Содержимое

Введение

Актуальность темы исследования. Одной из основных задач уголовного судопроизводства в доктрине уголовного процесса называют установление истины по уголовным делам, чтобы «каждый, кто совершил преступление, был привлечен к уголовной ответственности и ни один невиновный не был наказан».
Установление истины по делу осуществляется на основе доказательств – сведений, которые можно получить из источников, исчерпывающий перечень которых указан статье 74 УПК РФ .
Одним из важнейших и основных источников доказательств являются показания различных субъектов уголовно-процессуальной деятельности: подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших, свидетелей, гражданского истца и ответчика, эксперта, специалиста, понятых.
Их показания связывают воедино все значимые факты по делу и позволяют в полном объеме установить обстоятельства, подлежащие доказыванию. Именно поэтому ложные показания препятствуют вынесению судом законного, обоснованного и справедливого приговора.
Поэтому любой подобный факт требует адекватного реагирования правоохранительных органов.
В последние годы в судебно-следственной практике наблюдается достаточно высокий уровень ложных показаний, пронизывающий всю сферу уголовного судопроизводства.
При этом наблюдается не просто изменение показаний допрашиваемых лиц для смягчения вины обвиняемого, а предоставление целого ряда доказательств, которые существенно влияют на формулирование обвинения или даже исключают уголовное преследование.
Лжесвидетель становится все более юридически грамотным, причем в некоторых случаях ложные показания дают лица, специализирующиеся на оказании подобного рода «услуг» (нередко за материальное вознаграждение). Одним из вариантов специально организуемой дачи ложных показаний является приискание лжесвидетелей по уголовным делам со стороны подсудимых, их родственников и т. д.
Заведомо ложные показания нарушают принцип неотвратимости наказания, порождая у преступников уверенность в безнаказанности. Лжесвидетели подрывают авторитет судов и правоохранительных органов, дискредитируют закон в глазах граждан и, в конечном счете, расшатывают основы правосудия.
Ухудшение криминальнойситуации в стране должно заставить общественность изменить отношение к исполнению гражданского долга по правдивому свидетельствованию.
В связи с этим вопросы, связанные изобличением во лжи при производстве различных следственных действий для современной теории и практики имеют актуальное звучание.
Степень разработанности темы исследования.В настоящее время в значительной степени разработаны уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические вопросы лжесвидетельства, в меньшей мере криминологические.
Значительный вклад в разработку уголовно-правовых проблем лжесвидетельства внести российские ученые Ю.П.Адамов, В.А.Блинников, И.С.Власов, А.Т.Гужин, А.А.Закатов, А.Ф.Кони, С.С.Кузьмина, М.Н.Лебедев, В.П.Малков, И.М.Тяжкова, А.А.Ратинов, Ш.С.Рашковская, С.Н.Трегубое, В.С.Устинов, М.Х.Хабибуллин, Е.А.Худяков.
Однако непосредственно только уголовной ответственности за лжесвидетельство посвящены монографические исследования В.С.Устинова и В.А.Блинникова.
Целью исследования является изучить во всестороннем анализе сущность психологии лжи во время дачи заведомо ложных показаний, а также рассмотреть особенности тактики раскрытия ложных показанийпри допросе.
Чтобы достичь поставленной цели, нам необходимо выполнить такие важные для нас задачи:
1) Исследовать понятие и классификация ложных показаний;
2) Изучить этимологию ложных показаний и аспекты, повлекшие развитие уголовного законодательства;
3) Рассмотреть процесс формирования ложных показаний и мотивы лжесвидетельствования;
4) Изучить тактические комбинации и приемы разоблачения лжи при допросе;
5) Рассмотреть особенности допроса несовершеннолетних.
Объектом исследования выступает проблема лжесвидетельства, как социально-правового уголовно-наказуемого явления, представляющего опасность для участников уголовно-правовых отношений и правосудия в целом.
Предметом исследования выступает особенности тактики раскрытия ложных показаний.

Глава 1. Теоретические основы исследования ложных показаний

1.1.Понятие и классификация ложных показаний

1.2.Этимология ложных показаний и аспекты, повлекшие развитие уголовного законодательства

1.3.Процесс формирования ложных показаний и мотивы лжесвидетельствования

1.1. Понятие и классификация ложных показаний

В основе понимания ложных показаний в уголовном судопроизводстве лежит сложившееся в науке представление о показаниях вообще: «показания — это сообщение лица о фактических данных, полученных во время допроса в установленном законом порядке», которые являются одним из видов доказательств, используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовных дел.
Ложными показаниями являются такие показания, с помощью которых осуществляется умышленное сокрытие фактов, искажение истины .
Заведомо ложные показания – это недостоверные сведения, которые целенаправленно сообщаются следователю, прокурору, суду или иным правоохранительным органам.
Недостоверные сведения делятся на два вида:
•Ложный донос – лицо сообщает правоохранительным органам заведомо недостоверные сведения о причастности другого лица к преступлению, зная, что оно его не совершало. Это может быть устное или письменное сообщение, которое передаётся анонимно или открыто.
•Ложные сведения свидетелей и потерпевших. Это те случаи, когда сознательно искажаются показания для «помощи» виновному в целях облегчить или усугубить наказание. В результате ложь может привести к тому, что осудят невиновного или оправдают реального преступника .
Ответственность наступает не за недостоверные сведения, а только за заведомо лживые показания, о которых свидетель знает заранее.
Он может создать алиби подсудимому, если подтвердит, что тот находился с ним или в другом месте в момент совершения преступления. Это и классифицируется как дача ложных показаний.
Целесообразно выделять два вида ложных показаний:
• заведомо ложные показания (умышленное сообщение такой информации);
• ложные показания, данные в силу ошибки (сообщаемые без намерения человека на искажение истины).
В основу этого деления положен психологический момент осознания или неосознания субъектом того, что его показания не соответствуют объективной действительности.
В свою очередь, каждый из указанных видов необходимо разделять на подвиды.
Сознательно ложные показания следует делить на:
• ложные показания, целиком состоящие из вымысла (полная ложь);
• частичную ложь (сочетание элементов правды с элементами лжи);
Таким образом, заведомо ложные показания могут быть только в виде активных действий – сообщение сознательно ложных сведений.
Ложные показания подразделяются на виды согласно таким критериям:
– в зависимости от содержания:
а) полная ложь;
б) частичная ложь;
– в зависимости от субъекта, на кого направлены ложные показания:
а) оговор;
б) самооговор;
в) заведомо ложное алиби .
Недостоверные сведения, которые сообщаются правоохранительным органам либо суду, наказуемы. Ответственность зависит от тяжести содеянного, или возможных последствий, к которым может привести дача ложных показаний. К уголовной ответственности привлекаются по статьям 306 и 307 УК РФ .
За заведомо ложный донос предусмотрено несколько видов наказаний по статье 306 УК РФ, в зависимости от тяжести наступивших или возможных последствий.
Это могут быть штрафы или лишение свободы сроком до двух лет. Если при доносе дополнительно создаются ложные доказательства, то срок наказания увеличивается до шести лет заключения.
Этот вид преступления представляет большую общественную опасность. Он не только мешает нормальной работе правоохранительных органов и суда, но и нарушает права и интересы граждан, которые из-за доноса могут быть несправедливо обвинены в преступлении.
Поэтому за заведомо ложный донос предусмотрено несколько видов наказаний по статье 306 УК РФ, в зависимости от тяжести наступивших или возможных последствий.
Это могут быть штрафы или лишение свободы сроком до двух лет. Если при доносе дополнительно создаются ложные доказательства, то срок наказания увеличивается до шести лет заключения.
Уголовная ответственность за дачу ложных показаний наступает согласно статье 307 УК РФ.
Согласно ей, дача ложных показаний считается преступлением, если человек сознательно вводит в заблуждение следствие.
Свидетельские показания имеют большое значение для расследования и вынесения судебного приговора, по этой причине умышленное искажение фактов и считается уголовным преступлением.
Также ответственность несут эксперты, давшие ложное заключение, и переводчики, если текст был заведомо неправильно ими изложен.
Известно много случаев, когда недостоверные сведения даются для того, чтобы помочь друзьям, соседям и т. д. избежать наказания за совершенное преступление.
Либо для вынесения более «мягкого» приговора. Такие показания мешают установить истину и вводят суд в заблуждение. Обман также может привести к оправданию преступника и обвинению невиновного.
Статья 307 УК РФ предусматривает следующие виды наказания за дачу заведомо ложных показаний:
• штрафы до 80 000 рублей, либо в размере з/п или другого дохода за период от 1 до 6 месяцев;
• принудительные работы от месяца до двух лет;
• арест до трех месяцев.
Если дача ложных показаний связана с особо тяжким преступлением, то суд может вынести приговор о направлении осужденного на принудительные работы до 5-и лет, либо лишить свободы на этот же срок .
Таким образом, ложными показаниями являются такие показания, с помощью которых осуществляется умышленное сокрытие фактов, искажение истины.
Заведомо ложные показания – это недостоверные сведения, которые целенаправленно сообщаются следователю, прокурору, суду или иным правоохранительным органам.
Выделяют два вида ложных показаний: заведомо ложные показания (умышленное сообщение такой информации); ложные показания, данные в силу ошибки (сообщаемые без намерения человека на искажение истины).

1.2. Этимология ложных показаний и аспекты, повлекшие развитие уголовного законодательства

Для того, чтобы понять, что такое ложь, необходимо разобраться в этимологии этого слова. В толковом словаре С.И. Ожегова ложь трактуется как «намеренное искажение истины, неправда». Слово «ложный» трактуется как «несогласный с истиной, ошибочный, ненастоящий» .
Но вопрос о понятии лжи интересует не только лингвистов, но и психологов.
С позиции психологии ложь – «это действие, которым один человек вводит в заблуждение другого человека, делая это умышленно» .
Ю.Г. Журавлев объясняет, что ложными показаниями необходимо считать сведения, в которых информация сознательно не соответствует знанию допрашиваемого.
При этом он описывает парадоксальную ситуацию, когда «человек лжет, говоря правду», то есть ложные показания свидетелей соответствуют действительности и имеет место двукратное искажение: свидетель имеет неправильное представление о реальных фактах (ошибается), но давая ложные показания, он меняет свои ложные представления о том, что случилось, и описывает событие, имевшее место в действительности .
Для более четкого понимания природы лжи, ее соотношения с правом, интересно обратить внимание на отношение к ней в Древнем мире, когда еще не было столь явного разделения норм права и морали, когда только формировались первые законодательные акты.
В Древнем Риме ложь не была наказуема, однако лжесвидетельство известно с Закона XII Таблиц, а позже наказуемыми стали клевета и ложный донос .
По законам Ману от свидетелей требовалось говорить правду, хотя это была больше религиозная норма. Ложь как таковая была наказуема, пожалуй, только в староацтекском праве, в силу закона Монтесумы I.
Кто лгал, карался смертью, женщинам отрезали губы. Существовало очень суровое наказание за лжесвидетельство.
Интересный пример наказуемости лжи нормами права приводит немецкий исследователь начала прошлого века Л. Адам в работе «Ложь в праве»: социально-аристократическому государству инков в старом Перу не было известно наказание за ложь, но каралась неправда, сообщенная должностным лицам, особенно финансовым чиновникам.
У коренных жителей Америки любовь к правде вменялась в обязанность, ложь была предосудительной. Видимо, на этом этапе развития человеческой цивилизации произошло окончательное разделение морали и как внутреннего регулятора права и, как внешнего регулятора общественных отношений .
Ложь или обман стали наказуемыми мерами государственно-правового принуждения только сквозь призму нарушения ими отношений, которые защищены установленными государством нормами.
В подтверждение можно привести слова И. Канта, который писал, что правдивость есть долг по отношению к другим, и его аргументация строится на основе положения «лгун разрушает сообщество».
Таким образом, достаточно очевиден критерий разграничения лжи, наказуемой законодательными актами, и лжи, остающейся в рамках морально-этических ценностей.
Исторические памятники права в переводах исследователей позволяют нам сегодня узнать, насколько сурово каралась злонамеренная ложь в прежние времена — и что таковой считалось, попутно воссоздавая культурные контексты изучаемого феномена в разных социумах.
Так, один из древнейших законодательных сводов — Свод законов Хаммурапи — созданный приблизительно в 1750-х годах до нашей эры — демонстрирует, что шумерские правовые традиции были непримиримы по отношению к лжесвидетелям: ” Если человек клятвенно обвинил человека, бросив на него обвинение в убийстве, но не доказал его, то обвинитель его должен быть убит» .
Не менее сурово древний месопотамский закон относился и к недобросовестным истцам: «Если хозяин пропавшей вещи не привел свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то он — лжец, он возвел напраслину и должен быть убит».
Первый писаный источник древнеримского права — Закон XII таблиц, — создание которого относится к 450–451 году до нашей эры, так же содержит пункт, оговаривающий наказание для того, «кто злую песню распевает» — иначе говоря, клеветника. Таковым была смертная казнь .
О том, как на американском континенте в доколумбовый период со лжецами поступало правосудие инков, рассказано в летописи историка Перу и Конкисты ФелипеГуаманаПомы де Айялы (прибл. 1536–1616 гг.) под названием «Первая новая хроника и доброе правление».
Индейская цивилизация предназначала провинившимся и изобличённым во лжи страшную кару, исполнение которой имело особый ритуал: “… наказание лжецов и лжеклянущихся сопровождалось словами: «Он говорит ложь, он — обманщик и лжец, он лжесвидетельствует против Солнца … и Матери-Земли». Их наказывали … ударами плети, называемой уаукинсонго, сделанной из веревки из волокона питы. На конце плети находились две полосы размягченной кожи со вделанными в них камнями, размером и формой напоминавшие детские ботинки. Двадцать ударов такой плетью размолачивали внутренности. Таким было наказание для вероломцев — касимантанакакук, «дающих лживо клятву».
Сборник же правовых норм Древнерусского государства — Русская правда, дату написания которого относят к XI веку, — одним из своих положений предусматривал для обманщиков штрафные санкции: «Если кто будет взыскивать с другого деньги, а тот станет отказываться, то идти ему на суд 12 человек. И если он, обманывая, не отдавал, то истцу можно (взять) свои деньги, а за обиду 3 гривны» .
Впрочем, из 58-й статьи Судебника 1550 года явствует, что практика телесного наказания применялась для лжецов и на Руси: «А кто виноватой солжет на боярина, или на околничего, или на дворецкого, или на казначее, или на дьяка, или на подйячего, а обыщетца то в правду, что он солгал, и того жалобника, сверх его вины, казнити торговою казнью, биты Кнутъем, да вкинути в тюрму».
Исключительной строгостью и жестокостью по отношению к обманщикам отличались положения «Артикула воинского», изданного по указу Петра I в 1715 году и содержащего юридические нормы общего значения .
По поводу наказаний для клеветников в этом российском источнике права имперской поры была выделена специальная глава — «Глава восемнадцатая — о поносительных писмах бранных и ругателных словах», — содержащая следующий артикул: «Кто паскивли, или ругательныя письма тайно сочинит, прибьет и распространит, и тако кому непристойным образом какую страсть или зло причтет, чрез что его доброму имени некакой стыд причинен быть может, онаго надлежит наказать таким наказанием, каковою страстию он обруганного хотел обвинить. Сверх того палач такое письмо имеет зжечь под виселицею».
Телесные наказания и бесчестье предназначались Артикулом для «фальшивых печатей, писем и росхода сочинителей» и тех, «кто мерою и весом лживо поступит». Того, кто «учинил лживую присягу», лишали двух пальцев, которыми он присягал и отправляли на каторгу.
Помимо лжеприсягнувших, петровский закон преследовал и тех, «кто с умыслу, лживое имя или прозвище себе примет» .
Конкретное наказание, помимо бесчестья, для таких лиц артикулом не оговаривалось — видимо, решение о нём выносилось индивидуально в зависимости от причинённого вреда, однако же в «толковании» к артикулу сформулировано смягчающее вину обстоятельство: «А ежели кто без обмана и без всякаговредительнаго намерения, но от страху себе наказания на теле или живота лишения, имя свое переменит, оного никако не надлежит наказывать. И такое ему пременениеимяне в правах допущаетца, и не запрещается».
Из последнего можно заключить, что правосудие петровской эпохи допускало существование лжи «без обмана» и смотрело на неё снисходительно.
Примечательно, что и современные исследователи ныне действующего отечественного уголовного права, в числе которых Ю. Ю. Малышева, считают, что российским законодательством, категория «ложь» рассматривается как более широкое понятие, чем обман.
Исследователь Е. В. Медведев отмечает, что в системе УК РФ можно выделить как преступления, в которых ложь составляет содержание самого преступного деяния — клевета, лжесвидетельство, заведомо ложный донос, — так и преступления, в которых она выступает одним из атрибутивных признаков .
Таким образом, мы можем отметить, что человечество давно осознало негативную природу лжи, а потому с незапамятных времён занималось созданием правового инструментария для предупреждения и наказания самых опасных — преступных — её проявлений.

1.3. Процесс формирования ложных показаний и мотивы лжесвидетельствования

А.А. Закатов выделяет в процессе формирования заведомо ложных показаний следующие стадии:
1) восприятие истинного события;
2) запоминание и осмысление этого события;
3) осознание цели сообщения ложных сведений и последствий данного акта;
4) переработка воспринятого и осознание мысленной модели задуманного лжесвидетельства;
5) содержание в памяти модели ложных показаний, построение модели процесса их сообщения на допросе;
6) воспроизведения заведомо ложных показаний на допросе .
С.В. Шепелева выделяет три этапа формирования заведомо ложных показаний, именуя их звеньями процесса формирования ложных показаний. Первые два: принятие решения и планирование – являются подготовительными. Они подготавливают и прогнозируют третье звено – исполнение путем воспроизведения ложного показания на допросе .
Кроме того, формирование заведомо ложных показаний возможно только на этапе, когда истинная информация уже воспринята и записанная, в то время как формирование не заведомо ложных показаний возможно и на других этапах.
Таким образом, эти этапы связаны именно с общением следователя и допрашиваемого и заключаются они в следующем:
1) принятии решения о даче заведомо ложных показаний (включая борьбу мотивов и формирование установки на ложь);
2) планировании содержания будущего заведомо ложного показания (именно на этом этапе происходит переработка воспринятого и создание мысленной модели лжесвидетельства, удержание в памяти модели заведомо ложных показаний, построение модели процесса их сообщения на допросе);
3) воспроизведении заведомо ложных показаний на допросе.
При этом на процесс формирования заведомо ложных показаний может наложить отпечаток тот факт, что лицо, которое сознательно говорит неправду, при создании модели заведомо ложных показаний одновременно, может в каких-либо отдельных фактах ошибаться, что, в свою очередь, затрудняет выявление и отграничения сознательной лжи от ошибки .
Главной отличительной чертой механизма формирования заведомо ложных показаний, в отличие от показаний, данных в силу ошибки, является то, что они возможны только «на стадии вербализации субъективно воспринятой действительности, при передаче следователю или другому лицу» .
То есть это волевой сознательный акт. Лицо перед тем, как воссоздать заведомо ложные показания на допросе, должно принять решение о даче заведомо ложных показаний, спланировать их содержание.
Процесс принятия решения о даче заведомо ложных показаний – это сложный процесс, который включает в себя борьбу мотивов, формирование установки на ложь .
Юридическая практика показывает, что причинами лжесвидетельства могут быть:
а) семейные обязанности, неправильно понятое чувство дружбы;
б) личная заинтересованность свидетеля (зависть, ненависть, мстительность, корысть и др.);
в) чувство сострадания к обвиняемому или потерпевшему;
г) угрозы со стороны заинтересованных лиц и др.
Психология обмана характеризуется раздвоенностью и большими внутренними трудностями.
В сознании человека, что говорит неправду, сосуществуют два параллельных варианта события: один — то, что действительно произошло, и это он хочет скрыть, а вторым — выдуманное, о котором намерен рассказать.
Перед его мысленным взором все время предстают истинные события, свидетелем которых он была, и их представления достаточно яркие и стойкие.
Обманщик вынужден их все время подавлять и заменять вымышленными образами, несравненно более бледными и слабыми. Ему приходится все время лавировать между правдой и неправдой, которая должна замещать скрываемую, но такую, что постоянно “лезет в голову”, правду.
Обманщик всегда рискует проговориться, ему нужно постоянно напрягаться, чтобы не забыть того, что он говорил раньше, повторять точно, во всех подробностях свои выдумки.
Если в правдивых показаниях встречаются неточности, некоторые неясности, то в тщательно продуманных обманных показаниях обычно все хорошо подтасовано в меру интеллектуального развития свидетеля.
Из следственной практики известно, что в основном ложные показания дают свидетели, связаны с обвиняемыми и потерпевшими. Часто это родственники или знакомые обвиняемого.
При этом ложные показания могут иметь либо обвинительную, либо оправдательную направленность в зависимости от описанных выше мотивов дачи заведомо ложных показаний.
В юридической практике приходится иметь дело со свидетелями, которые находятся в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, за что они плохо ориентируются в событиях, что произошло.
Поэтому такие свидетели могут отстаивать то, чего в действительности не видели, допускать произвольные, совершенно не обоснованные утверждения.
Также часто свидетель уклоняется от дачи правдивых показаний только потому, что стремится скрыть свое малодушие, если он имел возможность оказать помощь потерпевшему, но испугался и вовремя не сделал этого.
На основе анализа литературных данных можно описать процесс борьбы мотивов таким образом.
Для подозреваемого, задержанного по подозрению в совершении преступления, когда факт задержания для него является неожиданностью, с психологической точки зрения свойственны, с одной стороны, стремление общаться и получить любую информацию от лица, ведущего допрос, а с другой стороны, подозреваемый понимает, что в результате такого общения его положение может не улучшиться, от него будут требовать правдивых достоверных показаний, он боится сообщить какую-то информацию о себе, идет своеобразный «торг» за информацию от другой стороны.
В то же время подозреваемый понимает, что дача показаний – это способ его защиты, в своих показаниях он может те или иные события интерпретировать в более мягком, выгодном для себя ракурсе, каким-то образом опровергать представленные доказательства.
Как представляется, механизм борьбы мотивов потерпевшего и свидетеля при установке на дачу ложных показаний почти не отличается от вышеописанного механизма за некоторыми особенностями. Здесь нет фактора внезапности, то есть решение не надо принимать в слишком короткий промежуток времени, так как дача показаний, как правило, не является для человека неожиданностью .
Процесс борьбы мотивов заканчивается формированием установки на сознательную ложь. Результатом решения допрашиваемым умственной задачи может быть:
а) отказ от дачи следователю необходимой информации, если она отсутствует, или если у допрашиваемого есть установка на отказ от дачи показаний;
б) передача следователю заведомо ложной информации;
в) передача следователю информации, которая полностью или частично не соответствует действительности.

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Тактика раскрытия ложных показаний

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1.Тактические комбинации и приёмы разоблачения лжи при допросе

2.1. Тактические комбинации и приёмы разоблачения лжи при допросе

Современные исследования психологов в области изучения мотивов лжи являются общей отправной точкой в выявлении внутренних побуждений, ведущих к сознательному введению в заблуждение, а потому данные психологии, оценивающие общие мотивы лжи в целом, имеют в следственной деятельности ориентирующую роль.
Так, исследования в этом направлении показали, что ложь может быть следствием не только лишь низменных мотивов, поэтому выяснение причин «лжи во спасение» дает следователю веские основания для преодоления данной формы противодействия посредством обращения к лучшим качествам личности.
Когда человек, прибегающий ко «лжи во спасение», некритически воспринимает убеждающее воздействие следователя, то последний может прибегнуть к приему совместной нравственной оценки на основании общечеловеческих ценностей.
Суть данного приема заключается в убеждении противодействующего субъекта в том, что ложь с позиций общечеловеческих ценностей не может являться средством разрешения данной проблемы.
По мнению А.А.Закатова, в рефлексивной лжи особое место среди мотивов сознательного искажения действительности занимает переживание допрашиваемого о собственных нравственных страданиях, которые могут явиться следствием сообщения уличающих кого-либо фактов .
В случае с рефлексивной ложью подобного рода сообщения базируются не на ориентированном основании, а на желании не причинить вред кому бы то ни было.
В этом случае следователь должен стремиться к инсценированию внутреннего конфликта, вызванного необходимостью выбора.
Разоблачение сознательной лжи допрашиваемого является одной из важных целей допроса.
Когда при допросе лицо дает ложные показания, перед следователем возникает проблема – как поступить: оформить эти показания протоколом в обычном порядке, надеясь в ходе дальнейшего расследования опровергнуть их, или с помощью тактического воздействия на допрашиваемого (эмоционального либо логического) попытаться пресечь лжесвидетельство на уровне рассказа (до записи в протокол) и добиться правдивых показаний.
Первый вариант не очень удачен потому, что записанные ложные показания лица в дальнейшем будут связывать его и существенно затруднят переход к правде.
Второй же позволяет завершить допрос получением правдивой информации .
В то же время гораздо сложнее сознательную ложь разоблачить, чем предупредить ее.
Следует отметить, что о предупреждении заведомо ложных показаний в литературе упоминается разрозненно и мимоходом.
Поэтому на основе анализа положений, содержащихся в литературе, можно предложить следующие способы предупреждения заведомо ложных показаний:
1) эмоциональное воздействие (побуждение к чистосердечному раскаянию, ознакомление с его правовыми последствиями, активизация положительных качеств допрашиваемого );
2) предварительный подбор понятых, чтобы не искать их в определенных случаях непосредственно на месте происшествия, поскольку лицо, совершившее преступление, может находиться на месте происшествия и предложить свои услуги в качестве понятого, а в дальнейшем свою осведомленность и наличие следов пальцев может объяснить своим участием в качестве понятого ;
5) исключение посторонних разговоров по телефону во время допроса, поскольку это дает допрашиваемому время для подготовки заведомо ложного показания ;
6) вызов на допрос заинтересованных свидетелей быстро, неожиданно для них, чтобы об этом не стало известно подозреваемым и обвиняемым, которые не находятся под стражей, что исключит возможность сговора ;
7) беседа обвиняемого (подозреваемого) с защитником, в ходе которой он может уточнить отдельные эпизоды обвинения и поймет нелепость отрицания своей вины ;
8) апелляция к религиозным чувствам, однако недопустимо использовать в этих случаях религиозные предрассудки людей .
9) максимально возможное изучение личности допрашиваемого до допроса, чтобы использовать для получения правдивых показаний «слабые места» личности допрашиваемого .
Следует отметить, что изучение личности допрашиваемого до допроса – трудная и не всегда выполнимая задача, поскольку следователю во многих случаях приходится допрашивать лиц сразу, без достаточного времени для сбора информации о личности допрашиваемого лица;
10) использование аудио-, видео записи на допросе, что не позволяет в подавляющем большинстве случаев лицу, дававшему правдивые показания, затем изменить их на заведомо ложные, заявив, что показания, которые он отрицает, давались им в результате применения следователем незаконных методов допроса .
Представляется, что при допросе с аудиофиксацией показаний можно использовать следующую тактическую рекомендацию. В ходе такого допроса следователь может умышленно допускать неточности в формулировке отдельных вопросов, надеясь на то, что допрашиваемый сам исправит эти неточности и правильно ответит на заданный вопрос.
Тем самым исключается возможность последующего заявления допрашиваемого о том, что он якобы давал показания под влиянием следователя.
Немаловажную роль в борьбе с заведомо ложными показаниями играет их диагностика. Необходимо отметить, что признаков лжи как таковых не существует.
Нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые единственно и сами по себе означали бы, что человек лжет.
Существуют только такие признаки, по которым можно заключить, что речь плохо продумана или испытываемые эмоции не соответствуют словам.
Из сказанного следует, что выявить ложь не так-то просто, даже если следователь обладает соответствующими теоретическими познаниями. Связано это с тем, что в ходе беседы следователю приходится контролировать слишком много каналов поступления информации, чтобы определить ложь.
О лжи в некоторых случаях свидетельствуют: слова, паузы, тембр (звучание) голоса, выражение лица, движение головы, жесты, поза, дыхание, испарина, румянец или бледность и т. п.
Но как бы ни был сложен процесс выявления лжи, человек, который излагает не соответствующую действительности информацию, все же выдает себя, так как не может контролировать и скрывать все аспекты своего поведения .
В связи с этим в литературе широко дискутируется вопрос об использовании для этих целей полиграфа или другого подобного ему прибора. В этом отношении мнения исследователей разделились.
Так, А.А.Закатов, А.Р. Ратинов, ссылаясь на отечественный и зарубежный опыт, считают, что недопустимо использование полиграфа для диагностики заведомо ложных показаний и использования данных, полученных в результате его применения, в качестве доказательств, однако считают возможным применение полиграфа в качестве прибора для диагностики эмоциональной напряженности и реализации данных, полученных в ходе этого исследования, в оперативно-розыскной деятельности, поскольку никакими инструментальными приборами нельзя определить такое юридическое и моральное понятие, как ложность .
Другие исследователи наоборот, придерживаются противоположного мнения. Так, Е.С. Черкасова, считает возможным в перспективе результат применения полиграфа оформлять заключением специалиста и использовать его в качестве доказательства .
В.А. Семенцов допускает возможность применения полиграфа как технического средства в ходе допроса, при соблюдении двух условий:
1) наличии письменного согласия лица, подлежащего допросу, на применение полиграфа (либо на основании ходатайства подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего и (или) свидетеля);
2) обязательном участии в допросе специалиста-полиграфолога, который окажет следователю содействие в распознании ложных показаний .
Ю.И. Холодный констатирует, что использование (либо неиспользование) полиграфа в той или иной стране определяется исключительно установившимися там правовыми принципами и национально-культурными традициями и не зависит от природы и научной обоснованности самого метода.
Аргументируя свою позицию по данному вопросу ученый указывает на возможность использования полиграфа как средства получения процессуально значимой информации по уголовному праву, но со следующими оговорками:
– тестирование на полиграфе могут проходить только лица, осознающие суть происходящего и добровольно давшие согласие на тестирование, поскольку заставить человека слушать вопросы оператора и давать на них осмысленные ответы невозможно;
– лица с расстройством психики либо находящиеся в фазе обострения ряда заболеваний, в частности, связанных с нарушением деятельности сердечно-сосудистой или дыхательной системы, не могут опрашиваться с использованием полиграфа;
– результаты тестирования, расшифрованные оператором, не являются доказательством по делу и дают следователю только ориентирующую информацию, позволяя ему выдвинуть дополнительные версии по обстоятельствам, подлежащим установлению .
При этом полученные при допросе с применением полиграфа полиграммы предлагается рассматриваться как приложение к протоколу следственного действия.
Сущности конкретных тактических приемов по разоблачению сознательно ложных показаний посвящено большое количество литературного материала, анализ которого позволяет весь комплекс этих приёмов классифицировать следующим образом:
1. Приемы,основанныенаиспользовании отдельныхпсихологическихкачествдопрашиваемого,например,использованиеегопривязанностей,увлечений,высокогопрофессионального мастерства и профессионального авторитета и т.д. Каждому человеку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в прошлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, правдивым .
2. Проявление понимания положения, в котором оказался допрашиваемый, побуждениераскаятьсяипризнатьсяпутемразъяснениякаквредныхпоследствийзапирательстваилжи,такиблагоприятныхпоследствийпризнаниясвоейвиныисодействияследствию,изобличениядругихучастниковпреступления,розыскуимущества,добытоговрезультатепреступления.Помимотогоподозреваемомуследуетразъяснить,чтотакоеповедениебудетявлятьсясмягчающимвинуобстоятельством,чтоповлечетзасобойприопределенныхобстоятельствахснижениемерынаказания.Входеизучениясудебнойпрактикиустановлено, чтоданныйприемнапрактикеприменяетсядовольночасто.
3.Использованиеантипатии,питаемойдопрашиваемымккому-либоизсоучастников,егозависимостиотних,унижающейегодостоинство,егосомненийвих «надежности» испособности придерживаться ранее обусловленной линии поведения на следствии;приемы, направленные на создание у виновного представление о том, что другие соучастники преступления признались ;
4.Приемыповышеннойэмоциональнойнасыщенности,которыесвязаныснеожиданнымпредъявлениемдоказательствилиинформации.Такиеприемывызываютострыеэмоционально-волевыесостояния.Имимогутбыть,например,постановканеожиданныхвопросоввситуации,когдадопрашиваемыйтакихвопросовнеждет.Этообычновызываетострыеэмоциональные реакции, что нередко приводит к отказу от позиции противодействия .
5.Приемыосведомлениядопрашиваемогооналичиизначительнойдостовернойдоказательственнойинформации.Это,преждевсего,связаноссистемойпредъявлениядоказательств.
Такое предъявление должно:
а) демонстрироватьосведомленностьследователяопоследовательностидействийпреступника,
б)передпредъявлениемдоказательствследователюнужнозадатьвсенеобходимыевопросыстем,чтобыисключитьнейтрализующиеихуловки,покаждомудоказательствуполучитьобъяснения и зафиксировать эти объяснения.
В литературе рекомендуют следующие способы предъявления доказательств:
– предъявление сначала менее значительных доказательств, а затем все более и более веских;
– предъявление самого веского доказательства в самом начале
– единичное предъявление доказательства;
– предъявление доказательств в совокупности без учета их воздействующей силы .
Эти способы применяются в зависимости от конкретной ситуации. Предъявление доказательств в порядке нарастания изобличающей силы оправдывает себя лишь при наличии совокупности взаимосвязанных доказательств.
Предъявление вначале самого веского доказательства целесообразно в отношении лиц, не имеющих стойкой установки на ложь, позиция которых поколеблена неопровержимостью доказательств. Если один прием оказывается недостаточно успешным, можно применить другой, ввести в действие новые доказательства, но не следует спешить закончить допрос. Если улики сильны, нужно предъявлять их порознь, подробно развивая каждую в отдельности; если они слабы, следует их собрать воедино.
Предъявление всей совокупности доказательств дает положительные результаты при расследовании сравнительно простых дел и в том случае, если собранные доказательства бесспорно устанавливают скрываемые допрашиваемым обстоятельства преступления.
Помимопредъявлениядоказательствкчислуданныхприемовотноситсяиспользованиеоперативныхданных.
Так,вовремядопросаследователь,нессылаясьнаисточникдоказательств,касаетсянезначительныхдеталейпроверяемогособытия,знаниекоторыххарактернолишьдляхорошоосведомленноголицаиможетсвидетельствоватьотом,чтопроверяемоесобытиевматериалахделавсесторонне,детальноосвещено.
Видя,чтоследователюизвестнодажеотакихподробностях,подозреваемыйобычноосознаетнеобходимостьдачиправдивыхпоказаний о расследуемом событии .
6.Влитературевыделяют,такназываемый,приемнакопленияположительныхответов.
Сутьсостоитвтом,чтодопрашиваемомузадаютсялишьтакиевопросы,накоторыеонможетдатьположительныеответы.Врезультатеэтогоформируютсястереотиппродуктивноговзаимодействия,чтоможетоблегчитьвдальнейшемполучениеответовнавопросы.
Здесьтакжерекомендуются психически напряженные ситуации, связанные с ответами на трудные вопросы, перемешатьсвопросами-релаксантами,позволяющимидопрашиваемомупсихологическирасслабиться .
7. Использование «немого свидетеля». Особыйинтересдлялицапредставляют: «субъективно,личностнозначимыеэлементыокружающеймикросреды,то,чтоимееткакое-либоотношениекнему,счемонтакилииначесвязанвсистемеисследуемыхпоуголовномуделуотношений» .Такиеэлементыназывают «немымисвидетелями».
Ониспособныоказатьоченьбольшоепсихологическоевлияниенадопрашиваемого,наего мысли,чувства,решения. Ихиспользованиеявляется еще одним тактическим приемом допроса.
Так, в ряде случаев эффективным оказывается включение в информационный процесс объекта, играющего роль такого реагента, без привлечения к нему внимания, без обсуждения того, что это за объект, как и для чего он оказался на месте действия.
Сценарий, который может быть реализован при этом, разрабатывается заранее с учетом как минимум двух важных моментов:
1) в распоряжении следователя имеется вещный объект, отношение которого к исследуемому по делу событию не вызывает сомнений (им, например, может быть орудие преступления, обнаруженное на месте происшествия, или какой-то предмет, принадлежащий преступнику, утерянный им во время бегства с места происшествия);
2) у следователя есть уверенность в том, что к обнаруженному объекту имеет непосредственное отношение подозреваемый (обвиняемый), и неожиданная «встреча» с ним в ходе допроса психологически не пройдет для него бесследно.
Необходимымусловиемдляприменениятакого «немогосвидетеля» являетсяотсутствиевербальногосопровождения.Сутьегоприменениясостоитвтом,чтоприподготовкеместапредстоящегодопросавестественнуюсредуэтогоместавнедряется «немойсвидетель» иделается это таким образом, чтобы он оказался в поле зрения допрашиваемого. При этом у негонедолжносложитьсявпечатленияозаведомойдемонстрацииобъектатактическоговоздействия.
Объектдолженнаходитьсянатомместе,гдеегорасположениелогичноиестественно, не должен сразу бросаться в глаза, но в то же время давать понять, что он среди других предметовнаходитсяявнонеслучайно.Следователюнеследуетобращатьнанеговниманиеиакцентироватьнанемвниманиедопрашиваемого.
Иеслидопрашиваемыйявляетсявдействительноститем,закогоегопринимают,онкакбынистарался,неможетнесреагироватьнавозмущающийегопокойсильнейшийраздражитель.Егоневербальныеивербальныепроявленияобязательно выдадут его.
Такова природа человеческой психологии, таковы особенности человеческого поведения в силу существующих между человеком и другими элементами окружающей реалии закономерных взаимозависимостей и взаимообусловленностей .
8. Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому «развертывать» ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса.
«В этом случае лживые показания допрашиваемого немедленно отклоняются, ложь пресекается в «зародыше» путем предъявления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами, допрашиваемый часто переходит от лжи к правде» .
9. Допущение легенды. Нередко следователь, зная, либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания – легенду, предоставляет ему возможность изложить ее.
Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов.
Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания .
10. Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Особенности допроса несовершеннолетних

Среди видов допроса особое место принадлежит допросу несовершеннолетних.
Подготовка и проведение допроса несовершеннолетних и малолетних обусловлены возрастными и психологическими особенностями допрашиваемого лица.
Знание этих особенностей является достаточно важным для выбора приемов установления психологического контакта, выбора режима проведения допроса, осуществления влияния на несовершеннолетнего, оценки его показаний.
Возраст, начиная с которого несовершеннолетний может выступать на допросе как свидетель или потерпевший, в уголовно-процессуальном законодательстве не определен.
Однако, особенности психики несовершеннолетних без сомнения, влияют на процесс формирования и дачи показаний, а поэтому обязательно должны учитываться при проведении допроса.
Так, среди ученых господствует мнение, что детей следует допрашивать только в крайних случаях, когда без их показаний невозможно установить истину в уголовном производстве, поскольку допрос может негативно повлиять на их психику.
В психологической литературе предложено шесть возрастных групп несовершеннолетних:
 детский возраст (до 1 года);
 раннее детство (от 1 до 3 лет);
 дошкольный возраст (от 3 до 7 лет);
 младший школьный возраст (от 7 до 11-12 лет);
 подростковый возраст (от 11 до 14-15 лет);
 старший школьный возраст (от 14 до 18 лет).
При допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого следователь должен держаться спокойно, дружелюбно, но достаточно твердо. Тактические приемы, которые следует применять в процессе допроса зависят от личности подростка.
В случае допроса распущенных и недисциплинированных несовершеннолетних, необходимо проявлять серьезность и строгость и, наоборот, если допрашиваемый является застенчивым, неуверенным – следует подбодрить и поощрить его.
Несовершеннолетнему допрашиваемому следует помочь в формировании правдивых показаний. Следователь не должен использовать постановку вопросов, имеющих элементы внушения (наводящие вопросы). Постановка наводящих вопросов нередко является причиной возникновения добросовестных ошибок в показаниях.
Очевидно, что допрос малолетних должен производиться в очень упрощенной, игровой форме, причем, по возможности, на его лексиконе. Только в этом случае можно будет считать, что вопрос правильно понято малолетним, а это – залог адекватного ответа.
Целесообразно применить помощь педагога как специалиста в области детской, в частности детской психологии.
Следует заметить, что создание комфортных условий для несовершеннолетнего или малолетнего лица во время ее допроса является необходимым элементом не только сугубо тактического, но и морально-этического характера .
Ведь только удачно избранные следователем тактические приемы проведения допроса несовершеннолетних или малолетних лиц будут способствовать стимулированию предоставления ими правдивых показаний относительно известных им фактов.
Учитывая изложенное, необходимо подчеркнуть, что при проведении допроса несовершеннолетних, эффективного результата можно достичь только в случае учета всех существенных особенностей и надлежащей подготовки до соответствующего следственного действия.
Допрос несовершеннолетних свидетелей требует детальной подготовки Необходимо собрать подробные сведения о личности свидетеля, четко представить его личность, окружение, в котором он воспитывался, его поведение дома и в школе, отношение учителей, родителей, ровесников.
Подлежит выяснению роль несовершеннолетнего свидетеля в расследовании происшествия, его отношение к обвиняемому и потерпевшему. Необходимо выяснить условия, в которых несовершеннолетний воспринял данное событие, какие моменты могли бы повлиять на качество восприятия, что из воспринятого могло быть доступным его пониманию.
Между событием, которое с предметом допроса несовершеннолетнего свидетеля, и его вызовом на допрос может пройти определенный промежуток времени.
В процессе допроса несовершеннолетнего, следователю необходимо установить с ним психологический контакт. Для этого рекомендуется провести беседы на общие темы (спорт, учеба, игры, новые фильмы, книги) продемонстрировать знания его потребностей и интересов.
Общее тактическое правило о том, что допрос свидетелей следует производить по возможности как можно скорее после событий, которые являются предметом их показаний, особенно важно учесть при допросе несовершеннолетних свидетелей .
Как отмечалось ранее, восприятие ребенка, когда объект не имеет для нее важного эмоционального значения, является поверхностным и картины воспринятого быстро стираются под влиянием новых впечатлений. Своевременность допроса малолетних продиктована и другим обстоятельством
Дети, при обмене мнениями со своими ровесниками, во время расспросов со стороны взрослых, достаточно легко поддаются внушению и могут незаметно для себя подменить собственное восприятие высказываниями других лиц, которые имели разговор с ними.
С другой стороны, дети очень реагируют на эмоциональное воздействие. При восприятии событий, которые вызвали у ребенка сильные переживания, может возникнуть психологическая задержка, которая мешает правильному воспроизведению. В тех случаях нужно отложить допрос, пока ребенок успокоится.
При планировании продолжительности допроса необходимо учесть, что ребенок быстро устает. Поэтому момент прибытия ребенка на допрос должен быть определенным таким образом, чтобы он был бодрым, не уставшим.
Экспериментальные исследования доказывают, что дети 5-7 лет могут быть внимательными около 15 минут, 7-10 лет примерно 20 минут, 10-12 лет – у 20: минут, старше 12 лет – около 30 минут.
При подготовке к допросу несовершеннолетнего свидетеля в совершенстве должно быть продуманным вопрос о месте допроса. Подросток в 14-16 лет может быть допрошен в кабинете следователя. Официальная, деловая обстановка в данном случае подчеркивает важность выполняемой им функции .
Малолетних свидетелей незнакомая обстановка, чужие люди могут напугать, задержать процессы их мышления и будет мешать дачи исчерпывающих показаний.
Место допроса должно быть привычным для малолетнего свидетеля: школа, дом, иногда даже улица, где ребенок игрался и наблюдал событие, которое интересует следствие. Допрос на месте происшествия может оказаться особенно полезным. Это объясняется предметным характером мышления ребенка.
Место происшествия оживляет воспоминания о воспринято, ребенок может указать на месте, где, что и как произошло, наглядно продемонстрировать то, что трудно воспроизвести в выражениях.
При подготовке к допросу несовершеннолетнего свидетеля решается также вопрос о круге лиц, которые должны присутствовать при допросе.
Как уже отмечалось, при допросе свидетеля в возрасте до 14 лет, а на рассмотрение следователя или суда, и в возрасте от 14 до 16 лет вызывается педагог. Педагог выступает в данном случае как специалист.
Поэтому в данной ситуации вызывается лицо, которое занимается воспитанием и обучением несовершеннолетних того же возраста, что и свидетель. Задача педагога заключается в помощи следователю или суду установить психологический контакт с несовершеннолетним свидетелем, отыскать правильную тактику проведения допроса, сформулировать вопросы с учетом детской психики.
Для данного действия педагога знакомят с обстоятельствами, которые имеют отношение к допросу, и с данными о личности несовершеннолетнего свидетеля, о его отношение к обвиняемому и потерпевшему. В случае необходимости вызываются также законные представители или его близкие родственники .
Такая необходимость возникает в таком случае, когда данные лица пользуются доверием и авторитетом у несовершеннолетнего свидетеля и могут помочь в получении полных и достоверных показаний.
Когда есть основания показать, что законные представители или родственники могут мешать несовершеннолетнему свидетелю в даче показаний, их вызов должен быть выключенным.
Педагог и родственники несовершеннолетнего свидетеля, которые вызываются на допрос, наделены определенными правами и обязанностями. Они могут с разрешения следователя задавать вопросы свидетелю. Следователь вправе отвести заданный вопрос, однако последнее должно быть включено в протокол. Лица, присутствующие при допросе несовершеннолетнего свидетеля, имеют право при зачитывании протокола делать замечания, которые подлежат занесению в протокол, просить об уточнении или дополнении записи показаний. Присутствующим разъясняется их обязанность оказывать помощь в получении правдивых показаний и разглашать данных предварительного следствия.
Свидетели, не достигшие 16 лет, не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, следователь, а в суде председательствующий разъясняет им о необходимости правдиво рассказать все известное по делу.
Данное разъяснение должно быть сделано в форме, доступной для несовершеннолетнего, согласно его возраста и уровня его развития. Свидетеля необходимо убедить, что правдивые показания являются очень важными для правильного разрешения дела, призывая его тем самым быть серьезным, внимательным и искренним.
Такое разъяснение необходимо, когда несовершеннолетний свидетель понимает значение своего долга .
Для установления психологического контакта с несовершеннолетним свидетелем его допрос нужно начинать с беседы на близкую ребенку тему с переходом к допросу об обстоятельствах, которыми интересуется следствие. В непринужденной беседе следователь изучает характер несовершеннолетнего свидетеля, уровень его развития, интересы.
Постановка вопроса к несовершеннолетнему свидетелю требует особой тщательности, потому что то, что является доступным для взрослого человека, не всегда может быть правильно понятным для несовершеннолетнего. Вопрос должен быть кратким, понятным по форме и по содержанию. Главным требованием относительно вопросов, чтобы они не носили наводящего, внушаемого характера .
При допросе несовершеннолетнего свидетеля можно встретиться с таким фактом, когда он с самого начала не хочет разговаривать или доводит свой рассказ к определенным моментам и замолкает. Это объясняется разными причинами, в зависимости под которых и должны быть применены соответствующие тактические приемы допроса.
Причиной такого поведения может быть замкнутый характер, застенчивость несовершеннолетнего свидетеля, влияние на него необычной, весьма официальной обстановки, необычность выполняемой им роли. “Разговорить” такого свидетеля возможно в процессе беседы на близкие и интересные для него темы.
При чем, в беседе могут принять участие родители и другие лица, которые присутствуют на допросе.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение

Таким образом, на основании поставленных задач, в начале нашего исследования, мы пришли к выводу, что ложными показаниями являются такие показания, с помощью которых осуществляется умышленное сокрытие фактов, искажение истины.
Заведомо ложные показания – это недостоверные сведения, которые целенаправленно сообщаются следователю, прокурору, суду или иным правоохранительным органам.
Выделяют два вида ложных показаний: заведомо ложные показания (умышленное сообщение такой информации); ложные показания, данные в силу ошибки (сообщаемые без намерения человека на искажение истины).
В свою очередь, каждый из указанных видов необходимо разделять на подвиды. Сознательно ложные показания следует делить на: ложные показания, целиком состоящие из вымысла (полная ложь); частичную ложь (сочетание элементов правды с элементами лжи);
Таким образом, заведомо ложные показания могут быть только в виде активных действий – сообщение сознательно ложных сведений.
В зависимости от субъекта, на кого направлены ложные показания они подразделяются на оговор, самооговор, заведомо ложное алиби.
В толковом словаре С.И. Ожегова ложь трактуется как «намеренное искажение истины, неправда».
Но вопрос о понятии лжи интересует не только лингвистов, но и психологов и юристов.
С позиции психологии ложь – «это действие, которым один человек вводит в заблуждение другого человека, делая это умышленно».
С позиции юриспруденции лжесвидетельствование – это преступление, выражающееся в сознательной даче заведомо ложной информации правоохранительным органам, суду или органам власти.
Изучениеаспектов, повлекших развитие уголовного законодательства за лжесвидетельствование позволило нам сделать вывод, что человечество давно осознало негативную природу лжи, а потому с незапамятных времён занималось созданием правового инструментария для предупреждения и наказания самых опасных — преступных — её проявлений.
Разновидностями ложных показаний являются: сокрытие преступления, маскировка (утаивание истинных преступных намерений), инсценировка (искусственное создание определенной обстановки для введения следствия в заблуждение), демонстративное поведение, ложное алиби (отрицание своего присутствия на месте преступления во время его совершения).
Психологическими мотивами дачи ложных показаний являются: боязнь мести; опасение испортить отношения с другими лицами; желание выгородить подозреваемого; стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки; желание преуменьшить вред, причиненный преступлением потерпевшему; желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину.
Для изобличения ложных показаний используются следующие психологические тактики: изобличить лжеца при его первых попытках ввести следствие в заблуждение; позволить лжецу дать ложные показания и затем изобличить его.
При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким психологическим приемам: убеждение в неправильности занятой позиции, ее антигражданском характере; разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний; разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых; воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого.
Также следственная тактика располагает целым арсеналом психологических приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания.
Убеждение – это прием, заключающийся в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения вредных последствий лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины.
Пресечение лжи. Данный прием применяется, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому “развертывать” ложь, когда у следователя имеется достоверная информация обстоятельств дела, выясняемых во время допроса. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами, допрашиваемый часто переходит ото лжи к правде.
Выжидание – прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу от дачи показаний, а другой – к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно “закладывает” в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.
Допущение легенды. Следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания – легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду.
Внезапность. Этот прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса провести следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя об обстоятельствах дела, считает это действие невозможным.
Последовательность. Иногда бывает целесообразно предъявлять доказательства последовательно (по примеру нарастания доказательной силы) и систематически, подробно останавливаясь на каждом из них, чтобы дать обвиняемому “прочувствовать” всю силу отдельного доказательства и всего их комплекса.
Снятие напряжения. Следователь, воздействуя на допрашиваемого определенным образом, иногда только интонациями голоса, отдельными фразами старается снять эту напряженность. Успешное снятие напряжения довольно часто влечет за собой откровенное признание.
Использование “слабых мест” личности обвиняемого. Под “слабым местом” личности понимаются особенности, используя которые можно добиться правильных, правдивых показаний на допросе. “Слабым местом” допрашиваемого может быть склонность к меланхолическим переживаниям, вспыльчивость, тщеславие и т. д.
Отвлечение внимания. Следователи искусственно переводят внимание допрашиваемого на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают его внимание от более важных участков. Все это предпринимается в расчете на то, что допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью, небрежнее к тем обстоятельствам, о которых следователю было бы желательно получить более детальную информацию.
Создание впечатления хорошей осведомленности следователя. Сущность приема заключается в том, что следователь, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. Это может достигаться, во-первых, умением вести себя определенным образом, во-вторых, с помощью достоверной информации, в то время как обвиняемый не предполагает, что это за сведения.
Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль “противника” заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений.
При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и “растягивать” ответ.
При допросе несовершеннолетних лиц следователюнеобходимо держаться спокойно, дружелюбно, но достаточно твердо.
Тактические приемы, которые следует применять в процессе допроса зависят от личности подростка.
Несовершеннолетнему допрашиваемому следует помочь в формировании правдивых показаний. Следователь не должен использовать постановку вопросов, имеющих элементы внушения (наводящие вопросы).
Постановка наводящих вопросов нередко является причиной возникновения добросовестных ошибок в показаниях.

Библиографический список
1. Нормативно правовые акты
1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с изм. и доп.) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32, ст. 3301.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства Рос. Федерации.1996. № 25, ст. 2954.
4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. № 52, ч. 1, ст. 4921.
2. Учебники, учебные пособия, монографии, комментарии к законодательству, словари, энциклопедии
5. Баев О.Я. Тактика следственных действий.- Воронеж: Издательство Воронежского госуниверситета 2012.- 220 с.
6. Балеев С. А. Уголовное право России. Общая часть: учебник.-М. : Статут, 2009. – 750 с.
7. Закатов A.A. Ложь и борьба с ней. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984. -192 с.
8. Ожегов С.И. Словарь русского языка.- М.: Оникс, 2008.- 1200с.
9. Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде.- СПб.: Питер, 2001.-160с.
10. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей.- М.: Юрлитинформ, 2008.- 352с.
11. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей.-М.: Юрлитинформ, 2001.-352с.
12. Савельева М.В., Смушкин А.Б. Криминалистика. -М.: Дашков и К, 2009. -608с.
13. Скичко О. Ю. Тактико-психологические основы допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших на предварительном следствии. – М. : Юрлитинформ, 2006. -159 с.
14. Соловьев А.Б. Процессуальные, психологические и тактические основы допроса на предварительном следствии.- М.: Юрлитинформ, 2002.-192с.
15. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога 3-е изд., с изм. и доп.. – М.: Эксмо, 2009. – 678 с.
16. Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.
17. Уголовное право. Общая и особенная части. Учебник для вузов. Под редакцией профессора Н.Г. Кадникова. – М.: Городец, 2006. — 712 с.
18. Уголовное право. Общая часть / учебник для вузов / Отв. ред. проф. И.Я. Козаченко, проф. З.А. Незнамова. 3-е изд., изм. и доп. – М.: Норма, 2004. – 512 с.
19. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 720 с.
3. Диссертации, авторефераты диссертаций
20. Ушаков О.М. Теоретические и практические проблемы тактики допроса лица, склонного к даче ложных показаний: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09.- Владивосток, 2004.-189 с.
21. Шепелева С.В. Тактика допроса лиц, имеющих установку на дачу ложных показаний: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09.- Санкт-Петербург, 2001.-205с.

4. Научные статьи, материалы из периодических изданий

22. Аксенов Р.Г. Пресечение лжи при допросе лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления // Психопедагогика в правоохранительных органах.- 2009.- № 3. -С. 11-14.
23. Горчакова И.А. Особенности понимания лжи в отечественной и зарубежной психологии // Актуальные проблемы психологического знания. 2009.- № 1. -С. 146.
24. Журавлев Ю.Г. Ложь и сопутствующие категории как объект исследования криминалистики // Труды Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии. -2011.- № 13. -С. 81.
25. Журавлев Ю.Г. Ложь и сопутствующие категории как объект исследования криминалистики // Труды Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии.- 2011. -№ 13.- С. 79.
26. Закаляпин Д.В., Доценко С.П. Некоторые тактические приемы разоблачения ложных показаний в ходе допроса // В сборнике: актуальные проблемы современной науки. Международная научно-практическая конференция. -2013. -С. 43.
27. Закаляпин Д.В., Доценко С.П. Некоторые тактические приемы разоблачения ложных показаний в ходе допроса // В сборнике: актуальные проблемы современной науки. Международная научно-практическая конференция.- 2013. -С. 43.
28. Замылин Е.И. Тактико-психологические особенности допроса потерпевших (свидетелей), подвергшихся неправомерному воздействию заинтересованных лиц // Адвокатская практика.- 2007.- № 2.- С. 24.
29. Игнатенко Е.А. Криминалистическая тактика проверки показаний подозреваемых и обвиняемых лиц // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.- 2013. -№ 6-1 (32).- С. 76.
30. Карнаухова О.Г. К вопросу о классификации мотивов заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России.- 2014.-№ 1 (61). -С. 90.
31. Мамошин М.А. Использование в уголовном процессе помощи сведущих свидетелей – сомнительная перспектива// В сборнике: Деятельность правоохранительных органов по обеспечению законности и правопорядка в Дальневосточном регионе сборник материалов международной научно-практической конференции. Дальневосточный юридический институт МВД России, Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров МОБ КНР. -Хабаровск, 2014.-С.18
32. Молчанов В.В. К вопросу о психологии свидетельских показаний // Законы России: опыт, анализ, практика. -2007. -№ 1. -С. 58.
33. Першин А.Н. Практика определения лжи следователем // Психопедагогика в правоохранительных органах.- 2012.- № 1.- С. 20.
34. Пиков И.Е. Использование знаний в области психологии при выявлении ложных показаний на предварительном следствии // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.- 2009.- № 99. -С. 224.
35. Реуцкая И. Е., Бродченко О. И. Психологические особенности допроса несовершеннолетних //Прикладная юридическая психология. -2008. -№. 3.- С. 55
36. Рябинская Т. С. Социокультурный экскурс в историю наказания за преступления, совершённые с помощью лжи и обмана // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1065-1069.
37. Семенцов В.А. Новое следственное действие – проверка показаний на полиграфе // Российский юридический журнал.- 2010.- № 5.- С. 134.
38. Стрельцова Е.В. Тактико-психологические приемы диагностики лжи в показаниях несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых // Законность и правопорядок в современном обществе.- 2011. -№ 3. -С. 218.
39. Тямкин А.В., Цыкова Г.Е. Тактические прием разоблачения ложных показаний при допросе // Вестник Воронежского института МВД России. -2012. -№ 2. -С. 118.
40. Холодный Ю.И. Полиграф как средство получения процессуально значимой информации по уголовному праву // Правоведение. -1999. -№ 1. -С.180-185.
41. Цховребова И. А. О некоторых аспектах тактико-криминалистической основы следственной деятельности // Труды Академии управления МВД России.- 2011.- № 1.- С. 57.
42. Черкасова Е.С. Опрос с использованием полиграфа как криминалистический метод // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Право.-2010.- Т. 6.- № 1.- С. 107.
43. Якушин С.Ю. Тактические задачи и средства их решения при расследовании преступлений // Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2014.- С.215.

5.Электронные ресурсы

44. Артикул Воинский от 26 апреля 1715 года. [Электронный ресурс] URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/articul.htm (дата обращения 06.12.2015).
45. Законодательство периода образования и укрепления русского централизованного государства [Электронный ресурс] URL: http://lib.uni-dubna.ru/search/files/ist_roszac_ii/ist_roszac_II_1550.htm
46. Законы XII таблиц [Электронный ресурс] URL: http://ancientrome.ru/gosudar/12.html (дата обращения 06.12.2015).
47. Киряева А. Проблемы детекции лжи в уголовно-процессуальной деятельности. [Электронный ресурс] URL: ibrary.zakon.ru/Blogs/problemy_detekcii_lzhi_v_ugolovnoprocessualnoj_deyatelnosti/8924(дата обращения 06.12.2015).
48. Классика российского права [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «Консультант Плюс». URL: http://civil.consultant.ru/sudeb_ustav/. (дата обращения 06.12.2015).
49. Малышева Ю. Ю. Преступления, совершаемые путём обмана, по Уголовному Кодексу РФ [Электронный ресурс] URL:http://old.tisbi.org/science/vestnik/2012/issue1/Maly6eva.pdf (дата обращения 06.12.2015).
50. Медведев Е. В. Ответственность за ложь по российскому уголовному законодательству [Электронный ресурс] URL:http://edu.tltsu.ru/sites/sites_content/site1238/html/media61819/40 %20Med %20EV.pdf(дата обращения 06.12.2015).
51. Русская правда в краткой редакции (по пособию Тихомирова М. Н.) [Электронный ресурс] URL: http://www.bibliotekar.ru/rus/3.htm (дата обращения 06.12.2015).
52. Свод Законов Хамураппи [Электронный ресурс] URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/hammurap.htm (дата обращения 06.12.2015).



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.