Содержимое

ВВЕДЕНИЕ

Для защиты прав детей в России используются различные правовые механизмы. Одним из механизмов урегулирования данной ситуации выступает наказание за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Применяется он в самом крайнем случае, когда нарушение прав несовершеннолетнего ребенка принимает вопиющий, угрожающий характер.
Установление уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию и содержанию детей основывается на конституционных положениях о том, что детство находится под защитой государства. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому ребенку право на заботу и воспитание. Забота о детях, их воспитании – это право и обязанность родителей.
Однако, в настоящее время в России не существует действенного, отлаженного механизма привлечения к уголовной ответственности за неисполнение обязанности по воспитанию и содержанию детей, что создает необходимость исследования указанного института уголовно-правовой ответственности. Без этого невозможно выявить существующие в данной сфере правовые проблемы и выработать пути их решения.
Для наступления уголовной ответственности за преступное неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего ст. 156 УК РФ необходимо наличие одного из обязательных признаков – жестокого обращения с несовершеннолетним. Тем не менее, термин «жестокое обращение с несовершеннолетним» законодательно не закреплен, что порождает ряд трудностей в правоприменительной практике, поскольку у каждого правоприменителя существует собственное мнение о содержании рассматриваемого понятия.
В связи с чем, институт уголовно-правовой ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего требует дальнейшего исследования с целью разработки соответствующих рекомендаций для законодателя и правоприменителя.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с применением уголовно-правовых норм за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.
Предметом исследования система уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, практика их применения в деятельности правоохранительных органов; вопросы совершенствования уголовного закона и правоприменительной практики в данной сфере.
Цель исследования состоит в комплексном анализе уголовно-правовых аспектов института уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в Российской Федерации.
Достижение поставленной цели возможно путем последовательного решения следующих взаимосвязанных задач:
1) изучить вопросы становления и развития уголовного законодательства России в сфере уголовно-правовой охраны семейных отношений;
2) охарактеризовать неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в системе преступлений против несовершеннолетних и семьи;
3) изучить объективные и субъективные признаки неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего;
4) выявить наличие несовершенства законодательства, относящегося к институту уголовно-правовой ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, и внести предложения по его совершенствованию с целью повышения эффективности.
Нормативную правовую основу исследования составляют Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, а также законодательные и подзаконные акты.
Теоретическое значение работы: были проанализированы работы таких исследователей, как: А.В. Анощенкова, А.Н. Красикова, А.Э. Побегайло, Е.Ю. Пудовочкина, И.Н. Туктарова, Ю.В. Ускова и др. Ученые внесли существенный вклад в разработку проблем осуществления уголовно-правовой охраны семейных отношений, провели исследования разных аспектов исследуемых проблем, а именно: общей уголовно-правовой и криминологической характеристике преступных деяний, направленных против семьи и несовершеннолетних; проявлению разных форм насилия в семье; технике конструирования составов преступных деяний, направленных против семьи и несовершеннолетних, и совершенствованию уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за преступные деяния, направленные против семьи и несовершеннолетних.
Методологическую основу исследования составляют современные положения теории познания социальных процессов и явлений, в частности, проблем необходимой обороны. Методика настоящего исследования включает в себя как общенаучные (анализ и синтез, моделирование, системный подход, логический и т. п.), так и частно-научные (специальные) методы. К последним относятся: формально-логический анализ понятий «воспитание», «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»; логико-правовой анализ соответствующих норм российского законодательства.
Практическая значимость работы заключается в том, что выводы, сформулированные в ходе исследования, могут затем использоваться в правоприменительной практике, а выявленные проблемы и предложения могут послужить совершенствованию действующего законодательства в области усовершенствования механизма уголовно-правовой ответственности за исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в РФ.
Настоящая работа структурно состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Правовая природа уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

1.1 Становление и развитие уголовного законодательства России в сфере уголовно-правовой охраны семейных отношений

1.2 Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в системе преступлений против семьи и несовершеннолетних

1.1 Становление и развитие уголовного законодательства России в сфере уголовно-правовой охраны семейных отношений

Исторический анализ законодательной деятельности Российского государства показывает, что права и законные интересы детей длительное время не были объектом уголовно-правовой охраны в России.
Первый систематизированный источник права на Руси, «Русская Правда», не имела каких-либо запретов на применение насилия со стороны родителей в отношении детей, т.е. в древнерусском праве интересы несовершеннолетних не рассматривались как самостоятельные объекты уголовно-правовой охраны .
Образование централизованного государства и развитие общественных отношений обусловили создание единой общерусской системы права. Соборное уложение 1649 г. почти не упоминает преступления против несовершеннолетних. Родители имели полную свободу в вопросах выбора методов и средств воспитательного воздействия на ребенка. Но Уложением предусматривалась ответственность за убийство детей и родителей, сестер и братьев, незаконнорожденных детей (ст. 1-3, 7, 14, 261 главы XXII). Значение же этого Уложения заключалось в том, что дела о преступлениях родителей против своих детей были переведены из церковной юрисдикции в сферу государственного судопроизводства.
Реформами Петра I было положено начало нового периода в развитии семейного права. В некоторой степени была уменьшена власть родителей над детьми. Родители не только имели право, но теперь уже были обязаны воспитывать своих детей. Впервые появились нормы, предусматривающие уголовную ответственность за насильственные действия в отношении детей, но реального улучшения в сфере защиты прав и свобод несовершеннолетних не произошло. Родители, как и раньше, могли подвергать детей телесным наказаниям и отдавать их в наем.
В 1838 году был опубликован и введен в действие Свод законов Российской империи. Книга первая Свода законов «О правах и обязанностях семейных» регулировала семейно-брачные отношения. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года продолжило в отечественном законодательстве направление на расширение списка норм, которые регламентируют ответственность за преступления против нормального развития детей, их совершенствование и систематизацию. Выражается это, в частности, в том, что в Уложении появился специальный раздел XI «О преступлениях против прав семейных», а в нем глава: «О злоупотреблении родительской власти и о преступлениях детей против родителей». Но и там по-прежнему не было нормы, обеспечивающей уголовно-правовую защиту несовершеннолетних от деяний, связанных с жестоким обращением.
Уголовным уложением 1903 года были объединены в одну главу преступления против несовершеннолетних и преступления против семьи – главу 19 «О преступных деяниях против прав семейственных». Этим вновь подчеркнули взаимосвязь интересов детей и семьи. Важное значение имели нормы Уложения, подчеркивающие обязательное наличие специальных «воспитательно-исправительных учреждений», а также запрет на совместное содержание детей со взрослыми осужденными. Однако здесь шла речь не о защите прав несовершеннолетних потерпевших, а о защите прав несовершеннолетних преступников .
Анализ дореволюционного уголовного законодательства показывает, что, хотя имеются недостатки в регулировании подобных общественных отношений, в России образовалась довольно целостная система норм, которые направлены на защиту интересов несовершеннолетних.
События октября 1917 года не только прервали процесс поступательного развития российского общества, но и направили его в принципиально новое русло, провозгласив в качестве идеалов социального устройства государственную собственность, равенство полов и сословий.
В советский период первым источником уголовного права стал Уголовный кодекс РСФСР от 01.06.1922 года, в статье 165а которого устанавливалась ответственность родителей за неуплату алиментов или за вообще оставление детей без надлежащей поддержки. Виновному назначалось наказание за неисполнение своих обязанностей по содержанию несовершеннолетнего в качестве принудительных работ или лишения свободы на срок до шести месяцев с денежным штрафом.
В 1960 году Верховным Советом РСФСР был утвержден новый УК РСФСР от 27.10.1960 (ред. от 30.07.1996), который являлся предшественником действующего УК РФ. УК РСФСР 1960 года не имел специальной главы о деяниях, которые посягают на интересы детей; нормы, затрагивающие эти права, содержались в следующих статьях:
− ст. 122 устанавливала ответственность за «злостное уклонение родителей от уплаты по решению суда или постановлению народного судьи средств на содержание несовершеннолетних детей или от содержания состоящих на их иждивении совершеннолетних, но нетрудоспособных детей»;
− ст. 124 защищала подопечного от злоупотребления опекунскими обязанностями, а именно, от использования опеки в корыстных целях или оставление подопечных без надзора и необходимой помощи .
В настоящее время правам несовершеннолетних в законодательных актах уделяется огромное значение. Верховенство среди источников в рассматриваемом вопросе имеют международные документы. Конвенция о правах ребенка от 20.11.1989 года занимает особое место в России среди документов, которые имеют международное значение и которые предназначены для защиты интересов несовершеннолетних.
Обратимся к национальному законодательству РФ, к основным положениям и принципам, которые провозглашены в целях защиты семьи и несовершеннолетних.
В статье 38 Конституции РФ утверждается, что семья, материнство и детство находятся под охраной государства. Забота о детях и их воспитание является равным правом и обязанностью родителей.
В соответствии со ст.1 СК РФ семья, детство, материнство и отцовство находятся в Российской Федерации под охраной государства.
В соответствии со ст. 65 СК РФ родительские права не должны реализовываться, не согласуясь с интересами детей. Предмет главной заботы родителей  обеспечение интересов детей. Осуществляя свои права, родители не должны наносить вред психическому и физическому здоровью ребенка, его нравственному развитию .
Однако встречаются семьи, где не только не соблюдаются права и интересы несовершеннолетних, нарушаются условия их воспитания и обучения, но и нарушаются даже условия содержания детей.
В связи с этим, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей в законодательстве предусмотрена ответственность − как административная, предусмотренная ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 №195-ФЗ (в ред. от 05.05.2018) (далее по тексту КоАП РФ), так и уголовная, предусмотренная ст. 156 УК РФ.
По мнению В.П. Филиппова, административная ответственность родителей или иных законных представителей несовершеннолетних за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию детей понимается как вид юридической ответственности, который состоит в применении уполномоченными органами или судьей, в соответствии с КоАП РФ, административного наказания за виновное деяние, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию и воспитанию детей родителями или другими законными представителями. Родители и заменяющие их лица несут ответственность не за противоправные действия несовершеннолетних, а за отсутствие надлежащего контроля над их поведением, таким образом, нет ответственности за чужую вину, а лишь за свою, родительскую .
Основным отличительным критерием наступления административной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних, в отличие от уголовной, является отсутствие признаков жестокого обращения с детьми.
Таким образом, подводя итоги исследования исторического обзора российского уголовного законодательства о преступлениях против несовершеннолетних, отметим, что оно постоянно развивалось и совершенствовалось. Уголовно-правовая охрана семьи встречается уже в XI– XII веках. Интересы и права ребенка стали объектом уголовно-правовой охраны значительно позже. Первоначально охранялось лишь право на жизнь. Постепенно беспредельное право родителей по отношению к детям ослабевало и, самое главное, стало ограничиваться рамками закона. Значительный прогресс в развитии Уголовного законодательства произошел с принятием Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Долгая работа ученых и практиков XIX – нач. XX вв. по совершенствованию уголовного законодательства, нашла свое отражение в систематизированной, целостной системе норм, охраняющих интересы несовершеннолетних. Однако в Советском уголовном законодательстве дореволюционный законодательный опыт по политическим мотивам был отброшен. Признание прав и интересов ребенка самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны означало бы официальное заявление государства о наличии посягательств на них, что в рамках советского режима было невозможно, так как свидетельствовало бы о неэффективности иных правовых и общественных мер обеспечения безопасности детей.

1.2 Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в системе преступлений против семьи и несовершеннолетних

Глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» включена законодателем в раздел 7 Особенной части УК РФ «Преступления против личности», поскольку входящие в нее преступления посягают на интересы семьи и несовершеннолетних.
Однако расположение главы на последнем месте в разделе, считает И.С. Осикова, не в полной мере позволяет отразить общественную опасность входящих в нее деяний. Как правило, в УК РФ главы (и разделы) расположены в зависимости от значимости того или иного объекта уголовно-правовой охраны. По мнению ученого, вредоносность преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина гораздо меньше, чем преступлений против семьи и несовершеннолетних, о чем свидетельствуют (в том числе) санкции соответствующих статей, а значит важность ценностей, охраняемых главой 20 УК РФ, выше .
Представим общую характеристику составов преступлений против семьи и несовершеннолетних. К ним относятся следующие составы преступлений: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (статья 150 УК РФ); вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (статья 151 УК РФ); розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции (статья 151.1 УК РФ); вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего (статья 151.2 УК РФ), подмена ребенка (статья 153 УК РФ); незаконное усыновление (удочерение) (статья 154 УК РФ); разглашение тайны усыновления (удочерения) (статья 155 УК РФ); неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (статья 156 УК РФ); неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (статья 157 УК РФ).
Родовой объект (указанных преступлений) – охраняемые права и свободы личности.
Видовой объект − охраняемые интересы семьи и несовершеннолетних.
Непосредственный объект (группа преступлений, посягающих на физическое и психическое развитие несовершеннолетних) − нормальное физическое и психическое развитие и воспитание несовершеннолетнего. Непосредственный объект (группа преступлений, посягающих на интересы семьи и устоявшиеся общепризнанные правила семейных отношений) − принятый в обществе порядок семейных отношений, интересы семьи, охраняемые государством.
Объективная сторона большей части названных видов преступлений проявляется в форме действия (ст.150-153), может и в форме бездействия (ст.156, 157 УК РФ).
Состав преступлений против несовершеннолетних и семьи является формальным, окончен с момента выполнения деяния, указанного в нормах статей.
Имеются составы, где в качестве обязательного признака объективной стороны указывается на способ совершения преступления (угроза, обещание, обман, ч.1 ст. 150 УК РФ; жестокое обращение с несовершеннолетними, ст. 156 УК РФ).
Умышленной формой вины характеризуется субъективная сторона преступлений. В качестве обязательного признака в некоторых случаях в статьях УК РФ указывается мотив совершения преступления (корыстные побуждения, ст. 154 УК РФ – «незаконное удочерение (усыновление)»).
Субъект преступления – как правило, физическое вменяемое лицо, возраст уголовной ответственности с 16 лет. В некоторых составах установлены признаки специального субъекта (ст. 150, 151.1, 156, 157 УК РФ); в других – как признаки общего, так и специального субъекта (ст. 154, 155 УК РФ).
В доктрине уголовного права отмечается, что по вопросу о сущности преступлений, сосредоточенных в гл. 20 УК РФ нет единства взглядов, как нет и единой классификации этих преступлений.
Так, Т.В. Абдульмянова, И.П. Асанова предлагают все составы преступлений, которые направлены против семьи (семейных отношений), распределить на две большие группы: внутрисемейные конфликты и вырастающие на их почве преступления, с особыми субъектами – членами семьи; направленные вовне, совершенные субъектами, которые не относятся к членам семьи потерпевшей стороны, например, подмена ребенка .
Отдельно могут рассматриваться составы преступлений против несовершеннолетних.
В основании рассмотренной классификации преступлений этой категории – внутри (в семье), вовне (против самой семьи) – находится мотив. Наиболее распространенные мотивы этого вида преступлений: хулиганские побуждения, месть, корысть, зависть, ревность и иные подобные мотивы. Мотивы внутрисемейных преступлений можно разделять от самых мелких до крупных (личная неприязнь, ссора, ревность, месть, обида).
Согласно традиционной классификации в зависимости от особенностей объекта, все преступные деяния, которые являются предметом главы 20 УК РФ, можно распределить на две группы: преступления, посягающие на нормальное физическое и психическое развитие несовершеннолетних, и преступления, посягающие на интересы семьи и устоявшиеся общепризнанные правила семейных отношений.

>

Доступа нет, контент закрыт

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1 Объективные признаки неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

2.1 Объективные признаки неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Основной объект преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ – общественные отношения, которые связаны с обеспечением нормального развития несовершеннолетнего и его воспитания.
При этом воспитание рассматривается как целенаправленный, систематический процесс формирования личности с целью подготовки ее к активному участию в общественной, производственной и культурной жизни. Обязанностью родителей и иных упомянутых лиц в статье является не только воспитание несовершеннолетних, но и охрана их прав и законных интересов, а также забота об их содержании.
Непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ  это общественные отношения, которые обеспечивают право несовершеннолетнего на заботу и воспитание, необходимые для его нормального развития и обеспечивающие психическую или телесную неприкосновенность несовершеннолетнего, честь, свободу и достоинство личности несовершеннолетнего .
Факультативный непосредственный объект такого преступления выступают отношения, которые обеспечивают телесную неприкосновенность, здоровье и жизнь, достоинство и свободу, половую свободу и половую неприкосновенность личности. Обязательный признак состава указанного преступления, тесно связанный с его объектом, является потерпевший, в качестве которого может быть признан только несовершеннолетний интересов, многостороннее развитие, уважение его человеческого достоинства.
Таким образом, в обязанности по воспитанию несовершеннолетних входят забота о психическом, физическом, нравственном и духовном развитии несовершеннолетних, обеспечение их интересов, что предполагает удовлетворение всех жизненно важных их интересов и потребностей, оказание им всемерной поддержки, все виды помощи: обеспечение питанием, одеждой, учебными принадлежностями и книгами, лечение в случае болезни, уважение их человеческого достоинства. Усыновители приравнены законом по своему правовому статусу к родителям и несут те же обязанности по воспитанию усыновленных детей, как и их родители. Такие же обязанности по воспитанию несовершеннолетних законом возложены и на опекунов и попечителей.
Возникают разногласия в единообразном толковании и понимании оценочных понятий ст.156 УК РФ «неисполнение обязанностей по воспитанию» и «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию». Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своем определении от 19.06.2012 № 38-КГ12-1 разъяснила данный вопрос. Так, неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего может заключаться в уклонении от выполнения обязанностей по обеспечению потребностей несовершеннолетнего в питании, проживании в благополучных санитарно-гигиенических условиях, в своевременном получении медицинской помощи и лечении ep при ep болезни, ep полноценном ep отдыхе ep и ep сне, ep средствах ep гигиены ep и ep т.д.
Ненадлежащее ep исполнение ep обязанностей ep определяется, ep как ep действие ep и ep бездействие, ep выражающиеся ep в ep некачественном ep выполнении ep или ep в ep выполнении ep не ep в ep полном ep объеме ep обязанностей ep по ep воспитанию, ep в ep применении ep запрещенных ep законом ep способов ep и ep методов ep воспитания, ep эксплуатации ep несовершеннолетнего, ep в ep злоупотреблении ep правами ep по ep воспитанию ep несовершеннолетнего. ep
В ep научной ep литературе ep приводятся ep разные ep точки ep зрения ep о ep данных ep понятиях. ep ep ep Правоведы, ep ep ep такие ep ep ep как ep ep ep В.Л. ep ep ep Андреев, ep ep ep И.Н. ep ep ep Туктарова, ep ep ep ep Ю.В ep Николаева ep предлагают ep вовсе ep исключить ep термин ep «ненадлежащее» ep воспитание ep и ep оставить ep только ep «неисполнение ep обязанностей ep по ep воспитанию ep несовершеннолетнего».
Однако ep само ep по ep себе ep неисполнение ep либо ep ненадлежащее ep исполнение ep обязанностей ep по ep воспитанию ep несовершеннолетнего ep уголовно ep не ep наказуемо ep – ep для ep наступления ep ответственности ep по ep ст. ep 156 ep УК ep РФ ep необходимо, ep чтобы ep данное ep деяние ep было ep сопряжено ep с ep жестоким ep обращением ep с ep несовершеннолетним.
Несмотря ep на ep активное ep использование ep в ep нормативно-правовом ep обороте ep Российской ep Федерации ep термина ep «жестокое ep обращение ep с ep несовершеннолетним», ep законодательное ep определение ep этого ep понятия ep до ep сих ep пор ep отсутствует .
В ep соответствии ep со ep ст. ep 19 ep Конвенции ep о ep правах ep ребенка ep от ep 20.11.1989 ep года ep государства-участники ep должны ep принять ep все ep необходимые ep меры ep для ep защиты ep несовершеннолетних ep «от ep всех ep форм ep физического ep или ep психического ep насилия, ep оскорбления ep или ep злоупотребления, ep отсутствия ep заботы ep или ep небрежного ep обращения, ep грубого ep обращения ep или ep эксплуатации, ep включая ep сексуальное ep злоупотребление, ep со ep стороны ep родителей, ep законных ep опекунов ep или ep любого ep другого ep лица, ep заботящегося ep о ep ребенке». ep Кроме ep того, ep все ep формы ep насилия ep и ep оскорбления, ep унижения ep несовершеннолетних ep должны ep конкретизироваться ep в ep национальном ep законодательстве ep каждой ep страны ep с ep учетом ep ее ep традиций ep и ep культуры.
Согласно ep п. ep 11 ep Постановления ep Пленума ep Верховного ep Суда ep РФ ep от ep 27.05.1998 ep № ep 10 ep «О ep применении ep судами ep законодательства ep при ep разрешении ep споров, ep связанных ep с ep воспитанием ep детей» ep (в ep ред. ep от ep 26.12.2017) ep под ep жестоким ep обращением ep с ep детьми ep понимается ep не ep только ep осуществление ep родителями ep психического ep или ep физического ep насилия ep над ep детьми ep либо ep покушение ep на ep их ep половую ep неприкосновенность, ep но ep и ep использование ep недопустимых ep способов ep воспитания ep (пренебрежительное, ep грубое, ep унижающее ep человеческое ep достоинство ep обращение ep с ep детьми, ep оскорбление ep или ep эксплуатация ep детей). ep
В ep новом ep постановлении ep Пленума ep Верховного ep Суда ep РФ ep от ep 14.11.2017 ep ep № ep 44 ep «О ep практике ep применения ep судами ep законодательства ep при ep разрешении ep споров, ep связанных ep с ep защитой ep прав ep и ep законных ep интересов ep ребенка ep при ep непосредственной ep угрозе ep его ep жизни ep или ep здоровью, ep а ep также ep при ep ограничении ep или ep лишении ep родительских ep прав» ep в ep подп. ep «г» ep п. ep 16 ep сказано, ep что ep жестокое ep обращение ep с ep детьми ep может ep быть ep выражено, ep в ep частности, ep в ep проявлении ep родителями ep психического ep или ep физического ep насилия ep над ep ними, ep в ep покушении ep на ep их ep половую ep неприкосновенность.
В ep юридической ep доктрине ep термин ep «жестокое ep обращение ep детьми» ep также ep активно ep обсуждается. ep Так, ep по ep мнению ep одних ep авторов, ep под ep жестоким ep обращением ep следует ep понимать ep крайне ep суровое, ep безжалостное, ep беспощадное, ep бессердечное, ep лишенное ep чувства ep жалости ep обхождение ep с ep лицом, ep не ep достигшим ep совершеннолетия. ep Обращение ep с ep чем-либо ep предполагает ep некоторую ep систему ep поступков, ep которые ep сами ep по ep себе ep могут ep быть ep выражены ep как ep в ep действии ep (использование ep несовершеннолетнего ep для ep выполнения ep хозяйственных ep работ ep по ep дому, ep принуждение ep его ep к ep труду, ep распитие ep с ep ним ep спиртных ep напитков, ep выдворение ep из ep дома ep и ep т.д.), ep так ep и ep в ep бездействии ep (непредоставление ep еды, ep одежды, ep возможности ep посещать ep школу ep и ep т.д.) .
П.А. ep Новокрещенов ep отмечает, ep что ep жестокое ep обращение ep с ep детьми ep заключается ep не ep только ep в ep физическом ep или ep психическом ep насилии, ep но ep и ep может ep быть ep выражено ep в ep недопустимых ep способах ep воспитания ep детей. ep К ep примеру, ep категорически ep запрещено ep лишать ep детей ep питания, ep лекарств, ep одежды, ep запрещено ep эксплуатировать ep детей ep или ep отказывать ep в ep медицинской ep помощи, ep применять ep действия, ep включающие ep виды ep сексуального ep насилия ep над ep несовершеннолетними. ep Также, ep жестоким ep обращением ep считаются ep действия, ep которые ep целенаправленно ep побуждают ep детей ep применять ep насилие ep к ep другим ep детям ep или ep к ep самим ep себе.
На ep взгляд ep Н.С. ep Александровой, ep под ep жестоким ep обращением ep с ep несовершеннолетним ep следует ep понимать ep любое ep умышленное ep действие ep в ep отношении ep несовершеннолетнего, ep нарушающее ep законные ep права ep и ep интересы ep последнего, ep выраженные ep в ep физическом ep либо ep в ep психическом ep насилии ep над ep несовершеннолетним, ep либо ep содержащие ep угрозу ep личностному ep развитию ep несовершеннолетнего.
Г.А. ep Белякова ep отмечает, ep что ep касательно ep данной ep статьи ep жестокость ep может ep проявляться ep не ep в ep качестве ep разового ep случая ep (хотя ep и ep такое ep полностью ep исключить ep нельзя), ep а ep в ep системе ep действий ep со ep стороны ep виновных, ep проявляемых ep на ep протяжении ep какого-то ep определенного ep периода . ep
Как ep видим, ep в ep теории ep уголовного ep права ep признак ep жестокости ep трактуется ep по-разному. ep Поэтому, ep в ep целях ep единообразного ep понимания ep термина ep «жестокое ep обращение ep с ep несовершеннолетним», ep представляется ep целесообразным ep в ep самом ep законе ep дать ep толкование ep примечанием ep этого ep оценочного ep понятия ep следующего ep содержания:
«Под ep жестоким ep обращением ep в ep настоящей ep статье ep понимается ep причинение ep физического, ep психического, ep морально-психологического ep вреда ep несовершеннолетнему, ep который ep выражается ep в ep причинении ep ему ep физической ep боли ep и ep нравственных ep страданий ep путем ep нанесения ep побоев, ep причинения ep телесных ep повреждений, ep лишения ep пищи, ep питья, ep одежды, ep медицинской ep помощи ep либо ep путем ep помещения ep или ep оставления ep несовершеннолетнего ep во ep вредных ep для ep здоровья ep санитарно-гигиенических ep условиях, ep а ep также ep в ep покушении ep на ep половую ep неприкосновенность ep несовершеннолетнего».
Если ep невыполнение ep лицами, ep ep указанными ep в ep диспозиции ep статьи ep 156 ep ep УК ep РФ, ep обязанностей ep ep по ep воспитанию ep несовершеннолетнего ep не ep сопряжено ep с ep жестоким ep обращением ep с ep ним, ep то ep уголовная ep ответственность ep ep исключается, ep поскольку ep данные ep действия ep образуют ep правонарушение, ep предусмотренное ep статьей ep 5.35 ep КоАП ep РФ.

Анализ практики применения ст.156 УК РФ показывает, что при квалификации данного преступного поведения можно столкнуться с рядом трудностей.
Во-первых, рассматриваемая норма является бланкетной, что при квалификации требует обращения к нормативно-правовым актам иных отраслей права.
Во-вторых, анализ практики привлечения к уголовной ответственности по ст. 156 УК РФ показывает, что зачастую возникают сложности при разграничении преступления и малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ).
Так, приговором Старооскольского городского суда Белгородской области П.Ю. осужден по ст. 156 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей. П.Ю. признан виновным в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетней дочери П.К., соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетней. Судебная коллегия Белгородского областного суда отменила приговор по следующим основаниям. Осужденный П.Ю. в судебном заседании признал, что 17 января 2007 г., дома наказал свою несовершеннолетнюю дочь П.К. ремнем. П.К. стала плохо учиться, пропускала занятия в школе, не ночевала дома, стала проводить время в плохой компании, курить и пить спиртное, поэтому он и побил ее ремнем в этот день. Ни ранее, ни после этого случая он больше П.К. не бил. По заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшей были выявлены кровоподтеки на теле, которые могли образоваться 17 января 2007 г. от 11-ти травматических воздействий тупых твердых предметов, и не расцениваются как вред здоровью, поэтому тяжесть их не определяется.
В материалах дела нет объективных доказательств, подтверждающих фабулу обвинения о том, что П.Ю., помимо избиения ремнем своей дочери 17 января 2007 г. избивал ее и ранее. Судебная коллегия пришла к выводу, что формально в действиях П.Ю. имеются признаки деяния, предусмотренного ст. 156 УК РФ, но в силу малозначительности, фактически причиненные побои не представляют общественной опасности. По этой причине уголовное дело в отношении обвиняемого подлежит прекращению .
Аналогичные решения принимались различными судебными инстанциями иных субъектов Российской Федерации. Так, Л. был осужден по ст. 156 УК РФ, так как в наказание за плохое поведение нанес несовершеннолетнему сыну несколько ударов ремнем и отрезком телевизионного кабеля, причинив потерпевшему физическую боль. Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 27.09.2011 по делу № 22-654734 уголовное дело было прекращено в связи с малозначительностью.
В-третьих, в правоприменительной практике при квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего вызывают сложности вопросы разграничения единичного преступления и множественности преступных деяний. В частности, неоднозначно оценивается судами наличие последствий в виде вреда, повлекшего кратковременное расстройство здоровья. Так, обобщая судебную практику, Кемеровский областной суд указывает, что последствия в виде вреда, повлекшего расстройство здоровья (в том числе кратковременное), составом ст. 156 УК РФ не охватываются. Данный состав является формальным, в силу чего действия лица, сопряженные с причинением телесных повреждений различной степени тяжести, подлежат квалификации по совокупности преступлений. В обзоре приводятся примеры ошибочного и немотивированного исключения судом квалификации по ст. 115 УК РФ. Так, приговором мирового судьи судебного участка № 2 Рудничного района г. Кемерово от 17.04.2003 В. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ. Квалификация действий В. по ст. 115 УК РФ признана судом излишней, судом из объема обвинения исключена.
Вместе с тем в судебной практике встречается диаметрально противоположная позиция, согласно которой действия лица, умышленно причинившего легкий вред здоровью несовершеннолетнему, должны квалифицироваться только по ст. 156 УК РФ, поскольку охватываются составом указанного преступления и дополнительной квалификации не требуют.
В-четвертых, в правоприменительной практике указывается, что свидетельствовать о жестоком обращении с несовершеннолетним могут следующие обстоятельства, если ребенок постоянно голоден, истощен, беспорядок, что создает серьезную опасность для его здоровья, либо у него возникло или обострилось заболевание. При этом должна быть установлена причинная связь между указанными фактами и виновным поведением специальных субъектов. Так, в приговоре Ленинского районного суда Республики Крым от 15.12.2015 по делу № 1-545/2015 было указано на помещение ребенка в больницу в связи с истощением и педикулезом, а также на задержку в развитии вследствие отсутствия нормального питания и антисанитарных условий проживания. Приговором Топкинского городского суда Кемеровской области от 29.12.2011 по делу № 11-16/2011 С. была осуждена по ст. 156 УК РФ. Суд установил, что она не обеспечивала ребенка пищей, чистой одеждой, предметами личной гигиены, наблюдением у врача- педиатра. В результате у малолетней А. развились анемия, рахит, ОРЗ, недостаток веса, в связи с чем, она дважды помещалась в больницу. Также С. применяла к дочери физическую силу .
Судебная практика подтверждает, что формой жесткого обращения является и психическое насилие. Так, А. с 1995 г. по 14 октября 2010 г. работала учителем математики в одной из школ г. Лысково. С сентября 2007 г. по 14 октября 2010 г. А. систематически унижала человеческое достоинство воспитанников, выражаясь в их адрес в грубой, пренебрежительной форме, говоря, что они «стадо баранов», «хуже ее собаки», что они «обезьяны», «свиньи», «куклы, которых покупают в магазине». Применяла недопустимые методы воздействия на детей, чем оказала колоссальное влияние на психику несовершеннолетних. В частности,
9 октября 2010 г., днем, находясь на рабочем месте, во время урока математики, поставила на лице в области лба ученице 8-го класса И. надпись маркером «Алгебра – 1(ед.)» и свою подпись.
В-пятых, не однозначна правоприменительная практика и по такому вопросу, как должно ли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетних, соединенное с жестоким обращением, носить систематический характер. Например, в справке о результатах обобщения судебной практики по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (ст. 150 и 157 УК РФ) за период 2013 – 2014 гг., данной Верховным судом Удмуртской Республики, указано, что для квалификации действий виновного по ст. 156 УК РФ неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего должно носить систематический характер, то есть должна быть определенная система, линия поведения субъекта по отношению к ребенку. Разовые акты насилия по отношению к несовершеннолетнему должны повлечь ответственность за то или иное преступление против здоровья. Далее в справке говорится, что для привлечения лица к уголовной ответственности по данной статье в обязательном порядке должны подтверждаться неоднократные факты неисполнения или ненадлежащего исполнения таких обязанностей. Каждый такой факт должен сопровождаться жестоким обращением с ребенком.
Между тем в правоприменительной практике имеется и противоположная точка зрения. Так, в обзорной справке по результатам обобщения практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (ст. 150–157 УК РФ) судами Архангельской области за период 2013-2014 гг. отмечено, что по рассмотренным делам неисполнение родителем обязанностей по воспитанию или ненадлежащее исполнение таких обязанностей, как правило, совершались на протяжении определенного периода времени и характеризовались определенной системой.

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Субъективные признаки неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Субъект преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, является специальным, под которым понимается вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, на которое возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего .
Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего совершается только с прямым умыслом, волевое содержание которого связано с желанием совершить именно противоправное деяние. Виновный не только осознает, что нарушает правовую обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, жестоко с ним обращается и желает не исполнять либо ненадлежащим образом исполнять эти обязанности и жестоко обращаться с несовершеннолетним, но также осознает то, что причиняет вред общественным отношениям, охраняющим право несовершеннолетнего на воспитание и заботу, необходимое для его нормального развития. Мотив, цель, эмоции для квалификации рассматриваемого преступления значения не имеют .
Поскольку Статья 156 УК РФ характеризуется специальным субъектом, то предусматривает ответственность ограниченного круга лиц: родителей, иных лиц, на которых возложены эти обязанности, педагога, работников образовательных, медицинских и социальных организаций, а также иных организаций, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним.
Статья 63 СК РФ предписывает обязанность родителей по воспитанию своих детей, помимо этого п. 6 ст. 148.1 СК РФ обязывает опекунов и попечителей воспитывать несовершеннолетних детей, а далее указанная обязанность по воспитанию уже нигде в нормах семейного права не фигурирует, что говорит о некотором пробеле в законодательстве и требует внесения ясности.
Некоторые авторы предлагают к «иным лицам, на которых возложены обязанности по воспитанию» относить бабушку, дедушку, отчима, мачеху, брата, сестру, тетю и дядю, а также лиц, находящихся в «фактических брачных отношениях» (сожителя и сожительницу), то есть фактических воспитателей.
Данная позиция, по мнению Ю.А. Западновой, не обладает соответствующей аргументацией, поскольку очевидно, что обязанности по воспитанию несовершеннолетних должны вытекать из требований законодательства. Так, анализ законодательства по отношению к вопросу воспитания детей позволяет сделать следующий вывод: в случае невозможности получения содержания от своих родителей несовершеннолетние вправе получить в судебном порядке алименты от своих трудоспособных совершеннолетних братьев и сестер, а также бабушки и дедушки при наличии финансовой возможности (ст. 93, 94 СК РФ). Вместе с тем данные нормы регулируют лишь вопросы содержания и получения алиментных обязательств. Под содержанием понимается «средства, которые даются кому-нибудь для обеспечения существования, иждивение (устаревшее)». Поэтому, исходя из смысла понятия, не следует приравнивать вопросы содержания к вопросам воспитания. Кроме того, право ребенка на его содержание закреплено за родителями и иными членами семьи ч. 1 ст. 60 СК РФ и предусматривает только денежный и имущественный эквивалент. Что касается отчима, мачехи, тети, дяди и лиц, находящихся в «фактических брачных отношениях», то закон не предусматривает каких-либо обязательств по воспитанию указанными лицами в отношении несовершеннолетнего .
В связи с актуальностью данной проблемы в научной литературе выдвигаются различные позиции относительно разрешения данного вопроса. Так, например, Е.В. Ворошилов достаточно целостно анализирует проблему привлечения к ответственности лиц, осуществляющих фактическое воспитание несовершеннолетних, и предлагает предусмотреть в качестве субъекта преступления «лицо, от которого несовершеннолетний находится в материальной или иной зависимости», тем самым существенно расширяя круг субъектов и увеличивая превентивный потенциал данной нормы .
Это предложение заслуживает внимания, но не позволит в полной мере обеспечить охрану прав и интересов несовершеннолетних от преступных посягательств, так как «лицо, от которого несовершеннолетний находится в материальной или иной зависимости» будет нести уголовную ответственность за обязанности по воспитанию ребенка, которые на него не возложены законом.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы:
1) Исторический анализ законодательной деятельности Российского государства показывает, что права и законные интересы детей длительное время не были объектом уголовно-правовой охраны в России. Значительный прогресс в развитии Уголовного законодательства произошел с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Долгая работа ученых и практиков XIX – нач. XX вв. по совершенствованию уголовного законодательства, нашла свое отражение в систематизированной, целостной системе норм, охраняющих интересы несовершеннолетних. Однако в Советском уголовном законодательстве дореволюционный законодательный опыт по политическим мотивам был отброшен.
В настоящее время система норм, предусматривающих уголовную ответственность, за посягательства на интересы семьи и несовершеннолетних сгруппированы в главе 20 УК РФ «Преступления против семьи и несовершеннолетних».
Ответственность по неисполнению обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего представлена в ст.156 в гл. 20 раздела VII УК РФ. Поэтому очевидно, что родовым объектом рассматриваемого преступления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность и социализацию личности. Видовым объектом следует считать семейные устои, а также интересы несовершеннолетних. Основным непосредственным объектом деяния, оговоренного ст. 156 УК РФ, признаются общественные отношения, связанные с обеспечением полного и всестороннего развития несовершеннолетнего.
2) Дискуссионным моментом в составе неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) является объективная сторона, поскольку в настоящее время нет четкого определения понятию «неисполнение» и «ненадлежащие исполнение» родительских обязанностей.
Данные понятия используется в других законах и нормативно-правовых актах, судебной практике, однако четкого одного определения нет, что создает определенные сложности с толкованием той или иной ситуации. Для исправление ситуации предлагается дополнить ст. 156 УК РФ примечанием следующего содержания: «Под неисполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего следует понимать умышленное виновное противоправное длящееся бездействие лица, представляющее определенную систему, линию поведения субъекта, обязанного осуществлять в соответствии с законом или иным нормативным актом либо договором, обязанности по воспитанию либо надзору за несовершеннолетним, проявляющиеся в заботе о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии ребенка, а также о его здоровье».
3) Несмотря на активное использование в нормативно-правовом обороте РФ термина «жестокое обращение с несовершеннолетним», законодательное определение этого понятия до сих пор отсутствует. В теории уголовного права признак жестокости трактуется по-разному, что создает трудности в правоприменительной практике.
В связи с чем, в целях единообразного понимания термина «жестокое обращение с несовершеннолетним», представляется целесообразным в самом законе дать толкование этого оценочного понятия. Для этого предлагаем дополнить ст. 156 УК РФ примечанием следующего содержания: «Под жестоким обращением в настоящей статье понимается причинение физического, психического, морально-психологического вреда несовершеннолетнему, который выражается в причинении ему физической боли и нравственных страданий путем нанесения побоев, причинения телесных повреждений, лишения пищи, питья, одежды, медицинской помощи либо путем помещения или оставления несовершеннолетнего во вредных для здоровья санитарно-гигиенических условиях, а также в покушении на половую неприкосновенность несовершеннолетнего».
4) Проанализировав состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК РФ, следует отметить несовершенство в определении субъекта преступления. В частности, в статье упоминаются «иные лица, на которых возложены обязанности по воспитанию». Однако в законодательстве такие лица не обозначены, что вызывает определенные трудности. В рамках решения данной проблемы необходимо предусмотреть в диспозиции ст. 156 УК РФ в качестве субъекта «иное лицо, совместно проживающее с несовершеннолетним и фактически осуществляющее надзор за ним».
Также считаем необходимым, во – первых, в нормах СК РФ определить понятие «надзор за несовершеннолетним», под которым следует понимать действия бабушки, дедушки и иных лиц, осуществляющих на основе договора или факта совместного проживания с несовершеннолетним, действия по присмотру, наблюдению или контролю за соблюдением несовершеннолетним правил безопасности и поведения, а также распорядка дня;
Во-вторых, ст. 63 и ст. 148.1 СК РФ предусмотреть право законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей) несовершеннолетнего на передачу ребенка под временный или постоянный надзор близким родственникам, иным родственникам, отчиму и мачехе, а также лицам, находящимся в «фактических брачных отношениях» при определенных обстоятельствах.
Таким образом, данные предложения по изменению законодательства позволят значительно улучшить положение дел по обеспечению защиты прав и законных интересов несовершеннолетних от жестокого обращения и злоупотребления обязанностями по их воспитанию.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993; с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6– ФКЗ, от 30.12.2008 № 7– ФКЗ, от 05.02.2014 № 2– ФКЗ, от 21.07.2014 № 11– ФКЗ // Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс»; официальный интернет– портал –http://www.pravo.gov.ru
2. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51- ФЗ (ред. от 28.10.2018) // Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс»; официальный интернет– портал – http://www.pravo.gov.ru
3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223- ФЗ (ред. от 01.05.2018) // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16; официальный интернет– портал – http://www.pravo.gov.ru.
4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63- ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ. – 1996.– №25. – Ст.2954; официальный интернет– портал – http://www.pravo.gov.ru.
5. Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174- ФЗ (ред. 17.04.2018) // СЗ РФ.– 2001.– №78.– Ст.2218; официальный интернет– портал – http://www.pravo.gov.ru.
6. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: Федеральный закон от 24.06.1999 №120-ФЗ (ред. 28.12.2017) // СЗ РФ.- 1999.- N 26.- Ст. 3177.
7. О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 N 44 // Рос. газ. -2017.- N 23.- 20 ноября.
8. О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 // Бюллетень Верховного Суда РФ . -1998.- N7.
9. Авдеева Л. А. Уголовно-правовая охрана семейных отношений: монография / Л. А. Авдеева. – М.: Новый мир, 2015. – 136 с.
10. Авдеев В. А. Государственно-правовой механизм охраны семьи и прав ребенка в РФ / В. А. Авдеев // Российский следователь.- 2015.- N 9.- С. 22 – 27.
11. Александрова Н. С. Уголовно-правовая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего / Н. С. Александрова // Вестник Димитровградского инженерно-технологического института. – 2017. – № 2. – С. 124-127.
12. Белов В. Ф. Особенности уголовно-правовой охраны несовершеннолетних от жестокого обращения / В. Ф. Белов // Следователь. – 2015. – № 10.- С. 2-4.
13. Белякова Г. А. Проблема квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего : сборник научных трудов / Г. А. Белякова.- Иркутск: Юррайт, 2015. – 158 с.
14. Ворошилов Е. В. Субъективная сторона преступления / Е.В. Ворошилов, Г.А. Кригер. – М.: Новый мир, 2014. – 218 с.
15. Западнова Ю. А. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: проблемы установления признаков специального субъекта преступления / Ю. А. Западнова // Вестник Московского университета МВД России. – 2017.- № 1.- С. 69-74.
16. Здравомыслова Б. В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебное пособие / Б.В. Здравомыслова.- М.: Юрист, 2014.- 432 с.
17. Злобин Г. А. Умысел и его формы: монография / Г. А. Злобин, B. C. Ники¬форов.- М.: Юристика, 2012. – 403 с.
18. Лебедев В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ В. М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2015. – 459 с.
19. Науменко О. А. Проблемы квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенного с жестоким обращением с несовершеннолетним / О. А. Науменко // Вестник Краснодарского университета МВД России. – 2017. – № 1. – С. 30-33.
20. Осикова И. С. Проблемы законодательной регламентации преступлений против семьи и несовершеннолетних и пути их разрешения / И. С. Осикова // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. – 2015. – № 3-4.- С. 880-885.
21. Плаксина Т. А. Наказание за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ): законодательное решение и правоприменительная практика / Т. А. Плаксина // Алтайский юридический вестник. -2014. -№ 8. – С. 81-85.
22. Плахотнюк Ю. И. История исследования проблемы преступления против семьи и несовершеннолетних / Ю. И. Плахотнюк // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук.- 2011.- № 8. – С. 126-128.
23. Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву: монография / Ю. Е. Пудовочкин.- СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – 293 с.
24. Середнев В. А. Квалификация преступлений против личности: учебно- методическое пособие для студентов / В. А. Середнев.- Арзамас, 2017.- 151 с.
25. Филиппова В. П. Административная ответственность родителей или иных законных представителей за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей / В. П. Филиппова // Вестник Российского университета кооперации. – 2017.- № 1. – С. 143-145.
26. Харламов В. С. Совершенствование уголовно-правовой охраны внутрисемейных отношений / В. С. Харламов // Современное право. – 2015. – № 7. – С. 117-120.
27. Шаганова О. М. Анализ практики назначения наказания за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего / О. М. Шаганова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – 2016.- № 14. – С. 86-87.
28. Росправосудие – База судебных дел: Сайт – Режим доступа: https://rospravosudie.com/jurisdiction-fed/section-acts/.–Загл. с экрана.



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.