Содержимое

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. История та¬моженного дела вообще и российского в частности насчитывает тысячелетия. В Древней Руси таможенное дело охватывало довольно широкий круг вопро¬сов экономического и юридического характера, так или иначе затрагиваю-щих торговлю с иностранными государствами. Уже в то время тарифные барьеры использовались для ограничения поставок определенного вида това¬ров на внутренний рынок. Однако таможенная деятельность не была целена¬правленной, осуществлялась эпизодически, имела частноправовой характер. Данное обстоятельство во многом обусловливалось тем, что внешняя торгов¬ля в Древней Руси сводилась к вывозу дани, находилась в исключительном ведении киевского князя и немногочисленной группы состоятельных горо¬жан.
В первое время таможенные органы имели элементарную структуру. Централизованное управление таможенной деятельностью стало складывать¬ся только к концу XVII – началу XVIII вв.
Изучение организационно-правовых основ деятельности таможенных органов имеет большое историко-правовое значение, позволяет восполнить существующие в науке пробелы и на этой основе расширить познания о функционировании одного из институтов государства.
На сегодняшний день исторические аспекты становления и развития различных этапов таможенного дела и таможенного законодательства получили отражение в научных трудах таких авторов, как Д.И. Менделеев, Е. Осокин, К. Лодыженский, Н.Н. Шапошников, А.И. Потяев, Л.Н. Марков, Ю.Г. Кисловский.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, характеризующие организационно-правовые ос¬новы деятельности таможенных органов России в XI – начале XVIII вв.
Предметом исследования выступают:
– правовые памятники, регламентировавшие внешнюю торговлю Рос¬сии с XI до начала XVIII вв.;
– исторические документы об организации таможенных органов до
XVIII вв.;
– таможенная политика России в указанный период времени;
– таможенное законодательство XI – начала XVIII вв.
– научные публикации, в которых затрагиваются вопросы организаци¬онно-правовых основ деятельности таможенных органов.
Цель и задачи исследования. Целью дипломной работы являет¬ся выявление особенностей российской таможенной системы XI – начала
XVIII вв., определение тенденций развития таможенного законодательства, в частности таможенных уставов, и получение на этой основе целостного представления о генезисе и эволюции организационно-правовых основ дея¬тельности таможенных органов России в указанный период.
Указанная цель обусловила постановку и решение следующих задач:
– исследовать вопросы зарождения таможенного дела, таможенной по¬литики и таможенного законодательства;
– проанализировать организацию таможенного дела в Московском го¬сударстве;
– дать характеристику таможенных реформ XVII – начала XVIII вв. и их влия¬ния на развитие таможенного дела и таможенного законодательства;
– выявить структуру таможенных органов в исследуемый период;
Методология и методика исследования. Методологической основой работы является диалектический метод познания, предполагающий рассмот¬рение социальных явлений в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Так¬же использовались общие и частные методы анализа: логический, сравни¬тельно-исторический, формально-догматический, грамматический и др.
Теоретической основой являются работы по общей исто¬рии, теории государства и права, истории государства и права, истории внешней торговле, истории дипломатии и др.

ГЛАВА 1. ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО В ДРЕВНЕЙ РУСИ И МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ

1.1. Зарождение таможенного дела, таможенной политики и таможенного законодательства

1.2. Таможенное дело в Московском государстве

1.1. Зарождение таможенного дела, таможенной политики и таможенного законодательства

Историки утверждают, что таможенное дело зародилось в глубокой древности, «когда в результате развития экономики начался процесс разде¬ления труда, вызвавший повышение его производительности. Рост произво¬дительности труда привел к появлению излишков товаров. На этой основе осуществлялся обмен, а затем и купля-продажа. Появилось особое сословие людей – купцы, занимавшиеся куплей-продажей товаров» .
В литературе выделяется несколько периодов в развитии таможенного дела и таможенной политики .
Первый период (VI -VII вв.) характеризуется зарождением торгово- пошлинных отношений; второй (VIII – начало IX вв.) – эволюцией торговых обрядностей в период становления Древнерусского государства; внешняя торговля развивается «на основе сбора полюдья и развития товарного произ¬водства в натуральном хозяйстве» . В это время осуществляется дифферен¬циация видов пошлин, определение обязанностей мытников (таможенников), появляются данщики, осменники, мытники, пошлинники.
Третий период (вторая половина IX в.) IX вв. характеризует таможен¬ное дело (организацию торгово-пошлинных обрядностей) и таможенную по¬литику Киевской Руси. Именно в это время пошлины проявляют себя как обязательный элемент внешней торговли, оказывают заметное влияние на взаимоотношения с другими государствами, находят отражение в норматив¬ных актах (например, договорах с Византией).
Четвертый период (конец XII – середина XIII вв.) знаменуется тем, что сложившаяся система пошлин, в первую очередь мытных сборов, фактически распалась; во многом это было обусловлено распадом древнерусского госу¬дарства, появлением удельных княжеств, захватом части русских земель ли¬товцами и, наконец, нашествием монголо-татар .
Пятый период (вторая половина XIII – начало XIV вв.) – это период, с одной стороны, татаро-монгольского ига; с другой – укрепления власти фео¬далов. Была ведена тамга, усилился сбор дани, росли пошлины, все сборы осуществлялись в пользу татарских князей.
В то же время к концу XIV в. начали складываться новые таможенные отношения, вызванные к жизни оживлением хозяйства княжеств, развитием ремесленничества и т.д.
Шестой период (XV – XVII вв.) – время образования Московского цен¬трализованного государства, зарождения общероссийского рынка, что объек¬тивно обусловило реформирование таможенного дела и в первую очередь таможенного законодательства (только в последней четверти XVII вв. издано более 80 нормативных актов, регулирующих различные аспекты таможенной деятельности в Московском государстве).
Это было вызвано и тем, что система пошлин в Московском государст¬ве к началу XVII в. представляла собой «механический конгломерат долго¬летних исторических напластований» .
В указанный период стал вырисовываться образ централизованной системы таможенных органов, обеспечивающих централизованную сдачу таможенных сборов в царскую казну.
Седьмой период (XVIII в.) характеризуется завершением таможенной реформы, основным результатом которой стало создание централизованного управления таможнями.
Восьмой период (XIX в.) неоднороден. Во-первых, он связан вначале с переходом к таможенной политике протекционизма, а затем заменой послед¬него фритредерским таможенным тарифом и тем самым оказанием влияния на оздоровление финансовой системы государства; во-вторых – широким ис¬пользованием таможенного механизма регулирования внешней торговли в интересах индустриализации России .
Девятый период (конец XIX – начало XX вв.). Из-за протекционист-ских тарифов таможенное дело оказалось на острие экономических противо¬речий, тариф 1891 г., по сути, вызвал «таможенную войну» с Германией .
Надо сказать, что таможенные сборы (за перевоз товаров, проезд через определенную территорию, за место торговли и т.д.) – явление объективного свойства. Однако их правовая природа в литературе определяется по-раз¬ному. Так, по мнению А.Ю. Соломенна, они являлись таможенными пошли¬нами. «Например, в договоре Олега с византийцами встречается слово «мыт», из чего видно, что древним русским был уже тогда известен сбор. Появляется таможенная терминология: мыт – проезжая пошлина, пошлина за аренду торговых площадей, за покровительство торговым людям и т.д.; мытнина (мытница) – место взимания мыта, мытник (мытчик) – сборщик пошлин. Кроме того, существовали еще весче, торговое. Существование остальных пошлин в домонгольский период остается спорным» .
Вряд ли безоговорочно можно признать указанные сборы таможен-ными пошлинами в их прямом смысле. Скорее, это были налоги, взимаемые в пользу какого-либо города или государства; другими словами, речь может идти о фискальных сборах как таковых. Если и можно отнести к таможенным пошлинам какие-то сборы того времени, то, пожалуй, только плату за гаран¬тии сохранности перевозимого груза по территории государства и за услуги, оказываемые при перемещении и складировании товара. «Здесь просматри¬вается связь таможенного дела с финансами» .
Одновременно с указанными пошлинами взимались сборы с продажи товаров. Как полагал Д. Толстой, их введение принадлежало духовенству, которое заведовало весами и мерами, получало пошлины с продававшихся товаров .
Таможенные сборы стали называться тарифами по названию г. Тариф (нынешняя Андалуссия, провинция Кадис на юге Испании), где в III в. до н.э. была впервые составлена таблица, в которую вносились название товара, его мера измерения и указывалась величина сбора за его провоз через Гиб¬ралтарский пролив. Именно появление тарифа породило таможенную по¬шлину.
Таможенный тариф использовался государством в качестве одного из важнейших инструментов в защите национальной экономики и пополнения казны.
C.B. Циммерман пишет, что эволюция развития налоговой системы привела к изобретению налога на предметы. «В самой глубокой древности личная подать сопровождалась уже таможенной пошлиной, т.е. пошлиной на привоз, потребление и вывоз товаров» .
Начало становления российской таможни и таможенного дела на Руси получает свое юридическое закрепление с момента издания свода законов «Русская Правда» .
В Древней Руси таможенное дело не было институциализированным, целенаправленным, постоянным, оно осуществлялось эпизодически, от слу¬чая к случаю. К. Лодыженский отмечает, что его отличал частноправовой характер . Данное обстоятельство во многом обусловливалось тем, что внешняя торговля в Древней Руси сводилась к вывозу дани, находилась в ис¬ключительном ведении киевского князя и немногочисленной группы состоя¬тельных горожан . С распространением христианства на Руси мы получаем свидетельство того, что в X в. духовенство также принимало участие как в становлении таможенного дела, так и в реализации такого зарождавшегося тогда элемента административно-правового режима обеспечения таможенного дела, как таможенный контроль: «Духовенство, которому по свидетельству приписываемого Владимиру Святому Церковного Устава был поручен надзор за торговыми весами и мерами, кажется, ввело обыкновение на Руси собирать таможенные пошлины» .
Историки выделяют два маршрута купеческих караванов, первоначаль¬но имевших военный, захватнический оттенок: первый – по Днепру к Черно¬му морю и затем в Византию; второй – по Волге к Каспийскому морю и за¬тем в Багдад .
В связи с этим И.М. Кулишер подчеркивал: «Хотя… арабские источни¬ки и упоминают о торговле русов с булгарами, буртасами, хазарами, но все же первостепенное значение эти писатели придают приобретению русами имущества мечом» .
Торговые отношения с Византией также сформировались под влиянием военно-политических обстоятельств. Договоры 907, 911, 945, 971 гг. отражали уже сложившуюся систему регулирования торговли, хотя при этом греки еще и стремились «обезопасить себя от нападений Руси, заменив насилия их мирным обменом» .
Во времена удельных княжеств взимались различные пошлины. В литературе выделяются четыре их вида: торговые, проезжие , за обслуживание и штрафные .
К первым из них относились:
1) явка – пошлина за предъявленный в таможне товар, взимавшаяся как при провозе товаров на место торга, так и с их продажи. По прибытии в го¬род торговый человек должен был явиться в таможню. В специальную книгу вносилось его имя, название и происхождение ввезенного товара, размер взысканной пошлины – явки, или явленного; пройти через таможню обязаны были все приезжие торговцы, однако явка взималась только с тех, кто имел при себе товар;
2) замыт – сбор, акциз; взыскивался с цены товара;
3) осьмничее (осьмичее, восмничее, восменичее) – фискальная пошли¬на, равная 1/8 стоимости товара; оно могло взиматься и как «померное» с «предметов меримых». От последнего осьмничее отличалось тем, что взи¬малось «с рубля», тогда как померное – «с меры». «Поэтому и встречается в
актах указание, что с одного и того же предмета берутся восмничее и помер» ;
4) гостиное – пошлина с привозных товаров, ее размер зависел от «оценки товаров, помещаемых в гостином дворе, на рубль, или по штукам товара» ;
порядное – пошлина с продажи и покупки некоторых товаров, на¬пример меди, икры, рыбы, соли; как правило, взималась с цены товара, ино¬гда – с меры.
5) искунное – пошлина с продажи товаров;
6) пятно – сбор за клеймение лошадей при купле-продаже; взималась с наложения таможенным чиновником пятна на купленную или обмененную лошадь как с покупателя, так и с продавца;
7) узольцовое (узловое, поузолыцина) – сбор за обвязку товара с при¬ложением таможенных печатей или за наложение таможенных знаков;
8) годовщина – пошлина, взимавшаяся при продаже людей в рабство; взыскивалась с покупателя;
9) весчее – пошлина, которая взималась с «весчих товаров»; ее размер колебался от 1/6 деньги до 10 денег с рубля;
10) померное – «пошлина с продажи товаров меримых. Такими мери¬мыми товарами считались: пшеница, рожь, овес, солод, ячмень, конопля, греча, горох… и с известной меры, а не с рубля» . Эту пошлину взыскивали только с продавца, «с купца никогда помера не брали» .
Проезжими пошлинами являлись:
1) мыто сухое, мыто водяное – основные пошлины за провоз товара; взимались, как правило, с судна, воза или саней, в которых перевозился то¬вар, реже – с цены товара. С разрешения властей мыты взыскивались и част¬ными лицами;
2) посаженное – разновидность мыта; взималось с воза или судна, гру¬женых товаром, в зависимости от их размеров в саженях;
3) подужное – сбор с количества телег в купеческом обозе;
4) полозовое – сбор с количества саней в обозе;
5) побережное – сбор с судна, причалившего к берегу; уплачивался деньгами или товарами, находившимися на судне в зависимости от количест¬ва судов и их размеров;
6) головщина – подать с души, головы; плата за человека на возу, ладье или ином транспортном средстве; поголовный сбор с лиц, сопровождавших товар;
7) костки – налог с людей, сопровождавших товар;
8) задние калачи – разновидность головщины; взимались при возвра¬щении купца со своими людьми после распродажи товара;
9) мостовщина и перевоз – налог за проезд (проход) по мосту или поль¬зование перевозом; взимался мостовщиками и перевозчиками;
10) проезжее – плата за пользование устроенными дорогами;
11) явка – пошлина с представления таможеннику или другому долж¬ностному лицу товара при его провозе на место торга; взималась также с лю¬дей (поголовно) при доставке товаров к месту торга;
12) перевоз – пошлина с людей, товаров, скота, перевозимых с одного берега реки на другой; от ее уплаты освобождались служивые люди, их запа¬сы и государевы гонцы.
За обслуживание взимались пошлины:
1) амбарное (анбарное) – за наем амбара;
2) гостиное – за остановку в гостином дворе (сверх платы за помеще¬ние). Его размер зависел от числа купцов «долженствовавших располагать свои товары в гостином дворе: чем торговцев было больше, тем амбары были
дороже, и наоборот» ; взимался «гостиными дворниками», находившимся в подчинении местного начальства, только с иногородних и иностранцев, обя¬занных останавливаться на гостиных дворах и там же торговать;
3) полавочное – за право торговли или за наем лавок;
4) свальное – за разгрузку подводы при взвешивании товара на заставке или за «складку товара»;
5) подъемная (дрягильная) и рукознобная пошлины – за поднятие това¬ра и установку его на весах; взимались на рынках весовщиками (пудовщика- ми) как с продавцов, так и покупателей;
6) померное – за измерение сыпучих товаров бочками или их долями;
7) весовое (весчее) – за взвешивание товара на торговых весах откуп¬щика;
8) контарное – с массы товара;
9) припуск – «с наведения весов в равновесие при взвешивании това-
Штрафами считались:
1) промыта – а) уклонение от уплаты мыта ; б) пеня за неплатеж промыта ;
2) промыт – пеня за объезд мыта и неплатеж мытной пошлины ; как правило, взимался с воза или судна;
3) заповедь – а) пеня за неуплату пошлины при продаже (покупке) лошадих; б) штраф с купцов, складировавших свои товары в домах частных лиц, взимался как с хозяина товара, так и хозяина дома; в) штраф за продажу «померного товара» (например, зерна) без меры; г) штраф за попытку избе¬жать весчей пошлины, взимавшийся как с купца, так и с продавца; д) пеня за «неявку товара на таможню» (то же, что и протаможье).
«Величина заповеди была обыкновенно в два рубля: один рубль шел государю, а другой – лицам, заведывавшим таможенным сбором» ;
4) протаможье – пеня за тайный провоз товара без уплаты пошлины, за непредъявление («неявку») его в таможне; размер штрафа, как указывает Д. Толстой, зависел от стоимости указанного товара: при его цене два рубля и более взыскивался штраф в два рубля, «с товара на рубль и менее – запо¬ведь в тридцать алтын без гривны» ;
5) протамга – пеня за «неявку» товара в таможне: «А кто не явя тамож- ником сложит товар свои с воза и из судна, и он то протамжил, … ино с него протамги два рубля» .
Таким образом, всего предусматривалось около 40 различного рода и наименований пошлин. Основными из них были тамга, явка, осмничее и др. Однако надо заметить, что все они имели фискальный характер, основыва¬лись на праве «князя требовать известных платежей от подданных» .
Система таможенных сборов была достаточно сложной и запутанной; она объединяла разные по правовой природе пошлины, сборы, штрафы и т.д., отражавшие как публичные (государственные), так и частные интересы. Применялись они самостоятельно, независимо друг от друга; каждый товар, предназначавшийся для продажи, оплачивался несколькими сборами. «Но несмотря на многосложность и происходившую часто отсюда запутанность система эта не лишена была правомерности, в том отношении, что пошлины взимались именно с известного предмета, что они соразмерялись с количест¬вом и качеством его и с другими принадлежностями, увеличивающими или уменьшающими пошлины… Запутанность же этой системы состояла в ее из¬лишней дробимости, во взимании с одного и того же предмета разного рода таможенных пошлин, и преимущественно в произвольности, которую она часто допускала» .
История развития таможенного дела, таможенной политики и тамо-женного законодательства неразрывно связана с Великим Новгородом . Его торговые отношения с Европой (вначале был г. Визби на о. Готланд, затем Любек, позже – Дерпт, Ревель и Рига), при которых стали применяться тамо¬женные сборы (пошлины), датируются XII в.
Деятельность иностранных купцов регулировалась договорами, под¬робно регламентировавшими порядок торговли, размер пошлины и взыска¬ний, права и обязанности, ответственность торговцев, порядок предъявления и рассмотрения исков. А.Е. Рыбина замечает, что многие правила не соблю¬дались, поэтому они повторялись практически во всех договорах, начиная с договора 1191-1192 гг.
Таким образом, можно констатировать, что таможенное дело охваты¬вало широкий круг вопросов экономического и юридического характера, так или иначе затрагивающих торговлю с иностранными государствами. Уже в то время тарифные барьеры использовались для ограничения поставок опре¬деленного вида товаров на внутренний рынок.
Таможенная политика, являясь частью внутренней и внешней политики государства, формировалась под влиянием таможенного дела, его места и ро¬ли в решении задач регулирования внешней торговли, охватывала стратегию внутренних и международных мероприятий, связанных с торговыми отноше¬ниями, на основе таможенно-тарифных правил .
Понятие, признаки и содержание таможенной политики, как и момент ее появления, относятся к числу дискуссионных проблем. Так, H.H. Шапош¬ников полагал, что о ней стало возможным говорить только в связи с приня¬тием Новоторгового устава 1667 г.
Не соглашаясь с эти утверждением, Ю.Г. Кисловский отмечает: «… на¬чало таможенной политике, во всяком случае ее элемента, было положено в Древнерусском государстве уже VI – IX вв.» .
И.М. Кулишер не давал определения таможенной политики, он лишь подчеркивал, что на девять десятых она состоит из политики импортных по¬шлин, политики поощрения собственной промышленности; отличается торгово-охранительным характером и подчас обусловлена не только экономиче¬скими, но и политическими интересами государства .
Достаточно ограниченную характеристику таможенной политики давал Н.Г. Петров. Он писал: «Когда говорят о торговой политике, то в первую очередь разумеют под нею таможенную политику. Так называется система мероприятий, проводимых государством по отношению к иностранным или своим товарам, когда они пересекают границу» .
Самым древним дошедшим до нас таможенным законом, как считают историки, является так называемый Пальмирский таможенный тариф, его полное название «Закон о пошлинах, взыскиваемых на рынке Адрианы-Паль¬миры и у источников вод Элия Цезаря». В Пальмире (ныне территория Си¬рии) в 137 г. н. э. на центральной площади был установлен камень, на кото¬ром высечено постановление Совета города на греческом и арамейском язы¬ках. Нашел и первым оценил его научное значение российский археолог- любитель С.С. Абамелек-Лазарев в 1882 г. В 1901 г. он был доставлен в Пе¬тербург47.
Специалисты считают, что таможенное законодательство в Древней Руси складывалось под влиянием международного права, которое регламен¬тировало экспорт и импорт товаров, сбор таможенных пошлин. В первую очередь оно было направлено на пополнение государственной казны и толь¬ко во вторую – регулирование внешних торговых отношений .
Ю.Г. Кисловский высказывает предположение, что мыт на Руси был известен задолго до договоров с Византией. «Восточные славяне еще в V- V1вв. поддерживали торговые связи с Северным Причерноморьем, которое торговало с Римом и Грецией, с Прибалтикой и Приазовьем, и не могли не знать о таможенных обрядностях» .
Аналогичное мнение еще в середине XIX в. высказывал Е. Осокин, считавший, что возникновение мытного сбора связано с греческими священ¬никами, распространявшими христианство. Они же вели надзор за торговыми весами и мерами, на основании которых осуществлялись таможенные требо¬вания. Поэтому обязательно должны были существовать нормы, которые ре¬гулировали взаимоотношения лиц, выполнявших таможенные функции, и торговых лиц.
К. Лодыженский сбор мыта за провоз товаров, пользование местом, от¬веденным для торга, соблюдение порядка во время торговли относил к древ¬ним обычаям славян .
Нормы таможенного права, судя по дошедшим до нас правовым памят¬никам, нашли закрепление в нормативных актах в X – XII вв. Кроме уже упоминавшихся договоров с Византией, нормы о регулировании некоторых аспектов таможенного дела содержатся в Русской правде. В частности, со¬гласно ст. 35 Русской правды пространной редакции при сделке на торге должен был присутствовать мытник. В ст. 37 говорится: «Если же (кто) ку¬пил на торгу что-нибудь краденое, (а именно) коня, одежду или скотину, то пусть выставит двух свободных человек или мытника; если не знает, у кого купил (краденое), то эти свидетели должны присягнуть в его пользу, а истец – взять обнаруженную вещь; а с тем, что пропало вместе с ней, пусть про¬стится, ответчик же пусть простится со своими деньгами (заплаченными за краденое), ибо сам (виноват, что) не знает, у кого покупал: если опознает впоследствии (того), у кого покупал это (т.е. краденое), то пусть возьмет свои деньги (с него), а тот пусть платит за пропавшее (вместе с обнаруженной ве¬щью) и штраф князю».
Надо заметить, что в это время кроме писаных норм действовали пра¬вовые обычаи и традиции.
Небезынтересно отметить, что правовые памятники свидетельствуют о дифференцированном подходе властей к установлению таможенных плате¬жей. Часто от их уплаты освобождались монастыри. Например, в жалованной грамоте Покровскому монастырю говорится: «…не надобе с них ни противень, ни площьки, ни тамга, ни домытницы, ни иные им некоторые пошли¬ны не надобе…»; в жалованной грамоте Троице-Сергиевскому на соляные варницы указывается: «…не надобе им некоторыя моя дань, ни тамга, ни по¬минок» .
Судя по памятникам права, таможенная пошлина могла выступать, строго говоря, не в свойственной ее правовой природе роли – в качестве ме¬ры, обеспечивающей возмещение ущерба, причиненного преступлением, т.е. обеспечительной мерой. К такому выводу можно прийти при сопоставлении норм судебников и некоторых грамот. Например, в ст. 13 Судебника 1497 г. говорится: «А с поличным его (татя. – Авт.) приведут впервые, а взмолят на него человек пять или шесть по великого князя по крестному целованию, что он тать ведомой, и преж того неодинова крадывал, ино того казнити смерт¬ною казнию, а исцево заплатите из его статка ».
Таким образом, Судебник устанавливает не только наказание, но и оп¬ределяет способ удовлетворения иска, который мог быть осуществлен путем переуступки права на взимание пошлины. На наш взгляд, о такой ситуации говорится, например, в грамоте Спасо-Евфимьеву монастырю, в которой речь идет о передаче села Омуцкого «… и судом, и с татьбою, и с поличным, и тамгою, и со всеми пошлинами, занеж то село Омуцкое к городу не тягива- ло ничем, никакими пошлинами, ни душегубством» .
В правовом регулировании торгово-пошлинных отношений особое ме¬сто занимали тарханные грамоты. Так, у Троицкого монастыря была цар¬ская «грамота жалованная тарханная на их двор, что на Двине на усть Ку¬рьи, да на деревню на Горки, что в Двинском уезде в Курецкой волости; а в грамоте у них написано: не надобе им с тово двора и с деревни моя царева дань и посошная служба, ни ям и подвод, ни мыт, ни тамга…».
Указанными грамотами нередко злоупотребляли, причем как их обла¬датели, так и чиновники. Например, в грамоте таможенникам г. Дмитрова указывается: «В Дмитров приезжают торговать “всяким товаром”, которые таможником не являютца и пошлин таможенных и явки не дают, а сказывают деи у себя мои царевы и вел. кн. грамоты жалованные тарханные, что им ни¬каких таможенных пошлин таможником никоторых не платить». Однако
«царь и вел. кн. ныне те все свои грамоты тарханные в одных в своих таможенных пошлинах и в померных порудил ». Далее в грамоте дается указание, с каких «грамотчиков » впредь надлежит пошлину «по их уставной грамоте … имати»: это «сельчане и деревеныцики», «царевы», «царицины», «митрополичьи», «владычни», «княжие», «боярские», «монастырские» и «торговые люди» .
В челобитной игумена Троице-Сергиева монастыря Серапиона царю говорится о самоуправстве чиновников: «…наши наместницы и волостели и тиуны и наши прикащики городовые и посланники наши жалованные у них рудят… и на мытех мытчики с их людей и с товару емлют пошлины и судят их силно через нашу жалованную грамоту» .
Таможенное дело невозможно без соответствующих институциональ¬ных образований, в частности таможен. На Руси вначале появились мытные заставы, затем – таможни. «Развитие мытных застав, а затем таможен было тесно связано с расширением территории Российского государства» .
Одной из ранних мытных застав является Кандалакшская таможня. В частности, об этом можно судить по боярскому приговору «О сборе с Коль¬ских промышленников за десятину рыбы или сала подати, а с иноземцев та¬моженной пошлины ефимками и об плате оной в Кольскую таможню, а не в Приказ Большой Казны». Как указывает Ю.Г. Кисловский, наиболее пол¬ные данные о Кандалакшской таможне содержатся в книге Кольского остро¬га таможенного десятинного и пошлинного сбору надзирателя холмогорца Якова Жеребцова с товарищами 1719 г.
Таможня имела волостные отделения в Ковде, Порье-Губе и Керети, занимавшиеся регистрацией товаров, провозимых на продажу, и взысканием пошлин.
Как уже говорилось, в Новгороде пошлинные процедуры осуществля¬лись, по одним источникам, начиная с IX – X вв., по другим – с XII – XIII вв. Мытники располагались на первом этаже сохранившейся до наших дней
церкви Св. Иоанна на Опоках .
В частности, об организации таможенного дела вообще и работы мыт- ниц в частности можно судить по сохранившимся документам, содержащим сведения об этом. Так, в Рукописании князя Всеволода, относящемся к первой половине XII в., содержится Устав купеческой корпорации в Новгороде Великом, сформировавшейся вокруг церкви на Петрятином дворе. Согласно ст. 8-9 Устава торгово-экономический центр имел исключительное право держать эталон весов для меры взвешивания при торговых операциях, а в со¬ответствии со ст. 10 – осуществлять в свой доход сбор вощаной пошлины от торговли воском.
Интересные сведения о мытницах и пошлинных сборах есть в Уставе князя Ярослава о мостах (1260-е гг.), Новгородской таможенной книге и др.
В Уставе Великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мери¬лах торговых (вторая половина XIII в.) одно из положений специально по¬священо торгово-пошлинным отношениям. Так, в нем говорится: «… торговые вся весы, мерила и скалвы вощаные, и пуд медовый, и гривенка рублевая и всякая известь, иже на торгу промежи людьми, от бога тако исконе ус¬тановлено есть епископу блюсти без пакости, ни умаливати, ни умноживати, а на всякий год извещевати».
Новгородская таможня просуществовала до середины XVIII в., до ее ликвидации в ходе проводившейся таможенной реформы.
В разные годы были образованы Брянская мытная застава , Выборг¬ская и Псковская мытные избы, Архангельская, Великолужская, Вологодекая, Мурманская таможни и др.

1.2. Таможенное дело в Московском государстве

Формирование Московского государства во многом предопределило развитие таможенного дела. Ю.А. Тихонов отмечает: «Примерно с середины XVI в. аппарат по сбору пошлин был централизован, а таможенное обложе¬ние было регламентировано» .
Однако власти испытывали недостаток подготовленных специалистов на должности сборщиков налогов и др., восполняя образовавшиеся вакансии представителями высшего купечества. Надо обратить внимание на важную деталь, относящуюся к проблемам гарантии добросовестного отношения к службе: чиновник таможенной службы не только присягал на верность, но и подтверждал материальную способность возместить причиненный казне ущерб. Как отмечал В.О. Ключевский, «это были настоящие рекрутские на¬боры купечества в казенную службу, производившиеся … даже против воли тех, кого возводили в высшие чины торгово-служилой иерархии» .
В рассматриваемый период предпринимались различные меры по ре¬формированию таможенной системы, в большинстве своем закончившиеся неудачно. Это, в частности, увеличение тамги, отмена мыта и феодальных привилегий, ограничение таможенных привилегий монастырей, главным об¬разом северных, и т.д.
К данным реформам относится и передача указом 1596 г. всех частных мыт в ведение голов и целовальников, с уплатой бывшим владельцам мытов половины мытных денег (оставшаяся сумма вносилась в казну) .
Следует сказать, что в конце XVI – начале XVII вв. сложилось два спо¬соба укомплектования таможен, а следовательно, и два способа сбора по¬шлин. Согласно так называемому верному способу таможенные обязанности исполняли лица, знакомые с торговлей, посадские люди и даже уездные кре¬стьяне. По сути, они отбывали повинность, так как служба была безвозмезд¬ной, «на веру» (отсюда и ее название). Должностные лица таможен принима¬ли присягу .
Таможенный голова избирался на один год из числа торговых людей или зажиточных крестьян. Исходя из объема работы, иногда в помощь на¬значались товарищи, т.е. заместители. Крупные же таможни возглавляли представители купечества.
Как уже указывалось, вторая система была откупной. Таможенный от¬куп применялся в российской государственной практике как средство реше¬ния финансовых и административных проблем. В частности, предполагалось, что данная система должна! была способствовать росту государственной при¬были, уменьшению контрабанды, совершенствованию организации таможенного дела. «Сдавая таможню откупщику, правительство подробно опре¬деляло виды и размеры сборов, подлежащих взысканию в пользу откупщика, порядок их взимания и т.п.» .
Все так называемые откупные условия (перечень пошлин, их размеры, способ взимания и т.д.) отражались в таможенных грамотах. Основной обя¬занностью откупщика являлась уплата правительству «известной суммы де¬нег в известные сроки». Ее выполнение гарантировалось поручниками, кото¬рые в случае нарушение указанной обязанности должны были сами погасить задолженность откупщика. Если вместе с таможенным сбором отдавалась на откуп таможня со всеми ее принадлежностями, то с откупщиков брались особенная плата и расписка в принятии тех помещений» .
Законодательство не предусматривало создание специального органа, осуществлявшего надзор за деятельностью откупщиков. Эти функции вы¬полняло местное начальство. «Оно проверяло их меры, вес и проч., также помогало им в законном взимании пошлин, давало приставов против не пла¬тивших узаконенные пошлины, и вручало доправленные деньги откупщикам. Если же наместник не исполнял этих своих обязанностей, и откупщик нес через то убыток, тот этот убыток взыскивался обыкновенно с наместника» .
Продолжительность срока откупа составляла, как правило, один год. В случае нежелания в дальнейшем быть откупщиком, последний должен был заблаговременно (за один – два месяца до истечения срока) отказаться от продления откупа. В противном случае «ему и его поручникам приходилось платить прежние откупные таможенные деньги на следующий год и на над¬дачу (которая обыкновенно с каждым годом возрастала) либо вдвое, либо что государь укажет и т.п. Иногда от наддачи откупщики избавлялись. Ино¬гда позволялось за лишний месяц содержания откупа заплатить деньги, соразмеряясь «с годовою откупною суммою» .
В период действия откупа откупщики пользовались гражданско-право¬вым иммунитетом, они не отвечали «по всяким против них искам». Следует заметить, что этот иммунитет не распространялся на уголовно-правовую сферу .
Например, по Именному Ее Императорского Величества высочайшему указу от 1758 г. «Об отдаче на откуп таможенных внутренних и портовых сборов Темерниковской компании директору Шемякину и его товарищам» «на 6 лет, из сложнаго 1755, 1756, и 1757 годов сбора, с наддачею за оные по 150.000 рублей, да в Московский Университет по 20,000 рублей в год, в силу его прошения, без торгу и без публикации… и быть ему Шемякину самому Обер-Инспектором, а товарищам его директорами…» .
Опыт таможенного откупа в России, в отличие от шведского, оказался неудачным, свидетельствовал о многочисленных злоупотреблениях откуп¬щиков . Комиссия о коммерции во главе с Я. Шаховским (1763 г.) пришла к выводу о его нецелесообразности. Член этой комиссии Г.Н. Теплов указывал, что происходило постоянное занижение пошлинного обложения откупщика¬ми ради увеличения общей суммы сборов. В страну поступало чрезмерное количество иностранных товаров, что подрывало отечественное производст¬во. «В противоположность утверждению, высказанному в указе Петра III «о немалом приращении казны» во время содержания таможенных сборов на откупе, Г.Н. Теплов писал «о чрезвычайном вреде», нанесенном государству…».
Императрица Екатерина II учредила Главную над таможенными сбора¬ми канцелярию, которую возглавил действительный тайный советник Н.Э. Миних. Ему предписывалось с 1764 г. взять таможенные сборы в «казенное содержание». С 1 января 1764 г. таможни должны были перейти в государст¬венное управление, однако полностью откупы были отменены высочайшим указом в 1807 г.
В XVII в. право взимания таможенных пошлин было предоставлено некоторым монастырям. Оно представляло собой определенного вида приви¬легию, поэтому часто отменялась, что обусловливалось, скорее всего, отно¬шением к тому или иному духовному лицу, а не какой-либо особенностью реализуемой таможенной политики в пределах всего государства.
Институционализация таможни к этому времени еще не была заверше¬на, таможенные органы имели элементарную структуру и небольшую штат¬ную численность, укомплектованную в основном целовальниками (10-20 чел.), избираемыми посадскими людьми и уездными крестьянами. Причем следует особо отметить, что выборы могли проводиться для замещения соот¬ветствующих должностей в таможне другой губернии, что можно объяснить только, вероятно, одним: желанием оградить будущих таможенных чиновни¬ков от влияния на них родственников и иных лиц.
Итоги выборов закреплялись в итоговом документе, который так и на¬зывался – Выборы; этот документ подписывали все участники выборов.
Присяга целовальников, в отличие от таможенной головы, осуществля¬лась в присутствии воеводы. Воевода же должен был предупредить посад¬ских людей, чтобы выбирали «добрых и прожиточных», а не «воров и бражников» .
Целовальники имели широкий круг обязанностей, основными из кото¬рых являлись оценка товаров, подлежащих таможенному обложению, и сбор пошлин. Один из них назначался старшим, он же по должности являлся ла¬речным (ларешным), выполнял функции казначея.
Кроме того, имелись так называемые ходячие и караульные целоваль¬ники; первые занимались сбором пошлин в торговых местах, вторые – охра¬ной таможенной избы.
Делопроизводство лежало на подьячих. Они вели таможенные книги, оформляли необходимые документы, получая жалование за счет сбора с «писчей деньги».
Вертикаль таможенных органов к этому времени еще не сложилась, контур централизованного управления таможенной деятельностью стал про¬сматриваться только к концу XVII – началу XVIII вв. Таможенные органы управлялись четвертями, Разрядным приказом , Приказом Большого прихо¬да , Сибирским приказом и Приказом Казанского дворца . В эти приказы и поступали таможенные сборы.
Следует заметить, что в рассматриваемы й период таможни имели не только вертикальное, но и так называемое горизонтальное подчинение, т.е. подчинение властям по месту их функционирования. Воеводы принимали участие в организации выборов и назначении таможенников, осуществляли общий надзор за таможенной деятельностью. Единственное ограничение, которое действовало в отношении воевод, – это категорический запрет вмешательства в сбор пошлин.
Примерно до середины XVII вв. таможенные головы отчитывались пе¬ред воеводами. Последние, управляя таможнями, подчас сами создавали свою «воеводскую приказную избу» .
К началу XVIII в. в Москве было несколько таможенных органов: Большая таможня, Мытная изба, Конюшенная изба и Померная изба, функ¬ционировавшие по предметному принципу. Первая из них ведала оформле¬нием товаров иностранных купцов; вторая осуществляла таможенное оформ¬ление скота, сена и т.д.; третья – таможенно-торговые обрядности, связанные с торговлей лошадьми; четвертая – таможенно-торговые обрядности, связан¬ные со сделками на сельскохозяйственные товары.
Наряду с производством таможенных сборов таможенная служба выполняла фискальные функции: взимала сусленный, квасный и банный сборы.
Помимо этого на некоторые таможни возлагалась обязанность получения пиейной прибыли.
В Московском государстве стало складываться таможенное законодаельство, причем можно выделить три основных направления его становле¬ния и развития: во-первых, имело место юридическое закрепление прав и от¬ветственности таможенников; во-вторых, регулирование продажи и переме¬щения товаров, более жесткая регламентация финансовых сборов; в-третьих, регулирование торгово-таможенных отношений с иностранными государст¬вами.
Отдельно необходимо указать еще одно направление совершенствова¬ния правовых основ таможенной деятельности, относящееся к закреплению определенных форм таможенных процедур, требований к ведению таможен¬ных книг. Последнее, например, особо выделялось в Новгородской таможен¬ной грамоте от 17 марта 1571 г. «А писати целовальникам в книги самим, ко¬торые в них грамоте имеют, да те книги, и таможенные и замытные деньги, и уставные грамоты держати у себя в ларце, за своими всех вотчими печатями, а одному и двемя или трем целовальникам в ларцы не ходити, и денег не пе- чатати, и лишна им через уставную грамоту таможенные и замытные пошли¬ны не переимати, и не норовити никому, и дешево лесу и всякого товару не цените, и Государевых пошлин ничем не корыстоватися, и посылов и поминков не имати ни у кого ничего никоторыми делы…
А не учнут того всего, что в сей таможенной уставной грамоте писано, таможники беречи, или кому норовити, а кто мимо их на ково в тех делах доведет, и таможенником в том от Государя быти в опале и в продаже, и недо¬бор таможеных пошлин, что у них перед прежними годы в недоборе будет, велит Государь на них же взяти вдвое» .
Таможенники ставятся под покровительство центральной власти.
Таможенное регулирование, как, впрочем, общественных отношений и в других сферах, в большинстве своем осуществлялось путем издания соот¬ветствующих грамот, в числе которых особое значение имеют: О сборе гос¬тиной и полавочной пошлины в Великом Новгороде на Торговой стороне 1577 г.; О сборе явчей, пятенной и привязной пошлины в Великом Новго¬роде 1586 г.; О сборе померной и покоречной пошлины в Великом Новго¬роде 1587 г. и др.
Предметом регулирования этих и других актов в основном являлись процедурные моменты – правила о сборе пошлин; в то же время некоторые нормы определяли основания и порядок применения принудительных мер за нарушения торгово-таможенных установлений, предусматривали наказание за промыт, явившееся, по сути, реакцией государства на контрабанду, хотя этот термин еще не упоминался в царских грамотах.
Как уже говорилось, отдельные грамоты посвящались регулированию торговли с иностранными государствами и всего, что было с ней связано, в частности вопросов о пошлине и таможенном оформлении. Некоторые стра¬ны освобождались от уплаты, например, провозной или иной пошлины. Так, после установления торговых отношений с Англией согласно грамоте 1569 г. англичанам разрешался беспошлинный транзит товара через Россию в Пер¬сию и другие страны .
Многие грамоты посвящены защите экономических интересов россий¬ского государства. К их числу можно отнести, например: грамоту новгород¬ским воеводам Пожарскому и Глебову 1629 г. «О дозволении производить с Шведскими подданными торг по обе стороны границы в городах и о запре¬щении торговать в селах и деревнях»; грамоту таможенному голове Елину 1633 г. «О сборе пошлин в Гороховце» и др.
Следует заметить, что в этих и других грамотах содержатся не только нормы, регламентирующие торгово-таможенные отношения, но и констата¬ция многочисленных фактов злоупотреблений, допускаемых при осуществ¬лении таможенных обрядностей, определении размеров пошлин и т.д. В свя¬зи с этим в них предусматриваются наказания за злоупотребление властью и превышение должностных полномочий.
Особое место среди нормативных правовых актов, регламентирующих таможенную деятельность, занимают судебники XV-XVII вв. В частности, «задача Судебника 1497 г. заключалась в том, чтобы ввести во всей России единое право, защищавшее интересы господствующего класса. Стоя на страже классовых позиций феодалов, Судебник 1497 г. являлся проводни¬ком политики централизации, направленной к ликвидации феодальной раздробленности» .
Статьи 46-47 Судебника 1497 г. по содержанию близки к соответст-вующим положениям Русской правде и Псковской судной грамоты, однако вопрос об ответственности покупателя решают несколько иначе: к присяге прибегать лишь тогда, когда отсутствуют свидетели купли-продажи.
В Судебнике 1550 г. много внимания уделено тарханным грамотам, в частности в ст. 43 говорится: «торханных вперед не давати никому; а старые тарханные грамоты поимати у всех» .
Судебник 1589 г. отражал социальный состав жителей порта Архан¬гельск, что отражало его значение в торговых связях с зарубежными страна¬ми. В отличие от предыдущих судебников в ст. 44 – 46 выделялись три кате¬гории иностранцев: гости большие, средние и меньшие. Кроме того, Судеб¬ник говорит о торговых посадских людях (ст. 47). В ст. 74 Судебника регламентируются иски иностранных купцов другу к другу либо иностранных купцов к российскому подданному .
Более или менее в систематизированном виде нормы о торгово- таможенных отношениях впервые представлены в Соборном уложении 1649 г. , по объему сравнимым со Стоглавом, но по богатству юридического материала превосходящем его во много раз .
Соборное уложение содержало специальную главу IX «О мытах и о пе ревозех и о мостах», посвященную таможенному делу. С.Ю. Иванова счита¬ет, что «это не случайно, так как в XVII в. шел процесс создания единого российского рынка. Уложение отражает тенденцию к некоторому уменьше¬нию внутренних таможенных перегородок» .
Глава содержит четыре группы норм: финансового и административно¬го права, составляющие основной правовой материал; гражданского и уго¬ловного права, обусловленные правоотношениями, урегулированными пер¬выми двумя группами норм.
На первый взгляд, нормы, регламентирующие торгово-таможенные отношения, не нашли отражения в Соборном уложении. Однако это не так. Де¬ло в том, что, во-первых, пошлины, как уже указывалось, во многом носили фискальный характер ; во-вторых, в Уложении много внимания уделено проезжим пошлинам – важному элементу регулирования торговли с зарубежными странами; правовому ограничению произвола вотчинников и помещиков. Кроме данных пошлин, Соборное уложение предусматривает торговые пошлины.
В XVII в. существовали две основные категории пошлин: государевы (иначе, государственные), взимаемые на землях царского домена, и вотчин- поместные, взыскивавшиеся вотчинниками и помещиками в их владениях согласно царским иммунитетным пожалованиям.
В ст. 1 гл. IX Соборного уложения называются три вида основных по¬шлин: мыт , перевоз и мостовщина. В ней же оговаривался круг лиц, кото¬рые освобождались от их уплаты: «…с служилых людей, з дворян и з детей боярских и с ыноземцов и со всяких служилых людей и с их людей и с запа¬сов и з гонцов никто нигде мыту и перевозу и мостовщины не имал».
Следует заметить, что это положение не является новым, присущим только Соборному уложению, оно встречается в Белозерской таможенной грамоте 1497 г.
Неправомерное взыскание пошлин со служилых и зависимых от них людей, а также с их запасов влекло два вида ответственности. В соответствии со ст. 2 гл. IX Соборного уложения гражданско-правовая ответственность на¬ступала в трехкратном размере сумм, взысканных в виде мыта, перевоза и мостовщины, которые отдавались «…тем людем, у кого взято будет…». Кроме того, виновные должны были нести телесное наказание – битье кну¬том.
Для принятия указанных мер требовалось жалоба потерпевшего («… бити челом государю»), а в качестве доказательства необоснованного взы¬скания пошлин служило крестное целование, которое должен был совершить истец «.. .сам, а не люди их и не крестьяне…».

>

Доступа нет, контент закрыт

ГЛАВА 2. ТАМОЖЕННАЯ РЕФОРМА КОНЦА XVII- НАЧАЛА XVIII ВВ.: ХАРАКТЕРИСТИКА И ЗНАЧЕНИЕ

Тинькофф All Airlines [credit_cards][status_lead]

2.1. Первый этап таможенной реформы (1653 – 1667 гг.).

2.1. Первый этап таможенной реформы (1653 – 1667 гг.)

Таможенная реформа проходила в несколько этапов. Ее начало связывается с Именным указом с боярским приговором от 25 октября 1653 г. «О взимании таможенной пошлины с товаров в Москве и в городех, с показани¬ем, по скольку взято и с каких товаров» .
По утверждению Ю.А. Тихонова, «появление в 1653 г. единой уставной грамоты было обусловлено предшествующими актами и явилось завершени¬ем прежней таможенной политики» .
В указе говорится: «…впредь свою Государеву таможенную пошлину имати с весчих и невесчих со всяких товаров, и с хлеба на Москве, и в городех с тутошних жилецких, и с приезжих, со всяких чинов людей, рублевую пошлину, с продавцов по десяти денег с рубля , почему которой товар це¬ною на деньги в продаже будет».
Проезжие, рублевые и другие мелкие сборы отменялись, лишь неизменными оставались перекупные пошлины с «весчих товаров».
Указ подробно регламентировал взимание пошлин. Причем предусматривалось обложение всех торговых сделок единой таможенной пошлиной; этим предполагалось компенсировать потери от отмены указанных выше сборов.
«Здесь прослеживается действие государства, которое забирало часть прибыли продавца» . Так, при покупке товаров на деньги в Москве взима¬лось по пять денег с рубля, что подтверждалось выдачей соответствующей
Выписи». «А которые торговые люди повезут с Москвы в городы товары свои, и из городов к Москве, или в иные городы и на те проезжие товары, таможенным Головам и целовальникам давать выписи за руками и таможенными печатьми, чтобы их товары были ведомы, а в выписях писати именно, сколько кто каких товаров с Москвы в городы, или из городов к Москве по¬везут, и в таможенной книге записывать особою статьею».
В случае перепродажи указанных товаров пошлина уже взималась как с продавца, так и покупателя (по 10 денег с рубля). Кроме того, «а которые люди на Москве и в городех явят деньги на товар в уезде: и с тех имать по десяти денег с рубля».
Как отмечает Ю.Г. Кисловский, сбор пошлины в одинаковом размере как с привозных, так и с местных товаров, как с приезжих, так и с местных жителей устранял препятствия, обусловленные дифференциацией пошлин .
Согласно указу запрещалось взимать пошлины с золотых и ефимок, доставленных в Москву не для торговых операций, а для погашения долга в казну.
Как и предыдущие акты, указ предусматривал строгие наказания торговых чинов за утаивание товара от обложения пошлинами, денег, предназначенных для приобретения товаров на последующую продажу, а также за¬нижать цены на товар. Так, «…торговым всяких чинов людем товаров своих и на покупку товаров денег не таити и цены с товаров не убавливать и являть на таможнях товары и деньги, и продажную цену сказывать прямо в правду, без всякия хитрости».
Нарушение указанного запрета первый раз вело к конфискации товара в пользу Государя. Второе и последующее подобное нарушение, кроме указанной меры воздействия, предполагало наказание в виде «битья кнутом нещадно».
Торговые люди освобождались от ответственности только в одном случае: совершение запрещенных деяний их братьями, племянниками, приказчиками и дворовыми «без их хозяйского ведома». В такой ситуации протаможье не взыскивалось, «… людем за утайку товаров и за убавочную цену чинить наказание нещадно. А сыскивать про утаенные товары и про цену всякими сыски накрепко; а буде кто доведется пытки, того пытати. А для утаенных товаров таможенные Головам и целовальникам посылать на дворы ко всяких чинов людем и к иноземцам беспенно, чтоб в избылых никто не был».
В Указе предусматривались меры против злоупотреблений служебным положением таможенными чинами. Во-первых, в нем содержался общий запрет: «А лишние цены на товары таможенным Головам сверх продажныя цены не накладывать». Во-вторых, «а будут которые таможенные Головы и целовальники, сверх продажной цены на товар, учнут прибавочную цену накладывати, и лишняя пошлина имать, и тем Головам и целовальникам чинить наказание без всякой пощады».
Указ особо регулировал торговлю иностранных купцов. По сути, он свидетельствует о решительном наступлении на их привилегии. К. Лодыженский писал: «Свобода торговли, предоставленная иноземцам, ставила рус¬ских купцов, бедных капиталами и к тому же отягощенных очень высоким промысловым налогом (до 20 % с дохода), в положительную невозможность соперничать с иностранцами, которые были зажиточнее сами по себе и опирались на обильные капиталы их отечества. Вследствие этого, вся деятельность русских купцов должна была ограничиться внутренним, мелочным торгом, к которому иноземцы не допускались».
Заморским купцам разрешалось торговать только в специально отведенных для этого местах. Кроме того, размер пошлины в отношении указан¬ных лиц оговаривался специально: «…с иноземцев, с торговых Немец, в весчих и не с весчих со всяких заморских товаров, которые учнут торговать на Москве и в городех, опричь Архангельского города, имать по два алтына с рубля с продажныя цены, почему который товар в продаже будет на деньги; да с них же имать проезжия отъявочные пошлины за Великий Новгород, на Москве, и у города Архангельского, которые товары повезут к Москве, и в иные городы, и которые Русские товары повезут за море, с весчих и не с вес¬чих товаров, по четыре деньги с рубля, опричь тех торговых Немец, которые приезжают из заморя, и торгуют у Архангельского города; а у города Архангельского, с покупных и продажных товаров, пошлине быть по прежнему».
Следует особо отметить сравнительно низкую эффективность мер, принимавшихся по ограничению деловой активности на русском рынке иностранцев. В связи с этим «в 1662 г. привилегированное купечество вновь по¬требовало запрещения иностранной торговли везде, кроме Архангельска» .
Размер пошлины в указе дифференцировался в зависимости от товара; выделялись соль, соболь и другая мягкая рухлядь (пушнина), рыба и др. Пошлина устанавливалась также на мелкий товар, лес и животных (коров, лошадей и т.д.); она определялась исходя из продажной цены и составляла, как и обыкновенная торговая пошлина, 10 денег с рубля.
В свою очередь этим указом отменялись все местные мелкие пошлины, которыми облагались указанные товары. Однако на больших реках, таких как Волга и Ока, пошлина сохранялась. «А на перевоз имать … на Волге и на Оке в полую воду, весною по Николин день вешний, а в осень с Покрова до заморозья, с товарныя телеги по десяти денег».
В прежнем размере взыскивались, «как было до сего Государеву ука¬зу», пошлины: с квасных мест и с рыбных шалашей, что на рыбном дворе; на гостиных дворах сторожам; аршинное, мостовое и др. Мостовая пошлина была, выражаясь современным языком, целевой – она шла на поддержание мостов в исправном состоянии.
Указ сохранил ранее введенные правила по осуществлению таможен¬ных обрядностей, предусмотрев наказание за их невыполнение. Существен¬ным являлось и то, что основой таможенных сборов объявлялась так назы¬ваемая рублевая пошлина.
Следует отметить, что многие актуальные для того времени вопросы не были разрешены в рассматриваемом указе. Так, в нем ничего не говорится о взаимоотношениях воевод и таможенных голов и др.
Многие его положения не обеспечивались властным принуждением и поэтому не выполнялись . Именно это обстоятельство стало причиной при-нятия уже упоминавшейся уставной грамоты от 30 апреля 1654 г. «О злоупотреблениях, происходящих от отдачи на откуп мытов, мостов, перевозов,
съестных и других припасов, о стеснении тем народной промышленности и об уменьшении для сего некоторых налогов» .
Первый этап таможенной реформы завершился принятием Новоторгового устава 22 апреля 1667 г., вобравшего в себя, во-первых, предыдущее законодательство, во-вторых, Именной указ от 25 октября 1653 г.
Его разработка была обусловлена не только потребностью в выработке единого подхода к решению вопросов торгово-пошлинной политики, но и во многом давлением торговых людей, в первую очередь крупного купечества, с
целью ограничения прав иностранных купцов в России .
H.H. Шапошников, оценивая значение устава, отмечал, что его «можно рассматривать как первый наш таможенный тариф… Все внимание государ¬ство обращало первоначально на субъекта торговли. Проблема внешней тор¬говой политики вначале заключалось в сущности определения государствен¬ной власти к лицам, ведущим торговлю с чужеземными странами. Таможен¬ному праву предшествовало гостиное право, право, регулирующее отноше¬ния иноземных гостей, или купцов» .
В отличие от предшествующего законодательства Новоторговый устав имел четко выраженную ориентацию на регулирование внешней торговли, отношений русских торговых людей с иностранцами. «На Новоторговом уставе основывались все последующие грамоты, даваемые иностранным купцам на производство торговли в России» .
Новоторговый устав примечателен еще и тем, что в истории нацио-нального таможенного законодательства он стал первой попыткой норматив¬ного определения и закрепления трех, вероятно основных для того времени, таможенных режимов и связанных с ними таможенных статусов и процедур: 1) выпуска товаров для свободного обращения; 2) экспорта; 3) перемещения товаров и транспортных средств.
Исходя из этого, по предмету регулирования все нормы устава можно объединить в три блока:
– нормы, регламентирующие доставку товаров из Москвы и «внутренних городов» в Архангельск и их вывоз из страны;
– нормы, регламентирующие внутреннюю торговлю;
– нормы, регламентирующие ввоз товаров из-за границы в Архангельск и другие русские города.
В Новоторговом уставе значительное место уделено организации торговли в Архангельске. Достаточно сказать, что этому посвящено 50 из 94 ста¬тей Устава.
Следует отметить, что документ предусматривал так называемый внешний контроль за ходом торговли, осуществляемый «гостем с товарищами» которые не подчинялись воеводе. На них же возлагалось рассмотре¬ние и разрешение дел о тяжбах как русских, так и иностранных купцов.
Устав вводил ограничение для иностранцев: они могли торговать толь¬ко с купцами того города, куда приехали для этого . С купцами иных горо¬дов они не могли торговать, совершать записи и подряды. Им также нельзя было реализовывать свой товар в розницу, развозить его по ярмаркам во внутренних городах России.
В отличие от них русским купцам разрешалось торговать без указан¬ных ограничений во всех пограничных городах и ярмарках.
Пошлины и их вид зависели от ряда обстоятельств. Во-первых, в портовых и пограничных таможнях предусматривались ввозные и отпускные пошлины. Внутренние пошлины делились на рублевые, перекупные и различные сборы.
Во-вторых, нормативно закреплялся порядок, согласно которому с золотых и ефимок, ввезенных в Россию, пошлина не взыскивалась. Более того, предусматривался беспошлинный вывоз товара из страны при условии, если они были приобретены на указанные деньги. В пограничных городах золотые и ефимки, ввезенные иностранцами в Россию, подлежали обмену на русские деньги (золотой – за рубль, ефимок – за полтину). «А будет кто утайкою сам повезет, или с кем пошлет к Москве золотые и ефимки, а про то сыщется или кто известит, и у него золотые и ефимки вымут: и те золотые и ефимки взять на Великого Государя».
С.Ю. Иванова отмечает, что ст. 72 – 74 Устава убедительно показыва¬ют монетарный характер меркантилистской политики русского самодержа¬вия – привлечение золотых и серебряных монет в казну для перечеканки их в русские монеты .
В-третьих, особо выделялась пошлина для восточных купцов (персиян, индийцев и др.).
В-четвертых, пошлина также дифференцировалась в зависимости от характера продаваемого товара (соль, рыба, пушнина и т.д.).
Освобождались от уплаты пошлины товары, которые предназначались для внутренней торговли. Не подвергалась таможенному обложению про¬дукция московских ремесленников. «А которой человек, живучий на Москве и в городех, всякой на своем городе какой ни есть товар купит, и с тех това¬ров пошлин не платить по прежнему для того, что живучи все торговые люди с тех торгов Великому государю в тех городех служат и всякия подати пла¬тят; а платят подати с тех товаров те люди, которые привозят их из иных го¬родов».
В Новоторговом уставе, пожалуй, впервые более или менее комплексно представлены нормы, регулирующие ответственность за контрабанду, или, выражаясь языком нормативного акта, подкрадными товарами. Причем они охватывали ряд аспектов нарушения правил провоза и торговли товаром, на¬чиная с организации досмотра приезжих и заканчивая видами ответственно¬сти за несоблюдение нормативных установлений. Так, повелевалось: «… досматривать накрепко всякие товары у Русских людей и у иноземцев…»; «…товары досмотреть накрепко в бочках, и в кипах и в бунтах и во всяких ящиках и местах, и тот их товар перечесть и перевесить…».
Уставом предусматривалось принятие превентивных мер, направлен¬ных на противодействие контрабанде. Например, «…когда иноземцы учнут товары свои класть в суды, в которых везть на Русь: и тому, кто станет това¬ры свои класть в суды, надобно наперед принесть в Таможню роспись за ру¬кою, и товару имя, и в чье судно класть, записать имянно в книги, и ему вольно товары свои класть в суды, и против той росписи у того иноземца все товары в бочках и в ящиках и в кипах и во всяких местах досматривать на¬крепко, везде разбивать, весчие перевесить для того, что бывает лишних мно¬го неявленных товаров…».
Особое внимание уделялось таможенному досмотру лиц, прибываю¬щих для торговли в России из-за границы: «В порубежных городах Головам и целовальникам у иноземцев разспрашивать и пересматривать в сундуках, ларцах и ящиках жемчугу и каменья неоплошно, чтобы узорчатые вещи в утайке не были…».
Таким образом, краткий анализ Новоторгового устава свидетельствует о том, что он, являясь правовой основой таможенной реформы, подготовил необходимые условия для осуществления экономических преобразований и дальнейшего развития таможенного дела и таможенного законодательства.
В последней четверти XVII в. активизировался процесс разработки таможенного законодательства. Из всего правового массива этого периода условно можно выделить:
1) нормативные акты, направленные на совершенствование таможен¬ных платежей и сборов;
2) нормативные акты, регламентирующие торгово-таможенные отношения с иностранными купцами;

Доступа нет, контент закрыт

Глава 3. Петровские реформы и таможенное дело

Петровские реформы не могли не затронуть таможенное дело, хотя мероприятия, проводимые Петром I, не отличались новизной, последовательно¬стью и системностью.
Продолжался процесс расширения торговых монополий, начало которому было положено еще в XVI в. Были произведены институциональные изменения. В частности, начиная с 1699 г., сборами стали ведать выборные бурмистры , в 1715 г. была образована Коммерц-коллегия , о функциях которой можно судить по записке управляющего коллегией П.М. Апраксина: примерно половина задач, решаемых новым органом, относилась к таможен¬ному делу, таможенной политике и таможенным сборам.
В целом же структура таможенных органов изменялась в соответствии с существующими реалиями, в первую очередь в связи с расширением терри¬тории России, установлением новых торговых путей и совершенствованием таможенно-тарифного регулирования из-за увеличения объема импортно- экспортных операций, а также внутренней торговли.
При Петре I стала активно проводиться таможенная политика, целью которой было поощрение так называемой балтийской торговли, создание дополнительных барьеров для торговли в Архангельске, что вело к уменьше¬нию значения последнего во внешней торговле России с иностранными государствами и соответственно повышению роли Петербурга. Так, согласно Именному царскому указу 1713 г. «из ближних к Петербургу городов к будущей весне товары везти в Петербург, но не в Архангельск.., а юфть и пеньку везти в Петербург и из дальних городов» . В 1717 г. царь распорядился о доставке в Петербург двух третей всех товаров и «только 1/3 в Архангельск». Начиная с 1722 г., таможенные пошлины для Петербурга уменьшались на одну треть, а для Архангельска с 1724 г. вводился дополнительный коэффи¬циент – «25 % к окладам, установленным в тарифе» .
Вторым центром международной торговли становилась Рига; этому также немало способствовал сам Петр I, «приказав подавать себе ежегодно список товаров, вывозимых из различных местностей России в Ригу, – из них можно усмотреть, что товары доставлялись туда не только из Великороссии, но и из Малороссии» .
При Петре I был введен оригинальный прием определения размеров ввозных пошлин, который К. Лодыженским были назван арифметическим. Его суть состояла в следующем. Если в процентном отношении внутреннее производство какого-либо товара достигало 25 % соответствующего импортируемого аналога, то пошлина составляла четвертую часть цены последне¬го; если 33 % – одну треть; если 50 % – половину; если превышало привоз – 75 %. Таким образом, размер пошлинного обложения, получив арифметиче¬ский масштаб, стал варьироваться в зависимости от степени развития внут¬реннего производства .
Указанный подход лег в основу общего таможенного тарифа 1724 г. В 1724 г. был принят Морской торговый регламент и устав, внесший достаточно много изменений в регулирование экспортно-импортных опера¬ций, осуществляемых в российских портах.
Во-первых, вменялось в обязанность капитана судна при входе в порт принять на борт таможенного чиновника, который следовал до таможни, расположенной в гавани. «А буде кто сего чинить не будет, или противность сему покажет, повинен будет немедленно заплатить штрафу 50 ефимков».
Во-вторых, по прибытию судна в порт корабельщик должен был представить объявление (декларацию), в котором следовало указать название ко¬рабля, свое имя, национальность, откуда прибыло судно, «роспись всему гру¬зу, товарам, тюкам, бочкам, ящикам и прочему грузу»; пожалуй, впервые особое внимание уделялось таможенной маркировке товаров;
В-третьих, регламентировался порядок доставления грузов на склад. В связи с этим запрещалось: 1) выгружать товар с судна до восхода солнца и после его заката; 2) без представления таможне перегружать товар с одного судна на другое; 3) перемещать товар вне определенных властями мест; 4) распаковывать товар до таможенного досмотра; 5) во время погрузки или разгрузки судна держать пушки на судне незачехленными.
В-четвертых, определялись меры взыскания за нарушение таможенно- пошлинных правил, в первую очередь в виде конфискации судна и товаров. Такое взыскание, например, применялось за отказ принять на борт досмотрщика, за вход в порт без таможенного паспорта и др. Нарушение запрета провоза товаров на воинских кораблях влекло лишение виновного воинского чина и штраф в сумме 100 руб.
В-пятых, предусматривались меры защиты таможенных служащих при исполнении ими служебных обязанностей. «…А буде кто свои товары, про¬тив учиненных Регламентов и Уставов, неверно явил, и за то указано будет оные его товары взять в казну; а он дерзнет у досмотрщиков или тех людей, которые оную экзекуцию чинить будут, силою или смертным боем отнимать: тогда оному без всякого милосердия учинена будет смертная казнь. Однакож, кто оное учинит, таких в ближних местах, не доложа Его Величеству, а в дальних, не описався в Коллегию, смертной казни не чинить. Вышеупомяну – тыеж , которые непристойными словами ругать, или побоями оскорблять бу¬дут, должны оных таможенных служителей тем довольствоваться, что им от суда наложено будет; да сверх того по усмотрению дела, оный штраф неот-менно заплатит, который на них наложен будет».
В-шестых, закреплялись меры, имевшие целью обеспечение законности при обращении с командой прибывшего в российский порт иностранного судна.
После смерти Петра I проводившаяся им торгово-таможенная политика подверглась острой критике. Основной довод сводился к следующему: состояние внутреннего производства находится не на том уровне развития, чтобы сдерживать ввоз иностранных товаров.
Уже в 1726 г. Верховный тайный совет отрицательно оценил хозяйственную практику прошлых лет, в частности запрет на вывоз узких льняных тканей. С.Ф. Платонов отмечал, что «создавая льготное положение для промышленников, Петр надо всей промышленностью учредил строгий над¬зор и следил как за добросовестностью производства, так и за тем, чтобы оно согласовалась с видами правительства. Такой надзор нередко переходил в мелочную регламентацию производства» .
Встал вопрос о целесообразности сохранения таможенного тарифа 1724 г. , а с 1726 г. началось понижение тарифных ставок, рекомендованное Комиссией о коммерции . «В таком характере деятельности комиссии заключалось прямое отступление от направления Петра, нарушение его покровительственной системы» .
С принятием таможенного тарифа 1731 г. произошел фактический от¬каз от протекционистской политики в таможенном деле.
Подверглось изменению и политика Петра I о переносе центра международной торговли из Архангельска в Петербург, так как «к Архангельску провоз товаров дешевле был, чем к Петербургу», поэтому было признанно целесообразным «отворить порт Архангельский, закрытый Петром» .
Следует отметить, что таможенный тариф 1724 г. не только не содер¬жал эффективного механизма противодействия контрабанде (ввозу «под- крадных, обидных» товаров), но и прямо провоцировал ее. Система тамо¬женной службы, порядок ее укомплектования фактически не представляли гарантий против злоупотреблений таможенных чинов.
В 1731 г. принят Морской пошлинный регламент или устав, в первую очередь существенно дополнивший правила захода иностранных судов в россииские порты .
Согласно ст. 87 «по сему Уставу действо имеет при Санктпетербург ском, Нарвском, Выборгском, Архангелогородском, Колском портах, а Рига и Ревель, Аренсбург, Пернов, оставлены при прежних уставах и приви¬легиях их» .
Для своего времени Устав достаточно объемен, включает 99 статей, в которых подробно регламентируется ряд вопросов, относящихся как к судо¬ходству, так и торгово-таможенным отношениям.
Следует особо заметить, что законодательная техника документа была более совершенной, чем предыдущих уставов, в том числе и Морского торгового регламента и устава. Достаточно сказать, что весь законодательный материал структурирован в пять глав:
1) о кораблях, приходящих и отходящих, как являться, и объявлении подавать, выгружаться и о лихтерах, и за какие вины штрафованы будут, ежели в противность поступят (ст. 1-24);
2) о купцах или хозяевах товаров, как им объявления в настоящей Таможне подавать и о неверных объявлениях, о конфискациях и о мелочных сборах (ст. 25-71);
3) о воинских и ластовых судах , и о казенных припасах или вещах, и о вышних и нижних персонах, к которым выписаны бывают товары и вещи и о перевозчиках (ст. 72-79);
4) о таможенных служителях, как с ними, и им с другими порядочно поступать и награждении из конфискованного и о проронках в счетах, и о доносах в утайке товаров (ст. 80-87);
5) о торгующих российских подданных, на собственных в России деланных, и на покупных на наемных чужестранных кораблях, какой бытьпошлине при портах Санктпетербургском, Архангелогородском, Колском и Пустоозерском (ст. 88 – 99).
Не ставя цели подробного анализа Устава, остановимся на нескольких моментах, относящихся к правовому регулированию: оснований для приня¬тия мер государственного воздействия и их видах; мерах противодействия злоупотреблениям таможенных чинов и охране личности последних от пося¬гательств в связи с исполнением ими служебных обязанностей и борьбе с контрабандой.
В качестве правонарушений, влекущих применение конфискации товаров и судна, а также штрафных санкций, в том числе в ефимках, Устав пре¬дусматривал:
– отказ принять на борт судна таможенного чиновника при следовании в порт;
– выход из порта без досмотра судна (кроме случаев, связанных с чрезвычайными обстоятельствами, например шторма);
– самовольное оставление судна при приходе к Цолгаузу ;
– самовольную погрузку судна, в том числе товаров, «не явленых» в ярлыках;
– нарушение лихтерами положений Устава о заходе в порт, выходе из порта, перевозка «не явленных» товаров и др. (рецидив нарушений дополнительно влек за собой телесное наказание) ;
– отсутствие у судна таможенного паспорта и др.
что чинить запрещено, воздерживали, и не подвергали бы себя под суд оной Коллегии, ибо в таможенном пошлинном сборе и в смотрении зависит высо¬кий Ея Императорского Величества интерес».
Как уже указывалось, Устав предусматривал нормы, целью которых было обеспечение психической и физической неприкосновенности личности таможенного чиновника. Так, «всем офицерам и купецким людям, корабельщикам и их подчиненным, или служителям, какого б они звания ни были, та- кожде и всем обще накрепко великим неотменным штрафом запрещается, чтоб никого из таможенных служителей, никаким образом и способом при отправлении их дела непристойными словами не поносили или весьма по¬боями не оскорбляли» (следует заметить, что это норма, по сути, представля¬ет собой кальку с части ст. 35 Морского торгового регламента и устава 1724 г.; другая же ее часть в рассматриваемом Уставе выделена в самостоятельных ст. 81 и 82).
Одновременно запрещалось «всем, как вышним, так и нижним таможенным служителям и солдатам, никакой обиды купцам, корабельщикам и прочим торгующим не показывать, и непристойными словами безчестия, толь меньше побои не чинить».
Таким образом, законодатель обращал внимание на провоцирующее поведение чиновников таможни. Вероятно, поэтому предусмотренное за указанные деяния наказание было аналогичным тому, которые применялось за
посягательства на честь и здоровье таможенных служителей .
Согласно Уставу, в случае ошибки в определении таможенной пошли¬ны или иного сбора ответственность несли чиновники, «дабы прилежнее смотрели, и ничего в доимку незапускали, а купечеству после никаких неспокойств не приключилось».
Таможенные служители обязаны были производить таможенный досмотр и таможенное оформление в кратчайшие сроки, «чтобы удобных ветров не упускать». На указанные процедуры отпускалось два часа, «ежели скорее дать не успеют» кораблю таможенный паспорт, а лихтеру ярлык.
По сути, в той или иной мере цель прямо или опосредованно противодействовать контрабанде присуща многим нормам Устава. Об этом, в част¬ности, свидетельствует строгая регламентация правил захода в порт, достав¬ки товара в таможню, досмотра судна, клеймления товаров и т.д.

Доступа нет, контент закрыт


Нетология

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По итогам проведенного исследования нами сделаны следующие выводы.
1. в Древней Руси таможенное дело охватывало достаточно широкий круг вопросов экономического и юридического характера, так или иначе за¬трагивающих торговлю с иностранными государствами. Уже в то время та¬рифные барьеры использовались для ограничения поставок определенного вида товаров на внутренний рынок. Однако таможенная деятельность не бы¬ла целенаправленной, постоянной, она осуществлялась эпизодически, от слу¬чая к случаю, ее отличало частноправовой характер. Данное обстоятельство во многом обусловливалось тем, что внешняя торговля в Древней Руси сво¬дилась к вывозу дани, находилась в исключительном ведении киевского кня¬зя и немногочисленной группы состоятельных горожан;
2. таможенная политика, являясь частью внутренней и внешней поли¬тики государства, формировалась под влиянием таможенного дела, его места и роли в решении задач регулирования внешней торговли, охватывала стра¬тегию внутренних и международных мероприятий, связанных с торговыми отношениями, на основе таможенно-тарифных правил;
3. таможенное законодательство складывалось под влиянием междуна¬родного права, которое регламентировало экспорт и импорт товаров, сбор таможенных пошлин, в первую очередь было направлено на правовое обес¬печение пополнения государственной казны и только во вторую – регулиро¬вание внешних торговых отношений;
4. церковнослужители покровительствовали торговле, в частности, новгородских купцов с иноземцами, обеспечивая лоцманами иностранные корабли. При церкви Иоанна на Опоках действовал купеческий суд во главе с тысяцким, который рассматривал тяжбы по торговым делам. Кроме того, она являлась своеобразной палатой мер и весов, где хранились эталоны для измерения длины сукна, взвешивания драгоценных металлов и др.;
5. вначале появились мытные заставы, затем – таможни; процесс ин- ституционализации таможенного дела был тесно связан с расширением тер¬ритории Российского государства;
6. многие осуществляемые сборы, по сути, не являлись таможенными пошлинами в их прямом смысле; это были налоги, т.е. речь может идти о фискальных сборах как таковых. Собственно к таможенным пошлинам мож¬но отнести плату за гарантии сохранности перевозимого груза по территории государства и за услуги, оказываемые при перемещении и складировании то¬вара; это обстоятельство свидетельствует о связи таможенного дела с финан¬сами;
7. таможенный тариф использовался государством в качестве одного из важнейших инструментов в защите национальной экономики и пополнения казны;
8. во времена удельных княжеств взимались различные пошлины. В литературе выделяются четыре их вида: торговые, проезжие, или «заставны¬ми», за обслуживание и штрафные. Всего предусматривалось около40 раз¬личного рода и наименований пошлин. Основными из них были тамга, явка, осмничее и др. Однако надо заметить, что все они имели фискальный харак¬тер. Система таможенных сборов была достаточно сложной и запутанной, объединяла разные по правовой природе пошлины, сборы, штрафы и т.д., от¬ражавшие как публичные (государственные), так и частные интересы. При¬менялись они самостоятельно, независимо друг от друга; каждый товар, предназначавшийся для продажи, оплачивался несколькими сборами.
9. таможенная реформа XVII в., начавшаяся с Именного указа с боярским приговором от 25 октября 1653 г., проходила в несколько этапов. Пер¬вый этап завершился принятием Новоторгового устава 22 апреля 1667 г., ставшего первой попыткой нормативного определения и закрепления таможенных режимов и связанных с ними таможенных статусов и процедур; в нем впервые комплексно представлены нормы, регулирующие ответствен¬ность за контрабанду;
10. в последней четверти XVII в. активизировался процесс разработки таможенного законодательства, направленного на совершенствование таможенных платежей и сборов; регламентирующего торгово-таможенные отношения с иностранными купцами; имеющего своей целью уменьшение убыт¬ков казне в связи с недобором платежей; отменяющего все существовавшие откупы; регламентирующего меры по противодействию контрабанде; дета-лизирующего таможенные процедуры и их документальное оформление;
11. петровские реформы таможенного дела не отличались новизной, последовательностью и системностью; продолжался процесс расширения торговых монополий. Были произведены институциональные изменения; сбора¬ми стали ведать выборные бурмистры, была образована Коммерцколлегия. В целом же структура таможенных органов в это время изменялась в соот¬ветствии с существующими реалиями, в первую очередь в связи с расшире¬нием территории России, установлением новых торговых путей и совершен-ствованием таможенно-тарифного регулирования из-за увеличения объема импортно-экспортных операций, а также внутренней торговли.
12. При Петре I стала активно проводиться таможенная политика, целью которой было поощрение так называемой балтийской торговли, создание дополнительных барьеров для торговли в Архангельске, повышению роли Петербурга;
13. в 1724 г. был принят Морской торговый регламент и устав, внесший изменения в регулирование экспортно-импортных операций, осуществляе¬мых в российских портах;
14. после смерти Петра I проводившаяся им торгово-таможенная политика подверглась острой критике; с принятием же таможенного тарифа 1731 г. произошел фактический отказ от протекционистской политики в таможен¬ном деле.
15. в 1731 г. принят Морской пошлинный регламент или устав, который в отличие от регламента 1724 г. уточнил, а в ряде случаев конкретизировал права и обязанности как перевозчиков, так и собственников товаров, устано¬вил новые привилегии для российских предпринимателей (одновременно ввел санкции за противоправное использование привилегии), более полно учел интересы иностранных купцов и т.д.
16. некоторые положения Устава 1731 г. практически не применялись, что в свою очередь с неизбежностью сказывалось на функционировании все¬го механизма таможенного регулирования и системы таможенных органов. Поэтому 10 сентября 1746 г. Сенат принят указ «О снаряде таможенной яхты до крейсирования за Кронштадскою брантвахтою до Березовых островов», установивший зону территориальных вод.
17. к середине XVIII в. таможенное дело осуществлялось централизова¬но и на основе единой таможенной политики, было создано таможенное законодательство, ставшее основой для дальнейшего совершенствования таможенной деятельности в России.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. АндреевА.И. О происхождении и значении Судебника 1589 г. Пбг., 1922.
2. Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. В 2 т. Т. 1. Новосибирск, 1997.
3. Базилевич К.Н. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в. // Проблемы ис¬точниковедения. Вып. 2. М.-Л., 1936.
4. Богоявленский С.К. Судебник царя Федора Иоанновича 1589 г. М., 1900.
5. Балкова В.Г. Таможенная служба в Российской империи в XVIII в. // Таможенное дело. 2014. №2.
6. Варенцов В.А. Торговое и таможенное управление Новго¬рода в ХV1-ХVП веках. Новгород, 1996.
7. Влади¬мирский-Буданов М.Ф. Судебник 1589 г. Его значение и источники. Киев, 1902.
8. Габричидзе Б.М., Чернявский A.C. Курс таможенного права Российской Федерации. В 3 ч. М.. 2002.
9. Грачев, О.В. Совершенствование деятельности Федеральной таможенной службы / О.В. Грачев // Юридический мир. 2013. № 2.
10. Дзюбенко П.В., Кисловский Ю.Г. Таможенная политика России. М., 2000.
11. Захаров В.Н. Таможенное учреждение в России в ХVПв. // Государственное учреждение России в ХVП-ХVШ вв. М., 1991.
12. Иванова С.Ю. Уголовно-правовая охрана деятельности таможен¬ных органов России. Ульяновск, 2000.
13. История таможенного дела и таможенной политики России 907-1811 гг. Ч. 1. М., 1925.
14. Кулишер КМ. Основные вопросы международной торговой политики. М.: Челябинск, 2002.
15. Кази М.И. По поводу таможенной войны с Германией. СПб., 1893.
16. Как была крещена Русь. М., 1986.
17. Кисловский ЮТ. История таможни Государства Российского. М., 1995.
18. Кисловский Ю.Г. История таможенного дела и таможенной политики России. М., 2004.
19. Кулишер И.М. Очерк истории русской торговли. Пбг., 1923.
20. Логинова А.С. Периодизация правового регулирования таможенных правоотношений в России // Таможенное дело. 2014. №4.
21. Лодыженский К. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886.
22. Лодыженский К. Таможенные учреждения // Энциклопедия. Брокгауз Ф., Ефрон И. Т. 64. СПб., 1901.
23. Марков Л.Н. Очерки по истории таможен¬ной службы. Иркутск, 1987.
24. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3.
25. Малиновская, В.М. История российского законодательства о таможенном деле / В.М. Малиновская В.М. // Таможенное дело. 2006. № 2.
26. Марченко, Р.А. Становление и развитие основных элементов административно-правового режима обеспечения таможенного дела (в период с конца VIII до начала XX в.) / Р.А. Марченко Р.А. // Таможенное дело. 2007. № 3.
27. Нестеров, А.В. История экспертизы в таможенном деле / Нестеров А.В.// Таможенное дело. 2011. № 2.
28. Новиков Я.А. Протекционизм. СПб., 1890;
29. Павлов А. Исторический очерк секуляризации церковных земель в России. Одесса, 1871.
30. Памятники истории Киевского государства 1Х-ХНвв.: сб. документов. Л., 1936.
31. Памятники деловой письменности XVII века. Владимирский край / под ред. С.И. Коткова. М., 1984.
32. Петров Н.Г. Международная торговля и торговая политика. М., 1929.
33. Пальмирский таможенный тариф // Таможенные ведомости. 1995. № 7.
34. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993.
35. Пушкарев С Г Обзор рус¬ской истории. М., 1991.
36. Рыбина А Е О торговых пошлинах и санкциях в современном Новгороде // От мытной заставы до современной таможни. Новгород, 1996.
37. Рождественский C.B. Служилое земледелие в Московском государстве XVI в. СПб., 1897.
38. Романов Б.А. Комментарий к Судебнику 1550 г. // Судебники XV-XV1 веков. М., 1952.
39. Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 3: Акты Земских соборов. М., 1985. С. 76.
40. Савосина Н.Г. К вопросу о формировании системы таможенного законодательства в истории России / Н.Г. Савосина Н.Г. // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 8.
41. Соломеия А.Ю. История таможенного дела и таможенной политики России. СПб., 2012. С. 24.
42. Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середи¬ны ХУПвека. В 2 т. Т. 1. М.-Л., 1947.
43. Срезневский И.И. Словарь древне¬русского языка. М., 1989. Т. 2. Ч. 2.
44. Со¬болев М.Н. Таможенная политика России во второй половине XIX века. Томск, 1911.
45. Судебники ХV-ХVП веков. М„ 1952.
46. Таможенное дело в России X – начало XX вв. (Историче¬ский очерк. Документы. Материалы). СПб., 1995.
47. Таможенное дело в России X – начало XX вв. (Исторический очерк. Документы. Материалы). М., 1995.
48. Таможенное дело на Мурмане. Мурманск, 1999.
49. Тихонов Ю А Таможенная политика Русского государства с середины XVI в. до 60-х гг. XVII в. // Исторические записки. М.. 1995. Т. 53.
50. Тихонов М.С. Исто¬рия и правовые аспекты организации таможенной службы в Соединенных Штатах Амери¬ки // Адвокат. 1997. № 5.

51. Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уло¬жение 1649 года. М., 1961.
52. Толстой Д. История финансовых учреждений России со времени основания государства до кончины императрицы Екатерины II. СПб., 1848.
53. Шапошников H.H. Таможенная политика России до и после революции. М.; Л., 1924.
54. Ша¬пошников H.H. Протекционизм и свобода торговли. М.- Л, 1924.



Заказать учебную работу

Данный текст представлен в том виде, в котором добавлен его автором. Используйте данный текст в качестве примера или шаблона для своего научного труда. А лучше закажите уникальную работу с высоким процентом уникальности

Проверить уникальность

Внимание плагиат! Будьте осмотрительны. Все тексты перед защитой проходят проверку на плагиат. Перед использованием скачанного материала обязательно проверьте текст на уникальность и повысьте ее, при необходимости

Был ли этот материал полезен для Вас?

Комментирование закрыто.