Содержимое

Введение
Актуальность темы. В нашей жизни сложно переоценить роль сделок, их значение велико, они занимают большое место в хозяйственной жизни, ведь заключение сделок окружает человека повсеместно, человек сталкивается со сделками ежедневно, на протяжении всей жизни. К сделкам, заключаемым каждый день, можно отнести договор купли-продажи, ведь каждый человек в процессе жизнедеятельности вынужден ходить в магазин, приобретать товары.
Огромную роль играют сделки в предпринимательской деятельности, причем вне зависимости от того, в какой сфере ведется предпринимательство, будь то торговля, строительство, биржевая торговля.
В организациях, при заключении сделок, идет согласование деятельности по производству продукции, снабжению друг друга необходимыми материалами, сырьем, оборудованием, по капитальному строительству и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ.
Если посмотреть на сферу культуры, то тут сделки тоже занимают свою нишу, ведь здесь заключаются договоры между издательствами и авторами, объявление конкурсов на создание произведений науки и искусства.
Рассматривая приведенные примеры, видно, что роль сделок в жизни огромна, сделки занимают наиболее значительное место в системе юридических фактов. Заключение сделок – основа возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Глава 9 Гражданского кодекса Российской Федерации посвящена описанию гражданско-правового института сделки, которая представляет собой неотъемлемый элемент правового регулирования гражданского оборота. Заключение сделки диалектически связывает между собой вещное и обязательственное право, так как именно сделки порождают обязательственные правоотношения, благодаря которым в большинстве своем приобретаются вещные права.

Изучая институт сделки, видно, что помимо норм о действительных сделках, содержит положения о недействительных сделках. Порядок и заключение, признание сделок недействительными вызывает определенный научный и практический интерес. Согласно пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации «недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью…».
Эффективно и широко применяемым на практике способом защиты гражданских прав является признание сделки недействительной. В то же время подавляющее большинство недействительных сделок обладает признаками правонарушений и наносят вред как стабильности гражданского оборота в целом, так и правам и законным интересам его отдельных участников. Анализ признания недействительности сделок обуславливает актуальность выбранной темы выпускной квалификационной работы.
Цель выпускной квалифицированной работы состоит в комплексном исследовании гражданско-правового института недействительности сделок, на основании чего разрабатываются предложения по совершенствованию законодательства, действующего на настоящий момент.
Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:
– изучить теоретические основы происхождения института сделки и недействительности сделки, а также работы ученых по данным вопросам;
– охарактеризовать гражданско-правовой институт недействительности сделки;
– рассмотреть особенности квалификации недействительных сделок;
– изучить судебную практику по признанию сделок недействительными;
– разработать и предложить мероприятия по совершенствованию законодательства.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в ходе последствий недействительных сделок и защиты прав добросовестных приобретателей.
Предмет исследования – гражданско-правовой институт недействительности сделок как совокупность норм, регулирующих отношения по поводу несоответствия гражданско-правовых сделок закону или иным правовым актам, его взаимосвязи с рядом иных институтов гражданского права.
Теоретическая и нормативная база работы. Теоретическую базу работы составили труды таких ученых, как М.М. Агаркова, Т.Е. Абовой, В.В. Витрянского, СИ. Вильнянского, Д.М. Генкина, Д.Д. Гриммма, Г. Дернбурга, Л.Г. Ефимовой, В.Б. Исакова, О.С. Иоффе, И.И. Карницкого, А.Ю. Кабалкина, О.А. Красавчикова, Н.С. Малеина, А.И. Масляева, В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, Л.А. Новоселовой, В.А. Ойгензихта, И.С. Перетерского, Н.В. Рабинович.
Нормативную основу составили: Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, гражданское законодательство советского периода, судебная практика.
Структура выпускной квалификационной работы отвечает заявленным темой работы кругом исследуемых проблем, а также ее целями и задачами. Работа состоит из трех глав, содержащих 8 параграфов, заключения и библиографического списка использованных нормативных правовых актов и научных источников.

Глава 1. Понятие сделки и недействительности сделки

1.1. Понятие сделки

1.2. Развитие института недействительности сделки

1.1. Понятие сделки

Сделки окружают человека повсеместно, с этим понятием человек сталкивается везде, от приобретения продуктов в магазине и до заключения договора на строительство. Понятие сделка является категорией гражданского права, одной из основных и находит применение во всех сферах имущественного оборота.
Сделки купли-продажи, дарения, аренды, подряда, оказания платных услуг, кредитный договор называются двухсторонними и они являются самыми распространенными сделками. В Гражданском кодексе Российской Федерации статьей 8 регламентируется совершение любых сделок, которые не противоречат закону. Это понятие тесно связано со свободой договора, недопустимостью произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Заключать сделки могут как граждане, так и юридические лица; сделки, которые они совершают, могут быть предусмотрены и не предусмотрены законом, совершаемые сделки могут содержать элементы различных типов сделок (смешанные сделки) .
Гражданское право наиболее ярко проявляет себя в сделках, в качестве частного права, ведь регулирование здесь имеет в большей степени децентрализованный характер, так государство признает юридическую силу за правилами, установленными самими субъектами гражданских отношений – гражданами и юридическими лицами. Государственное регулирование носит при этом преимущественно восполнительный характер: правила закона действуют в части, не урегулированной субъектами при совершении сделок .
В главе 9 Гражданского Кодекса Российской Федерации содержатся статьи, регулирующие общие положения о сделках. Другие законы регулируют некоторые виды сделок (особенности заключения, исполнения). Таким примером могут служить содержащиеся в Семейном кодексе Российской Федерации положения о брачном договоре, содержащиеся в Земельном кодексе Российской Федерации положения о договорах купли-продажи земельных участков, в различных транспортных уставах и кодексах содержатся понятия о сделках в договорах перевозки. Жилищный кодекс Российской Федерации содержит нормы о сделках в договорах социального найма жилых помещений, в законодательстве о приватизации – о сделках приватизации.
Понятие сделки содержится в статье 153 Гражданского Кодекса Российской Федерации, которое говорит о том, что сделка – это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Чертами сделки являются:
– правомерное действие;
– волевое действие, то есть направленное на достижение определенной правовой цели.
Волеизъявлением признается внешнее выражение воли в форме, доступной восприятию.
Выражение воли может быть в форме устной, письменной, кроме того выражаться с помощью конклюдентных действий (например, компостирование абонементного талона для оплаты проезда в общественном транспорте), также форма волеизъявления при помощи молчания (как пример, продление договора аренды если арендатор продолжает пользоваться арендованным имуществом по окончании срока договора аренды, если арендодатель не возражает);
– направленность сделки на достижение правовой цели в виде возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей;
– направленность сделки, т.е. основание сделки – это типичная правовая цель для определенного вида сделок, в качестве примера служит переход за плату права собственности на имущество к другому лицу – это основание договора купли-продажи.
Правовой результат сделки – правовые последствия, наступившие как результата совершения сделки, правовой результат следует отличать от основания сделки.
Сделка – основной инструмент гражданского права, регулирующий отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Данный факт подчеркивается в законе указанием на то, что в ходе совершения сделки участвую как граждане, так и юридические лица.
Граждане и юридические лица являются субъектами сделки, что отличает сделки от других юридических актов, таких как, судебные решения, акты государственных органов, органов местного самоуправления, которые принимаются органами в пределах их компетенции и в установленном порядке, с целью изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей
Сделки имеют ряд специальных признаков:
– волеизъявление – детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели (выражение воли лица вовне, благодаря чему она становится доступной восприятию других лиц);
– основание сделки (цель) – всегда носит правовой характер, выражается в ее правовом результате;
– мотив – это фундамент возникновение цели, осознанная потребность к совершению сделок;
– правомерность сделок – это означает, что она обладает качествами юридического факта, порождающего те гражданско-правовые последствия, наступления которых желают лица, вступающие в сделку и которые определены законом для этой сделки. В качестве сделки признаются только правомерные действия .
Часть сделок состоит только из одного волеизъявления (примером таких сделок может служить абзац 1 пункта 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации – выдача полномочия, статья 410 Гражданского кодекса Российской Федерации – заявление о зачете, статья 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации – принятие наследства, абзац 2 пункта 1 статьи 26 Гражданского кодекса Российской Федерации – одобрение сделки). В то же время, некоторые сделки состоят из нескольких согласованных по содержанию волеизъявлений (примером этих сделок служат: договор купли-продажи – пункт 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор банковской гарантии – статья 368 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор простого товарищества – пункт 1 статьи 1041 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор о прощении долга – статья 415 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Сделки можно классифицировать по следующим основаниям:
– односторонние, двусторонние и многосторонние;
– возмездные и безвозмездные;
– реальные и консенсуальные;
– каузальные и абстрактные;
– фидуциарные и нефидуциарные .
Также, в зависимости от цели, поставленной при классификации сделок, их можно классифицировать и по-другому. Так, сделки делятся на:
– вербальные (устные);
– литеральные (письменные),
Данная классификация основа на способе закрепления волеизъявления сторон.
Сделки, совершенные под условием или без такового, это классификация по особен¬ностям юридического механизма действия.
Кроме того, сделки делятся на:
– односторонние (пример – завещание);
– двусторонние (пример-договор аренды, займа и т. д.);
– многосторонние (пример, договор о совместной деятельности между тремя лицами).
В сделках существует множественность лиц, выступающих на одной стороне, что отличается от понятия числа сторон сделки (примером может служить сделка, когда несколько сособственников продают общее имущество, являясь одной стороной (продавцом) по договору купли-продажи).
Следующее основание для классификации сделок – степень связанности сделки с основанием:
– каузальные (от лат. causa – причина);
– абстрактные.
Незаконность или недостижимость правовой цели каузальной сделки, влечет ее недействительность. Абстрактные сделки оторваны от их оснований (например, вексель, действительность которого не зависит от действительности сделки, при совершении которой он выдан) .
Сделки делятся на возмездные и безвозмездные, основанием для такого деления – зависимость соответствия обязанности одной стороны встречной обязанности другой стороны сделки.
Сделки подразделяются на консенсуальные и реальные. Консенсуальная сделка – то есть для заключения сделки достаточно соглашения сторон, однако если предметом сделки является имуществом, и при сделке требуется передача имущества, то данная сделка реальная (пример – договор займа, дарения)
Следующее деление сделок по указанию срока действия:
– срочные;
– бессрочные.
Существуют условные сделки, то есть сделки, в которых у сторон возникают права и обязанности, связанные с наступлением определенного факта, о котором неизвестно, наступит он или нет.
Фидуциарные сделки – сделки, носящие доверительный характер. Наличие лично-доверительных отношений сторон связано с поручением, комиссией, передачей имущества в доверительное управление. Изменение характера взаимоотношений сторон, утрата их доверительного характера может привести к прекращению отношений в одностороннем порядке, что является особенностью фидуциарных сделок.
Действительность сделки – определение сделки в качестве правомерного юридического действия субъектов гражданского права, результатом которого является установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Качество действительности сделки заключается в непротиворечии закону, в то время как недействительность сделки говорит о том, что совершенное действие не обладает качествами юридического факта, способного породить те последствия, наступления которых желали субъекты .
Сделка может быть признана недействительной; данное действие защищает правопорядок и автоматически аннулирует права и обязанности, реализация которых привела бы к нарушению закона. Кроме того, признание сделки недействительной означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали стороны .
При нарушении одного из нескольких условий действительности сделки, сделка становится недействительной. К таким условиям относятся:
– законность содержания;
– способность физических и юридических лиц к участию в совершаемой сделке;
– соответствие воли и волеизъявления;
– соблюдение формы сделки.
Недействительные сделки подразделяются на абсолютно недействительные (ничтожные), т.е. недействительные непосредственно в силу закона, и относительно недействительные (оспоримые), которые становятся недействительными по решению суда, рассмотревшего заявление заинтересованного лица.
Ничтожные сделки, это те сделки, которые недействительны по причине несоответствия требованиям закона, то есть, чтобы признать сделку недействительной достаточно простого признания арбитражным судом лишь одного факта совершения таких действий. По факту признания совершения абсолютно недействительной (ничтожной) сделки уполномоченный орган применяет нормы, влекущие негативные последствия, которые предусмотрены на случай их совершения.
Относительно-недействительная (оспоримая) сделка, это сделка, недействительность которой должна быть констатирована юрисдикционными органами, по иску заинтересованных лиц, т.е. действительность такой сделки поставлена в зависимость от обращения в юрисдикционные органы, контакта прокурора, других заинтересованных лиц и организаций.
Однако если заинтересованные лица не обращаются в юрисдикционные органы с требованием признания сделки недействительной, она продолжает действовать.
Если в ходе судебного разбирательства устанавливается спор о совершении сделки под влиянием обмана со стороны одного из субъектов, то сделка признается недействительной не сама по себе, а только при доказанности дефектности (упречности) воли субъекта, считающего себя обманутым.

1.2. Развитие института недействительности сделки

В юридической науке применяется термин «правовая природа» или «юридическая природа». Данным определением характеризуется определенный юридический факт. Соотносительно природы недействительности сделок, то она означает:
– определение их места в системе юридических фактов;
– указание на специфические признаки недействительных сделок, позволяющие отграничить их от других юридических действий.
Для того чтобы установить юридическую природу недействительной сделки необходимо соотнести ее с понятием сделки.
Понятие сделки заключается в статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации. В понятие сделка включается и договоры и односторонние юридические действия частноправового характера. В середине XVIII века часть национальных систем права Европы пользовались понятиями actus juridicus (лат.) и acte juridique (фр.), что означало сделку в том понимании, каким мы пользуемся в современном понимании данного слова. По мнению, отечественных ученых М.М. Агаркова и И.Б. Новицкого, еще в древнем Риме юристы пользовались особым термином negotium, что означало не только дело вообще, но и подразумевало сделку и возмездный договор, противопоставлявшийся дарению. По утверждению И.Б. Новицкого, именно о сделках (а не о контрактах) говорилось, что они могут быть nullum (незаключенными), nullius (ничтожными), а так же их можно resindere (считать недействительными), dissolvere (расторгнуть), distrahere (лишить юридической силы) .
Употребление термина negotium все-таки не имело широкого применения в римском праве, в отличие от контракта или пакта, вероятно, потому, что этих категорий хватало для общей характеристики оснований возникновения обязательств неделиктного характера. В римском праве обязательство из односторонних действий, такие как, negotiorum gestio (ведение чужих дел без поручения), рассматривалось уже как квази-контракт, а не как односторонняя сделка. В результате в римском праве наметился процесс создания единой частноправовой категории, объединявшей основания возникновения договорных и некоторых внедоговорных обязательств под общим названием «сделка».
По мнению исследователей, в конце XVIII – начале XIX веков, в России юристы, решая вопрос о системе юридических фактов, различали одностороннюю сделку и договор, противопоставляя вопрос правонарушения и волеизъявления (сделки). Учение о сделке выделялось в составе общей части гражданского права, впоследствии стало традиционным в русской цивилистической науке. Попытки законодательного закрепления понятия сделки были предприняты в конце XIX века, и вошли в Проект гражданского уложения.
В статье 56 Проекта говорится:
«Действия, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть:
1. изъявление воли одного лица, как-то: завещательные распоряжения и
2. договоры или соглашения двух или нескольких лиц» .
Опираясь на эти факты, виднейшие представители российской дореволюционной цивилистики продолжили свои исследования. Д.И. Мейер, отмечал, что «чаще всего, под сделкой разумеется договор или вообще какое – либо соглашение», а также и то, что «под наше понятие о сделке подходит не только договор, соглашение, но, например, и духовное завещание», констатировал, что в «общежитии сделка не имеет определенного юридического значения» . То есть, в России до революции в повседневном гражданском обороте термин «сделка» не значил практически ничего и заменялся терминами договор, соглашение, одностороннее действие. В отечественной цивилистике в советское и постсоветское время, дальше развивалась теория сделок, так как в этот период определилось, что сделки выражают акты осознанных, целенаправленных, волевых действий участников гражданского оборота, при совершении которых участники стремятся к достижению определенных правовых последствий. В Гражданском кодексе РСФСР, принятом в 1922 году, определено понятие сделки, которое звучит, как «действие, направленное на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений». Это определение впервые появилось в законодательстве. В следующий Гражданский кодекс РСФСР, принятый в 1964 году, это понятие перешло почти в неизменном виде, а затем и в действующий Гражданский кодекс Российской Федерации. В науке гражданского права советского и постсоветского периода осуществлялся поиск такого научного определения сделки, которое смогло бы собрать характерные черты, присущие этому понятию, благодаря которым понятие сделки отличалось бы от иных юридических фактов. Делая вывод из немногочисленного мирового и отечественного опыта исследования сделок, ученые определяют понятие сделка, как «правомерные юридические действия, совершаемые одним или несколькими лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, и устанавливающие, изменяющие гражданские правоотношения, на установление, изменение или прекращение которых они направлены». В то же время, российский ученый В.П. Шахматов подходит к понятию сделки, не давая единого определения сделке, а подходить отдельно к действительным и недействительным сделкам. В его определении действительная сделка – волеизъявление сделкоспособного субъекта (субъектов), направленное на законное и осуществимое воздействие на фактические общественные отношения путем возникновения, изменения или прекращения соответствующих гражданских прав либо обязанностей, содержание которого соответствует подлинной воле субъекта (субъектов), выраженное предусмотренным законом способом, и включает в себя условия, признаваемые правом существенными. Российский ученый Ю.П. Егоров в 90-е годы ХХ века рассматривал понятие сделки в своих работах, где последний говорит о том, что «сделка – это правомерное действие сделкоспособного субъекта, выраженное в допускаемой законом форме, воздействующее на фактические общественные отношения путем формирования материального содержания, прав и обязанностей порождаемого правоотношения» .

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Квалификация недействительных сделок

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1. Особенности оспоримых сделок

2.2. Особенности ничтожных сделок

2.3. Оспаривание сделок добросовестного приобретения

2.4. Последствия признания сделок недействительными

2.1. Особенности оспоримых сделок

Для признания оспоримой сделки недействительной, должен выполняться ряд условий:
– совершение сделки ограниченно дееспособным по возрасту (т.е. несовершеннолетним в возрасте от 15 до 18 лет), без дачи согласия родителей, усыновителей, попечителей;
– совершение сделки ограниченно дееспособным в силу злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, без согласия попечителей;
– совершение сделки дееспособным лицом, которое на момент совершения сделки было в том состоянии, когда не могло понимать значение своих действий и руководить ими;
– сделки, совершенные под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Понятие заблуждения – ошибочное представление лица о том или ином обстоятельстве. Существенное заблуждение – заблуждение, без которого лицо, действуя разумно, добросовестно и со знанием истинного положения дела не совершила бы данную сделку. Существенное заблуждение происходит в отношении предмета сделки, о его свойствах и качествах (например, принятие копии картины за подлинник).
Заблуждение возможно:
– или в собственной оплошности лица, совершившего сделку;
– или в неумышленных действиях контрагента.
В данном случае, при наличии умысла у контрагента сделки имеет место обман, заблуждение происходит только в отсутствии умысла. Сделки не могут совершаться под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а так же сделки, совершенные гражданами под влиянием стечения тяжелых обстоятельств, на крайне не выгодных для себя условиях, в случае совершения таких сделок, одна из сторон не может породить тех правовых последствий, которые порождаются этой сделкой. Воля имеет существенные пороки.
Обман – намеренное введение другого лица в заблуждение, состоит обман в ложном заявлении, распространении ложных сведений или умолчании о существенных элементах сделки. Чтобы признать факт обмана, необязательно, чтобы обман исходил от контрагента сделки. Обман может совершить и третье лицо по просьбе одной из сторон сделки или с ее ведома. Однако, если одна из сторон и контрагент к обману не причастны, имеет место заблуждение.
Для признания сделки недействительной (ту сделку, которая заключена по обману) – необязательно, чтобы контрагент или третье лицо были привлечены к уголовной ответственности за мошенничество.
Относительно недействительная (оспоримая) сделка – сделка, которая была совершена под влиянием насилия.
В качестве основания для признания такой сделки недействительной является формирование воли участника не свободно.
Насилие – противоправное воздействие на другую сторону сделки, в силу которого она вступает в сделку под страхом причинения ей имущественного или личного вреда самой стороне или близким.
Насилие, которое имеет значение, чтобы сделка была признана недействительной, это гражданское правонарушение, однако не обязательно, чтобы это было уголовно наказуемое деяние.
Относительно недействительная (оспоримая) сделка, совершенная под влиянием угрозы. Угроза – это психическое насилие, характеризующееся серьезностью, значительностью и вероятностью ее осуществления. В то же время не исключается шуточный характер угрозы. Различие между насилием и угрозой в том, что насилие – это уже осуществленный факт, а угроза – это предупреждение о причинении зла в будущем, то есть не реализованное насилие.
Для того чтобы сделка была признана недействительной, должна иметь место реальная, исполнимая угроза.
Относительно недействительная (оспоримая) сделка, заключенная в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой. Для признания такой сделки недействительной, необходимо, чтобы в результате умышленного сговора представителя с другой стороной возникают неблагоприятные последствия для представляемого.
Сделка, совершенная субъектом вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне не выгодных для себя условиях, это тоже относительно недействительная (оспоримая) сделка.
Для признания недействительности такой сделки основанием служат два взаимосвязанных факта:
– нахождение субъекта, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах;
– крайне невыгодные условия сделки.
В данном случае, такие факты, как болезнь близкого человека, отсутствие источников для материального содержания семьи и т.п., понимаются как стечение тяжелых обстоятельств.
Чтобы сделка была признана недействительной, как совершенная вследствие стечения тяжелых обстоятельств, нужно доказать наличие виновного поведения контрагента, которое намеренно использует сделку в своих интересах.
Только суд или арбитражный суд, учитывая все имеющиеся обстоятельства дела, устанавливает наличие всех указанных выше условий.
В соответствии с действующим законодательством сделки признаются недействительными или в силу закона, или на основании судебного решения.
Те сделки, которые совершены с нарушением законов, являются ничтожными, так как данные сделки недействительны с момента их заключения.
Согласно законодательству, заинтересованное лицо в оспоримой сделке, влекущей аналогичные действительным сделкам правовые последствия, имеет право подать иск в арбитражный суд о признании конкретной сделки недействительной.
Специалисты по гражданскому праву говорят о названии оспоримых сделок, как относительно действительные сделки.
До факта признания сделки судов недействительной, длятся последствия оспоримой сделки, однако, суд, признав недействительность сделки, объявляет сделку недействительной с момента ее заключения.
При установлении судом сделки недействительной, при оспаривании заинтересованным лицом, существует обязанность возврата для каждой стороны сделки всего полученного в результате ее заключения. Кроме того, если отсутствует возможность возврата полученного результата сделки в натуре, закон накладывает обязанность возместить стоимость полученного в стоимостном выражении (кроме тех случаев, когда другие последствия признания сделки недействительной не установлены законом).
Те сделки, которые прекращаются в будущем, в случае признания недействительными, прекращают свое действие на будущее время.
Возможность требования о признании оспоримой сделки недействительной существует в течение года с момента, получения заинтересованным лицом получения или когда данное лицо должно было получить информацию о фактах, придающих сделке оспоримый характер.

2.2. Особенности ничтожных сделок

Существуют следующие виды ничтожных сделок:
1. К ничтожным сделкам относятся сделки, которые не отвечают требованиям закона: «Сделка, несоответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушений» .
2. Следующий вид ничтожной сделки, это сделки, цель совершения которых изначально противоречила интересам государства и общества. К таким сделкам можно отнести сделку при наличии умысла у одной из обеих сторон, примером такой сделки может служить скупка заведомо краденных вещей.
3. Следующий вид ничтожной сделки – внеуставные сделки, то есть сделки, которые совершаются юридическими лицами, однако совершение таких сделок противоречит целям деятельности, указанным в учредительном договоре, уставе данного юридического лица.
4. Сделки, совершенные недееспособными, являются ничтожными.
5. Мнимые и притворные сделки являются ничтожными сделками.
Понятие мнимой сделки – сделки, которые совершаются для вида, при их совершении нет намерения создать правовые последствия, примером может служить продажа имущества, которая происходит для вида, цель такого действия скрыть имущество от описи. Если сделка признается мнимой, то это означает, что в положении сторон ничего не изменилось.
Совершение притворной сделки – совершение сделки, целью которой является прикрытие другой, фактической сделки. Примером может служить сделка договора дарения, фактически прикрывающая сделку купли-продажи.
При совершении притворной сделки наступают следующие правовые последствия, такие как: признание притворной сделки недействительной; юрисдикционные органы могут признать прикрываемую сделку или недействительной, или дают возможность совершить ее в порядке, предусмотренном законодательством.
Сделки, совершенные с нарушением требуемой формы, также признаются ничтожными.
Признание сделки ничтожной говорит о том, что качестве последствия сделки не может наступить желаемые для участников сделки правовые последствия в силу несоответствия его закону.
Ничтожная сделка, это та сделка при неправомерных действиях, любое из заинтересованных лиц, может предъявить в суд требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, его суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
В пункте 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о том, что ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом. Данное положение имеет в виду, что согласно пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, недействительность, являясь объективным свойством ничтожной сделки, приводит к тому, что она недействительна с момента ее совершения .
Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливается общее правило о ничтожности сделок, которое говорит о том, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима .
Примером такой сделки может служить сделка отчуждения общего недвижимого имущества, которая совершена одним из супругов без предварительного нотариально удостоверенного согласия другого супруга. Данная сделка противоречит пункту 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации. В указанной статье говорится о том, что такая совершенная сделка оспорима и оспорить ее вправе только супруг, чьи права нарушены совершением такой сделки.
Ничтожные сделки, это:
– сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, согласно статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации ;
– мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, согласно статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации;
– притворная сделка, это та сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, согласно статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации ;
– сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, согласно статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации;
– сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет, то есть малолетним, согласно статьи 172 Гражданского кодекса Российской Федерации;
– сделки с пороками формы, то есть совершенные с несоблюдением нотариальной формы сделки, установлено пунктом 1 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации;
– сделки, в отношении которых установлена обязательная государственная регистрация, не прошедшие такую регистрацию, регламентируется пунктом 1 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации .
Вне зависимости от решения суда по признанию ничтожной сделки недействительной, сделка является таковой. Тем не менее, Гражданский кодекс Российской Федерации предполагает предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки, и споры по этим искам рассматриваются судом в общем порядке, на основании заявления любого заинтересованного лица. При рассмотрении судом такого заявления последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица или по собственной инициативе. Так как ничтожная сделка не влечет юридических последствий, то такая сделка может быть признана недействительной только с момента ее совершения. Кроме того, на признание сделки ничтожной или оспоримой влияют конкретные обстоятельства, то есть в зависимости от них сделка может признаваться или ничтожной или оспоримой. Например, если сделка недействительна в связи с незаконностью, то это есть ее ничтожность, если законодательство не говорит об ином.
Кроме того, от недействительных сделок отличаются сделки, несовершенные, например незаключенные договоры. Такие сделки считаются несостоявшимися ввиду отсутствия предусмотренных правом общих условий, необходимых для совершения сделки, например неполучение на оферту акцепта, неправильный акцепт, отсутствие соглашения о существенных условиях сделки .
В случае несостоявшейся сделки оснований для применения последствий, которые регламентируются Гражданским кодексом для недействительных сделок. В данном случае применяются общие нормы о неосновательном обогащении, установленные в статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нормы гражданско-правовой ответственности, установленные статьями 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Также, необходимо четко отличать недействительные сделки от наличия нарушений, на основании которых другая сторона имеет право потребовать расторжения сделки. На основании пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, данные факты не рассматриваются как основания признания сделки недействительной, так как это не основания для признания, в связи с тем, что такие нарушения не могли быть при ее совершении, но могут быть основанием при расторжении договора по требованию одной из сторон.
Пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о том, что мнимая сделка – это сделка, которая совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Совершение мнимых сделок подразумевает под собой действия, которые намеренно обманывают определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создающие ложное представление о намерениях участников сделки.
Цели совершения таких действий могут быть различны:
– фиктивная аренда в целях регистрации юридического лица;
– фиктивная продажа имущества при угрозе банкротства либо конфискации имущества за совершенное преступление и другие различные цели.
Мнимость сделки связывается с пониманием сторонами того, что эта сделка их не связывает, и они не имеют намерений исполнять ее либо требовать ее исполнения: ad Kalendas Graecas — говаривал о таких пустых обещаниях Август в передаче Светония, что означало никогда, ибо никаких греческих календ ни в греческом, ни тем более в римском календаре не существовало .
Мнимая сделка ничтожна, данная сделка не порождает никаких правовых последствий. При совершении такой сделки стороны сделки не имеют намерения исполнять эту сделку, однако все же совершают некоторые фактические действия, создающие видимость ее исполнения: передача имущества, составление необходимых документов и так далее. По отношению к этим сделкам применимы правила статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.
С целью прикрытия другой сделки, совершаются притворные сделки, так сделка дарения может быть прикрыта договором купли-продажи, так же и наоборот договор дарения прикрывает договор купли-продажи. Такое возможно, так как эти договоры друг от друга легко маскируемым признаком возмездности. Притворные сделки, как и мнимые, по своей сути заключаются с той же целью, для введения в заблуждение третьих лиц по факту своих намерений, и в своих целях имеют исполнять совершенную сделку. Но, в отличие от мнимых сделок, стороны все же имеют желание создать правовые последствия, которые стороны желают скрыть. При совершении сделки, имеют место две сделки: одна сделка притворная, совершаемая для создания ложных представлений у третьих лиц – мнимая, и вторая сделка, прикрываемая ею, которую стороны имели в виду и которую они намерены исполнять. Притворная сделка считается ничтожной. В отношении прикрываемой сделки, по законодательству допускается возможность признания ее действительной. При такой оценке действий сторон применяются требования, которые относятся к той сделке, которую стороны имели в виду. В данном случае прикрываемая сделка может оказаться законной, такая как дарение, совершено под видом купли-продажи с целью избежать огласки сведений, относящихся к личной тайне. Кроме того, сделка может оказаться недействительной, это совершение сделки купли-продажи под видом дарения, чтобы обойти правила о преимущественном праве покупки доли другими участниками общей собственности, учредителями (участниками) хозяйственного общества.
Ничтожной признается сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, согласно пункта 1 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации. Признание судом гражданина недееспособным возможно, если по причине психического расстройства, гражданин не понимает значения своих действий и не может руководить ими, в таком случае сделки от имени недееспособного гражданина совершает опекун, назначаемый на основании решения суда, согласно статьи 29 Гражданского кодекса Российской Федерации . При совершении сделки недееспособным лицом, сделка признается ничтожной, ее заключение не порождает для ее участников никаких правовых последствий. Исполнение данной сделки запрещено, иначе применяются меры, регламентируемые статьей 29 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть на каждую сторону налагается обязанность возврата другой стороне все полученное в натуре, а в случае невозможности возврата в натуре, сторона должна возместить его стоимость в деньгах. Особое указание идет на то, что данная норма квалифицирует сделки, совершаемые недееспособным лицом, а не сделки, совершаемые с недееспособным лицом. Главный признак такой сделки, который определяет все последующие меры, применяемые к участникам такой сделки, является совершение сделки недееспособным лицом. Законодательством предусматриваются особые последствия в тех случаях, когда второй стороной в сделке является дееспособное лицо, если данное лицо знало или должно было знать о недееспособности другой стороны, то на него возлагается обязанность возместить недееспособной стороне реальный ущерб, причиненный такой сделкой, согласно пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. Есть исключение, которое касается просьбы опекуна, сделка совершенная недееспособным, может быть признана судом действительной, если это соответствует интересам недееспособного лица и сделка совершена к его выгоде. В данном случае имеется в виду исполнение сделок дарения в пользу дееспособного лица, продаже ему на выгодных условиях каких-либо вещей, имеющих для него важное значение. По просьбе опекуна, возможно отклонение обратного истребования их у недееспособной стороны на основании ничтожности сделки. Есть возможность удовлетворения иска об исполнении обещания дарения, однако, все же в целом это исключительные случаи.
Что касается ничтожной сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), регламентируемой пунктом 1 статьи 172 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно положению Гражданского кодекса Российской Федерации, несовершеннолетние в возрасте до 14 лет (малолетние), относятся к недееспособным. Правила абзаца 2 и 3 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации, применимы к сделкам, которые совершаются несовершеннолетними, не достигшими 14 лет (малолетними) . Законодательство обязывает возвратить другой стороне все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах, в случае совершения сделки несовершеннолетними, не достигшими 14 лет (малолетними). Такая же обязанность о возмещении малолетней стороне налагается на дееспособную сторону, понесенный реальный ущерб, если она знала или должна была знать о ее возрасте. У родителей (опекунов, усыновителей), действующих в интересах малолетнего, есть право требовать признания судом сделки действительной, при совершении сделки к выгоде малолетнего.
Закон делит лиц, не достигших 14-летнего возраста (малолетних), на две группы:
– малолетние до 6 лет, являющиеся полностью недееспособными;
– малолетние от 6 до 14 лет, которым разрешено совершать определенные юридические действия (что регулируется пунктом 2 статьи 28 Гражданского кодекса Российской Федерации) .
Так, согласно законодательству, в дееспособность малолетних включается право самостоятельного совершения мелких бытовых сделок. Кроме того, включаются сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, которые не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации. Также, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем (родителями, усыновителями, опекуном) или с их согласия. Данные сделки являются действительными, порождающими соответствующие права и обязанности. Но, согласно пункта 3 статьи 29 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность по таким сделкам несут не сами малолетние, а родители (усыновители, опекун).

2.3. Оспаривание сделок добросовестного приобретения

В настоящее время имеется тенденция уменьшения количества незаконных и проблемных сделок, тем не менее, качественной правовой и финансовой защищенности покупателя до сих пор нет.
На основании принятого в 2013 году федерального закона в российское законодательство были внесены поправки, коснувшиеся недействительных сделок . Данные поправки внесли следующие изменения, сделки, которые нарушают требования закона, ранее считались ничтожными, а сейчас – оспоримыми, кроме того внесены изменения и в сроки исковой давности.
Вступившим в силу федеральным законом, внесшим изменения, появилось разграничения понятия оспоримых и ничтожных сделок (недействительных сделок). Согласно пункта 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации была переквалифицирована большая часть ничтожных сделок в оспоримые.
Различие между ничтожной и оспоримой сделками заключается в моменте их недействительности, и в том, в какие сроки можно их оспорить.
Ничтожность сделки (иными словами – ее недействительность) не зависит от решения суда. Сделка ничтожна с самого начала ее совершения и не порождает для сторон никаких правовых последствий. Оспоримую же сделку могут признать недействительной только по решению суда, соответственно, до такого решения заключенный договор имеет юридическую силу и обязателен для исполнения .
На момент внесения изменений в Гражданский кодекс, существовала проблема по сделкам в сфере рынка недвижимости, которая заключалась в том, что ничтожной признавалась любая сделка, заключенная сторонами с нарушением действующего законодательства, второй же частью этой проблемы было то, что иск о признании ничтожной сделки могло предъявить любое лицо. Данная возможность приводила к злоупотреблениям лицами, не имеющими интереса в данной сделке, но пытающимися ее уничтожить. С момента внесения изменений, по сделке (оспоримой или ничтожной), в суд с требованием признания сделки недействительной, имеет право обратиться только сторона соглашения или прямо указанное в законе лицо, например попечитель, то есть то лицо, которое прямо заинтересовано в оспаривании сделки, что указано в статьях 177, пункте 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Как указано в статье 171 Гражданского кодекса, основной причиной признания сделок недействительными по ничтожности является недееспособность лица. Как пример, можно привести продажу жилья гражданином, который до совершения сделки, был признан решением суда недееспособным. Рассматривая совершение сделки, суд обязывает стороны вернуть друг другу все, что было получено по договору купли-продажи. При заключении такого договора, более слабой стороной сделки является покупатель, так как, возвращая купленное жилье, покупатель не может вернуть деньги, которые у недееспособного лица отсутствуют.
Статья 177 Гражданского кодекса, говорит об оспоримых сделках – сделка, заключенная лицом, не способным понимать значения своих действий или руководить ими. Так, применительно к первому случаю, для факта подтверждения недееспособности лица достаточно решения суда, то применяя статью 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом назначается экспертиза, и, учитывая иные доказательства сторон, принимается решение, которое признает сделку недействительной, либо выносится отказ в удовлетворении заявленного иска. Что касается применения практически, то заключение эксперта играет важную и основную роль, в том случае, если не вызывает сомнения в достоверности заключения, как правило не вызывает. Другие же доказательства, представляемые в суде, например, показания свидетелей, для суда решающей роли не играют и носят условный характер.
Таким образом, защита приобретателя жилья имеет два правовых механизма:
– срок исковой давности;
– квалификация, согласно статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, как добросовестного приобретателя.
Срок исковой давности по сделкам устанавливается:
– один год срок исковой давности для оспоримой сделки;
– три года срок исковой давности для ничтожной сделки.
Истечение срока по ничтожным сделкам, там, где требование заявляется стороной сделки, начинает исчисляться с момента исполнения договора, в то время как при заявлении требования третьим лицом, то исчисление срока начинается с момента, когда он узнал или должен был узнать о заключении договора.
В статью 170 Гражданского кодекса Российской Федерации федеральным законом № 100-ФЗ от 07.05.2013 года внесены изменения, в части квалификации притворной сделки. Сейчас, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила .
Внесенные изменения оказывают влияние на стороны при занижении стоимости сделки для ухода от налогообложения, так, к примеру, супруга, давшая согласие на оформление купли-продажи жилого помещения, сможет признать сделку ничтожной по данному основанию. В данном случае играет роль тот факт, что в согласии не выражена стоимость, в которую оценивается совместно нажитое имущество.
В наше время, в России, как и во всем мире, институт брака потерял свое значение, поэтому на российском рынке недвижимости выставлено много имущества, не разделенного при разводе, но нажитого в совместном браке. Учитывая данное обстоятельство, при приобретении недвижимости у одного из бывших супругов, добросовестный покупатель всегда имеет риск получить претензию со стороны второго супруга. Семейный кодекс, в статье 35 пункт 3 регламентирует продажу одним из супругов нажитой в браке недвижимости, на основании нотариально заверенного согласия со стороны второго супруга. Однако, нередки ситуации, когда супруг, на чье имя оформлена недвижимость, старается, не сообщая добросовестному приобретателю, о том, что имущество нажито в браке, старается продать недвижимость, совместно нажитую в браке.
Второй супруг, для восстановления своего нарушенного права, на основании пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса РФ, обращается в суд для признания сделки недействительной. Суд, опираясь на указанную статью, признает такую сделку недействительной.
Итак, при заключении такой сделки, добросовестный приобретатель теряет право собственности на недвижимость, взамен получая возможность взыскать с супруга, продавшего имущество, полученный материальный ущерб. По факту, взыскание денег в таком случае сложный процесс, а зачастую и невозможный.
Исходя из судебной практики, сделки купли-продажи суды часто признают недействительными, некоторые сделки оказываются ничтожными изначально. Примером может служить продажа квартиры мошенниками либо продажа квартиры супругом без согласия второго супруга. Часть сделок является оспоримыми.
Что касается сделок, совершенных добросовестными покупателями, в статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, говорится о признании добросовестным того приобретателя, который не мог знать или не знал о приобретении имущества у лица, не имеющего права продажи. Определяет добросовестность покупателя суд. Поправками в Гражданский кодекс Российской Федерации, внесенными федеральным законом от 7 мая 2013 № 100-ФЗ, сужается круг лиц, кто может опротестовать в суде заключенную сделку. Данные поправки укрепляют позиции честных покупателей.
«Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления», опубликованный 1 октября 2014 года Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, рассматривает ряд вопросов применения практики по добросовестным и недобросовестным сделкам.
Президиум Верховного Совета Российской Федерации указывается ряд обстоятельств, при установлении которых, суд устанавливает добросовестный ли приобретатель:
– факт выбытия имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли;
– возмездность (безвозмездность) приобретения имущества;
– знал ли приобретатель или не знал и не должен был знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение .

2.4. Последствия признания сделок недействительными

Признание сделки недействительной – это наступление правовых последствия для сторон-участников сделки, по признанию сделки недействительной по решению суда, на законных основаниях.
Однако, в случаях, если сделка не состоялась, то применять последствия, установленные требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации для недействительных сделок, нет оснований. В данном случае применяются нормы о неосновательном обогащении, указанные в статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и нормы гражданско-правовой ответственности, регламентированные статьями 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации. В данном случае, юридические последствия несостоявшейся сделки практически не отличается от общих последствий исполнения недействительной сделки. При отдельных нарушениях порядка совершения сделки и ее формы, некоторые моменты являются причиной недействительности сделки, в других случаях это говорит о несостоявшейся сделке.
Недействительные сделки отличаются от нарушений, на основании которых есть право требования расторжения сделки.
Различаются правовые последствия совершения недействительных сделок, данные последствия различаются по характеру нарушений, которые были допущены на момент сделки, являющиеся основанием признания сделки недействительной.
Оспоримая сделка, частично уже исполненная сторонами, может быть признана недействительной только на будущее к трем названным группам недействительных сделок. В случаях, если закон не говорит об оспоримости сделки, то сделка, не отвечающая требованиям закона, ничтожна.
По смыслу статей 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, недействительность сделки имеет общие последствия, которые обязывают каждую из сторон возвратить все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить – возместить стоимость в деньгах, если иные последствия не предусмотрены законом.
Например, предприниматель арендующий оборудование, не может его продать, так как он не является собственником и в таком случае, сделка признается ничтожной, а оборудование и плата за него подлежащими возврату. То есть стороны приводятся в исходное положение и таким образом здесь имеет место двусторонняя реституция.
Кроме того, выделяются сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, такие сделки указываются в статье 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, и которые нарушают нормы права. При заключении таких сделок имеют место серьезное игнорирование требования законодательства, потому по данным сделкам для сторон наступают негативные последствия. При доказанности умысла у обеих сторон, причитавшееся сторонам, полученное по сделке, взыскивается в доход Российской Федерации, в случае же невиновности одной из сторон исполненное ею возвращается, а исполненное виновной стороной взыскивается в доход государства. Сделки, в которых за плату совершаются явно аморальные действия, признаются сделками противоречащими основам нравственности. Примером могут служить сделки, направленные на ограничение имущественных прав граждан по национальному признаку. Такие сделки называются антисоциальные.
Согласно статей 171 и 172 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная недееспособным гражданином, признается ничтожной. При выявлении такой сделки, заключенной недееспособными лицами, наступают следующие последствия: признание сделки ничтожной и двусторонняя реституция. Согласно пункта 1 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации, на дееспособную сторону возлагается обязанность возместить недееспособной стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности контрагента. По требованию опекуна, действующего в интересах недееспособного лица, данная сделка признается судом действительной, если она совершена к выгоде этого лица.
Статьями 175 и 176 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка частично недееспособных лиц (несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, ограниченных судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами), совершенная без согласия родителей, усыновителей или попечителя названных лиц, будет иметь следующие правовые последствия: двусторонняя реституция и возмещение реального ущерба частично недееспособной стороне.
Юридические лица, которые заключили сделки вне пределов своей правоспособности, несут ответственность по статьям 173 (в случае когда само юридическое лицо совершает сделку, выходящую за пределы его правоспособности) и 174 Гражданского кодекса Российской Федерации (когда представитель юридического лица, действующий от его имени и в рамках его правоспособности выходит за пределы установленных для него полномочий на совершение сделки).
Согласно статей 173 и 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, при недействительности сделок, последствием будут общие правила, которые установлены в статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации – взаимная реституция переданного имущества в натуре, а при невозможности этого – возмещение его стоимости в деньгах . При совершении сделки, волеизъявление может не совпадать с его действительной волей, тогда на практике непонятно, чему следует отдавать предпочтение. В данном случае, на четко разграничивать волю и мотивы совершения сделки, которые неизвестны другой стороне, кроме того они разнообразны и индивидуальны. Учет мотивов может крайне неблагоприятно влиять на устойчивость имущественного оборота.
Как говорит пункт 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, отпадение или изменение мотивов участников сделки не должны на нее влиять, применительно к случаям существенного заблуждения имеется прямое указание .
Согласно статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие стечения тяжелых обстоятельств, в связи с которыми сторона вынуждена совершить сделку на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
На основании признания сделки недействительной (озвученных выше), потерпевшему возвращается другой стороной все полученное по сделке, если данный возврат невозможен, уплачивается его стоимость, а имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны и причитавшееся ему, обращается в доход Российской Федерации – односторонняя реституция, плюс другая сторона возмещает потерпевшему причиненный ему реальный ущерб.
Сложнее ситуация имеет место при сделке, совершенной под влиянием заблуждения, при учете интересов обоих партнеров, так как при недействительности такой сделки, в связи с заблуждением, имеет место двусторонняя реституция в отношении переданного участниками сделки имущества. Одновременно, сторона, подавшая иск, и сделка по иску которой признана недействительной, имеет право требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Однако, при недоказанности последнего, истец обязан возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Процессуальные особенности и правовые последствия признания сделок недействительными

3.1. Обзор судебной практики признания сделок недействительными

3.2. Мероприятия по оптимизации законодательства

3.1. Обзор судебной практики признания сделок недействительными

В качестве примера признания сделок недействительными рассмотрим Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 № 305-ЭС14-1003ю.
По данному делу о банкротстве, конкурсный управляющий в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного между должником и покупателем. В своих требованиях конкурсный управляющий, исходя из того, что по условиям договора купли-продажи оплата осуществлялась посредством зачета, просил признать недействительными соглашения о зачете встречных однородных требований, а также применить последствия недействительности оспоренных сделок. Суд не учел, что согласно положения статьи 65 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный управляющий, который заявил о применении последствий недействительной сделки, должен доказывать то обстоятельство, что имущество принадлежит покупателю. У арбитражного управляющего, в этом деле была возможность получить информацию о собственниках и арендаторах имущества, в том числе от третьих лиц. К делу было привлечено открытое акционерное общество «ВЭБ-лизинг», для участия в качестве третьего лица. Данное решение было принято на основании информации о последующих состоявшихся сделках в отношении спорного имущества. Третье лицо – открытое акционерное общество «ВЭБ-лизинг», занимало позицию, которая не повлекла бы для него негативных правовых последствий в виде лишения права собственности на имущество по следующим основаниям. Данная компания не являлась процессуальным ответчиком. Суд истребовал у открытого акционерного общества «ВЭБ-лизинг» документы, относящиеся к сделке, которую третье лицо не заключало. По настоящему делу не рассматривались добросовестность приобретения имущества открытым акционерным обществом «ВЭБ-лизинг», так же как наличие взаимосвязи между последующими и оспариваемыми сделками. Кроме того, в суде не было предметом оспаривания тот факт, что лицом, которое получило в собственность имущество и произвело за них оплату, являлось открытое акционерное общество «ВЭБ-лизинг».
Учитывая вышеизложенное, судебный акт, на основании которого лицо без предъявления к нему соответствующих требований и без привлечения его в качестве ответчика по делу лишено права собственности, не может признаваться законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение. Ходатайство, вынесенное компанией, о прекращении производства по жалобе открытого акционерного общества «ВЭБ-лизинг» обоснованное исключением покупателя из ЕГРЮЛ и ссылками на пункт 31 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», не подлежит удовлетворению.
Те последствия, которые указаны в пункте 5 части 1 статьи 150 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, обусловлены невозможностью вынесения решения, касающегося прав и обязанностей ликвидированного лица, являющегося стороной по делу, – истца или ответчика, что указывается в статье 44 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации. Применительно к данному делу, процессуальным ответчиком по обособленному спору формально являлся покупатель. Исходя из пояснений представителей участвующих в деле лиц, в действительности указанное хозяйственное общество не имело ни титула собственника, ни прав лизингодателя. Учитывая все обстоятельства дела, оставление в силе судебных актов, направленных по существу против открытого акционерного общества «ВЭБ-лизинг», являющегося третьим лицом прекращение производства по кассационной жалобе не соответствуют смыслу указанной процессуальной нормы. Кроме того, указанные действия повлекли бы за собой нарушение прав на судебную защиту открытого акционерного общества «ВЭБ-лизинг». В требованиях конкурсного управляющего содержится цель возвращения имущества в конкурсную массу и восстановление должника в правах лизингодателя.
С учетом того, что спорное имущество имеется в натуре, прекращение производства по делу при отмене судебных актов повлечет нарушение прав кредиторов должника, в интересах которых конкурсным управляющим инициирован обособленный спор.
По этой причине не имеется оснований для удовлетворения ходатайства ОАО «ВЭБ-лизинг» о прекращении производства по делу.
Соблюдая баланс интересов лиц, вовлеченных в спорные правоотношения, суду первой инстанции при новом рассмотрении дела следует предложить конкурсному управляющему уточнить заявленные требования; решить вопрос о привлечении ОАО «ВЭБ-лизинг» к участию в деле в качестве ответчика и, исходя из предмета и оснований иска, рассмотреть дело на основании имеющихся, а также дополнительно представленных доказательств в той части требований, которые не касаются прав ликвидированных организаций.
Далее рассмотрим Определение Верховного Суда РФ от 17.03.2015 № 306-ЭС14-929. Данное дело составлено из иска покупателя о возврате денег. Деньги были уплачены за имущество по договору, признанному в дальнейшем недействительным, на основании иска реального собственника проданного имущества. Данный иск не является требованием о реституции по недействительной сделке, а вытекает из специальных норм статей 460, 461 Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности продавца за эвикцию (истребование у покупателя приобретённого им имущества по основаниям, возникшим до продажи). Следовательно, расчет начала срока исковой давности осуществляется не по специальным нормам статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть с момента начала исполнения сделки, а по общим правилам статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть с момента, когда пострадавшее лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Суть заключается в том, что при заключении договора купли-продажи земельного участка, мэрия гарантировала покупателям то, что передаваемый по договору объект недвижимости свободен от любых прав третьих лиц.
Исходя из требований пункта 1 статьи 460 Гражданского кодекса Российской Федерации, на продавце лежит обязанность по передаче покупателю товара, свободного от любых прав третьих лиц. Исключение составляют случаи, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Пункт 2 статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о способе защиты прав покупателя. В случае изъятия у него имущества третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, в виде возмещения ему продавцом понесенных убытков, если последний не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований.
В своем обращении в суд, в обоснование заявленного по делу иску, обществами было указано об отсутствии у мэрии прав на распоряжение спорным земельным участком, о чем стало известно в связи с принятием решения по делу № А55-20104/2008. Данным определением суд признал заключенный ими с мэрией договор купли-продажи недействительным. Иск по указанному делу о признании договора купли-продажи недействительной сделкой и применении последствий ее недействительности был заявлен не стороной сделки, а иным лицом – Российской Федерацией. Впоследствии судами было установлено, при рассмотрении этого иска, что Российская Федерация была надлежащим собственником земельного участка, в состав которого входил спорный участок.
Кроме того, при течении длительного спора между мэрией и Российской Федерацией об оспаривании каждым из них принадлежности спорного земельного участка, который завершился только принятием решения по делу № А55-20104/2008, не давало возможности обществам заявить требования о возврате уплаченной по договору денежной суммы, в отсутствие для этого правовых оснований. Таким образом, предъявить требование о взыскании уплаченной цены к продавцу, который не являлся надлежащим собственником продаваемого имущества, стало возможным только по результатам оспаривания принадлежности спорного земельного участка и признания на него права собственности Российской Федерации, как входящего в состав иного земельного участка.
В данном случае, установление факта принадлежности спорного земельного участка на праве собственности Российской Федерации по существу лишает истцов прав собственности на него. В данных обстоятельствах, аналогично изъятию имущества, предусмотренного пунктом 2 статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцы вправе требовать защиты своих нарушенных прав на основании этой нормы права.
Апелляционным судом были квалифицированы исковые требования обществ о возврате уплаченных средств как требования о применении последствий ничтожной сделки. Суд исходил из пропуска истцами срока исковой давности для защиты своего нарушенного права. О данном факте было заявлено ответчиком в соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно положения части 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительной ничтожной сделки составляет три года и начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки, суд апелляционной инстанции, принял решение, что срок исковой давности по иску обществ начался с декабря 2005 года. Суд обосновал решение тем, что истцы как приобретатели земельного участка должны были проявить должную заботливость и осмотрительность. Обществами не были предусмотрены возможные последствия заключаемой сделки.
Данное решение не является обоснованным. В своем требовании истцы опираются на специальную норму статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем, данный иск должен быть квалифицирован как требование о возмещении убытков, вызванных нарушением мэрией своих обязательств. Следовательно, течение срока исковой давности начинается не по правилам статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, а по общим правилам Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, согласно положению пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Таким образом, срок исковой давности по заявленному требованию, направленному на взыскание уплаченной денежной суммы в связи с отсутствием у ответчика прав на продажу имущества, начинает течь с момента, когда покупатель узнал об этом обстоятельстве, то есть с принятием решения по делу № А55-20104/2008. Делая вывод на основании рассмотренного, судебная коллегия положила, что срок для защиты своего нарушенного права, предусмотренный пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, при предъявлении иска по настоящему делу истцами не пропущен.
Рассмотрим следующее Определение Верховного Суда РФ от 23.03.2015 № 301-ЭС14-4592, согласно которого заключенная сделка, по которой воля сторон направлена на отчуждение здания, строения или сооружения без соответствующего земельного участка или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты принадлежат на праве собственности одному лицу, являются ничтожными.
Итак, условия договора купли-продажи кузницы не содержат условия о передаче компании в собственность земельного участка, на котором эта кузница расположена, а признавая право собственности компании на спорный земельный участок, суды первой и кассационной инстанций руководствовались положениями статьи 273, пункта 1 статьи 552, пункта 2 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации и сделали вывод о том, что заключение сделки купли-продажи недвижимости и передача объекта недвижимости в собственность покупателя, влекут безусловную передачу во владение данного покупателя земельного участка, занятого недвижимостью и необходимого для ее использования.
Между тем суды, признавая право собственности компании на земельный участок с учетом нахождения на нем здания кузницы, не дали оценку кадастровому паспорту земельного участка с кадастровым номером от 15.12.2011, в котором здание кузницы не значится и на кадастровом плане не обозначено.
В то же время суд апелляционной инстанции отметил, что нахождение здания кузницы на спорном земельном участке следует только лишь из кадастрового паспорта по состоянию на 17.07.2013 и из межевого плана на ту же дату, составленных по заказу компании.
Согласно выпискам из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним по состоянию на 10.04.2013 и по состоянию на 28.08.2013 правообладателем земельного участка является пароходство.
В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», сделки, воля сторон по которым направлена на отчуждение здания, строения, сооружения без соответствующего земельного участка, или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты принадлежат на праве собственности одному лицу, являются ничтожными.
При вышеизложенных обстоятельствах и противоречивых доказательствах судам необходимо было установить волю сторон при заключении договора купли-продажи кузницы, соответствие его условий требованиям законодательства.
Нередко основанием оспаривания сделок является заблуждение или обман стороны относительно качеств предмета сделки. В качестве примера – покупатель заблуждался или был обманут по поводу приобретенного товара. При таком моменте существует вопрос конкуренции способов защиты нарушенного права: что предпринять, требовать признания сделки недействительной, согласно положений статей 178, 179 Гражданского кодекса Российской Федерации или применения последствий передачи товаров ненадлежащего качества? ВАС РФ разъяснил, что выбор принадлежит заблуждавшейся (обманутой) стороне.
Такой подход представляется оправданным, поскольку рассматриваемые сделки являются оспоримыми, то есть могут сохранять юридическую силу, если не будут признаны судом недействительными. В данном случае предоставление потерпевшей стороне право выбора – сохранить сделку и применить обязательственно-правовые способы защиты или потребовать признания сделки недействительной, представляется логичным. Тем не менее, важно помнить, что сторона, добившаяся признания недействительности сделки вследствие заблуждения, не только должна вернуть (и получить) все исполненное по сделке, но и в некоторых случаях обязана возместить другой стороне реальный ущерб (пункт 6 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации).
До изменения статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации (до 1 сентября 2013 г.) в том случае, если сторона заблуждалась относительно обстоятельств, не перечисленных в этой статье, следовало предъявлять требования, вытекающие из нарушения обязательства, например требование о применении последствий передачи товара ненадлежащего качества (статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации). В признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения, суды в таких случаях отказывали.
Существует и противоположный подход к применению положений рассматриваемой нормы права о недобросовестности. Так, продавец квартиры обратился в суд с требованием о признании договора купли-продажи недействительным как мнимой сделки, поскольку сделка была заключена исключительно для получения покупателем, который являлся другом родственника продавца, кредита в банке под покупку квартиры, поэтому деньги продавец сразу же передал покупателю, нес самостоятельно бремя содержания квартиры, не снимался с регистрационного учета по месту жительства в этой квартире.
Исходя из этого, истец признал, что заключил в сговоре с ответчиком мнимую сделку для того, чтобы ввести в заблуждение банк по поводу цели кредита и его обеспечению ипотекой. Суд исковые требования удовлетворил, несмотря на то, что представитель банка в возражениях указывал на недобросовестность продавца, так как его воля была направлена на оформление права собственности на покупателя и его поведение давало банку основание судить о действительности сделки и ее исполнении сторонами, а также отмечал, что законодательством такое основание прекращения залога не предусмотрено.
Суд отверг заявление банка о том, что заявление продавца о недействительности сделки не имеет правового значения ввиду ее недобросовестности, исходя из того, что положения пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации не применимы к спорным правоотношениям, в силу того, что оспариваемая сделка совершена до принятия Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела 1 части первой и статью 1153 Гражданского кодекса РФ», то есть до 1 сентября 2013 года, а дело рассматривалось в 2014 году.
Апелляционное определение Иркутского областного суда от 27.05.2014 по делу № 33-4187/14 решение суда первой инстанции оставило в силе.
Еще одним спорным примером признания судом недействительности сделки может служить следующая ситуация.
Закрытое акционерное общество по договору купли-продажи недвижимости передало в собственность Обществу с ограниченной ответственностью нежилое помещение. Действительность или заключѐнность договора не оспорены сторонами в судебном порядке. Тем самым в силу статей 486 и 549 ГК РФ у Закрытого акционерного общества (далее ЗАО) как продавца возникло право денежного требования к Обществу с ограниченной ответственностью (далее ООО) как покупателю об оплате недвижимости.
ЗАО, ООО и ЗАО «ЙошкарОлинский консервный завод» заключили в письменной форме договор, поименованный трехсторонним соглашением об уступке прав требования, в соответствии с которым ЗАО уступило ЗАО «ЙошкарОлинский консервный завод» право (требование) к ООО, возникшее на основании договора купли-продажи недвижимости, в счет погашения суммы долга, по договору уступки прав по договору займа.
ООО письменно уведомлено о переходе права (требования) к новому кредитору. После чего оплата объекта недвижимости произведена покупателем новому кредитору – ЗАО «ЙошкарОлинский консервный завод».
Арбитражный суд признал недействительной гражданско-правовой сделкой соглашение об уступке права с момента ее совершения и применил последствия недействительности сделки:
– взыскал с ЗАО «ЙошкарОлинский консервный завод» в пользу закрытого акционерного общества денежные средства;
– восстановил задолженность закрытого акционерного общества перед ЗАО «ЙошкарОлинский консервный завод» по договору уступки прав по договору займа (Определение от 24.11.2011 по делу № А38-3618/2009).
С подобным подходом, ограничивающим относительно времени совершения сделок применение судом нормы о недобросовестности, сложно согласиться, ведь основами гражданского законодательства предусмотрено, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения, и, кроме того, подобные действия истца содержат признаки злоупотребления правом, что позволяло суду отказать ему в защите прав.
Данное решение должно стать предметом внимательного рассмотрения надзорной инстанцией. В противном случае возможно использование подобного намеренного создания дефекта сделки недобросовестными участниками как способа вывода активов банка под фиктивное обеспечение кредита. Для преодоления подобного недобросовестного поведения банки будут вынуждены либо контролировать реальность этих сделок, что повлечет удорожание ипотечного кредита, либо закладывать стоимость этого риска в немалую процентную ставку, размер которой в России и так не способствует массовому жилищному кредитованию.
Итак, по всем вышеназванным делам следует отметить, что при рассмотрении иска о признании сделки недействительной судам для принятия правильного решения не только необходимо изучить содержание правоотношений сторон применительно к данной сделке, но и также, чтобы понять действительную волю сторон при заключении сделки, надо рассмотреть и предшествующие ее заключению или смежные одновременные правоотношения между ними, для чего предлагать сторонам представлять все имеющиеся доказательства. Только такой комплексный подход позволит увидеть истинную направленность подобных исковых требований и выявить опасный элемент недобросовестности в поведении истцов, что могло бы исключить удовлетворение противоправных требований. В свою очередь, это позволит российской судебной системе стать более привлекательной, надежной и предсказуемой и выполнить поставленную Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации цель обеспечения стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости гражданского оборота.
3.2. Мероприятия по оптимизации законодательства

В связи с имеющимися пробелами в правовом регулировании отношений по признанию сделок недействительными, судам достаточно сложно применять действующее законодательство и решать споры. Для оптимизации работы в данной сфере, имеется необходимость введения изменений, которые бы позволяли наиболее точно решать споры по признанию недействительности сделок.
Признание сделок недействительными нарушает стабильность гражданско-правовых отношений, так как сделки являются основной частью гражданского оборота. В судах растет количество исков о признании сделок недействительными.
На мой взгляд, причиной такой ситуации, являются правовые основания для признания сделок недействительными, закрепленные в Гражданском кодексе Российской Федерации, так статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывается на достаточно абстрактное основание «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов».

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение

В нашей жизни понятие сделка окружает нас повсюду, имеет большое теоретическое и практическое значение. Принципом гражданского права является возможность совершения субъектами любых сделок, не запрещенных законом, даже если они прямо в нем не названы. Понятие сделки закреплено статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации: сделка представляет собой действие субъекта гражданских правоотношений, направленное на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей .
В то же время, часть сделок, не отвечающих определенным условиям, согласно Гражданского кодекса Российской Федерации, признается недействительными. Данное понятие недействительности сделок служит нормальному функционированию рыночных отношений, кроме того призвано защищать ценности частного права посредством установления законодательных границ при совершении гражданско-правовых сделок, а при несоблюдении – обеспечения возможности защиты своих прав и законных интересов добросовестных участников сделки.
В юридической науке понятия ничтожных и оспоримых сделок берет начало со времен римского права. Если обратиться к истории, то кодекс Наполеона, Гражданский Кодекс Германии, содержат нормы, посвященные ничтожным и оспоримым сделкам. В Российской Империи действующее законодательство не различало ничтожности и оспоримости сделок, и в дальнейшем, в советский период гражданское право также не различало деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые.
Но, в науке гражданского права в России, всегда разделялись виды недействительности сделок. Цивилистические понятия ничтожной и оспоримой сделок включены законодательством в Гражданский кодекс Российской Федерации в 1994 году.
01 сентября 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Данный закон стал очередным этапом в реформировании гражданского законодательства Российской Федерации.
Одним из ключевых моментов указанного закона стали новые правила о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Статья 166 Гражданского кодекса Российской Федерации дает определение и подразделяет недействительные сделки на:
– оспоримые (недействительные по основаниям, установленным законом, в силу признания сделки таковой судом);
– ничтожные (недействительные с момента совершения сделки независимо от признания ее таковой судом).
Введенным законом были кардинально изменены основополагающие правовые подходы к вопросам недействительности сделок.
Так, в случаях, когда действия участников, совершенные в виде сделок, подпадают под составы недействительных сделок, содержащихся в действующем законодательстве, они не порождают тех юридических последствий, которых желали их участники. Более того, совершение подобных действий влечет наложение на последних принудительной обязанности. Из этого следует, что сделка и недействительная сделка не соотносятся между собой как целое и часть, а являются правовыми антиподами, поскольку первая является правомерным действием, а вторая неправомерным.
Большая часть проблем в сфере недействительности сделок на настоящее время связана с допущением различного толкования ряда положений Гражданского кодекса Российской Федерации, по отношению к применению на практике. Кроме того, в рамках самого Гражданского кодекса РФ существуют коллизии правовых норм, что оказывает негативное влияние на стабильность правоприменительной практики в области недействительности сделок. Институт недействительности сделок в российском гражданском праве требует в современных условиях предложения путей возможного решения теоретических проблем с учетом их практической реализации.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты:
1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации: офиц. Текст. – М.: Норма: ИНФРА, 2014.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 30.07.2015). [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст. 3301, «Российская газета», N 238-239, 08.12.1994
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015). [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 29.01.1996, N 5, ст. 410, «Российская газета», N 23, 06.02.1996, N 24, 07.02.1996, N 25, 08.02.1996, N 27, 10.02.1996
4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.01.2001 № 146-ФЗ (ред. от 05.05.2014). [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Парламентская газета», № 224, 28.11.2001, «Российская газета», № 233, 28.11.2001, «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, № 49, ст. 4552
5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ. [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, № 46, ст. 4532, «Парламентская газета», № 220-221, 20.11.2002, «Российская газета», N 220, 20.11.2002
6. Арбитражный кодекс от 24.02.2002 № 95-ФЗ (ред. 29.06.2015). [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, № 46, ст. 4532, «Парламентская газета», № 220-221, 20.11.2002, «Российская газета», № 220, 20.11.2002.
7. Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». «Российская газета», № 99, 13.05.2013.

Судебные акты:
8. Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 № 305-ЭС14-1003. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
9. Определение Верховного Суда РФ от 17.03.2015 № 306-ЭС14-929. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
10. Определение от 24.11.2011 по делу № А383618/2009. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
11. Апелляционное определение Иркутского областного суда от 27.05.2014 по делу № 33-4187/14. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
12. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
13. «Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления», опубликованный 1 октября 2014 года Президиумом Верховного Суда. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный

Научная юридическая литература:
14. Гражданское право: Учебник. Том I (под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова). – «Контракт»: «ИНФРА-М», 2009 [14, с. 112
15. Гражданское право: Учебник в 4 т. Том 1: Общая часть. (под ред. Е.А. Суханова). – М.: «Волтерс Клувер», 2010
16. Гражданское право: Учебник в 2 т. Том 1. (под ред. Е. Суханова). – М.: «БЕК», 2012 [16, с. 145].
17. Гражданское право, в двух частях, часть 1, Камышанский В.П., Коршунов И.М., Иванов В.И., М.: «ИНФРА-М», 2012
18. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
19. Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам частного права за март 2015 г. / Карапетов А.Г., Фетисова Е.М., Матвиенко С.В., Бондаревская М.В.// «Вестник экономического правосудия Российской Федерации», 2015, № 4
20. Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок.
М: «Юрлитинформ», 2012
21. Новицкий И.Б. Римское право. – М.: Статут. 2012.
22. Бежецкий А.Ю. Недействительность мнимых и притворных сделок: проблемы теории и практики. Диссертация к. юр. н. – Москва, 2013
23. Болдырев В. А. Согласие на совершение сделки, правовая природа и место в системе юридических фактов // Законы России: опыт, анализ, практика 2012. N 2.
24. Балкаров А. Заблуждения по сделкам // ЭЖ-Юрист. 2013. № 41.
25. Бычков А. Лекарство от заблуждения // ЭЖ-Юрист. 2012. № 45.
26. Габоев Б.Х. Признание оспоримых сделок недействительными: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Владикавказ, 2010.
27. Желонкин С.С. К вопросу о применении последствий недействительности совершенной сделки // Вестник Санкт-Петербургского Университета МВД 2012. №1
28. Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Условия функционирования и границы частной автономии // Вестник ВАС РФ. 2013. № 9
29. Кияшко В. А.. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики.— СПб.: «Юридический центр Пресс». 2011
30. Кузина М. Земля уходит из-под ног. Жилищное право 2015 № 4
31. Как признать недействительной сделку, совершенную одним из супругов, по распоряжению общим имуществом супругов // Электронный журнал Азбука права, 2015. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. сonsultant.ru, свободный
32. Крымов С. Недействительность или недобросовестность // ЭЖ-Юрист, 2014, № 41
33. Минеев В. Недействительная сделка // Расчет, 2015, № 6
34. Петрунева А.Н. Признание крупной сделки недействительной, совершенной без одобрения общего собрания участников общества, и применение последствий недействительности. // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2012. Т. 1. № 1.
35. Рожкова М.А. Применение в коммерческом обороте мировой сделки. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. pravoznavec.com.ua›books/letter/147/Р/10370, свободный
36. Скловский К.И. Сделка и ее действие (2-е издание). Комментарий главы 9 ГК РФ (понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок) – М.: Статут, 2015
37. Сделки: понятие, классификация. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. studnb.ru›pravovedenie/item/1978-sdelki-ponyatie…, свободный
38. Сойфер Е. Недействительные сделки по новым правилам, 05.05.2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http//www. news.ners.ru›nedeystvitelnye-sdelki-po-novym… свободный



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.