослужащих чувства социальной защищенности, укрепление их морально-психологического состояния, что, в свою очередь, оказывает благоприятное влияние на общее состояние боеготовности Вооруженных Сил Российской Федерации.
В настоящее время в Минобороны России продолжается реформирование, реорганизуется система квартирно-эксплуатационных органов, в связи, с чем вновь создается нормативная база, регулирующая вопросы обеспечения военнослужащих жильем.
Так, Приказом Министра обороны Российской Федерации
от 30 сентября 2010 г. № 1280 утверждены две Инструкции, которыми определен порядок предоставления военнослужащим жилых помещений по договорам социального найма, а также служебных жилых помещений, в связи с чем признан утратившим силу Приказ Министра обороны
от 15 февраля 2000 г. № 80, которым на протяжении 10 лет регулировались правоотношения в данной сфере.
В войсках упразднен институт жилищных комиссий и создана единая очередь для военнослужащих, которая строится исходя из даты признания военнослужащего нуждающимся в получении жилья.
Как отмечает в своем интервью газете «Красная звезда» заместитель Министра обороны Российской Федерации Т.В. Шевцова, главными аспектами Приказа являются применение принципа социальной справедливости при распределении жилья военнослужащим и создание системы максимальной прозрачности при решении данного вопроса, сведен к минимуму личностный фактор во взаимоотношениях военнослужащих и лиц, принимающих решение при распределении жилья .
Такое мнение Т.В. Шевцовой является вполне обоснованным, поскольку значительное число нарушений жилищных прав военнослужащих было связано именно с деятельностью жилищных комиссий, злоупотреблениями их членов.
Вместе с тем анализ Инструкции о предоставлении военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом № 1280, свидетельствует о необходимости корректировки отдельных ее положений, которые на практике могут создать предпосылки к нарушению прав военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение
Оптимизация социальной инфраструктуры для военнослужащих и приведение ее в соответствие с государственными стандартами, нормами и требованиями, установленными в соответствующей сфере, является важнейшим, интегрирующим и системообразующим компонентом Стратегии социального развития Вооруженных Сил Российской Федерации.
Следует отметить, что актуальной в настоящее время является проблема обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы жильем, поскольку жилищный вопрос указанной категории граждан России считается проблемным.
Анализ статистических данных свидетельствует о том, что гарантированное право на обеспечение жилыми помещениями военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на практике реализуется с большими затруднениями. Безусловно, одна из главных причин сложившейся ситуации – недостаток финансирования государственных программ. Несмотря на сокращение численности армии и флота, выделяемых средств не хватает, а темпы жилищного строительства квартир для военнослужащих сокращаются. При этом имеет место существование незавершенных строительством объектов жилищного фонда, а также затягивание процесса передачи объектов социальной инфраструктуры в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальную собственность.
Проведя анализ законодательства по вопросам социально-правового регулирования военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, считаю, что для усиления мер их социально-правовой защиты, следует закрепить в законодательстве положение о том, что непредоставление военнослужащим, гражданам, уволенных с военной службы и совместно проживающим с ними членам их семей в предусмотренный законом срок жилых помещений по нормам и в порядке, предусмотренном действующим законодательством, является существенным нарушением условий контракта о прохождении военной службы.
Учитывая то, что большая часть военнослужащих имеет право на предоставление жилых помещений временного пользования, требуется эффективность действия данной формы обеспечения жильем, основными направлениями совершенствования которой являются:
– финансирование строительства и увеличения темпов строительства жилья, имеющего статус служебного и общежитий для военнослужащих;
– эффективное использование механизма повторного заселения жилых помещений, освобождаемых за выездом военнослужащих и членов их семей;
– в целях надлежащего обеспечения военнослужащих и членов их семей служебными жилыми помещениями по приезду на новое место службы, обеспечивать их квартирным жильем из расчета одна комната на одного взрослого члена семьи.
– организация системы учета жилых помещений, занимаемых военнослужащими и контроля за их целевым использованием, с выполнением всех необходимых действий (по принятию мер к выселению лиц, неправомерно занимающих жилые помещения, по контролю за соблюдением механизма повторного заселения).
– решение вопросов выселения лиц, утративших связь с Вооруженными Силами Российской Федерации, занимающих служебную жилую площадь, и обеспечения жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы.
Список использованных нормативных актов и литературы
Нормативно-правовые акты
1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // [Электронный ресурс] / СПС «Гарант». – Последнее обновление 15 декабря 2013 г.
2. Международный пакт от 16.12.1966 г. «Об экономических, социальных и культурных правах» // БВС РФ. – 1994. – № 12.
3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // СЗ РФ. – 2009. – № 4. – Ст. 445.
4. Уголовный кодекс Российской Федерации (ред 30.12.2015) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954; 2015. – № 48. – Ст. 6165.
5. Федеральный закон от 28.03.1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (ред 05.10.2015) // СЗ РФ. – 1998. – № 13. – Ст. 1475; 2015. – № 48. – Ст. 6165.
6. Федеральный закон от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (ред 14.12.2015) // СЗ РФ. – 2015. – № 22. – Ст. 2331; 2013. – № 48. – Ст. 6165.
7. Федеральный закон от 20.08.2004 № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (ред 14.12.2015) // СЗ РФ. – 2015. – № 34. – Ст. 3532; 2013. – № 30 (Часть I). – ст. 4084.
8. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 г. № 188-ФЗ (ред 29.12.2015) // СЗ РФ. – 2015. – № 1 (часть 1). – Ст. 14; 2013. – № 27. Ст. 3477.
9. Федеральный закон от 07.11.2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» // СЗ РФ. – 2011. – № 45. – Ст. 6336; 2013. – № 27. – Ст. 3477.
10. Указ Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237 (ред. от 25.03.2013) «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы») // СЗ РФ. – 1999. – № 38. – Ст. 5434.
11. Постановление Правительства РФ от 11.01.2001 г. № 23 (ред. от 18.04.2005, с изм. от 23.12.2009) «Об обеспечении жильем граждан, переезжающих из закрытых административно-территориальных образований на новое место жительства, или выплате компенсаций этим гражданам» // СЗ РФ. – 2001. – № 3. – Ст. 252.
12. Постановление Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. № 153 «О некоторых вопросах реализации подпрограммы “Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством” Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы» // СЗ РФ. – 2006. – № 13. – Ст. 1405; 2013. – № 8. – Ст. 837.
13. Постановление Правительства РФ от 27.01.2009 г. № 63 «О предоставлении федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения» (вместе с «Правилами предоставления федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения») // СЗ РФ. – 2009. – № 6. – Ст. 739.
14. Постановление Правительства Российской Федерации
от 29.06.2011 г. № 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих-граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно» (вместе с «Правилами признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих-граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями», «Правилами предоставления военнослужащим-гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно») // СЗ РФ. – 2011. – № 28. – Ст. 4210.
15. Приказ Министра обороны РФ от 30.09.2010 г. № 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» (вместе с «Инструкция о предоставлении военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма», «Инструкция о предоставлении военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений») // РГ. – 2010. – № 246, 29 октября.
16. Приказ Министра обороны РФ от 22.02.2011 г. № 1450 «Об утверждении Порядка взаимодействия органов военного управления при предоставлении военнослужащему жилого помещения общей площадью, превышающей установленные статьей 15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» нормы предоставления жилого помещения, и компенсации военнослужащим за счет собственных средств затрат федерального бюджета при предоставлении жилого помещения, превышающего нормы предоставления жилого помещения» // РГ. – 2011. – № 5574, 7 сентября.
17. Приказ ГУСП от 16.01.2012 г. № 3 «Об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации» (вместе с «Порядком обеспечения военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации жилыми помещениями по договору социального найма», «Порядком обеспечения военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации служебными жилыми помещениями», «Порядком рассмотрения заявлений военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и принятия решений о предоставлении им жилых помещений») // РГ. – 2012. – № 144, 27 июня.
18. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р (ред. от 08.08.2009) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (вместе с “Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года”) // СЗ РФ. – 2008. – № 47. – Ст. 5489.
19. Постановление Правительства Москвы от 14.02.2012 г. № 43-ПП «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан» // Вестник Мэра и Правительства Москвы. – 2012. – № 11. – С. 9-14.
20. Распоряжение Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы от 22 февраля 2012 г. № 284 «Об утверждении типовой формы договора передачи жилого помещения в собственность бесплатно и типовых форм распоряжений о передаче жилого помещения в собственность бесплатно» // [Электронный ресурс] / СПС «КонсультантПлюс». – Последнее обновление 15 декабря 2013 г.
21. Жилищный кодекс РСФСР // Ведомости ВС РСФСР. – 1983. – № 26. – Ст. 883; СЗ РФ. – 1995. – № 35. – Ст. 3503; – 2004. – № 30. – Ст. 3089 (утратил силу).
Монографии, учебники и учебные пособия
1. Грибанов В.П., Кабалкин А.Ю. Жилищные права советских граждан. – М.: Госюриздат, Изд.3 2015. –95 с.
2. Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. – М.: Статут, 2013. – 336 с.
3. Кашанина Т.В. Юридическая техника: Учебник. 2-е изд., пересмотренное. – М.: Норма, 2015. – 496 с.
4. Пчелинцева Л.М. Право военнослужащих на жилище: теоретические аспекты и проблемы реализации. – М.: Норма, 2014. – 369 с.
5. Толстой Ю.К. Жилищное право: Учебник. – М.: Проспект, 2015. – 192 с.

Статьи
1. Белов В.К. Юридический справочник. Жилищное обеспечение военнослужащих. Государственные жилищные сертификаты и накопительно-ипотечная система – М.: Пресс, 2014. – 452 с.
2. Гаврилова Ю.О. Служебное жилищное обеспечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в системе жилищного обеспечения и принципы, которыми необходимо руководствоваться при его реализации. Военное право. – 2013. – № 5. – с. 56-60.
3. Гурбанова Э.В. Особенности обеспечения военнослужащих служебными жилыми помещениями. Военное право. – 2014. – № 3. – с. 24-30.
4. Дубровин В.Н. Увольнение с военной службы.- М.: ВИ, 2014.
5. Ершов В.А. Государственный жилищный сертификат и ипотечные накопления военнослужащих. Как с их помощью приобрести жильё. 2014. (при использовании справочной системы “Консультант”).
6. Иконицкая И. А. Жилищное право Российской Федерации: Учебник. – М.: Юристь, 2014. – 305 с.
7. Ильменейкин П. В. Жилищные нормы и связанные с ними проблемы обеспечения жильём военнослужащих. 2015 (при использовании справочной системы “Консультант”).
8. Камалов О.И. Накопительно-ипотечная система как реальный механизм обеспечения жилыми помещениями военнослужащих. 2015 (при использовании справочной системы “Консультант”).
9. Кудашкин А.В. О Служебной жилплощади “Служивых” Людей. Право в Вооруженных Силах.- 2015.- № 4. – с. 36-38.
10. Кудашкин А.В. Некоторые проблемы реализации статуса военнослужащих при прохождении военной службы. Право в Вооружённых Силах. – 2014. – №1.- с.21-24.
11. Толкушкина А.В. Комментарий к Федеральному Закону Российской федерации «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» – М.: Гетис, 2013. – 489 с.

Авторефераты, диссертации
1. Стрельцын Б.Е. Проблемы реализации и защиты конституционного права на жилище в Российской Федерации: Дис. …канд. юрид. наук. – СПб.: Северо-западная академия государственной службы, 2004. – 123 с.
2. Матинская М.Ю. Реализация конституционного права граждан на жилище в Российской Федерации: Дис. …канд. юрид. наук. – М.: Российская академия правосудия, 2013. – 207 с.

Материалы правоприменительной практики
1. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.02.2010 г. № 3-П “По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона “О статусе военнослужащих”, пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации “О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей” и пункта 1 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей в связи с жалобой гражданина С.В. Глушкова” // СЗ РФ. – 2010. – № 7. – Ст. 774.
2. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.02.2012 г. № 3-П “По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона “О статусе военнослужащих” в связи с жалобами граждан А.Н. Хмары и В.Н. Шума” // СЗ РФ. – 2012. – № 10. – Ст. 1273.
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 9 (ред. от 06.02.2007) «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» // БВС РФ. – 2000. – № 4.
4. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2006 г. № 5-Г06-27 [Электронный ресурс] / СПС «КонсультантПлюс». – Последнее обновление 15 декабря 2013 г.
5. Решение Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2009 г. № ГКПИ09-1447 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2010. – № 11. – С. 18-20.
6. Решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2009 г. № ВКПИ 09-113 по заявлению Е. // Бюллетень Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. – 2009. – № 4. – С. 5-7.

Электронные ресурсы
1. URL: http://ovs3.msk.sudrf.ru/ modules.php?name= docum_sud&id=67 (дата обращения: 10.12.2015).
2. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/5979 (дата обращения: 10.12.2015).



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.