Содержимое

Введение
Актуальность темы. Конституция РФ определяет человека, его права и свободы в качестве высшей ценности, закрепляя равенство всех перед законом и судом (статьи 2,19 Конституции РФ). При этом государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, на котором он разговаривает, происхождения, имущественного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Возраст человека не назван в статье 19 Конституции РФ, однако гарантированное равенство прав и свобод не должно зависеть от любых обстоятельств, в том числе и возраста. В то же время, возраст человека во многом определяет его жизненную позицию как субъекта права – активного участника различных правоотношений и обладателя всевозможных прав.
Правовое государство характеризуется не столько формальным закреплением тех или иных принципов (формальное равенство), сколько созданием конкретных правовых механизмов, обеспечивающих баланс публичного и частного интересов, приближающих человека, гражданина к фактической реализации максимума правовых возможностей наравне с другими индивидами, предоставляя менее защищенным категориям субъектов правовую и социальную защиту со стороны государства.
При этом указанные механизмы должны быть единообразно развиты и закреплены на уровне отраслевого законодательства, в нормах права каждой конкретной отрасли. В таких механизмах нуждаются, прежде всего, дети.
Необходимость защиты интересов несовершеннолетних обусловлена возрастом детей, который не позволяет последним в полную силу осуществлять принадлежащие им права, приводить в действие правовые средства их защиты. Согласно статье 60 Конституции РФ, гражданин РФ может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с восемнадцати лет. Человек до достижения восемнадцати лет и во многих случаях до более позднего возраста находится в стадии становления, формирования личности, осознания себя самостоятельным правомочным субъектом разнообразных правовых отношений.
Несмотря на то, что проблемы детей привлекают большое внимание общественности, в том числе и правовой общественности, существующие правовые механизмы реализации и защиты прав детей не совершенствуются, а даже регрессируют, и далеки от тех, которые провозглашены в качестве эталона в международных правовых актах. Это подтверждается современными российскими реформами, получающими прямое отражение в законодательстве и практике его применения.
Проблемы детей имеют федеральное, а не местное, на уровне органов опеки и попечительства или иных органов местного самоуправления значение. Однако в механизм реализации гражданских права детей включатся именно эти органы, не имеющие в своем составе необходимой юридической службы.
Существование и прогрессирование угрозы правам несовершеннолетних является следствием отсутствия единообразного и действенного правового механизма защиты и реализации их прав в Российской Федерации, учитывающего особенности правосубъектности несовершеннолетних и их проявление в конкретных правоотношениях.
Решение многих проблем детей, как граждан, субъектов права, можно осуществить с помощью последовательного и системного правового подхода, необходимого и в законотворческом процессе, и в правоприменении, и в процессе соблюдения законоположений. Актуальность темы определяется не только ее общецивили-зационным значением, угрожающей ситуацией с правами ребенка в России, но и интересом практического характера, который позволит определить и предложить конкретные правовые меры по унифицированному обеспечению реализации и защиты правовых возможностей несовершеннолетних как субъектов гражданского права.
Вышеуказанные обстоятельства обусловили актуальность темы исследования и её выбор.
Объектом исследования являются правоотношения связанные с особенностью правосубъектности несовершеннолетних.
Предмет исследования составляет механизм, обеспечивающий участие детей в гражданских правоотношениях и определяющий специфику и особенность таких субъектов права, как несовершеннолетние. Исследуется правосубъектность несовершеннолетних, ее особенности в отличие об общетеоретического подхода к указанной правовой категории; проявление правосубъектности несовершеннолетних в конкретных гражданских правоотношениях.
Основной целью работы является исследования и совершенствования механизма участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях, обеспечения реализации их правосубъектности. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:
– определить правовую форму и структуру правосубъектности;
– выявить особенности правосубъектности несовершеннолетних;
– провести сравнительный анализ правосубъектности несовершеннолетних в Российской Федераций и Республике Казахстан;
– выявить существующие проблемы участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях и перспективы их решения.
– разработать и внести предложения по совершенствованию механизма участия детей в гражданских правоотношениях;
Методологической основой работы выступает диалектический подход к рассматриваемым проблемам с использованием общих и частных методов научного познания: сравнительно-правового, формально-юридического, конкретно-исторического, логического, системного анализа. В процессе исследования использовались достижения теоретико-правовой науки, отраслевых юридических наук, в том числе гражданского, гражданского процессуального, административного, конституционного права.
Теоретической основой исследования послужили труды отечественных ученых, посвященные рассматриваемой проблематике.
Научная новизна исследования состоит в том, что оно представляет собой комплексное исследование современных проблем реализации и защиты правосубъектности несовершеннолетних, построенном на основе обобщения действующего российского и казахстанского жилищного, наследственного, семейного и гражданского законодательства.
Теоретическая и практическая значимость работы состоит в возможности использования содержащихся в ней выводов и предложений для совершенствования действующего гражданского, семейного, жилищного и наследственного законодательства в области защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и практики его применения.
Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

Глава 1. Понятие и содержание правосубъектности несовершеннолетних согласно гражданско-правовому законодательству

1.1 Теоретические аспекты правового положения детей: исторический взгляд

1.2 Цели и задачи государственной политики по защите прав детей

1.3 Общая характеристика правового статуса несовершеннолетних граждан

1.1 Теоретические аспекты правового положения детей: исторический взгляд

Важнейшей гарантией гармоничного развития общества на пути формирования правового государства является обеспечение прав несовершеннолетних.
Значительные изменения в общественно-политической жизни и экономическом развитии России требуют совершенствования всех общественных отношений. В первую очередь это относится к отношениям, обеспечивающим личную безопасность несовершеннолетних граждан, защиту их жизни, здоровья, личные права и свободы, как этого требует Конституция Российской Федерации. История развития прав несовершеннолетних уже неоднократно привлекала внимание исследователей.
Человеческое общество на ранних этапах своего развития относилось к слабейшим своим членам, в том числе и к несовершеннолетним, по-разному. Многочисленные работы, посвященные предыстории человечества, говорят о том, что убийства детей (видимо, используемых в качестве пищи в голодные годы) и отказ в помощи престарелым, больным и раненым членам орды были тогда в порядке вещей, повседневной практикой. Безусловно, полуживотное состояние человека делало неизбежным преобладание биологического начала над социальным. Позднее общество нашло применение подрастающему поколению.
Это происходит тогда, когда человечество научилось добывать огонь и возникла необходимость его сохранения, и тогда несовершеннолетним наряду с женщинами поручалось охранять очаг – источник жизни. Постепенное усложнение труда повлекло за собой необходимость обучения подрастающего поколения приемам профессиональной деятельности, передачи трудовых навыков и хитрости охоты. В итоге общество перешло от инстинктивного к осознанному пониманию необходимости защиты и воспитания своих будущих членов.
А когда появились нормы права, то, понятно, возникла необходимость их применения в отношении младших членов общины. Первоначально применение обычая не носило возрастного характера, но постепенно люди стали осознавать, что с точки зрения применения закона к детям должно быть иное отношение, более гуманное. Как считает Л.С. Казакова, человечество пришло к осознанию необходимости раздельного применения закона в отношении взрослых и младших членов общества в результате долгой и непростой эволюции сознания человечества и вместе с ней – эволюции права.
Не умаляя роли права, следует отметить влияние социологических факторов. В древнейший период развития первых государств основополагающей позицией в отношении прав детей была позиция полной власти взрослого (чаще отца) над ребенком практически любого возраста.
Например, в Римском государстве власть отца была абсолютной. Гай в Институции Гая (II – I вв. до н.э 3-я книга, § 1) называет институт отцовской власти «us proprium civium romanorum» (строго национальным институтом римских граждан). Дальнейшее развитие прав ребенка на жизнь и охрану здоровья в римском законодательстве заключается в постепенном ослаблении абсолютной власти домовладыки. Средневековое право Германии («Салическая правда», V – VI вв. н.э.) закрепляло власть отца в семье, но она была не столь широка, как, например, в Риме, напоминая, скорее, строгую пожизненную опеку над дочерью или сыном, которая прекращалась по достижении ими 14 лет. Феодальное брачно-семейное право Англии (Правда Этельберта, V I в. н.э. Правда Инэ, VII в. н.э. Правда Альфреда, IX в Законы Кнута, XI в.) определяло патриархальный характер семьи, строящейся под управлением отца. В Индии (Законы Ману, II в. до н.э. II в. н.э.) потомство, как и скот, признавалось основным видом богатства (ЗМ, IX, 52 – 55). В силу этого законным отцом ребенка считался муж матери независимо от того, кто был им фактически.
Допускалась, хотя и считалась грехом, продажа детей ( ЗМ, XI, 69); при этом продажа сыновей не влекла, как правило, обращения их в рабов.
Подаренные и проданные в крайних обстоятельствах сыновья получали права прямых родственников в новых семьях. Право Древнего Китая определяло главу семьи как ее властителя. В древности отец мог продавать детей, кроме старшего сына, пользовавшегося рядом преимуществ перед другими детьми.
Безнаказанность убийства отцом, матерью, дедом и бабкой по отцу сына или внука вследствие нанесения им побоев сохранилась до XIX в. Наказывались также сыновья и внуки, пытавшиеся без разрешения отселиться от большой семьи или присвоить часть семейного имущества. Несовершеннолетние дети в патриархальных обществах стран обычного права тропической Африки также были полностью зависимы от отца, имевшего над ними неограниченную власть. В Древней Аравии до ислама родители избавлялись от нежеланных новорожденных дочерей, закапывая их в землю живьем (поскольку научный прогресс позволил людям узнать пол ребенка еще в утробе матери, даже сегодня некоторые китайцы и индийцы предпочитают сделать аборт, узнав, что плод женского пола). С самых истоков ислама право на жизнь и здоровье распространяется на всех детей независимо от их пола, расы или происхождения.
В соответствии с хадисом, традицией времен пророка Мухаммеда, одним из самых больших грехов является убийство детей из страха, «что они разделят вашу пищу». Священный Коран строго запретил детоубийство, широко распространенное в языческой Аравии.
Положение детей в России с древних времен определялось главенствующим положением отца в семье, т.е. на отцовской власти. Законность происхождения ребенка в древнерусские времена еще не имела решающего значения. При наличии у некоторых славянских племен многоженства и у большинства наложничества, главным было признание ребенка своим отцом.
С принятием христианства постепенно начинает придаваться значение только законному родству. В Уложении 1648 г. запрещалось узаконение внебрачных детей даже в случае брака родителей. Дети состояли в правовой связи с отцом и признавались только родственниками своей матери.
Родительская власть на Руси была весьма сильна, хотя права жизни и смерти над детьми родители не имели, однако убийство детей не рассматривалось в качестве серьезного преступления. Так по Уложению 1648 г. за убийство ребенка отец приговаривался лишь к году тюремного заключения и церковному покаянию. Дети же, убившие своих родителей, подвергались смертной казни.
Принуждение детей к повиновению осуществлялось самим отцом с помощью домашних наказаний. Домострой рекомендует в этом случае “биение жезлом и сокрушение ребер”.(19, с. 63) Государство принципиально в эти отношения не вмешивалось. Жаловаться на родителей дети не могли. За одну только попытку подать жалобу Уложение 1648г. предписывало “бить их кнутом нещадно “.
Родители могли обратиться для наказания детей и к публичным властям. Дело при этом по существу не рассматривалось, и в суть обвинений никто не вникал. Достаточно было одной только жалобы родителей, чтобы приговорить детей к порке кнутом.
Родители имели право отдавать детей в холопство. Несмотря на осуждение церкви, практиковалось насильственное пострижение детей в монахи.
Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права, но особых изменений в положении детей не произошло. Правда, произошло некоторое смягчение власти родителей над детьми. Так, родители уже не вправе насильственно венчать своих детей или отдавать их в монастырь.
Право родителей применять физические наказания так и не было отменено в дореволюционной России. Начиная с XVIII в. оно постепенно стало ограничиваться запретом калечить детей, а также ответственностью за доведение их до самоубийства. В Конце XIX в. за умышленное убийство своих детей родители наказывались даже строже, чем за убийство постороннего лица, но в тоже время за неосторожное убийство детей в процессе наказания они подвергались менее тяжкой каре, чем другие неосторожные убийцы. За особо жестокое обращение с детьми родителям делалось внушение совестным судом за закрытыми дверями.
Родители по-прежнему могли использовать и публично-правовые меры против непокорных детей. Так, Уложение о наказаниях (ст.1953) разрешало по требованию родителей заключать детей в тюрьму на срок от трех до четырех месяцев за неповиновение родителям. (19, с.59)
Для рассмотрения жалоб родителей на детей был создан специальный совестный суд, который не только вел разбирательство, но и примирял стороны. При этом родители не должны были представлять никаких доказательств вины детей. Исследование этого вопроса считалось неуместным. У детей спрашивалось, что они могут сказать в свое оправдание. Но если в их ответах содержалось что-либо, что могло квалифицироваться как “наветы на родителей” или “выражение непочтения”, это только усугубляло вину детей.
Лишения родительских прав российское законодательство того времени не знало, за исключением одного случая: православные родители могли быть лишены родительских прав, если они воспитывали своих детей в иной вере. (19, с. 62)
Формальное существование столь сильной родительской власти постепенно перестает соответствовать общественным представлениям. Родители не только имели право, но и обязаны были воспитывать своих детей. Воспитание состояло в приготовлении детей к определенной деятельности: определение сыновей на службу, а дочерей – замуж. Родители также должны были предоставлять содержание несовершеннолетним детям в соответствии со своими возможностями.
После совершения Октябрьской революции 1917 года семейное законодательство в целом и, касающееся прав детей в частности притерпело значительные изменения и в 1926 году был принят Кодекс законов о браке, семье и опеке. Законодательство о браке, семье и не смотря на все негативные моменты было прогрессивным для своего времени. Однако в условиях все усиливающейся реакции так не могло продолжаться долго. Так 8 июля 1944 года был принят Указ, мгновенно отбросивший наше законодательство на столетие назад. По этому Указу запрещалось установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака. Ни добровольное признание отцовства, ни отыскание его в судебном порядке более не допускалось. Не возникало и права на получение алиментов от фактического отца. Соответственно ущемлялись права детей, рожденных вне брака. Эти меры прикрывались лишенными всякого основания заверениями, что права внебрачных детей не нарушаются, так как заботу о них берет на себя социалистическое государство. Однако, во-первых: мизерные пособия, установленные для одиноких матерей, не могли заменить алименты. Во-вторых, дети лишались права знать своего отца, а отец не мог узаконить отношения с родными детьми. Права детей нарушались и тем, что в свидетельство о рождении ребенка в графе “отец” ставился прочерк, что сразу указывало на внебрачное происхождение ребенка, и, хотя формально права внебрачных детей и детей, рожденных в браке, признавались равными, на практике это нередко приводило к дискриминации.
К 60-м годам в теории гражданского и семейного права произошли серьезные изменения и в 1968 году были приняты Основы законодательства о браке и семье Союза ССР, на основании которых были разработаны семейные кодексы союзных республик.
30 июля 1969 года был принят Кодекс о семье и браке РСФСР. Современное правовое регулирование положения несовершеннолетних в России будет рассмотрено в следующем параграфе данной главы.

1.2 Цели и задачи государственной политики по защите прав детей
Правовая защита несовершеннолетних – система правовых средств, которая устанавливает правовой статус несовершеннолетних как участников общественных отношений (права, обязанности, гарантии соблюдения прав и обязанностей) и закрепляет основы организации деятельности системы органов по работе с несовершеннолетними; она содержится в нормативных правовых актах различных отраслей права и различной юридической силы. Правовая защита несовершеннолетних охватывает всю сферу их жизнедеятельности: воспитание, образование, здравоохранение, труд, социальное обеспечение, досуг и др.
Продолжающееся реформирование российского общества во многом определяет дополнительные трудности в решении такой сложной проблемы, как правовая защита несовершеннолетних. Это объясняется прямой зависимостью эффективности исполнения государством своих функций от интенсивности проводимых в нем изменений: чем более глубокие перемены она переживает, тем сложнее поддерживать работоспособность системы.
Ребенку легко причинить вред, в т.ч. в имущественной сфере. Уязвимость детей объясняется их физической, психической и социальной незрелостью, а также зависимым, подчиненным положением по отношению к взрослым. Особенности несовершеннолетнего возраста не могут не учитываться в праве, ведь несовершеннолетний – уже не малолетний, но еще и не взрослый человек. Правовые нормы должны не только учитывать эту особенность несовершеннолетних, но и защищать их от возможных нарушений их прав и свобод со стороны более «сильных» взрослых. В связи с этим большое значение для воспитания несовершеннолетних имеют правовые нормы, регулирующие различного рода общественные отношения с их участием. Причем дети должны знать права (и обязанности), закрепленные за ними в действующих законодательных актах.
В соответствии с Конвенцией ООН по правам ребенка, Всемирной декларацией обеспечения выживания, защиты и развития детей и другими международными актами, признанными Российской Федерацией , государство обязывается совершенствовать правовую и законодательную базу в отношении несовершеннолетних. В Концепции развития России до 2020 г. в качестве одного из целевых ориентиров указано на «обеспечение защиты прав и законных интересов детей». Цели и задачи государственной политики по защите прав детей наиболее полно сформулированы в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы (далее – Национальная стратегия).
Национальная стратегия разработана на период до 2017 г. и призвана обеспечить достижение существующих международных стандартов в области прав ребенка, формирование единого подхода органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества и граждан к определению целей, задач, направлений деятельности и первоочередных мер по решению наиболее актуальных проблем детства. Национальная стратегия разработана с учетом Стратегии Совета Европы по защите прав ребенка на 2012 – 2015 годы , которая включает следующие основные цели: способствование появлению дружественных к ребенку услуг и систем; искоренение всех форм насилия в отношении детей; гарантирование прав детей в ситуациях, когда дети особо уязвимы.
В настоящее время принят и действует ряд важнейших законодательных актов , направленных на предупреждение наиболее серьезных угроз осуществлению прав детей. Созданы новые государственные и общественные институты: учреждена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка , в ряде субъектов Российской Федерации создан институт уполномоченного по правам ребенка.
Проблемы детства и пути их решения нашли отражение и в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года .
Некоторые демографические данные о населении России (о численности лиц несовершеннолетнего возраста) представлены в табл. 1 (приложение 1).
С 1 сентября 2008 г. вступил в силу Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» (далее – Закон). Закон регулирует отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над недееспособными или не полностью дееспособными гражданами; определяет правовой статус, задачи и полномочия органов опеки и попечительства; устанавливает правовой статус опекунов и попечителей, правовой режим имущества подопечных, ответственность опекунов, попечителей и органов опеки и попечительства, регулирует вопросы прекращения опеки и попечительства, определяет формы государственной поддержки опеки и попечительства .
Обратимся к зарубежному опыту. Так, в США существует огромное количество законов, принятых в интересах детей. Например, существует закон, предусматривающий ответственность за неуплату алиментов. И к его соблюдению относятся очень серьезно. Нередко «отлов» нерадивых родителей происходит при перерегистрации водительских удостоверений – компьютер быстро помогает определить должника, которому не отдадут водительские права до тех пор, пока он не выплатит своим детям всю необходимую сумму. Следует отметить, что в последние годы подобная практика стала применяться и в России . Однако пока что она законодательно не обеспечена, а является, скорее, инициативой служб судебных приставов-исполнителей в некоторых регионах страны.
Одним из общепризнанных мировых лидеров в области защиты детей является Англия. Здесь полномочия по обеспечению прав детей с 1948 г. возложены на местные органы власти. До 1948 г. этим занимались церковь и волонтерские организации. С 2008-2009 гг. возможности местных властей в этой области были значительно расширены. Они оказывают услуги детям, которые нуждаются в помощи, консультируют общественные организации, а также координируют работу местных департаментов и служб по защите детей.
Еще один очень важный инструмент системы защиты прав детей – ювенальная юстиция. Это особая система правосудия для несовершеннолетних, существующая во многих странах: США, Великобритании, Франции, Бельгии, Испании, Германии, Австрии и др. Конечно, прообраз подобных технологий и в России есть, но пока что отсутствуют законодательные рамки для применения ювенальной юстиции в действии.
В каждой стране есть свое законодательство и свои методы защиты прав детей. Но есть два общих момента, которые позволяют наладить эффективную защиту прав детей, в т.ч. имущественных их прав: 1) система законов и положений об ответственности взрослых; 2) социальные службы, отвечающие за практическую реализацию соответствующего законодательства.
Итак, воздействуя на соответствующие отношения с целью укрепления благополучия детей, законодательство о детях подчиняет их определенным правилам и обеспечивает тем самым реализацию прав и интересов несовершеннолетних, а также исполнение ими своих обязанностей. В России сейчас формируется система, обеспечивающая реагирование на нарушение прав каждого ребенка без какой-либо дискриминации, включая диагностику ситуации, планирование и принятие необходимого комплекса мер по обеспечению соблюдения прав ребенка и восстановлению нарушенных прав, в т.ч. имущественных.

1.3 Общая характеристика правового статуса несовершеннолетних граждан
Многообразные связи права и личности наиболее полно могут быть охарактеризованы через понятие правового статуса, в котором отражаются все основные стороны юридического бытия индивида: его интересы, потребности, взаимоотношения с государством, трудовая и общественно-политическая деятельность, социальные притязания и их удовлетворение. Это собирательная, аккумулирующая категория. В самом кратком виде правовой статус определяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обществе.
С целью раскрытия понятий «охрана прав несовершеннолетних» и «защита прав несовершеннолетних» в литературе предлагается формулировка правового статуса несовершеннолетнего: «Правовой статус несовершеннолетнего – это совокупность установленных и охраняемых государством прав, обязанностей и законных интересов последнего как субъекта права» .
Только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Правоспособность – способность иметь гражданские права и нести обязанности (п. 1 ст. 17 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)). То есть, правоспособность означает способность быть субъектом этих прав и обязанностей, возможность иметь любое право или обязанность из предусмотренных или допускаемых законом. В этом заключается ценность данной категории. Она – необходимая общая предпосылка возникновения прав и обязанностей и, тем самым, их реализации .
Правоспособность возникает в момент рождения человека и прекращается с его смертью (п. 2 ст. 17 ГК РФ). Следовательно, правоспособность неотделима от человека, он правоспособен в течение всей жизни. Но отсюда нельзя делать вывод о том, что правоспособность – естественное свойство человека, как зрение, слух и т.п. Хотя правоспособность и возникает в момент рождения, она приобретается не от природы, а в силу закона, т.е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность.
Еще с середины ХIХ в. ученые-юристы допускали возникновение правоспособности до рождения лица. В настоящее время на законодательном уровне была предпринята попытка определить возникновение правоспособности лица в отдельных случаях (прежде всего в области наследственного права) с момента зачатия, а момент прекращения правоспособности – «исполнение его завещания, в том числе завещательного отказа или завещательного возложения» (Проект депутата Госдумы А.В. Чуева ). Но думается, что зачатый ребенок не обладает правоспособностью, а приобретает ее лишь с момента рождения живым.
Момент, когда человек считается родившимся, определяется не юридическими, а медицинскими критериям (моментом начала самостоятельного дыхания). Жизнеспособность родившегося ребенка значения не имеет. Даже если ребенок родился нежизнеспособным и прожил очень короткий промежуток времени, например, несколько часов, он уже стал правоспособным со всеми вытекающими последствиями.
Не следует смешивать защиту законом прав будущего ребенка с моментом возникновения его правоспособности. Положение о том, что наследниками могут быть дети наследодателя, родившиеся после его смерти, нельзя трактовать как предусмотренный законом случай возникновения правоспособности до рождения человека. Если ребенок не родится живым, то и правоспособность не возникнет. В.П. Грибанов, исследуя проблему пределов осуществления гражданских прав, пришел к выводу, что помимо общих пределов, установленных в законе, для любого права существуют временные и субъективные границы осуществления, определяемые рамками гражданской дееспособности субъектов гражданского права . Субъективный фактор, определенный рамками гражданской дееспособности, выражается в следующем положении: способность иметь некоторые права (право заниматься предпринимательской деятельностью, создавать юридические лица и др.) и нести обязанности возникает не с момента рождения, а по достижении определенного возраста. Таким образом, анализ российского законодательства дает основание утверждать о возникновении отдельных элементов гражданской правоспособности не с момента рождения, а по достижении определенного возраста.
Можно выделить волевой критерий правоспособности как зависимость содержания правоспособности от психофизического состояния здоровья лица, а ст. 17 ГК РФ дополнить п. 3 такого содержания: «3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса, возникновение отдельных элементов содержания гражданской правоспособности зависит от достижения лицом установленного законом возраста и наличия соответствующего объема гражданской дееспособности».
Итак, гражданская правоспособность неотделима от самого существования человека. Пока человек жив, он обладает гражданской правоспособностью. Ст. 17 ГК РФ закрепляет, что правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью. Допускается ограничение правоспособности в случаях и в порядке, установленных законом (п. 1 ст. 22 ГК РФ).
Примерный перечень имущественных и личных неимущественных прав, которыми могут обладать российские граждане, дается в ст. 18 ГК РФ, где предусматривается, что гражданин может: иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права. Наиболее существенные из перечисленных прав носят конституционный характер. Это – возможность иметь имущество в собственности, наследовать его, иметь право на жилище, права авторства (ст.ст. 35, 40, 44 Конституции РФ).
Содержание правоспособности граждан образует те имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми гражданин согласно закону может обладать. Другими словами, содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь .
Как видно, закон, определяя содержание правоспособности граждан, говорит только о правах, но прямо не упоминает об обязанностях. Между тем в п. 1 ст. 17 ГК РФ указывается и на способность граждан «нести обязанности». В данном случае законодатель уделяет внимание главному в содержании правоспособности – правам.
Вместе с тем, обязательство трактуется законом как правовое отношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ). Как видно, право участвовать в обязательствах означает и приобретение обязанностей. С несением обязанностей связано и право иметь имущество в собственности. Например, ст. 210 ГК РФ предусматривает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, т.е. определенные обязанности.
Некоторые граждане фактически или по прямому указанию закона не могут (не способны) обладать отдельными правами и обязанностями (несовершеннолетние, психически больные). Например, малолетний гражданин не может иметь такие элементы содержания правоспособности, как право «завещать имущество» или быть членом кооператива. В подобных случаях речь идет о невозможности обладать некоторыми правами, которая распространяется в одинаковой мере на всех граждан (например, на всех несовершеннолетних) .
Вторым элементом, определяющим правовое положение несовершеннолетних, является их дееспособность. Гражданская дееспособность определяется в законе как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК РФ). Дееспособность, как и правоспособность, по юридической природе – субъективное право гражданина. Дееспособность, как и правоспособность, нельзя рассматривать как естественное свойство человека, они предоставлены гражданам законом и являются юридическими категориями. Поэтому и в отношении дееспособности закон устанавливает ее неотчуждаемость и невозможность ограничения по воле гражданина. Согласно п. 1 ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.
Ограничение неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних по ранее действовавшему законодательству допускалось по решению органов опеки и попечительства. ГК РФ усилил в этой области охрану интересов несовершеннолетних. Согласно п. 4 ст. 26 ГК РФ ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет допускается только по решению суда. Ограничение дееспособности может выразиться в ограничении или даже в лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами. После вынесения судом такого решения несовершеннолетний будет иметь возможность распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами (в полной мере или частично) только с согласия родителей, усыновителей, попечителя.
В ГК РФ прямо не предусмотрена возможность ограничения дееспособности несовершеннолетнего на определенный срок. Установить такой срок вправе суд в своем решении: по истечении установленного срока частичная дееспособность несовершеннолетнего должна считаться восстановленной в том объеме, которую он имел до ее ограничения. Если срок, на который ограничивается дееспособность несовершеннолетнего, не был указан, то ограничение действует до достижения несовершеннолетним 18 лет либо до отмены ограничения судом по ходатайству лиц, которые ходатайствовали об ограничении.
Ограничение дееспособности несовершеннолетнего невозможно, если он приобрел полную дееспособность в связи с вступлением в брак до 18 лет либо в порядке эмансипации. Значит, применительно к несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет имеется в виду ограничение их частичной дееспособности .
Законом допускается ограничение (при наличии определенных условий) дееспособности граждан, злоупотребляющих алкоголем или наркотическими средствами (ст. 30 ГК РФ). Эта норма относится только к гражданам, обладающим полной дееспособностью, поскольку граждане в возрасте от 14 до 18 лет при наличии достаточных оснований ограничиваются в дееспособности в порядке, рассмотренном выше. Но нужно признать, что норма ст. 30 ГК РФ распространяется и на несовершеннолетних, которые до достижения 18 лет приобрели полную дееспособность в связи с вступлением в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ) или в порядке эмансипации (ст. 27 ГК РФ). К таким гражданам должны применяться все правила, относящиеся к полностью дееспособным лицам, и не могут применяться нормы, определяющие правовой статус несовершеннолетних.
Закон различает несколько разновидностей дееспособности: 1) полная дееспособность; 2) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет; 3) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет. При различении дееспособности на виды учитываются такие факторы, как способность разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья. Поэтому, в отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой.
По п. 1 ст. 21 ГК РФ гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении возраста 18 лет. Полная дееспособность – способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять любые допускаемые законом имущественные и личные неимущественные права, принимать на себя и исполнять любые обязанности, т.е. реализовать принадлежащую ему правоспособность в полном объеме.
Есть изъятия из общего правила о наступлении полной дееспособности с 18-летнего возраста.
Во-первых, лицо, вступившее в порядке исключения в брак до достижения 18 лет, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ). Эта норма направлена на обеспечение равноправия супругов и содействует охране родительских прав и других прав лиц, вступающих в брак до достижения 18 лет . При расторжении брака до наступления совершеннолетия дееспособность сохраняется в полном объеме. Иначе решается вопрос о дееспособности несовершеннолетнего, если его брак признан недействительным. Поскольку нарушения установленных законом условий для признания брака недействительным могут быть различными, вопрос о последствиях такого признания решает суд в зависимости от конкретных обстоятельств. При признании брака недействительным суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом.
Во-вторых, несовершеннолетний, достигший 16 лет, согласно ст. 27 ГК РФ может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителей занимается предпринимательской деятельностью и зарегистрирован в качестве предпринимателя. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным называется эмансипацией. Эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия – по решению суда. Эмансипация существенно изменяет правовой статус несовершеннолетнего: в результате эмансипации он, как и все полностью дееспособные граждане, по своему усмотрению приобретает и осуществляет принадлежащие ему права, распоряжается доходами, полученными в результате трудовой и предпринимательской деятельности, совершает все необходимые юридические действия и сам отвечает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств и за причинение вреда. В условиях рыночной экономики институт эмансипации содействует обретению несовершеннолетними гражданами экономической самостоятельности, развитию их способностей и навыков участия в трудовой и предпринимательской деятельности.
Выше было отмечено, что закон различает неполную (частичную) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и малолетних в возрасте от 6 до 14 лет. Ниже мы рассмотрим неполную дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет. Следует отметить, что дети до 6 лет являются недееспособными и не могут совершать сделки. За них все юридические действия совершают родители, усыновители, опекуны. В литературе можно встретить мнение, что дети в возрасте до 14 лет полностью недееспособны . Данное мнение авторы вывод пытались обосновать тем, что закон признает за детьми в возрасте до 14 лет весьма узкую сделкоспособность и не признает деликтоспособности.
В настоящее время согласно ст. 28 ГК РФ за несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки, за предусмотренными законом исключениями, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. В случае причинения вреда малолетним за этот вред отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Вред, причиненный малолетним, нуждающимся в опеке и находящимся в соответствующем воспитательном, лечебном или ином аналогичном учреждении, обязано возместить это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине. В случаях, предусмотренных законом, причиненный малолетним вред обязаны возместить учебные заведения, воспитательные, лечебные или иные учреждения, под надзором которых находился малолетний (ст. 1073 ГК РФ). Таким образом, по закону малолетние не признаются деликтоспособными. Что касается способности совершать сделки, то она признается за ними лишь в прямо предусмотренных, исключительных случаях.
В ГК РСФСР 1964 г. ст. 14 называлась «Дееспособность несовершеннолетних в возрасте до 15 лет». Действующий ГК РФ устанавливает, что определенные сделки малолетние могут самостоятельно совершать не с момента рождения (такой вывод вытекал из ст. 14 ГК РСФСР 1964 г.), а по достижении 6 лет (п. 2 ст. 28 ГК РФ).
Как представляется, следует считать, что малолетние наделены определенной, хотя и незначительной дееспособностью. Дееспособность детей в возрасте от 6 до 14 лет выражается в следующем:
Во-первых, лица от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Эти сделки должны соответствовать возрасту ребенка (покупка хлеба, тетрадей и т.п.) и предусматривать уплату незначительных сумм или передачу предметов, имеющих небольшую ценность. Ребенок должен быть способен выразить свое желание для совершения этих мелких бытовых сделок.
Во-вторых, дети в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (пп. 2 п. 2 ст. 28 ГК РФ). Здесь имеются в виду в первую очередь сделки дарения, в соответствии с которыми малолетний получает какую-то ценность (вещь, деньги) в дар, т.е. получает «безвозмездную выгоду». В законе не указывается на предельную ценность подарка, передаваемого малолетнему, но по смыслу закона она не должна превышать разумную стоимость с учетом возраста одаряемого, а в иных случаях дарение может быть совершено с согласия родителей, усыновителей, опекуна малолетнего . Безвозмездное получение малолетним «выгоды» возможно и при получении им какой-либо вещи в безвозмездное пользование. Представляется, что с учетом возраста ребенка на данные отношения не могут распространяться все нормы, регулирующие безвозмездное пользование, например, правила о выполнении ссудополучателем капитального ремонта вещи, переданной ему в безвозмездное пользование (ст. 695 ГК РФ).
В-третьих, малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения. Значительно расширена дееспособность малолетних от 6 до 14 лет по сравнению с ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. По смыслу пп. 3 п. 2 ст. 28 ГК РФ малолетнему могут быть предоставлены не только для определенной цели, но и для «свободного распоряжения» денежные средства или иное имущество любой ценности, причем закон не указывает, что свободно распоряжаться ими малолетний может лишь путем совершения мелких бытовых сделок. Значит, за ним признано право распоряжаться переданными ему средствами по своему усмотрению, «свободно», путем совершения любых сделок. Понятие «свободное распоряжение малолетнего» не означает, что он выражает при совершении сделки и при ее исполнении только свою ничем не ограниченную волю. Его воля формируется под влиянием и при одобрении его действий родителями, усыновителями, опекуном.
Итак, объем (содержание) неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних зависит от их возраста. Неполной (частичной) дееспособностью наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет.
Рассмотрим неполную дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Объем дееспособности таких лиц достаточно широк. Они могут приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности либо самостоятельно (в указанных законом случаях), либо с согласия родителей (усыновителей, попечителя). С согласия родителей (усыновителей, попечителя) несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может совершать разнообразные сделки (продать или купить имущество, принять или сделать подарок, заключить договор займа и т.п.) и совершать иные юридические действия, в частности заниматься предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК РФ). Волю в такого рода сделках и иных действиях выражает сам несовершеннолетний. Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК РФ, должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной (ст. 175 ГК РФ). Однако допускается последующее письменное одобрение сделки указанными выше лицами (родителями, усыновителями, попечителем). Закон не имеет в виду непременное согласие обоих родителей: достаточно согласия одного из них, поскольку российское семейное законодательство исходит из принципа полного равенства прав родителей по отношению к детям. То же надо сказать об усыновителях: требуется согласие не обоих усыновителей (если их двое), а одного из них.
Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, т.е. независимо от согласия родителей (усыновителей, попечителя), распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Указанное право – наиболее существенное из входящих в объем частичной дееспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Поскольку несовершеннолетние согласно трудовому законодательству вправе вступать при определенных условиях в трудовые правоотношения, они должны иметь возможность распоряжаться вознаграждением, полученным за труд. То же касается стипендии и иных доходов (например, доходов от предпринимательской деятельности, гонораров за использование произведений и т.п.). По смыслу закона несовершеннолетний вправе распорядиться и накопленным им заработком (независимо от суммы), а также вещами, приобретенными на заработок. Путем толкования закона (пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ) можно сделать вывод, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может распоряжаться не только полученным заработком, стипендией или иными доходами, но и теми, на получение которых он имеет право, т.е. совершать сделки в кредит.

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2 . Сравнительный анализ правосубъектности несовершеннолетних в Российской Федераций и Республике Казахстан

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1 Анализ правоспособности и дееспособности в гражданской правосубъектности несовершеннолетних в РФ

2.2 Особенности гражданского законодательства в области правосубъектности несовершеннолетних в РК

2.3 Сравнение семейного законодательства РФ и РК о проблеме правосубъектности несовершеннолетних

2.1 Анализ правоспособности и дееспособности в гражданской правосубъектности несовершеннолетних в РФ

Правовое положение гражданина как участ¬ника гражданских отношений определяется такими его качествами, как правоспособность и дееспособность.
Гражданской правоспособностью, то есть способностью иметь гражданские права и нести обязанности, в равной мере обладают все граждане с момента рождения и. до смерти (ст. 1.7 Гражданского Кодекса Российской Федерации). Гражданская дееспособность несовершеннолетних, как общая катего¬рия конкретизируется в некоторых других нормативных правовых ак¬тах, в том числе комплексных. Например, Водный Кодекс РФ определя¬ет, что правоспособность и дееспособность водопользователей опреде¬ляется гражданским законодательством и Водным Кодексом. Водополь¬зователи – граждане, в том числе несовершеннолетние, вправе свободно использовать водные объекты, если иное не установлено законодатель¬ством Российской Федерации. Право на получение лицензии на водо¬пользование возникает у гражданина с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении им 18 лет.
В соответствии с п.2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние приобретают право на членство в кооперативе по достижении 16 лет. Пункт 2 ст. 20 ГК РФ устанавливает, что местом жительства малолетнего признается место жительства его законных представителей – родителей, усынови¬телей или опекунов, что дает основание сделать вывод, что место жи¬тельства несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определяется на общих основаниях в соответствии со ст. 20 п. 1 ГК РФ. Местом жи¬тельства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В п.2 ст.20 установлено общее правило. Однако есть и исключения.
Например, при расторжении брака между родителями малолетнего, место жительства ребенка определяется мес¬том жительства того из родителей, с кем остается проживать ребенок. Но если между родителями не достигнуто согласие по этому поводу, проживание ребенка с одним из родителей не влечет за собой автомати¬чески утрату его права на жилую площадь второго родителя, если он уже приобрел это право. Такой вывод подтверждается и ст.7 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда Российской Федерации”.(15, с.234)
Дееспособность, то есть способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя обязанности и исполнять их, возникает у гражданина по достижении 18 лет (ст. 21 ГК РФ). В ряде случаев полная дееспособность может наступать и до дос-тижении 18 лет. В п.2 ст. 21 ГК РФ содержится норма, согласно которой в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, заключающий брак несовершеннолетний приобретает дееспо¬собность в полном объеме со времени вступления в брак. Если же брак расторгнут, дееспособность сохраняется за расторгнувшими брак суп¬ругами, не достигшими совершеннолетия.
Гражданин может быть наделен полной дееспособностью до наступ-ления совершеннолетия (ст. 27 ГК РФ). Такая норма возникла в связи с широким развитием предпринимательской деятельности, в том числе и среди лиц, не достигших 18 лет, и была связана не только с интересами самих несовершеннолетних, но и с заботой об устойчивости гражданс¬кого оборота, предполагающей создание определенных гарантий для кредиторов.
Несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен деес-пособным, если он работает по трудовому договору или с согласия ро-дителей (усыновителей, попечителей) занимается предпринимательской деятельностью (п.1 ст.27 ГК РФ).
Это положение ГК РФ нашло отражение в судебной практике. В По-становлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 июля 1996 года “О не-которых вопросах, связанных с применением части первой Гражданс¬кого Кодекса РФ отмечалось, что при рассмотрении гражданского дела, одной из сторон в котором является несовершеннолетний, объявленный в соответствии со статьей 27 ГК эмансипированным, необходимо учи¬тывать, что такой несовершеннолетний обладает в полном объеме граж¬данскими правами и несет обязанности (в том числе самостоятельно отвечает по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вре¬да), за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения кото¬рых федеральным законом установлен возрастной ценз (например, ста¬тья 13 Закона Российской Федерации «Об оружии», статья 19 Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе»). Исходя из положений части третьей статьи 55 Конституции Российской Федерации, такое ограничение прав и свобод является допустимым.
Лица, вступившие в брак и ставшие дееспособными, или объявленные дееспособными в порядке эмансипации, имеют такие же права и такие же обязанности, что и лица, достигшие 18 лет: они самостоятельно зак¬лючают любые сделки, отвечают по договорным обязательствам, по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Если над такими несовершеннолетними было установлено попечительство, оно прекращается.
Гражданским Кодексом устанавливается разный объем дееспособно¬сти граждан, не достигших 18 лет (если они до этого возраста не приоб¬рели дееспособность в полном объеме ст. 26,28 ГК). Несовершеннолет¬ние разделены на две группы. По сравнению с ранее действовавшим за-конодательством возрастные рамки в пределах этих двух групп измене¬ны. По прежнему законодательству малолетними считались лица в воз¬расте до 15 лет, а сейчас до 14 лет – это первая группа, соответственно во вторую группу входят несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет. В пределах первой возрастной группы выделены несовершеннолетние в возрасте от 6 до 14 лет и круг сделок, которые они могут совершать в этом возрасте. Такое возрастное деление позволяет сделать вывод, что несовершеннолетние в возрасте до 6 лет полностью недееспособны. Не-совершеннолетним в возрасте от 6 до 14 лет предоставлено право само-стоятельно совершать, помимо мелких бытовых сделок, сделки направ-ленные на безвозмездное получение выгоды (если они не требуют нота-риального удостоверения), а также сделки по распоряжению средства¬ми, которые предоставили им их законный представитель, либо третьи лица с согласия законного представителя для определенной цели, либо для свободного распоряжения.
Родители, усыновители или опекуны отвечают за ненадлежащее вос-питание, в том числе и за ненадлежащий надзор за малолетними. Соот-ветствующие учреждения несут ответственность за вред, который ребе¬нок причинил в то время, когда находился под надзором этого учреж¬дения.
Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет (за исключением тех, которые приобрели полную дееспособность до наступления совершеннолетия), ограничен в меньшей степени, чем объем дееспособности малолетних (ст. 26 ГК РФ). Несовершеннолетние этой группы вправе сами совершать сделки, получив на это согласие своих законных представителей (родителей, усыновителей или попечителей).
Новым Гражданским Кодексом расширен круг сделок, которые несо-вершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе совершать самостоя-тельно: это все те сделки, которые разрешено совершать малолетним в возрасте от 6 до 14 лет. Кроме того, несовершеннолетние могут само-стоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией/иными дохо-дами, осуществлять авторские права (получить патент, заключить договор на издание своего произведения и т.д.), вносить вклады в кредит¬ные учреждения и распоряжаться ими.
При наличии достаточных оснований, несовершеннолетний в возрас-те от 14 до 18 лет может быть ограничен или лишен права самостоятель¬но распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами и имеет право делать это лишь с согласия своих законных представите¬лей. Необходимость такого ограничения может быть вызвана различ¬ными причинами: неразумная трата средств, расточительство, увлече¬ние азартными играми и т.п. Это может сделать суд по ходатайству ро¬дителей, усыновителей или попечителей, либо органов опеки и попечи¬тельства. Ограничение дееспособности несовершеннолетнего по назван¬ных основаниям производится судом в порядке, установленном гл. 29 ГПК РФ.
Если попытаться вычленить из всего объема общественных отноше¬ний, регулируемых правом, лишь те, участниками которых являются несовершеннолетние граждане, то, при всем их многообразии, видны, тем не менее, наиболее значимые из них.
Эти отношения можно было бы классифицировать следующим образом:
1. Отношения, возникающие в связи с рождением ребенка, возникно¬вением родительских прав и обязанностей по его воспитанию, необхо¬димостью оказания на этом этапе социальной и медицинской помощи со стороны государства в лице органов исполнительной власти, а также органами местного самоуправления семье, детским учреждениям (в том числе бесплатное медицинское обслуживание).
2. Отношения, возникающие по поводу осуществления несовершен-нолетним права на начальное и среднее общее образование, отдых, пользование достижениями культуры, науки и т.д.
3. Общественные отношения, складывающиеся в ходе дальнейшей социализации несовершеннолетнего: трудоустройство, трудовая деятель-ность, поступление в учебное заведение, учеба.
4. Отношения, возникающие по поводу нарушения несовершеннолет¬ним правовых норм и запретов (нарушение норм уголовного, админис-тративного, трудового права).
Учитывая неполную правосубъектность несовершеннолетних граждан, даже в первом приближении очевидна необходимость гарантированной защиты их прав в процессе участия в каждой из перечисленных групп общественных отношений.
Следует заметить, что, особенно в раннем возрасте, защита прав и законных интересов детей возложена на родителей или лиц, их заменя-ющих. Однако на сегодняшний день в российском обществе сложилась ситуация, когда родители не всегда могут, в силу объективных причин, а в ряде случаев не желают (отказываются) защищать права несовер-шеннолетнего, а зачастую и выполнять родительские обязанности.

2.2 Особенности гражданского законодательства в области правосубъектности несовершеннолетних в РК
Основным критерием определения правового положения физических лиц является их правосубъектность. По общему правилу правосубъектность в полном объеме наступает с восемнадцатилетнего возраста. В связи с этим возникает интерес в установлении особенностей правосубъектности несовершеннолетних, а именно дееспособности, поскольку правоспособность возникает с рождения. Гражданским законодательством установлены нормы о дееспособности отдельных категорий несовершеннолетних, в связи с чем хотелось бы рассмотреть данные особенности.
В соответствии с нормами Гражданского кодекса Республики Казахстан содержание дееспособности несовершеннолетних классифицируется в зависимости от возрастных категорий: до 14 лет и от 14 до 18 лет. Иначе говоря, частичная дееспособность и неполная дееспособность. Остановимся подробнее на дееспособности несовершеннолетних до 14 лет. Статья 23 Гражданского кодекса Республики Казахстан предусматривает, что за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки совершают от их имени законные представители, если иное не предусмотрено законодательными актами. Несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет (малолетние) вправе самостоятельно совершать лишь соответствующие их возрасту мелкие бытовые сделки, исполняемые при самом их совершении.
Первый момент, на котором необходимо остановиться, это категория соответствующих возрасту несовершеннолетнего мелких бытовых сделок, исполняемых при самом их совершении. Очевидными являются следующие признаки таких сделок, как их бытовой характер, соответствие возрасту несовершеннолетнего и их исполнение при самом совершении, то есть, совершение таких сделок в устной форме. Что касается определения такой сделки в качестве мелкой, то необходимо учитывать тот факт, что эта категория напрямую связана с социальным положением самого несовершеннолетнего и его семьи, его условий проживания. Соответственно, установление сделки в качестве мелкой индивидуально по каждому конкретному случаю.
Еще один момент, на котором хотелось бы остановиться это часть вышецитированной нормы «..сделки совершают от их имени законные представители, если иное не предусмотрено законодательными актами..». При буквальном толковании, к иному, предусмотренному законодательными актами, можно отнести возможность совершения малолетними мелких бытовых сделок самостоятельно, и получение в отдельных случаях согласия на совершение сделки органа опеки и попечительства (ст.24 ГК РК), а также нормы статьи 25 ГК РК, которая гласит «Несовершеннолетние вправе вносить вклады в банки и самостоятельно распоряжаться внесенными ими вкладами».
В соответствии с нормами, предусмотренными в Правилах открытия, ведения и закрытия банковских счетов клиентов в банках Республики Казахстан, утвержденными Постановлением Правления Национального Банка Республики Казахстан от 2 июня 2000 года для открытия банковского счета клиенту – физическому лицу необходимо представить: документ с образцом подписи; копию документа, выданного органом налоговой службы, подтверждающего факт постановки клиента на регистрационный учет; документ, удостоверяющий личность;
А при открытии сберегательного счета на имя определенного третьего лица-клиента помимо указанных документов вкладчик обязан представить в банк: для несовершеннолетних лиц-клиентов, не достигших шестнадцати лет, – свидетельство о рождении.
Указанные нормы и не подтверждают, и не опровергают предусмотренного в Гражданском кодексе права, что в свою очередь порождает определенные проблемы в реализации норм кодифицированного нормативного правового акта.
В отличие от малолетних, содержание дееспособности несовершеннолетних от 14 до 18 лет определяется следующим образом.
В статье 22 ГК РК предусматривается, что несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с согласия их законных представителей. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными ими объектами права интеллектуальной собственности, а также совершать мелкие бытовые сделки.
О самостоятельности совершении несовершеннолетними сделок свидетельствует и следующая норма «..несовершеннолетние, достигшие четырнадцати лет, самостоятельно распоряжаются вкладами, внесенными кем-либо на их имя».
Теперь несколько слов о таких институтах гражданского права, как ограничение в дееспособности и признание физического лица недееспособным.
По общему правилу гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексомРеспублики Казахстан. Над ним устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя.
Распространяется ли действие данной нормы на несовершеннолетних? С одной стороны, в статье говорится о гражданине, о совершеннолетии или несовершеннолетии которого ничего не говорится, но с другой стороны, ограничение дееспособности влечет последствия в ограничении прав, в объеме соответствующем дееспособности несовершеннолетних от 14 до 18 лет, а для малолетних такое ограничение будет влечь расширение объема правомочий, что нелогично. Соответственно, действие статьи 22 ГК РК на несовершеннолетних не распространяется.
Что касается признания гражданина недееспособным, основаниями которого являются обстоятельства, при которых гражданин, который вследствие психического заболевания или слабоумия не может понимать значения своих действий или руководить ими, а последствиями совершение всех сделок опекуном, то можно предположить, что применение норм статьи 26 ГК РК распространяется и на несовершеннолетних.
Вышесказанное свидетельствует о том, что несмотря на привычное содержание гражданской правосубъектности несовершеннолетних, при реализации норм законодательства достаточно часто возникают недочеты, что в свою очередь может привести к неправильному толкованию и применению этих норм.

2.3 Сравнение семейного законодательства РФ и РК о проблеме правосубъектности несовершеннолетних
В данном разделе дипломной работы проведем Сравнение семейного законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан по проблеме правосубъектности несовершеннолетних. Начнем с определения основных положении по вопросам правосубъектности несовершеннолетних в России.
Право ребенка на имя, фамилию и отчество. Право ребенка выражать свое мнение. Каждый ребенок в соответствии с Конвенцией имеет право на сохранение своей индивидуальности (ст. 8). Индивидуализирующими признаками являются имя, фамилия, гражданство, семейные связи.
Право ребенка на имя закреплено в ст. 58 СК. Имя ребенку дается по соглашению между родителями (п. 2 ст. 18 Закона «Об актах граж-данского состояния»). При этом родители могут дать ребенку любое имя, какое они пожелают. Отчество ребенка определяется именем отца.
Однако новое семейное законодательство относит решение вопро¬са о присвоении ребенку отчества к компетенции субъектов Россий¬ской Федерации. Дело в том, что не все народы, населяющие Россию, имеют традицию именовать людей не только по имени, но и по отчест¬ву. В советский период отчества были искусственно навязаны многим из них. В настоящее время субъекты Российской Федерации имеют право установить, что присвоение отчества на их территории необяза¬тельно и может осуществляться по желанию лиц, регистрирующих ребенка, если это соответствует их национальным традициям. (19, с.188)
Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. Если роди¬тели носят разные фамилии, то вопрос о фамилии ребенку решается по соглашению между ними. Если родители не могут прийти к соглаше¬нию относительно выбора имени или фамилии ребенка, имя и фами¬лия ребенка записываются по указанию органа опеки и попечительства (п. 3 ст. 18 Закона «Об актах гражданского состояния»).
Однако эти органы сами могут оказаться в затруднительном поло-жении. Лишь в некоторых случаях предпочтение одного из родителей имеет какое-либо объективное основание. Например, другой родитель хочет дать ребенку редкое и странное имя, что в дальнейшем может создать для ребенка трудности, особенно в детском коллективе. Если же каждый из них хочет, например, дать ребенку имя своего отца, органу опеки и попечительства, по-видимому, не останется ничего другого, как кинуть жребий.
Если отцовство в отношении ребенка не было установлено, имя ребенку дается по указанию матери, отчество присваивается по имени лица, записанного по указанию матери в качестве отца, а фамилия — по фамилии матери. Если мать ребенка, не состоящая в браке с его отцом, отказалась от внесения в свидетельство о рождении ребенка сведений о его отце, отчество ребенка записывается по указанию мате¬ри (п. 5 ст. 18 Закона «Об актах гражданского состояния»).
Родители вправе изменить имя или фамилию ребенка только до достижения им 16-летнего возраста. По достижении 16 лет лишь сам ребенок может в обычном порядке, предусмотренном для изменения имени или фамилии, ходатайствовать об их изменении. Если ребенку еще не исполнилось 16 лет, родители вправе по взаимному согласию обратиться в органы опеки и попечительства с просьбой об изменении ребенку имени или об изменении его фамилии на фамилию другого родителя. Орган опеки и попечительства разрешает вопрос исходя из интересов ребенка.
В случае, когда родители ребенка прекратили совместную жизнь, родитель, с которым проживает ребенок, вправе просить органы опеки и попечительства присвоить ему свою фамилию. Орган опеки и попечительства выясняет мнение другого родителя по этому поводу, взвешивает доводы обеих сторон и принимает решение, которое в наибольшей степени соответствует интересам ребенка. Учет мнения второго родителя необязателен, если невозможно установить место его нахождения, если он лишен родительских прав, признан недееспособным, а если он без уважительных причин уклоняется от воспитания и содержания ребенка.
Если отцовство в отношении ребенка не установлено и ему была присвоена фамилия матери, которую последняя носила в момент регистрации ребенка, а в дальнейшем фамилия матери изменилась, она может просить орган опеки и попечительства изменить и фамилию ребенка. Если ребенок достиг возраста 10 лет, изменение его имени или фамилии невозможно без его согласия, что является важной гарантией прав ребенка на сохранение своей индивидуальности.
Статья 12 Конвенции и ст. 57 СК предусматривают право ребенка свободно выражать свое мнение. Законодательство не указывает минимальный возраст, начиная с которого ребенок обладает этим правом. В Конвенции закреплено, что такое право предоставляется ребенку, способному сформулировать собственные взгляды. Следовательно, как только ребенок достигнет достаточной степени развития для того, чтобы это сделать, он вправе выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы.
С этого же времени он имеет право быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, непосредственно его касающегося. В зависимости от обстоятельств ребенок может быть вызван в суд для выяснения его мнения. Если присутствие в судебном заседании может оказать на него неблагоприятное влияние, ребенок опрашивается вне судебного заседания представителями органов опеки и попечительства. При опросе ребенка суд обращает особое внимание на оценку зрелости и самостоятельности суждения ре¬бенка, отсутствие влияние не него заинтересованных лиц, а также и его способности осознавать свои интересы в отношении рассматриваемого вопроса.
В зависимости от возраста ребенка его мнению придается различ¬ное правовое значение. Конвенция предписывает «уделять внимание взглядам ребенка в соответствии с его возрастом и зрелостью». Соглас¬но ст. 57 СК, учет мнения ребенка, достигшего 10-летнего возраста, обязателен. До этого возраста ребенок, способный выразить свои взгляды, тоже должен быть заслушан, но в силу его малолетства при несогласии с его мнением родители, опекуны и должностные лица не обязаны мотивировать свое несогласие. Это не значит, что указанные лица всегда обязаны соглашаться с мнением ребенка, достигшего 10 лет. Ребенок и в этом возрасте еще не обладает достаточной зрелос¬тью. Часто он хотя и способен сформулировать свое мнение, но еще не обладает способностью осознать собственные интересы.
Так, бывшая жительница г. Таганрога Наталья Марчук была “божьей странницей”, было уже пройдено полстраны по церквям и монастырям. Странствовала она с 10-летней дочерью Любой. Так они попали в д. Хотоли Новгородской области, где образовалось подобие общины, где приют себе находили странники, паломники, бывшие зэки и бомжи. Затем Н.Марчук, оставив девочку постоянным жителям деревни снова ушла странствовать. В д.Хотоли она не появлялась более месяца, и семья, приютившая ребенка, обратилась в милицию с просьбой помочь в ситуации. Девочку определили в социально-реабилитационный центр “Подросток”. Объявившаяся мать стала требовать вернуть ей дочь, но Люба идти к матери отказалась. Свое мнение она выразила в заявлении, где указала, что устала от бродяжничества, что мать запрещала ей учиться в школе. Руководство центра решило, что в интересах ребенка необходимо ограничение родительских прав матери. С такой просьбой педагоги обратились в городской суд. В ходе рассмотрения дела они доказывали, что своими действиями Марчук Н. препятствует осуществлению конституционного права ребенка на образование, нарушает ст. 67 Семейного кодекса РФ, лишая ее права встречаться с бабушкой и дедушкой, ст. 65, предусматривающую, что родители не имеют права причинять вред психическому здоровью детей. Кроме того, вовлечение ребенка в бродяжничество и попрошайничество подпадает по действие ст. 150 УК РФ.
В судебное заседание Марчук Н. не явилась. Выслушав всех свидетелей и саму Любу, суд удовлетворил требования педагогов, совпадающее с желанием ребенка. Марчук Н. подала кассационную жалобу, состоявшую в основном из угрозы карой Господней. В светской части жалобы она ссылалась на “препятствование свободе совести”.
Областной суд г. Новгорода жалобу отклони, подтвердив, что ответчица не выполняет своих родительских обязанностей должным образом. Что же касается апелляции к свободе совести – это вопрос который двенадцатилетняя девочка может решить самостоятельно.
Учет мнения ребенка предполагает, что оно, во-первых, будет заслу-шано, во-вторых, при несогласии с мнением ребенка лица, решающие вопросы, затрагивающие его интересы, обязаны обосновать, по каким причинам они сочли необходимым не следовать пожеланиям ребенка.
Новое семейное законодательство тем не менее придает воле ре¬бенка существенное значение. В целом ряде случаев определенные действия вообще не могут быть совершены, если ребенок старше 10 лет возражает против этого. Речь идет об изменении имени и фамилии ребенка, восстановлении родителей в родительских правах, усыновле¬нии ребенка, изменении даты и места рождения ребенка при усынов¬лении, записи усыновителей в качестве родителей ребенка, изменении фамилии и имени ребенка при отмене усыновления и передаче ребенка на воспитание в приемную семью.
Во всех перечисленных ситуациях затрагиваются важнейшие ин-тересы ребенка. Правом на имя и другие идентифицирующие его при¬знаки (место и дату рождения) ребенок обладает на тех же условиях, что и совершеннолетний гражданин. Никто не может изменить их без его согласия. Восстановление в родительских правах, усыновление и передача в приемную семью приводят к изменению всей жизни ребен¬ка и вынуждают его жить с определенными лицами одной семьей. Такие действия не могут быть совершены против желания ребенка, даже если оно представляется неразумным и необоснованным.
Право ребенка на воспитание в семье. Одним из важнейших прав ребенка является его право на семейное воспитание, предусмотренное п. 2 ст. 54 СК. Это право прежде всего включается в обеспечении ребенку возможности жить и воспитываться в семье. Семейное воспитание – наилучшая форма воспитания ребен¬ка, которую знает человечество. Никакие общественные формы воспитания не могут сравниться с семьей
Обычно речь идет о проживании ребенка в семье своих родителей. В этой ситуации законодательство, как правило, выполняет чисто охранительную функцию, ограждая семью от незаконных посягательств и воздерживаясь от вмешательства в семейную жизнь. Однако в случае нарушения прав ребенка в семье приходится прибегать к более активному воздействию на семью, вплоть до ограничения или лишения родительских прав.
В отношении детей, по каким-то причинам лишившихся своей семьи, обеспечение права на воспитание в семье означает то, что при выборе форм воспитания детей преимущество отдается семейным формам воспитания: передаче на усыновление, в приемную семью, в семью опекуна. Только в случаях, когда устройство ребенка в семью не представляется возможным, дети передаются на воспитание в детские учреждения.
Ребенок имеет право на совместное проживание со своими родителями, за исключением ситуаций, когда это противоречит его интересам, в том числе и в случае, когда родители и ребенок проживают на территории различных государств. В соответствии со ст. 10 Конвенции «государства-участники обязаны содействовать воссоединению разъединенных семей.
Ребенок имеет право, насколько это возможно, знать своих родителей. В некоторых случаях получение сведений о родителях невозможно, например если ребенок был найден. (20, с. 121)
До сих пор остается спорным вопрос о том, в какой мере соответствует праву знать своих родителей тайна усыновления и тайна биологического происхождения ребенка при применении методов искусственного репродуцирования человека. Ребенок имеет право на заботу со стороны родителей, обеспечение интересов и уважение его человеческого достоинства. Ребенок вправе общаться с обоими родителями, в том числе и в случае, если они прекратили супружеские отношения и проживают отдельно.
Право ребенка на семейное воспитание включает в себя также право на общение с членами расширенной семьи: дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и иными родственниками. Это право ребенка со¬храняется и в случае расторжения брака между его родителями или признания их брака недействительным (ст. 55 СК).
Данная норма предоставляет право на общение с ребенком только его родственникам, что не согласуется с судебной практикой Европей¬ского Суда по правам человека по применению ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на защиту личной и семейной жизни.
Семейная жизнь, дающая право на общение и после ее прекраще¬ния, возникает, по мнению Суда, не только из факта родства, но также из факта совместного проживания, а иногда и из тесного общения с ребенком, не связанным с совместным проживанием. Таким образом, на основании ст. 8 Конвенции право на общение с ребенком могут требовать отчимы, мачехи, фактические воспитатели, фактический супруг матери или отца ребенка, если они проживали с ребенком одной семьей.
Ребенок, находящийся в экстремальной ситуации, имеет право на общение с родителями и иными родственниками. Экстремальная си¬туация может возникнуть в случае его ареста, задержания, заключения под стражу, несчастного случая, тяжелой болезни. Ребенок, оказав¬шийся в таком положении, особенно нуждается в поддержке своих близких. Поэтому отказать ему в контакте с родителями или родствен¬никами возможно только при наличии серьезных оснований. Напри¬мер, если допуск этих лиц в реанимационную палату может представ¬лять опасность для ребенка.
Имущественные права детей. Имущественные права ребенка регулируются в основном гражданским законодательством. Дети и родители не имеют права собственности на имущество друг друга, однако если они прожи¬вают совместно, вправе владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию.
Никакого особого правового режима для собственности родителей и детей не существует. Если у родителей, и детей возникает право общей собственности на какое-либо имущество, их отношения регули¬руются общими нормами гражданского законодательства. Ребенок яв¬ляется собственником принадлежащего ему имущества и приносимых им доходов. Ребенок имеет право на получение от родителей и других родственников содержания в порядке, предусмотренном законодательством об уплате алиментов.
Право собственности на суммы полученных алиментов, пенсий и пособий также признается за ребенком. Однако право распоряжаться ими средствами в интересах ребенка принадлежит его родителям. Родители и заменяющие их лица обязаны расходовать эти средства на содержание, воспитание и образование ребенка (п. 2 ст. 60 СК). (23, с. 49)
Иногда родитель, выплачивающий алименты, считает, что они расходуются другим родителем не по назначению. Особенно часто это имеет место, когда речь идет о суммах, превышающих текущие потребности ребенка. В этом случае родитель-плательщик вправе обратиться в суд с требованием о зачислении части алиментов (не более 50%) на счета, открытые на имя ребенка в банке. Таким образом, ребенок получает достаточно средств на текущее содержание и одновременно исключается возможность бесконтрольного распоряжения родителем всей суммой алиментов.
Гражданское законодательство определяет право ребенка самостоятельно распоряжаться своим имуществом. Эти возможности ребенка зависят от его возраста и определяются ст. 26 и 27 ГК.
Имущественные права ребенка реализуются и в отношении собственности на принадлежащее ему имущество и приносимые этим имуществом доходы. Ими являются движимые и недвижимые вещи любой стоимости, ценные бумаги, паи, доли в капитале, вклады и дивиденды по ним. Все это имущество в разных формах может быть приобретено и на средства ребенка или получено им в дар или по наследству. Принадлежит несовершеннолетнему также получаемая им стипендия, заработная плата, доход от интеллектуальной и предпринимательской деятельности. (23, с. 49) В результате приватизации ребенок может стать собственником (сособственником) дома, квартиры, комнаты. Имущественные права ребенка в этом случае защищаются с помощью Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” (с изменениями от 23 декабря 1992 г., 11 августа 1994 г.,28 марта 1998 г., 1 мая 1999 г.). В частности закреплено, что приватизируемые жилые помещения передаются в собственность не только совершеннолетних, но и несовершеннолетних членов семьи в возрасте от 14 до 18 лет. (15, с. 348) Статья 2. указанного ФЗ определяет, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность (совместную или долевую) либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.
Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, передаются им в собственность по заявлению родителей (усыновителей), опекунов с предварительного разрешения органов опеки и попечительства либо по инициативе указанных органов. Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия родителей (усыновителей), попечителей и органов опеки и попечительства.
В случае смерти родителей, а также в иных случаях утраты попечения родителей, если в жилом помещении остались проживать исключительно несовершеннолетние, органы опеки и попечительства, руководители учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, опекуны (попечители), приемные родители или иные законные представители несовершеннолетних в течение трех месяцев оформляют договор передачи жилого помещения в собственность детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Договоры передачи жилых помещений в собственность несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет, оформляются по заявлениям их законных представителей с предварительного разрешения органов опеки и попечительства или при необходимости по инициативе таких органов. Указанные договоры несовершеннолетними, достигшими возраста 14 лет, оформляются самостоятельно с согласия их законных представителей и органов опеки и попечительства.
Так, межрайпрокурор г. Гусь-Хрустальный Владимирской области обратился в суд с иском в интересах в интересах несовершеннолетних Лесина Константина и Гусаровой Анастасии к Гусаровой С.А., Гущиной Н.В и другим о признании договора купли продажи жилого помещения недействительными. В обосновании иска прокурор указал, что Гусарову С.А. и Гусаровой М.В. принадлежала квартира в г. Гусь-Хрустальный, в которой они проживали совместно с детьми: Лесиным Констатнтином, 1985 г.р., и Гусаровой Анастасией, 1981 г.р. 11 апреля Гусарова М.В. погибла. После ее смерти 29апреля 1994 года Гусаров С.А. и его знакомая Гущина Н.В. использовали паспорт погибшей Гусаровой М.В. квартиру продали.
Обстоятельства на которые ссылался прокурор, подтвердились материалами уголовного дела по факту убийства Гусаровой М.В. и проведенной проверкой по заявлению опекунов детей в связи с отчуждением квартиры.
Оформление договора передачи в собственность жилых помещений, в которых проживают исключительно несовершеннолетние, проводится за счет средств местных бюджетов.
Защита имущественных прав несовершеннолетних предусматривает также учет интересов детей при разрешении различных жилищных споров. Так к примеру по ряду дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ приводила довод о том, что отсутствие предварительного согласия органа опеки и попечительства на совершение сделок с квартирами, где проживают дети, но право на жилую площадь в которых принадлежит совершеннолетним, может рассматриваться как безусловное основание для признания таких сделок недействительными. В каждом конкретном случае суд должен проверить, действительно ли нарушены интересы несовершеннолетних и в чем это нарушение выразилось.
Маслаков в июле 1994 г. обратился в суд с иском к Шелиханову и Шелихановой о выселении. При этом он ссылался на то, что по нотариально оформленному договору купли-продажи от 10 февраля 1993 г., зарегистрированному в департаменте муниципального жилья правительства Москвы 23 февраля 1993 г., приобрел у Шелихановых двухкомнатную квартиру, в которую вселился, но ответчики отказались полностью освободить квартиру и препятствовали в осуществлении его прав собственника.
Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
В процессе рассмотрения дела Шелихановы заявили встречный иск о признании договора купли-продажи от 10 февраля 1993 г. недействительным, о выселении Маслакова и их вселении в упомянутую квартиру. Они утверждали, что заключили договор купли-продажи без намерения продавать квартиру по просьбе директора малого предприятия “Дина и К°” Козлова, которому сдавали жилое помещение в аренду, и получили 4 млн.рублей вперед в виде арендной платы. Договор купли-продажи был заключен без согласия органов опеки и попечительства и вопреки интересам их несовершеннолетних детей.
Чертановский межмуниципальный суд Южного административного округа г.Москвы в иске Маслакову отказал, встречный иск Шелихановых удовлетворил.
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение оставила без изменения.
Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест прокурора об отмене решений.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ судебные постановления отменила, указав следующее.
Как видно из материалов дела, в спорной квартире Маслаков проживает с женой Маслаковой и двумя несовершеннолетними детьми. В нарушение требований ст.ст.129, 131, 141, 142 ГПК РСФСР принятие встречных исковых заявлений Шелихановых суд процессуально не оформил, подготовки по ним не провел и не привлек в качестве соответчика Маслакову, разрешив тем не менее вопрос о ее правах и обязанностях. Это обстоятельство само по себе – основание к отмене решения (п.4 ст.308 ГПК РСФСР).
Удовлетворяя встречный иск Шелихановых о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, суд сослался на нарушение требований действовавшей в то время ст.133 КоБС РСФСР, которая предусматривала предварительное разрешение органов опеки и попечительства на совершение таких сделок родителями от имени несовершеннолетних детей. При этом суд исходил из того, что Шелихановы не обращались перед заключением сделки в отдел опеки и попечительства и предварительное разрешение на совершение сделки им не дано.
Вопреки требованиям ст.ст.14, 50, 56, 192, 197 ГПК РСФСР суд не дал оценки объяснениям Маслакова и другим доказательствам, приведенным в обоснование того, что договор купли-продажи квартиры от 10 февраля 1993 г. не нарушал прав детей Шелихановых.
Однако названные в письме обстоятельства суд не обсуждал и не исследовал, надлежащей оценки им в решении не дал, хотя они имели существенное значение для дела.
Кроме того, в нарушение требований ст.ст.29, 42 ГПК РСФСР орган опеки и попечительства к участию в деле для дачи заключения не привлечен, а специалист соответствующего отдела муниципального округа допрошен судом лишь в качестве свидетеля.
На необходимость привлечения органа опеки и попечительства к участию в деле указывалось в определении суда кассационной инстанции при отмене предыдущего решения, но суд вопреки требованиям ст.314 ГПК РСФСР при новом рассмотрении дела этого не выполнил.
Несмотря на приведенные нарушения закона, суды кассационной и надзорной инстанций решение оставили без изменения.
При таких обстоятельствах судебные постановления отменены, а дело направлено на новое рассмотрение для разрешения спора в соответствии с требованиями закона.
Несовершеннолетний вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащим ему имуществом.
Федеральный закон “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” (15, с.1864) в ст. 3. определяет: “Граждане, ставшие собственниками жилых помещений, владеют, пользуются и распоряжаются ими по своему усмотрению, вправе продавать, завещать, сдавать в аренду эти помещения, а также совершать с ними иные сделки, не противоречащие законодательству.
Для совершения сделок в отношении приватизированных жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, независимо от того, являются ли они собственниками, сособственниками или членами семьи собственников в том числе бывшими, имеющие право пользования данным жилым помещением, требуется предварительное разрешение органов опеки и попечительства. Это правило распространяется также на жилые помещения, в которых несовершеннолетние не проживают, однако на момент приватизации имели на это жилое помещение равные с собственником права.
Средства от сделок с приватизированными жилыми помещениями, в которых проживают (проживали) исключительно несовершеннолетние, зачисляются родителями (усыновителями), опекунами (попечителями), администрацией детских или иных воспитательных учреждений соответствующего назначения на счет по вкладу на имя несовершеннолетнего в местном отделении сберегательного банка.
Ребенок в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, осуществлять авторское право на произведения науки, литературы и искусства, изобретения, вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Все эти права несовершеннолетним осуществляется самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, опекунов.
Все другие гражданско-правовые сделки, связанные в реализацией своих имущественных прав, дети в возрасте от 14 до 18 лет совершают с письменного согласия своих законных представителей (родителей, усыновителей, попечителя).
Из вышесказанного можно сделать вывод о многообразии обществен¬ных отношений, регулируемых различными отраслями права, участни¬ками которых непосредственно, или в лице родителей, являются несо¬вершеннолетние граждане России и исключительной значимости их за¬щиты со стороны государства.
Несомненно также, что нуждаются в эффективной правовой охране и четком регулировании общественные отношения, возникающие при привлечении несовершеннолетних граждан к различным видам юриди-ческой ответственности и применении мер правового принуждения. Общие требования законности и гуманизма здесь должны дополняться конкретными мерами защиты несовершеннолетних, привлекаемых к административной, уголовной ответственности, подвергаемых задержа-нию, аресту и лишению свободы.
Правовой статус был бы неполным без системы гарантий, с помощью которых несовершеннолетний гражданин может реализовать свои пра¬ва, свободы и обязанности. С. А. Комаров определяет специальные (юри¬дические) гарантии как – “правовые нормы, определяющие условия и порядок реализации прав, юридические средства их охраны и защиты в случае нарушения, при помощи которых обеспечивается реализация правового статуса личности с использованием государственного при¬нуждения или возможности такого принуждения со стороны государ¬ственных органов”(16, c.34) На основе анализа ныне действующего законодательства и юридической практики можно, дать обобщен¬ное понятие правового статуса несовершеннолетнего гражданина.
Согласно Кодексу Республики Казахстан О браке (супружестве) и семье от 26 декабря 2011 года, Каждый ребенок имеет право на жизнь, личную свободу, неприкосновенность достоинства и частной жизни.
Государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и (или) психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией Республики Казахстан права и свободы человека и гражданина.
Каждый ребенок имеет право на свободу слова и выражение своего мнения, свободу совести, развитие своей общественной активности, получение и распространение информации, соответствующей его возрасту, добровольное участие в общественных объединениях, а также в других формах некоммерческих организаций и мирных собраниях, разрешенных законодательством Республики Казахстан.
Государственные органы содействуют деятельности тех общественных объединений, которые имеют своей целью развитие личности детей, их творческих задатков, социальной активности, научного, технического и художественного творчества, защиту их интеллектуальной собственности, охрану жизни и здоровья детей, охрану окружающей природной среды, памятников истории и культуры, участвующих в благотворительной деятельности, приобщающих к участию в культурной и спортивной жизни, организации досуга.
Каждый ребенок имеет право на уровень жизни и условия, необходимые для полноценного физического, психического, нравственного и духовного развития.
Государство обеспечивает создание этих условий через систему социальных и экономических мер.
Ребенок имеет право на получение содержания своих родителей и других членов семьи в порядке и размерах, установленных законом. Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пособий и других социальных выплат, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, образование и воспитание ребенка.
Каждый ребенок в установленном законодательством порядке вправе самостоятельно или через законных представителей совершать сделки, иметь вклады в банках и распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами и объектами права интеллектуальной собственности, приобретать и осуществлять иные имущественные права.
Родители или законные представители вправе вносить на имя ребенка в банки денежные средства, выделяемые государством в качестве детского пособия или материальной помощи.
Каждый ребенок имеет право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка.
Ребенок, получающий доходы с собственного труда, вправе участвовать в расходах по содержанию семьи, если он проживает у родителей.
Право ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом определяется гражданским законодательством Республики Казахстан.
Каждый ребенок имеет право на жилище в соответствии с жилищным законодательством Республики Казахстан.
Ребенок – сирота, ребенок, оставшийся без попечения родителей и находящийся в воспитательных, лечебных и других учреждениях, сохраняют право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а при его отсутствии имеют право на получение жилого помещения в соответствии с жилищным законодательством Республики Казахстан.
Дети, оставшиеся без попечения родителей, в том числе дети – сироты, не могут быть выселены из занимаемого ими жилища без предоставления другого жилого помещения.
Каждый ребенок имеет право на образование и ему гарантируется получение бесплатного начального, основного среднего и общего среднего образования и на конкурсной основе – бесплатного технического и профессионального, послесреднего и высшего образования в соответствии с законодательством Республики Казахстан об образовании.
Отчисление ребенка из государственного образовательного учреждения до получения бесплатного общего среднего образования или технического и профессионального образования, помимо соблюдения общего порядка отчисления, может быть проведено только с уведомления органов опеки и попечительства.
На детей с ограниченными возможностями, нуждающихся в специальных педагогических подходах, из государственного бюджета выделяются дополнительные средства, гарантирующие получение ими образования на уровне установленных стандартов.
Государство полностью или частично несет расходы на содержание детей, нуждающихся в социальной защите, в период получения ими образования. Размеры и источники социальной помощи в период получения ими образования определяются Правительством Республики Казахстан.
Каждый ребенок имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии.
Дети с четырнадцатилетнего возраста вправе по разрешению родителей в свободное от учебы время участвовать в общественно – полезном труде, доступном им по состоянию здоровья и развитию, не наносящем вреда физическому, нравственному и психическому состоянию ребенка, а также имеют право на получение профессии. Это право обеспечивается службой занятости населения и органами местного государственного управления.
Порядок заключения и расторжения трудового договора и другие особенности трудовых отношений с детьми, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, устанавливаются трудовым законодательством Республики Казахстан.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3 Актуальные проблемы правового статуса несовершеннолетних и современные тенденции развития гражданского законодательства

3.1 Проблемы правоспособности несовершеннолетних в различной сфере деятельности

3.2 Перспективы правовой защиты несовершеннолетних

3.1 Проблемы правоспособности несовершеннолетних в различной сфере деятельности

Нормы Гражданского кодекса РФ, посвященные регулированию правоспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, с соблюдением определенных критериев и процедур позволяют оказать воздействие на их поведение по распоряжению денежными средствами. Так, пункт 4 статьи 26 предусматривает, что «при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с пунктом 2 статьи 21 или со статьей 27 настоящего Кодекса».
Институт ограничения или лишения несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим доходом для действующего Гражданского кодекса не новый. ГК 1964 года также предусматривал схожий порядок. По сравнению с ГК 1964 года изменен круг субъектов, управомоченных на принятие решения. Сейчас решение принимает исключительно суд, в то время как ГК 1964 года предоставлял это право также органу опеки и попечительства. Среди прав последнего сохранена возможность наряду с законными представителями несовершеннолетнего ходатайствовать перед судом об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Также сужен круг лиц, которые могут обратиться в суд с соответствующим требованием: ранее такая возможность была и у общественных организаций. На несовершеннолетнего, который приобрел дееспособность в полном объеме на основании п. 2 ст. 21 или ст. 27 ГК (то есть эмансипированного или вступившего в брак), ограничение или лишение права распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами распространить нельзя.
Следует отметить, что формулировка «достаточные основания» является размытой. К сожалению, содержание данного понятия законодатель не раскрывает, также отсутствуют и какие-либо разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Поэтому вопрос до сих пор остается дискуссионным и освещается в теоретических исследованиях, а также в немногочисленной судебной практике.
Из существующих по данным делам решений судов, можно сделать вывод, что при рассмотрении соответствующих заявлений суд в качестве «достаточных оснований» признает тяжелое материальное положение в семье. Также среди оснований можно выделить:
– отсутствие в действиях несовершеннолетнего по распоряжению своим заработком или стипендией осмотрительности и заботливости, необходимых для нормального участия в гражданском обороте;
– неразумное расходование несовершеннолетним получаемых средств (во вред своему здоровью, например, на спиртные напитки, наркотические средства, азартные игры);
– другие систематические расходы, влекущие причинение физического, психического, морального вреда нормальному развитию подростка.
Процессуальный порядок лишения или ограничения несовершеннолетнего права распоряжаться доходами отнесен законодателем к категории дел особого производства и регулируется гл.31 ГПК РФ. Круг лиц, управомоченных подать соответствующе заявление в суд, ограничен родителями, усыновителями (попечителями), органом опеки и попечительства.
Необходимо заметить, что в заявлении об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о явно неразумном распоряжении несовершеннолетним своими заработком, стипендией или иными доходами. По данным делам в заявлении не требуется указывать цель ограничения или лишения права самостоятельно распоряжаться своими доходами, так как она не имеет юридического значения.
В предмет доказывания по данной категории дел входят:
1) наличие у несовершеннолетнего заработка, стипендии или иных доходов;
2) факты неразумного распоряжения своим заработком, стипендией или иными доходами.
По нашему мнению, доказыванию подлежат расходы, оказывающие негативное влияние на физическое и нравственное здоровье несовершеннолетнего.
Среди доказательств, которые могут предъявляться в судебном заседании, можно выделить два блока: подтверждающие тяжелое материальное положение семьи, и непосредственно подтверждающие неразумное распоряжение средствами несовершеннолетним. К доказательствам второго блока могут относиться:
– справки о заработной плате, стипендии, выплате гонораров и т.д.;
– свидетельские показания, копии договоров и прочие доказательства неразумного распоряжения заработной платой, стипендией или иными доходами;
– документы, подтверждающие злоупотребление спиртными напитками, употребление наркотиков и проч. (справки из медицинских учреждений, протоколы правоохранительных органов о задержании и.т.п.).
Стоит подчеркнуть, что в данных делах особое место занимает судебное усмотрение. Вопрос о наличии или отсутствии оснований для ограничения или лишения несовершеннолетнего права свободно распоряжаться получаемыми средствами решает исключительно суд при участии прокурора, органа опеки и попечительства. Выбор решения зависит от того, насколько устойчивы и серьезны склонности несовершеннолетнего в ошибочном распоряжении своими доходами.
Срок данного ограничения или лишения определяется судом. В противном случае такое положение действует до приобретения лицом полной дееспособности. В случае принятия положительного решения по заявлению доход несовершеннолетнего полностью или частично должен выдаваться его законному представителю.
Рассуждая о роли данного института, не стоит забывать о задачах государства по охране прав несовершеннолетних и об усилении гарантий этих прав. На первый взгляд, цель принятия судом соответствующего решения выражается в воспитании поведения несовершеннолетнего. Но есть и некоторые спорные моменты.
1. Принимая решение об ограничении или о лишении права несовершеннолетнего самостоятельно распоряжаться своими доходами, суд фактически признает, что несовершеннолетний должен принимать участие в материальном обеспечении своих потребностей и потребностей иных членов семьи. В связи с этим возникает вопрос об исполнении родителями корреспондирующей обязанности содержать несовершеннолетних детей. Как в дальнейшем будет решаться вопрос трат средств родителями по отношению непосредственно к детям и иным членам семьи? Предполагается, что решение о расходах будет приниматься исключительно родителями, которые, как презюмируется, будут действовать в интересах несовершеннолетнего.
2. При этом нельзя не учитывать, что некоторые семьи действительно находятся в тяжелой материальной ситуации, неразумные траты в которой недопустимы, и где доход несовершеннолетнего оказывается единственным средством для существования. Законодатель осознает данное обстоятельство, что косвенно подтверждается освобождением заявителя от уплаты издержек, связанных с рассмотрением судом соответствующего заявления (п.2 ст.284 ГПК РФ).
3. Не появится ли у несовершеннолетнего повода скрывать доход из-за боязни его лишиться, не устраиваться на работу и не стремиться к получению дохода в виде вознаграждений от положительной учебы и творчества. Будет ли таким образом преследоваться воспитательная цель данного института? Или это своего рода наказание за неправильные, по мнению родителей, траты?
Основываясь на вышеизложенном, учитывая несовершенства и ограниченность регулирования данного института, автор считает необходимым:
1. Уточнить формулировку п.4 ст.26 Гражданского кодекса, изложив ее в следующей редакции:
«Если несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет расходует свой заработок, стипендию или иные доходы на приобретение спиртных напитков, наркотических средств или азартные игры, а также иные цели, оказывающие негативное влияние на его физическое и нравственное здоровье, суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя или органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться этими доходами».
2. Формулирование позиций Верховного суда по делам об ограничении и лишении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Раскрытие понятий неразумных расходов, расточительства, тяжелого материального положения семьи; определение порядка расходования средств несовершеннолетних законными представителями в рамках принятого судом положительного решения и т.д.
В заключение хотелось бы отметить важность данного института для семьи, интересов и развития несовершеннолетних. Преследуемые законодателем цели воспитания и оказания воздействия на отрицательное поведение несовершеннолетних не должны разбиваться о трудности применения данного института, вызванные ограниченностью его законодательной регламентации и отсутствием позиций высших судов.

3.2 Перспективы правовой защиты несовершеннолетних
Нормы права являются главным, определяющим элементом механизма правовой защиты прав несовершеннолетних. В этом механизме они выполняют разнообразные функции. С их помощью устанавливается сам правовой статус несовершеннолетних как совокупность их законных прав и обязанностей. Это позволяет нормативно определить объект юридической защиты. Нормами права определяется и суверенизация прав несовершеннолетних, т.е. установление гарантий их соблюдения другими субъектами права.
В отраслевом регулировании нормам права соответствуют определенные типы правоотношений. Правоотношения являются одним из элементов механизма правовой защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Правоотношения – главное средство, с помощью которого осуществляется действие права, именно правоотношение связывает норму права и регулируемое общественное отношение. Исходя из этого правоотношения определяются как “юридическая связь между его субъектами, основным содержанием которой являются субъективные права и юридические обязанности и которая возникает на основе норм права в случае наступления предусмотренных нормой фактов”. В механизме правовой защиты прав несовершеннолетних правоотношения приобретают преимущественно охранительный характер. В рамках охранительных отношений, подчеркивает С.С. Алексеев, осуществляется защита субъективных прав, проводятся в жизнь меры юридической ответственности.
Права детей представляют и защищают, как правило, законные представители (родители, лица, их заменяющие, опекуны, попечители и др.). Они же вступают в различные правоотношения по поводу защиты детей, их прав, законных интересов, т.е. являются субъектами этих правоотношений.
Индивидуальные акты (акты применения права) в механизме правовой защиты прав и законных интересов несовершеннолетних выполняют различные функции (пресечение нарушений, решение индивидуальных дел, восстановление нарушенного права и др.). Они могут совершаться на всех стадиях правоприменения. В отличие от норм права правоприменительные акты распространяются на конкретные случаи, носят индивидуальный характер. Так, решение суда о взыскании алиментов касается конкретного родителя, не предоставляющего средств на содержание ребенка.
В правовой литературе индивидуальные акты чаще отождествляются с понятием юридических документов (акты регистрации, юрисдикционные акты и др.). Следует согласиться с мнением Н.Г. Александрова, считающего необходимым различать акт как действие компетентного органа и акт как документ, в котором данное действие получает объективированное выражение. Данная позиция отражает реалии непосредственной защиты прав несовершеннолетнего. Так, прежде чем вынести решение о лишении родительских прав лиц, издевающихся над своим ребенком, необходимо как минимум изолировать его от таких родителей. Поэтому в понятие индивидуальных актов входят:
– акты – действия уполномоченных государственных органов (должностных лиц). В них реализуются принудительные меры. Наиболее акты-действия характерны для работников правоохранительных органов, применяющих меры непосредственного принуждения (физическую силу, специальные средства и т.д.);
– акты-документы, используемые в процессе правовой защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.
Таким образом, исходя из вышесказанного под механизмом правовой защиты прав и законных интересов несовершеннолетних следует понимать совокупность составляющих его элементов: правовых норм, нормативных актов, правовых отношений, индивидуальных актов, правосознания и правовой культуры. Результатом функционирования рассмотренного механизма является правовой режим защищенности прав и законных интересов детей в Российской Федерации. Именно поэтому при решении вопросов, связанных с совершенствованием социально-правовой защиты прав несовершеннолетних в первую очередь следует обратить внимание на развитие законодательной базы в данной области.
В настоящее время проблеме совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних в Российской Федерации на различных уровнях уделяется самое пристальное внимание. Так, 1 июня 2006 г. состоялось заседание Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Было отмечено, что в целях реализации положений Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” в Российской Федерации принимаются меры по совершенствованию механизма взаимодействия органов и учреждений системы профилактики в сфере исполнения правового обеспечения законных интересов несовершеннолетних. Реализуются Федеральные целевые программы “Дети России”, “Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005 – 2009 годы”, направленные на совершенствование деятельности органов системы профилактики в борьбе с безнадзорностью, правонарушениями и наркоманией несовершеннолетних, защите их прав.
Правительственная комиссия отметила, что принимаемые меры не адекватны сложившейся ситуации. Необходимо проведение мониторинга законодательства в сфере защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, определение приоритетных направлений в этой сфере. Требует скорейшего решения вопрос создания межведомственного банка данных о безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, помещенных в детские учреждения всех видов и находящихся в розыске. Необходимы неотложные меры по расширению сети учреждений дополнительного образования и досуговых центров для несовершеннолетних.
Комиссия решила:
– просить Комитеты Государственной Думы РФ по делам женщин, семьи и детей, по охране здоровья провести мониторинг федерального законодательства в сфере профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав, о результатах проинформировать членов Комиссии на одном из ее заседаний и внести возможные предложения по разработке проектов федеральных законов, направленных на совершенствование законодательства;
– ходатайствовать перед Председателем Государственной Думы РФ об ускорении рассмотрения во втором чтении проекта Федерального закона “О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон “О судебной системе в Российской Федерации” в части образования, в рамках проведения судебной реформы, ювенальных судов;
– Минздравсоцразвития России, МВД России совместно с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти осуществить комплекс мер по реализации Постановления Правительства РФ от 17 апреля 2014 г. N 215 “Об обеспечении отдыха, оздоровления и занятости детей в 2014 году”;
– МВД России, Минздравсоцразвития России, Минобрнауки России подготовить необходимые материалы для обсуждения на очередном заседании Комиссии вопроса по созданию Межведомственного банка данных о безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, помещенных в детские учреждения всех видов и находящихся в розыске;
– рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Федерации:
а) инициировать законодательное закрепление минимальных размеров денежных средств, выплачиваемых опекунам, попечителям, приемным родителям на содержание детей, с ежегодной индексацией этих размеров (с учетом инфляции и финансовых возможностей регионов);
б) принимать дополнительные меры по расширению сети учреждений дополнительного образования. Исключить случаи использования их зданий не по прямому назначению.
Перечисленные правительственные декларации до сих пор не получили реального развития (ни в форме законодательных инициатив, ни в правоприменительной форме). В связи с этим проблемы социально-правовой защиты несовершеннолетних не теряют своей актуальности и в настоящее время. Особенно это заметно в области уголовного права, где несовершеннолетние, будучи особым субъектом (в силу своего возраста, физиологических, социально-психологических и иных признаков, должны быть обеспечены максимальным количеством гарантий их прав и законных интересов.
Анализируя состояние социально-правовых механизмов защиты прав несовершеннолетних в уголовном праве, представляется, что основными задачами поступательного развития данной области права следует считать:
– замену “карательной” модели стратегии противодействия преступности несовершеннолетних” на “восстановительную” модель;
– создание в Российской Федерации единой системы противодействия преступности несовершеннолетних, включающей в себя две подсистемы: профилактику и ювенальную юстицию;
– внедрение в Российской Федерации системы ювенальной юстиции;
– создание ювенального суда и определение места данного органа в уже существующей судебной системе Российской Федерации.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

Заключение

Одним из показателей уровня культурного развития общества является отношение к детям. Элементом культуры является и правовая культура, заключающаяся в создании и применении специальных механизмов защиты и обеспечения прав лиц, особо нуждающихся в содействии.
Правосубъектность несовершеннолетних граждан имеет свои особенности, заключающиеся в том, что состояние ребенка как субъекта права обеспечивается специальным механизмом содействия в реализации и защите прав. Такой механизм призван восполнить недостающую дееспособность несовершеннолетних, поэтому должен быть включен в структуру правосубъектности несовершеннолетних. Механизм содействия в осуществлении и защите их прав обеспечивается действиями родителей, усыновителей, опекунов и попечителей несовершеннолетних, а также деятельностью органов опеки и попечительства. В результате, особенности правосубъектности несовершеннолетнего приводят к одинаковому состоянию правосубъектности взрослого человека и ребенка.
1. Предлагается более широкий подход к содержанию дееспособности граждан, который позволяет полностью раскрыть состояние дееспособности несовершеннолетних. Необходимо закрепить в нормах ст. ст. 26 и 28 Гражданского кодекса РФ способность ребенка к совершению правомерных юридических действий, помимо сделок (юридические поступки, иные, помимо сделок, правомерные юридические действия).
Определение в структуре дееспособности способности совершать правомерные юридические действия, не ограничивающиеся сделками, позволило прийти к выводу о невозможности применения к иным юридическим действиям несовершеннолетних правил о совершении сделок. Так, малолетние вправе самостоятельно совершать иные юридические действия, которые разрешены для них законом (создавать авторские произведения, давать согласие на изменение имени и фамилии, определение места жительства с одним из родителей и т.п.), напротив несовершеннолетние, достигшие возраста 14 лет, вправе совершать любые правомерные юридические действия, не относимые к сделкам, абсолютно самостоятельно, за исключением случаев предусмотренных законом.
2. В механизм реализации прав несовершеннолетних наряду с действиями законных представителей и содействующих лиц включается деятельность ООиП по контролю за сделками, влекущими уменьшение имущества несовершеннолетнего. Кроме того, ООиП непосредственно участвуют в осуществлении субъективных гражданских прав подопечных (права собственности, права на жилище, права на выбор места жительства и пр.).
Поэтому нормы, регулирующие отношения с участием ООиП, в соответствии со статьей 71 Конституции РФ не могут быть закреплены в законодательстве субъектов РФ. Статус указанных органов местного самоуправления противоречит характеру их деятельности по реализации гражданских прав несовершеннолетних. Для устранения отмеченного противоречия предлагается создать единую федеральную систему ООиП, обеспеченную единым финансированием, управляемую и подконтрольную одному федеральному органу исполнительной власти; установить единый порядок деятельности ООиП в федеральном законодательстве; определить ответственность ООиП за осуществление своей деятельности; закрепить в актах гражданского, семейного и жилищного законодательства согласованный механизм реализации прав несовершеннолетних с участием ООиП.
3. С целью обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних необходимо дополнить п. 3 ст. 37 ГК РФ следующим положением: «ООиП не вправе давать разрешение (согласие) на сделки с жилыми помещениями, влекущие уменьшение прав несовершеннолетнего, не сопровождающиеся встречным эквивалентным предоставлением в виде приобретения иного жилого помещения, обеспечивающего жилищные права несовершеннолетнего в прежнем объеме. При этом обеспечение жилищных прав несовершеннолетнего является условием получения разрешения ООиП и должно быть произведено до свершения сделки, на которую требуется разрешение ООиП». Органы опеки и попечительства отказывают в даче такого согласия в случае, если сделки с имуществом несовершеннолетних нарушают права или законные интересы указанных лиц. Сделки, совершенные в нарушение положений настоящей статьи, а также хотя и с разрешения ООиП, но с нарушением прав или законных интересов несовершеннолетних являются ничтожными и влекут последствия ничтожности сделки, которые распространяются и на добросовестного приобретателя».
4. Необходимо внести некоторые дополнения и изменения в законодательство в части обеспечения места жительства несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей. Поскольку имеющееся в законе деление места жительства и места пребывания позволяет сделать вывод, что несовершеннолетний, оставшийся без попечения родителей и оказавшийся без закрепленного за ним жилья, является лицом без определенного места жительства. В п. 2 ст. 8 ФЗ №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» «место жительства» следует определить таким образом: «жилое помещение, закрепленное за несовершеннолетним, в котором ребенок постоянно или преимущественно проживал до определения ему формы устройства, предусмотренной законодательством; в случае отсутствия такого помещения, местом жительства несовершеннолетнего является место его преимущественного проживания в соответствии с избранной формой устройства: у опекунa, попечителя, в приемной семье, в учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и т.п.». Такое положение позволит обеспечить место жительства ребенка в целях реализации других связанных с ним прав, когда он длительное время находится под надзором назначенных ему законных представителей.
5. Механизм обеспечения несовершеннолетнего, члена семьи собственника, жилым помещением, предусмотренный ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, представляется неэффективным. Для практической реализации несовершеннолетним права на жилое помещение необходимо дополнить ч. 4 ст. 31 ЖК РФ следующими положениями: «В случае прекращения семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка право пользования жилым помещением собственника, являющегося одним из родителей, сохраняется за несовершеннолетним и вторым родителем до решения вопроса об обеспечении несовершеннолетнего иным жилым по-мегцением на постоянной основе. Такое право сохраняется за несовершеннолетним до решения вопроса об обеспечении его собственником жилым помещением в соответствии с настоящим кодексом в иных случаях. При этом имущественное положение несовершеннолетнего не влияет на обязанность собственника обеспечить его жилым помещением. Права пользования жилым помещением сохраняются за несовершеннолетним и вторым родителем до решения вопроса об обеспечении ребенка иным жилым помещением также в случае отчуждения собственником жилого помещения». Подобное дополнение, на мой взгляд, обеспечит действие механизма, заложенного в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ на практике.
Несмотря на реализацию в семейном и гражданском законодательстве РФ основных требований Конвенции о правах ребенка, существует настоятельная необходимость дальнейшего совершенствования правовых основ обеспечения защиты прав и безопасности детей.

Список используемой литературы
1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12.12.1993 (с поправками от 30.12.2014) // Российская газета. 21.01.2015.
2. Всеобщая декларация прав человека. Принята на 3-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 10.12.1998.
3. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // http://www.consultant.ru/.
4. Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей. Принята Всемирной встречей на высшем уровне в интересах детей, Нью-Йорк, 30 сентября 1990 г. // rojdenie.nm.ru/zakon-6.html.
5. Декларация и план действий «Мир, пригодный для жизни детей». Приняты резолюцией S-27/2 специальной сессии Генеральной Ассамблеи. 10 мая 2002 г. // ombudsman.perm.ru/_res/fs/file392.doc.
6. Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях. Принята резолюцией 41/85 Генеральной Ассамблеи от 03 декабря 1986 г. // www.con-court.am/hr/rus/un/5_2.htm.
7. Декларация прав ребенка. Принята резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1959 г. // www.memo.ru/pra-wo/child/591120.htm.
8. Стратегия Совета Европы по защите прав ребенка на 2012 – 2015 годы // http://www.eulaw.edu.ru›documents/articles/science.
9. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 11.02.2015). Часть вторая от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 14.06.2015) // http://www.consultant.ru/.
10. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ (ред. от 25.12.2014) // http://www.consultant.ru/.
11. Законопроект «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в целях усиления гарантий прав детей на получение алиментов» // Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности // Государственная Дума: официальный сайт. URL: http://asozd2.duma. gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=61045-6&02.
12. Конституция Республики Казахстан принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года (с изменениями и дополнениями по состоянию на 02.02.2011 г.)
13. Гражданский кодекс Республики Казахстан от 1 июля 1999 года (с изменениями и дополнениями по состоянию на 22.04.2015 г.)
14. Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 июля 1999 года (с изменениями и дополнениями по состоянию на 22.04.2015 г.)
15. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, 1950. 367
16. Гатин А.М. Гражданское право. Учебное пособие. М.: Дашков и К, 2009. 489 с.
17. Гражданское право: в 4 т.: учебник для вузов. Т. 1: Общая часть / отв. ред. Е.А. Суханов; МГУ им. М.В. Ломоносова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2010. 567 с.
18. Гражданское право. Учебник для вузов. В 3 т. Т. 1 / под ред. Ю.К. Толстого; Санкт-Петерб. госуд. ун-т; [В.В. Байбак, Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев и др.]. Изд. 7-е, перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. 678 с.
19. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав / В.П. Грибанов. М.: Статут, 2000. 345 с.
20. Дубровская И.А. Права ребенка: Пособие. М.: Гросс-Медиа; РОСБУХ, 2008. 211 с.
21. Кирилловых А.А. Наследственное право. Учебное пособие. М.: Книжный мир, 2011. 192 с.
22. Мозолин В.П. Гражданское право, часть первая / под ред. В.П. Мозолина, А.И. Масляева. 5-е изд. М.: Издательство «Юристъ», 2012. 456 с.
23. Хрестоматия по истории государства и права России / под ред. Титова Ю.П. 2-е изд. М.: Проспект, 2012. 789 с.
24. Шевчук Д.А. Гражданское право. М.: Эксмо, 2009. 567 с.
25. Яковлев А.С. Имущественные права как объекты гражданских правоотношений. Теория и практика. М.: Ось-89, 2005. 345 с.
26. Акимова Л.В. Государственная политика в области защиты детства // Социальная политика и социология. 2011. № 8. С. 57-62.
27. Арсанова Т.А. Механизм реализации права на защиту субъективных гражданских прав // Право и государство: теория и практика. 2014. № 5. С. 80-84.
28. Банщикова С.Л. Личные и имущественные права несовершеннолетних как объект правонарушения, предусмотренного ст. 5.35 КоАП РФ // Современные научные исследования: теория, методология, практика. 2011. Т. 1. № 1. С. 235-242.
29. Батыров А.С. Проблемы анализа фактических обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда // Аграрное и земельное право. 2010. № 4. С. 138-141.
30. Безрукова О.А. Защита детства как приоритет социальной политики // Аспирант. Докторант. Гуманитарно-социальные исследования. 2012. № 2. С. 102-105.
31. Березникова Ю.Р. Защита прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимым имуществом // Правовые вопросы недвижимости. 2009. № 1. С. 7-10.
32. Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка // Нотариус. 2005. № 2. С. 8-11.
33. Биткова Л.А. Административно-правовая защита несовершеннолетних: понятие и содержание // Вопросы ювенальной юстиции. 2012. № 1. С. 18-21.
34. Богданова Т.В., Рыбальченко А.А. Защита прав несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве // Законность. 2011. № 6. С. 16-20.
35. Борисова Н.Е. Теоретические предпосылки формирования правового статуса несовершеннолетнего // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2012. № 1. С. 101-107.
36. Брючко Т.А. Обеспечение интересов несовершеннолетних наследников при разделе наследства: исторический аспект // Наследственное право. 2010. № 1. С. 3-7.
37. Букшина С.В., Кирюшина И.В. К вопросу о правах несовершеннолетнего ребенка – члена семьи собственника жилого помещения // Семейное и жилищное право. 2010. № 4. С. 21-26.
38. Букшина С.В. Предварительное разрешение органа опеки и попечительства на распоряжение имуществом несовершеннолетнего // Известия Алтайского государственного университета. 2011. № 2-2. С. 82-85.
39. Бушкевич В.В. Правоохранительные органы в защите прав молодежи и несовершеннолетних в России // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2011. № 4. С. 144-146.
40. Горячева С.А. Конституционные основы правового статуса несовершеннолетних // Право и государство: теория и практика. 2012. № 5. С. 46-49.
41. Григолава С.Н. Становление и развитие наследственного права в России и зарубежных странах // Вестник Российской правовой академии. 2010. № 4. С. 29-34.
42. Гущин В.З. Некоторые аспекты гражданско-правовой ответственности // Современное право. 2008. № 11. С. 111-114.
43. Данилова В.А. Субъекты защиты и восстановления нарушенных прав и свобод несовершеннолетних: проблемы реализации в Российской Федерации Право и государство: теория и практика. 2011. № 1. С. 16–19.
44. Двуреченская О.Н. Механизмы защиты прав несовершеннолетних в субъектах РФ // Теория и практика общественного развития. 2011. № 8. С. 246-250.
45. Джабуа И.В., Калина Е.А., Лапшова Е.В. Опека и попечительство: вопросы организации // Вестник Московского университета МВД России. 2010. №10. С. 75-79.
46. Джумагазиева Г.С. Осуществление имущественных и личных неимущественных прав несовершеннолетних // Аспирантский вестник Поволжья. 2007. № 3-4. С. 58-63.
47. Егорова Е.В. Деятельность судов по защите прав несовершеннолетних: опыт российских регионов // Гражданин и право. 2011. № 7. С. 76-83.
48. Егорова Е.В. Общая характеристика и основные направления реализации правоохранительной деятельности по защите прав несовершеннолетних // Образование и право. 2011. № 5. С. 111-120.
49. Казакова Л.С. Защита конституционных прав несовершеннолетних в деятельности органов государственной власти // Семейное и жилищное
50. Коновалова И.А. Проблема защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в России // Общественные науки. 2011. № 6. С. 282-287.



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.